Строительство БелАЭС

Вильнюс против БелАЭС: как меняется сознание литовских чиновников?

1114
Литва выносит свое негативное отношение к проекту БелАЭС на наднациональный уровень и пытается максимально испортить атмосферу для Беларуси на любых направлениях, считает колумнист Sputnik Александр Шпаковский.

28 марта заместитель министра иностранных дел Беларуси Олег Кравченко сообщил, что подписание документа о приоритетах партнерства между Беларусью и Евросоюзом "зашло в тупик". Переговоры упираются в "принципиальную" позицию Литвы, которая выносит свое негативное отношение к проекту БелАЭС на наднациональный уровень и пытается максимально испортить атмосферу для Беларуси на любых направлениях, включая сотрудничество с Европейским союзом.

Как меняется сознание литовских чиновников?

При этом в Литве стартовала кампания по выборам нового президента, и окно возможностей в отношении белорусского атомного проекта понемногу начинает сдвигаться от категорического неприятия до вынесения неких предложений, которые, хотя и выглядят пока нелепо, в литовской ситуации все же свидетельствуют о некотором прогрессе. Ведь, напомним, еще не так давно Литва на официальном уровне отнесла Белорусскую АЭС к "угрозам национальной безопасности", а значит, любые попытки диалога на эту тему из плоскости технического обсуждения попадали в поле зрения специальных служб. Всего лишь несколько неформальных встреч с представителями компании "Росатом" стоили кресла вице-спикеру литовского Сейма Миндаугасу Бастису, который не доложил о своих контактах "куда надо" и был подвергнут унизительной процедуре расследования.

Однако сейчас высшие должностные лица Литвы с сожалением признают, что "остановить проект не удастся", несмотря на все усилия литовской дипломатии вынести двусторонний вопрос на международный уровень и заручиться поддержкой своих партнеров по блоку НАТО и ЕС. При этом ни попытки привязать Белорусскую АЭС к "соблюдению прав человека в последней диктатуре Европы", ни запугивание Запада "грязной атомной бомбой, которую строит Россия у границ Евросоюза" не возымели особого воздействия. Реакция союзников Литвы была достаточно вялой, а соседняя Латвия и вовсе заявила о том, что готова к конструктивному сотрудничеству с Минском в области энергетики.

Да, Вильнюсу действительно удается заблокировать позитивное движение в отношениях Беларуси, однако это никак не влияет на развитие белорусской атомной программы, то есть приносит литовским властям скорее моральную сатисфакцию, никак не приближая к решению поставленной и всенародно озвученной стратегической задачи. Причем степень готовности Белорусской АЭС очень высокая, ожидается, что первый энергоблок будет введен в эксплуатацию в 2019-м, а второй – в 2020-м году. Таким образом, новый президент Литовской Республики получит в наследство от Грибаускайте действующую БелАЭС на границе и порядком испорченные отношения с официальным Минском.

Безусловно, этот факт начинает доходить до литовских политиков, которым еще придется "жить и работать" после того, как уйдет "железная Даля". В частности, премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис недавно объявил, что у него есть "план-хулиган" для белорусской стороны, исключающий закрытие станции. К слову, это заявление Сквернялис, который выдвинул свою кандидатуру на предстоящих выборах главы государства, сделал на встрече с избирателями, что свидетельствует о наличии в литовском обществе запроса на диалог с Беларусью по теме АЭС, поскольку требование "закрыть станцию" на сегодняшний день выглядит абсурдно.

Анекдотичный "план-хулиган"

Явно намекая в адрес г-жи Грибаускайте, Сквернялис отметил, что "нужно не пустословить, а предложить соседям конкретное решение и поспособствовать его реализации". Правда, бодро начав за здравие, литовский премьер все же закончил за упокой, так как "план-хулиган" оказался настолько безбашенным, что белорусская сторона на время оказалась просто обескуражена. Сквернялис предложил большую часть инфраструктуры БелАЭС, включая сети и электрогенерирующие мощности, использовать для оборудования станции на газе, который Минск будет приобретать у Литвы. Анекдотичность ситуации в том, что белорусская атомная программа в принципе направлена на то, чтобы уйти от газовой зависимости в энергетическом секторе, при том, что сегодняшние условия контракта для Беларуси, несмотря на все противоречия между национальным правительством и "Газпромом", все же гораздо выгоднее, чем любые варианты импорта газа, особенно из Литвы.

