Минский дом-интернат для пенсионеров и инвалидов

Все там будем: как примириться со старостью

2773
Тамара Зенина
Колумнист Sputnik Тамара Зенина о том, что делать со старостью, которая рано или поздно придет в каждую семью.

Сначала я планировала написать материал о том, как тяжело доживают свой век старики в нашей стране. Не одинокие или брошенные детьми, а окруженные любовью и заботой, часто в тесном семейном кругу. Причем чем теснее этот круг, тем тяжелее в нем живется и старикам, и молодым. Но пока собирала информацию, поняла, что виновных в сложившейся ситуации не найду. И искать не буду. Для начала — несколько историй из жизни.

Четыре истории из моего подъезда

Истории реальные, имена по просьбе героев изменены.

Алла, 52 года, два года назад забрала отца 82 лет к себе в однокомнатную квартиру, где живет одна:

— Папа сильно ослаб после смерти мамы. До этого они жили в деревне и как-то держались. Когда мама умерла, у отца случился микроинсульт, он начал сдавать на глазах. Я забрала его к себе на девятый этаж. К счастью, он пока еще с моей поддержкой доходит до туалета и ванной. Приезжает брат, чтобы помочь ему помыться. Он иногда вывозит папу на коляске на улицу. Я, к сожалению, не могу, потому что с первого этажа к выходу у нас в доме — целый пролет ступенек. Плюс бордюры, с которыми я не справляюсь, просто не подниму коляску с папой. У него первая группа инвалидности. Это дает значительные льготы при покупке гигиенических средств и лекарств. Мы с братом оба бюджетники. И если бы пришлось все оплачивать полностью, даже с папиной пенсией не потянули бы. Боюсь того, что рано или поздно папа все-таки не сможет даже с моей помощью передвигаться, а я не смогу его не то что занести, но даже перевернуть…

Светлана Петровна, 71 год, смотрела 92-летнюю маму около года, для этого переехала из России, где живет со своей семьей, в Беларусь к маме:

— Примерно год назад мама узнала свой диагноз (онкологический), и у нее началась депрессия. До этого она каждый день выходила посидеть на лавочке, иногда даже до магазина ближайшего доходила. Но после слегла и даже по квартире ходить отказалась. Я оставила семью, мужа, детей, внуков и переехала к маме, потому что ко мне она переезжать отказалась.

За время болезни у мамы очень ухудшилось моральное состояние, она стала раздражаться по любому поводу и злиться, не позволяла мне оставить ее ни на минуту. Чтобы сходить в магазин, я звала соседку. Для меня именно моральный аспект оказался самым тяжелым.  Постель, купание, туалет, кстати, мама отказывалась надевать памперсы… Это все ничто по сравнению с гнетущей атмосферой, в которой мы с ней оказались. Телевизор не спасал, а вот если бы был хороший психолог, наверное, он бы знал, как помочь. Недавно мама умерла, отмучилась. К сожалению, этот год не прибавил здоровья и мне. Обострились старые болезни и появились новые…

Галина Викторовна, 67 лет, 13 лет ухаживает за лежачей мамой, которой сейчас 88 лет:

— В 2005 году, когда маме было 75 лет, она сломала шейку бедра и встать больше не смогла. До этого у нее уже был инсульт. Самым сложным и даже страшным периодом были первые полгода. Тогда мы всей семьей: я, муж, сыновья — учились ухаживать за мамой: туалет, ванна и т. д. Тогда я и сорвала спину, потому что постоянно ее приподнимала, пытаясь поставить судно, потом пришлось менять его на  более удобное… Маме дали первую группу инвалидности, и нам предложили коляску, поручни в туалет и ванну, столик на колесиках, который закатывается под кровать, полочку для ванной, еще какие-то приспособления. Мы все взяли, почти всем пользуемся. Жаль, что нет возможности приобрести специальную кровать, где бы автоматически можно было поднимать-опускать голову и ноги. Все это мы постоянно проделываем с мамой, чтобы не было застоя в легких и пролежней. За все эти годы мы три раза на один месяц увозили маму в деревню в больницу сестринского ухода, где можно оставить лежачего родственника на период до 6 месяцев. Но попасть туда нелегко. Я добилась того, чтобы в нашем подъезде сделали пандусы, но почему-то их сделали настолько неудобными, что скатить коляску одному не под силу, все равно выносим с мужем вдвоем. Поскольку уже и муж сорвал спину, гуляем редко. В основном, только когда приезжает сын.

Дина, 43 года, ухаживает за отцом 67 лет, который уже пять лет не встает с инвалидного кресла, и два года — за лежачей бабушкой:

— Надо сказать, что папа мог и не остаться таким серьезным инвалидом, у него был шанс снова научиться ходить после тяжелой операции. Мы с доктором пытались с ним заниматься, но он сразу отказался. Несколько лет  за ним смотрела бабушка. Он ее сын, и она ему ни в чем не отказывала. Папа пил всю жизнь, и бабушка всегда подносила ему стакан, так сказать, из жалости… Потом слегла бабушка. Не просто слегла. После операции она ходит в туалет только через трубки в специальные мешочки, которые я вычищаю. Бабушка с папой живут отдельно. Я  встаю рано и до работы готовлю еду сразу и для своей семьи, и для них. Потом забегаю к ним, чтобы покормить, бегу на работу, а уже после возвращаюсь снова, чтобы провести какие-то гигиенические процедуры, убрать в квартире и т. д. Найти человека, который бы согласился выполнять хотя бы половину моей работы, я не смогла. Ухаживать за лежачими больными очень тяжело морально, а у нас есть еще и неприятные особенности, сами понимаете.

