Президент РФ Владимир Путин и президент Беларуси Александр Лукашенко

Маневр раздора: почему "заискрили" белорусско-российские отношения

7343
Александр Шпаковский
Встреча глав государств в Москве не принесла решения спорных вопросов, хотя радует уже тот факт, что и негативной информации обнародовано не было – колумнист Sputnik Александр Шпаковский о перспективах белорусско-российских отношений.

В белорусско-российских отношениях конфетно-букетные периоды с завидным постоянством сменяются кризисами, когда стороны открыто выражают недовольство друг другом и обвиняют в несоблюдении союзных обязательств.

Еще не так давно Александр Лукашенко угощал российского лидера Владимира Путина водой из "Трофимовой криницы" на своей малой родине, а уже в декабре "заискрило" сначала на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Москве, а потом на совещании Совета министров Союзного государства в Бресте и в ходе пресс-конференции президента Беларуси для российских СМИ в Минске.

К сожалению, прошедшая вчера встреча глав государств в Москве также не принесла решения спорных вопросов, хотя радует уже тот факт, что и негативной информации обнародовано не было, а все публичные комментарии носили положительный характер. В любом случае Путин и Лукашенко договорились встретиться еще раз до Нового года, а значит, воля к поиску оптимального решения у руководителей есть.

Что скрывается за обострением публичной полемики?

Причем тема конфликта все та же: набившие оскомину за 25 лет нефтегазовые противоречия. Беларусь требует равных условий для своих субъектов хозяйствования на российском рынке, для чего нужны равные цены на энергоресурсы, а российское правительство и бенефициары сырьевых компаний вовсе не согласны терять миллиардные прибыли от продажи нефти и газа в нашу страну.

Причем Москва считает свою энергетическую политику исключительно внутренним делом, а Минск настаивает на соблюдении договоренностей в рамках Союзного государства и ЕАЭС о равных условиях и создании единого энергетического рынка. При этом, видимо, в российском правительстве решили бить белорусскую карту нашим же оружием и также начали апеллировать к букве договора о Союзном государстве, где, помимо "равных условий", предусмотрены появление единой валюты, создание общих таможенных органов, судебной системы и фактическое объединение двух стран.

Отсюда и пошли заявления российских чиновников о привязке цены на газ и нефть к вопросу об "углублении интеграции", которые соответственно парируются из Минска выступлениями о "незыблемости государственного суверенитета". Затем, попадая в умелые руки журналистов и политологов, эта информация трансформируется в невообразимую "чернуху" типа вхождения Беларуси в состав России еще одним регионом либо секретных совещаний белорусских чиновников, где чуть ли не на крови приносилась клятва "до конца стоять за независимость".

Здесь для успокоения публики нужно сказать, что вопрос независимости в нашей стране был решен еще в 1992 году и по прошествии четверти века в отношении государственного суверенитета существует полный общественный консенсус.

Социологические опросы свидетельствуют о том, что белорусское общество в целом поддерживает курс на союз с Россией, однако мнение о вхождении Беларуси в состав какого-либо государства является абсолютно маргинальным. В этой связи понятно, что про "белорусский федеральный округ" на политическом поле РФ могут рассуждать только клинические идиоты, маргиналы либо разжигатели информационной войны, заказчики которой могут находиться далеко за пределами России.

На самом деле все проще, и между сторонами в очередной раз начался банальный торг, где каждый стоит на своем праве и защищает собственные интересы. При этом, с одной стороны, российский налоговый маневр на добычу полезных ископаемых действительно угрожает отрасли белорусской нефтепереработки и чреват серьезными потерями для отечественной экономики, а с другой стороны, никто не вправе запретить России проводить на своей территории любые преобразования.