Общеизвестно, что Литовская Республика не является газодобывающей страной, а газ для Беларуси предполагается поставлять из плавучего терминала сжиженного природного газа (СПГ) Independence в г. Клайпеда, который был арендован у норвежской стороны и обеспечивается поставками сырья из Норвегии, Катара и США. Надо сказать, что СПГ Independence в Клайпеде – это еще одна грустная литовская история, когда наполеоновские планы официального Вильнюса разбились о суровую реальность практической экономики. Дело в том, что, стремясь "уйти от энергетической зависимости от России", Литва совершила весьма непродуманную инвестицию, в надежде на помощь ЕС и солидарность соседних государств. Однако Евросоюз отказался присваивать СПГ-терминалу статус регионального проекта, а соседние Латвия и Эстония "независимому" норвежскому газу предпочли "зависимый" российский. Поэтому СПГ в Клайпеде является убыточным, реально загружен лишь на 30%, а доля российского газа в энергетическом хозяйстве Литвы снова увеличивается.

В частности, известно о том, что Литва подписала очередной контракт с компанией "Газпром" на поставку газа в 2019 году. То есть получается, что хитроумный Сквернялис предложил белорусской стороне переоборудовать построенную на кредитные средства АЭС и покупать газ из убыточного литовского СПГ-терминала, тем самым спасти репутацию литовского правительства, а сама Литва закроет потребности внутреннего рынка за счет сделки с "Газпромом". Неудивительно, что такой "план-хулиган" вызвал гомерический хохот у специалистов в белорусской столице, а на публику отечественные чиновники ограничились констатацией того, что "предложение носит политический характер, и видно, что поступило от политиков, а не технарей, которые в этом хоть что-то понимают". Именно такую реакцию на предложение Сквернялиса высказал заместитель министра энергетики Михаил Михадюк во время пресс-конференции на площадке БелАЭС.

Однако, повторим, что сам факт пусть смехотворного, но все же предложения со стороны Литвы уже говорит о том, что сознание чиновников этой страны постепенно начинает меняться к лучшему. Соответственно, и переговоры Беларуси с ЕС о подписании рамочного договора по приоритетам партнерства, которым будут облегчены условия для белорусских компаний на европейском рынке (введены послабления визового режима и пр.), рано или поздно завершатся с позитивным результатом.

Конечно, жаль потерянного времени и упущенных возможностей, однако этот счет также можно будет представить новым властям Литвы. Благо, общих тем, где Вильнюс зависит от Беларуси, предостаточно.

1114
Теги:
энергетика, Евросоюз, БелАЭС, Литва, Беларусь
Здание посольства США в Минске

Цирк с конями: о сути белорусско-американских отношений на современном этапе

2790
Отношения Беларуси и США в последнее время напоминают какую-то фантасмагорию, рассуждает колумнист Sputnik Александр Шпаковский.

Дело даже не в том, что Минск и Вашингтон переживают очередной дипломатический кризис, что в общем является, увы, естественным состоянием двусторонних связей на протяжении более чем двух десятилетий, а в полном отсутствии какой-либо логики в нынешней ситуации.

У любого конфликта, в том числе у дипломатического, есть определенные закономерности, в соответствии с которыми развиваются события. Однако, современный белорусско-американский сюжет попирает любые привычные каноны.

Дипломатический оксюморон

С одной стороны власти США не признают итоги президентских выборов в Беларуси 9 августа 2020 года. Но при этом продолжают контакты с официальным Минском и утверждают кандидатуру посла в нашей стране.

В то же время новоназначенная посол Джули Фишер так до сих пор не прибыла в Минск, а обосновалась в Вильнюсе, где активно встречается с лидерами эмигрантских оппозиционных сообществ, включая бывшего кандидата на пост главы государства Светлану Тихановскую. 

В свою очередь американское правительство якобы обратилось к литовским коллегам с просьбой "аккредитовать" Фишер в Литве, но в качестве посла США в Беларуси, что само по себе выглядит как дипломатический оксюморон. Далее уже сама Фишер заявляет, что она на самом деле находится в Вильнюсе не потому, что такова политика Госдепа, а против своей воли, так как белорусское правительство, которое в Вашингтоне вроде как считают нелегитимным, отказывает дипломату во въездной визе.

При этом министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в своем интервью сообщает, что "Беларусь заинтересована в диалоге". Однако, Минску необходимо "понимать, в каком статусе госпожа посол хочет работать в Беларуси с официальными властями, гражданским обществом, развивать отношения или надзирать за органами власти и обличать их, исходя из посылов оппонентов".

Причем, судя по тональности высказываний белорусского министра, в случае второго варианта "надзирать и обличать" г-же Фишер придется из Вильнюса, так как в нашей стране подобные американские надсмотрщики просто не нужны.

