Первый тур национального отбора на Евровидение-2018

Отбор на "Евровидение" как напоминание: наши тоже могут

1206
(обновлено 10:55 12.01.2018)
Евгений Казарцев
Колумнист Sputnik Евгений Казарцев прослушал все присланные для отбора на "Евровидение" композиции и сделал несколько, как оказалось, простых выводов.

"Евровидение" — тот самый конкурс, про который кричат, что "его никто не смотрит", и вообще предлагают отказаться от участия, но во время национального отбора те же люди внимательно следят за происходящим. Традиционно прослушал желающих поехать на шоу с 200-миллионной аудиторией и колумнист Sputnik.

Отбор на "Евровидение" как способ "прорваться"

Каждый год десятки артистов подают заявки на участие в национальном отборе — часто это одни и те же имена. И исполнителей можно понять: конкурс — способ достучаться до аудитории, показать свою музыку и выйти за рамки праздничных концертов в ДК районных центров.

В надежде поехать на "Евровидение" артисты готовы вкладывать много денег в песни, костюмы и номера, стараются продвигать себя. Словом, происходит все то же самое, что и на других выборах: появляется сразу много людей, которые разводят в это время активность и пытаются заработать капитал узнаваемости и доверия. Конечно, представить страну достойно эти артисты тоже хотят. Сюда мы относим Гюнешь, Жанет, Кирилла Ермакова, Алексея Гросса и многих других.

Впрочем, есть и другая категория подающих заявки на отбор: те, кто просто хочет показаться, или даже пошутить — один раз появиться в онлайн-трансляции Белтелерадиокомпании и потом пропасть. Сюда мы относим авторов "Дуй на меня, дуй", зомби-группы, певиц с "Серыми Валерами" и прочее.

Изменчивая мода "Евровидения"

Из года в год меняется мода и на самом "Евровидении", и на белорусском отборе. После поездки Алены Ланской многие пытались сразу устраивать большие шоу, а после Naviband стало все больше песен на белорусском языке.

Композиции на "мове" были и раньше, однако их было куда меньше. Сейчас и белорусскоязычные артисты почувствовали, что тоже могут пытать счастья на отборах, да и спрос общества на это есть. Поэтому даже Жанет, ранее любившая баллады на английском, спела на белорусском — хотя и попросту ироничную композицию.

Все больше на отборах и электронного звучания. К счастью, многие отказываются от типичного "европопа", привитого всем шведскими композиторами, и хотят идти в ногу со временем: чтобы потом не возникало вопросов, почему среди аудитории популярно одно, а на самый масштабный конкурс едет совсем другое. Но о "евросонге" и главном выводе прослушиваний будет ниже.

Belarusian is the new black

Англичане говорят "the new black" в значении, когда что-то стало модным и престижным — как черный цвет в одежде. После национального отбора кажется, что сейчас в стране таким "новым черным" становятся белорусские артисты и авторы песен. Во всяком случае, в это хочется верить.

Еще остаются артисты, которые готовы покупать песни для отбора у тех же шведских авторов. И не надо думать: если тот автор участвовал в создании композиции Loreen — значит, она будет хорошая. Вовсе нет. И у великих художников были плохие наброски, так что говорить про композиторов "евросонгов"?

Как рассказывали мне некоторые исполнители, эти авторы регулярно "спамят" им на почту с предложениями купить песню. Кто-то выбирает этот путь — и снова звучит как с дискотеки на турецком курорте начала "нулевых". Другие, а их большинство, идут дальше.

Послушав написанные Кириллом Ермаковым, Юрием Навроцким, Александрой Ткач и еще некоторыми авторами песни, хочется сказать: дорогие белорусские артисты, покупайте себе композиции у них. Потому что они часто звучат как настоящие "фирмачи" — по-современному, модно и, что называется, молодежно. И за их песни совершенно не стыдно.

Конечно, это не отменяет того, что большая часть песен отбора вызывает, как говорят, "кровь из ушей". Зато появляется все больше артистов, слушать которых не стыдно.

1206
Теги:
Евровидение 2018, Беларусь
Темы:
Конкурс песни "Евровидение 2018" (117)
Комментарии
Загрузка...