Есть другой вопрос о том, насколько это по-братски и по-союзному, однако справедливости ради нужно отметить, что и у российской стороны накопилось много претензий к белорусским коллегам. Вице-премьер правительства РФ Антон Силуанов даже заявил о "недоверии" к Беларуси, через территорию которой в Россию поступает санкционная продукция из стран Запада, однако, правда, почему-то умолчал о своем отношении к крупному российскому бизнесу, который эту "санкционку" привозит и реализует на рынке РФ.

Стратегические вопросы неприкосновенны

Для того чтобы разобраться во всех хитросплетениях белорусско-российских отношений, стороны создали из высоких чиновников "рабочую группу по вопросам интеграции". Конечно, можно иронизировать над этими решениями, однако нужно понимать, что по-другому действовать бюрократия не умеет и не должна.

Связи Беларуси и России во всех сферах настолько обширны, а уровень взаимопроникновения столь высок, что вряд ли возможно обойтись без острых споров, особенно учитывая диспропорциональный характер союза. Безусловно, Россия всегда будет считать, что имеет полное право на главенствующую роль, а Беларусь будет болезненно к этому относиться и "отстаивать национальные интересы". Поэтому чем больше между чиновниками двух стран будет инструментов взаимной коммуникации, разнообразных "советов", "комиссий" и "рабочих групп", тем лучше с точки зрения формирования доверия между элитами. Кроме того, многие положения Союзного договора, подписанного в 1999 году, с точки зрения сегодняшнего дня действительно имеют рудиментарный характер и нуждаются в переработке, поэтому поле для деятельности есть.

Вместе с тем с сожалением можно констатировать, что подобные ситуации вовсе не идут на пользу не только двусторонним отношениям, но в целом идее сближения постсоветского пространства, что является единственным шансом для этого региона вырваться за пределы периферии мирового развития, где мы все оказались после распада СССР. Однако по факту процесс фрагментации и распада продолжается, что явно видно на примере Украины, а евразийская интеграция продвигается очень медленно, постоянно натыкаясь на национальные рогатки. На этом общем фоне белорусско-российские отношения выглядят еще весьма позитивно, но, увы, отнюдь не беспроблемно.

К счастью в сотрудничестве Минска и Москвы есть сфера, стратегическое значение которой понимают все, без оглядки на любые нефтегазовые, молочные, мясные, сахарные и прочие блинно-сметанные противоречия. Это военный союз.

Нужно отметить, что, несмотря на все "искры", Совет министров Беларуси утвердил военную доктрину Союзного государства еще в ноябре, а 19 декабря 2018 года распоряжение об утверждении этого документа подписал Владимир Путин.

Кроме того, в эти же дни Москва дала свое согласие на назначение государственного секретаря Совета безопасности Республики Беларусь генерал-лейтенанта Станислава Зася на должность генерального секретаря ОДКБ.

Ожидается, что в 2019 году белорусские ВВС получат из России 4 учебно-боевых самолета ЯК-130 и первое звено сверхманевренных истребителей Су-30СМ.

Что касается этого самого налогового маневра, то потери от его проведения хотя и неприятны, но совсем не смертельны для белорусской экономики. Ожидаемый ущерб в сумме 300 миллионов долларов в год составляет лишь 0,5% от ВВП нашей страны, кроме того, существует мнение, что стороны все же найдут компромисс. Крайне маловероятным видится получение денежной компенсации от россиян, на чем настаивает официальный Минск. Но вполне возможно, что Беларуси будут предложены новые кредиты (наша страна не имеет просроченных долговых обязательств перед РФ и кредитование Беларуси достаточно выгодно для России) либо отсрочка платежей на 2019-2020 год по уже существующим займам.

Есть еще очень красивый вариант с вовлечением Беларуси в крупные инфраструктурные проекты в России, когда белорусы смогут просто заработать сумму, эквивалентную ущербу от налогового маневра, однако для таких решений нужно подлинно союзное мышление, которого порой не хватает правящим элитам. 

7343
Теги:
переговоры, Александр Лукашенко, Владимир Путин, Беларусь
Загрузка...


Колумнисты

Орбита Sputnik