Вместе с тем, Беларусь не отказывается от идеи назначить собственного посла в Вашингтон, но до настоящего момента в отечественном МИДе не могут определиться с кандидатурой дипломата, который мог бы представлять нашу страну в США в столь сложной и запутанной обстановке.

И если руководствоваться принципом взаимности, то американцы тоже могут не выдать визу белорусскому номинанту, также как Минск отказывает Джули Фишер. В таком случае можно аккредитовать белорусского посла в США где-нибудь в Венесуэле или другой дружественной стране Латинской Америки. И это, право, не будет удивительно на фоне череды странных событий в белорусско-американских отношениях. Послы в Вильнюсе и Каракасе вряд ли существенно ухудшат или улучшат общую унылую картину, поэтому, чем черт не шутит...

Нужно ли Беларуси пойти на принцип?

Перчинки всему этому цирку с конями добавляет еще тот факт, что США ввели экономические санкции против ключевых белорусских государственных предприятий, которые начнут действовать с 3 июня 2021 года. А Беларусь обвиняет американские спецслужбы и конкретно советника президента Джо Байдена Майкла Карпентера в попытке неудавшегося государственного переворота, в ходе которого заговорщики планировали убийство Александра Лукашенко и членов его семьи.

Примечательно, что американское руководство, естественно, отрицает свое участие в заговоре, но никакой заметной кампании, направленной на оказание помощи гражданину США Юрию Зенковичу, который является одним из основных обвиняемых по делу, Вашингтон также не проводит.

Привычных в таких случаях причитаний "правозащитников" из сети Госдепа как-то незаметно, что наводит на определенные мысли.

С другой стороны, и официальный Минск помимо обвинений по телевизору не предпринял каких-либо заметных демаршей, принятых в подобных случаях. Официальные отношения не разорваны, американским дипломатам никто не стал указывать на дверь, более того, Беларусь, со слов Макея, по-прежнему готова к "диалогу" и даже обмену послами в том случае, если американцы гарантируют более или менее приличное поведение Джули Фишер.

В сухом остатке все эти нагромождения странностей и дипломатическая казуистика свидетельствуют о том, что несмотря на желание продемонстрировать "позицию" в конфликте, ни Минск, ни Вашингтон не готовы окончательно разорвать все связующие нити. Именно поэтому в двусторонних отношениях образуется такое причудливое нагромождение взаимоисключающих обстоятельств и конструкций.

При этом понятно зачем такие танцы с бубном нужны американцам. Ведь еще свежи в памяти визиты в Минск Болтона и Помпео, когда высокопоставленные представители руководства США раздавали щедрые авансы и заботились о белорусском "суверенитете", пока ЦРУ и различные "фонды" планомерно готовили "августовское восстание". 

Все эти "абяцанки –цацанки" ничем путным и не закончились, ведь американская нефть на белорусские НПЗ так толком и не пришла, а вот санкции отечественная "нефтянка" в итоге получила. США продолжают свою грязную игру на ослабление России, где Беларусь – одна из клеток на большой шахматной доске, а вот зачем Минску статичная роль в этой партии, когда под видом "диалога" ведут на эшафот, совершенно непонятно.

Представляется, что та же Фишер и иные представители американского руководства за последние полгода сказали и сделали достаточно, чтобы даже речи не могло быть о прибытии этой дамы в белорусскую столицу. И совершенно понятно "в каком статусе" американский посол планирует свою дальнейшую работу.

Причем думается, что этот "статус" никак не совместим с национальными интересами нашей страны. Естественно, Беларуси не нужно инициировать конфликтность в отношениях с США, но и подставлять вторую щеку для удара не имеет смысла, эту толерантность никто не оценит.

В свою очередь, принципиальная позиция, обнуление всех многочисленных "странностей" здесь и сейчас создадут потенциальные условия для того, чтобы начать отношения с американцами с чистого листа в будущем. На настоящем этапе клубок противоречий проще разрубить, чтобы не быть пешкой в чужой игре.

* мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

2790
Теги:
дипломатия, отношения, Беларусь, США
Учащиеся военного училища Сен-Сир принимают участие в ежегодной военной церемонии Дня взятия Бастилии на площади Согласия в Париже

Запад повторяет ошибки СССР. Спасет ли армия Францию?

325
(обновлено 12:46 12.05.2021)
В последние годы российское общество при взгляде на Запад все чаще испытывает дежавю. И это неспроста, поскольку многие важнейшие процессы в Европе и за океаном поразительно, до боли напоминают те, что относительно недавно – три-четыре десятилетия назад – пережил СССР.