Святая обязанность — досмотреть

Эти истории я не собирала по всей стране, просто описала ситуации нескольких своих знакомых. Для того чтобы узнать, как проходит старость в нашей стране, не нужно специально искать. Рано или поздно она придет в каждую семью.

Перечисляя типичные случаи, конечно, стоило бы сказать и о людях с прогрессирующей шизофренией или деменцией, о родственниках с алкогольной зависимостью, о больных сахарным диабетом, которые в конце жизни часто сталкиваются с ампутацией конечностей, и т.д. Повторюсь, все это не единичные случаи, а вполне себе типичные, читай — распространенные.

О том, что приходит в наши семьи вместе со старостью, многие знают не понаслышке. Нервное и физическое перенапряжение, материальные трудности, отчаяние.

Отчаяние и одиночество часто становятся и единственными последними спутниками самих стариков. Из-за физического состояния они не могут больше общаться с друзьями и знакомыми, посещать любимые места, многие вынуждены покинуть свои дома и переехать в семьи к детям. Да, к самым близким и любимым, да, к желающим помочь, но практика показывает, что горе и боль не всегда сплачивают людей разных поколений, даже родных.

И обстоятельства постепенно превращают детей и внуков в заложников своих родителей, бабушек и дедушек на неопределенный срок.

Я опросила около двух десятков знакомых, которые досматривали или досматривают своих родных. И только одна женщина сказала, что согласилась бы отвезти лежачую маму в частный дом престарелых, что взяла бы подработку, чтобы оплачивать маме достойные условия содержания, и что, самое главное (!), мама бы не отнеслась к этому как к предательству.

Ее мама очень не хотела, чтобы дочь потеряла работу, как того требовали обстоятельства, и отказалась от личной жизни…

Все остальные сыновья, дочки, внучки и даже невестки искренне удивлялись: "Как! Сдать родного человека? Он же меня вырастил, ему тоже было трудно, а ведь тогда и памперсов не было…"

Если же дети, вспомнив о своих надорванных спинах, об ограничениях, которые вынуждены терпеть в неприспособленных условиях их родные, сомневались и не давали однозначного ответа, их престарелые родители обижались, принимая за предательство уже саму постановку вопроса…

Ужас казенного дома

До сих пор у большинства из нас дом престарелых вызывает только страшные ассоциации, связанные с тем временем, когда стены в этих заведениях красили в противный синий цвет, в столовой гремели железной посудой, а клиентов туда непременно сдавали, как стеклотару, ну или увозили в смирительных рубашках.

С тех пор изменилось многое, но стереотип остался: дом престарелых — это убежище исключительно для сирых, убогих и одиноких. Забота об остальных является конституционной обязанностью членов их семей (ст. 32 Конституции РБ, ст. 100 Кодекса РБ о браке и семье).

И большинство из нас честно и покорно выполняет эту обязанность. А разве можно иначе?

Около 10 частных домов престарелых появились в Беларуси в последние годы. Там предлагают и квалифицированный уход, в том числе медицинский, и здоровое питание, и  уютную атмосферу. Туда нет очередей, не нужно месяцами собирать справки. Конечно, услуга эта платная. Сразу скажу, не каждая белорусская семья потянет или решит, что это правильное вложение средств.

Я не уверена, что осмелюсь предложить такой вариант своим родителям, но для себя решила совершенно точно начать откладывать деньги, чтобы впоследствии самой предложить дочери перевезти меня, скажем так, к единомышленникам. Туда, где нет преград в виде бордюров и кривых пандусов, нет ежедневного страха от того, что еще чего-то не сможешь, не  встает каждый раз мучительный выбор: потерпеть или пожаловаться и, наконец, где встречи с родными станут не тяжелой обязанностью, а радостными свиданиями.

Никто из нас не знает, что его ждет. Но если я смогу от чего-то оградить хотя бы своих родных, я сделаю это. А вы?

Справка Sputnik. Частные дома для престарелых и инвалидов

"Тепло любимых" — сеть из трех учреждений. Одно из них находится в Минском районе, д. Заболотье, Боровлянский сельский совет, ул. Троицкая, 3.

Стоимость содержания — от 670 до 730 белорусских рублей в месяц. Очередь есть. Ожидать придется до месяца.

"Купальня" — Минская область, Вилейский район, д. Латыболь. Места есть. Стоимость — 700 белорусских рублей в месяц.

"Семейная сага" — Минский район, д. Слобода, ул. Полевая, 9. Места есть. Стоимость — 800 белорусских рублей в месяц ходячие, 900 белорусских рублей в месяц лежачие.

"Семейный причал" — Минская обл., Воложинский район, Вишневский сельсовет, д. Войганы, ул. Садовая, 24. Стоимость — 700 белорусских рублей в месяц.

Для сравнения — в ГУ "Психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов № 2" в Минске на платной основе можно разместить родственника, но только через территориальный центр социального обслуживания за 500 белорусских рублей в месяц.

2773
Теги:
уход за инвалидом, дом престарелых, пожилые люди, старость, Беларусь
По теме
Теплый дом: как пенсионеры встречают старость в социальном приюте
Взятка в кабинете: задержан замдиректора психинтерната для престарелых
Замдиректора психинтерната для престарелых отправили за решетку на 4 года
Престарелых и инвалидов в Витебской области отправляли жить к бомжам
Комментарии
Загрузка...