Власти Франции резко отреагировали на второе открытое письмо военных, опубликованное в правом издании Valeurs Actuelles. Министр внутренних дел страны Жеральд Дарманен отметил, что анонимное обращение никак нельзя назвать смелым поступком. Колумнисту РИА Новости Ирине Алкснис ситуация напоминает поздний СССР.

Если под первым посланием, опубликованным в апреле, стояли имена 20 отставных генералов, то новое письмо осталось неподписанным. Журнал утверждает, что его авторами являются уже не отставные, а действующие военнослужащие национальных вооруженных сил, которые выступили в поддержку своих старших товарищей и разделили их тревогу по поводу "распада Франции" и ее соскальзывания в "расовую войну".

Нежелание военных раскрывать свои личности вполне понятно. Авторы первого послания оказались не просто под огнем жесткой критики, но и с перспективой дисциплинарного наказания и, возможно, уголовного преследования. Один из самых популярных в стране левых политиков Жан-Люк Меланшон обвинил генералов в "провокации с призывом к военному неповиновению" и даже в угрозе переворота.

Если бы столь же открыто, как отставники, выступили действующие офицеры, их ждало бы минимум увольнение из армии. Но нельзя не признать и правоту Дарманена: чего стоят убеждения, тем более столь алармистские, если человек не готов их высказывать открыто и отвечать за них?

В последние годы российское общество при взгляде на Запад все чаще испытывает дежавю. И это неспроста, поскольку многие важнейшие процессы в Европе и за океаном поразительно, до боли напоминают те, что относительно недавно – три-четыре десятилетия назад – пережил СССР. Создается впечатление, что там вознамерились наступить на все грабли позднесоветского периода разом и не извлечь ни единого урока из чужого опыта, повлекшего в итоге крах гигантской и могущественной сверхдержавы.

В политике западных стран ныне фантасмагорически смешиваются советские реалии времен застоя и одновременно перестройки. С одной стороны, идеологический детерминизм (только вместо коммунистического учения – самые передовые идеи левацкого либерализма), ограничение прав и свобод граждан, директивные методы управления. А с другой – целенаправленная поддержка государством самых деструктивных, раскалывающих нацию изнутри общественно-политических сил и концепций: от миграционной политики до надругательства над собственной историей и культурой.

Все это французское дело с открытыми письмами отставных и действующих офицеров добавляет схожести текущих процессов на Западе с событиями конца 1980-х и начала 1990-х годов в Союзе. Тогда в СССР тоже хватало людей, в том числе известных, уважаемых и влиятельных, которые пытались достучаться до несущейся к своей гибели системы и ее руководителей. Писались открытые письма, делались громкие заявления, создавались разнообразные организации – комитеты, фонды, союзы, ставившие своей целью спасение страны. Среди их участников хватало представителей вооруженных сил и спецслужб. Была даже предпринята попытка государственного переворота – если, конечно, таковой можно считать ГКЧП.

Итог известен: СССР прекратил свое существование, а его гибель сопровождалась тяжелыми и часто кровавыми испытаниями для почти трехсот миллионов людей на шестой части суши.

Схожесть методов борьбы за сохранение Советского Союза позволяет делать некоторые экстраполяции на французскую (и в целом западную) ситуацию.

Главной причиной, по которой тридцать лет назад все усилия советских патриотов, в том числе высокопоставленных, оказались безрезультатными, стало то, что "контрольный пакет" власти и влияния в элитах – как союзной, так и республиканских – сосредоточили в своих руках люди, которым был выгоден именно такой ход событий. Можно спорить, получили ли эти силы в итоге именно то, к чему стремились, или реальность обманула их ожидания, но тогда – в 1980-х и начале 1990-х – они делали то, что делали, потому что видели в этом свой прямой интерес.

Более того, тогдашние усилия многих крупных – и не очень крупных – советских деятелей, функционеров и военных по предотвращению грядущей катастрофы вышли на публичный уровень именно потому, что внутри системы по стандартным процедурам они уже ничего не могли изменить. Их общественно-политическую деятельность можно рассматривать как свидетельство, что внутри системы они к тому моменту уже потерпели сокрушительное поражение. А все, что происходило позже, было тем самым маханием кулаками после драки.

Судя по всему, это верно и для Франции. Нынешние обращения офицеров и генералов, публичные заявления "великого немого" (так в Пятой республике называют армию за ее строгое невмешательство в политику) обычно интерпретируются как исчерпание терпения военнослужащих и как их решимость к действиям по недопущению развития событий, которое они считают катастрофическим для нации.

Однако на самом деле обращение военных к властям и обществу посредством открытых писем отражают их тревогу и неготовность к радикальным мерам, а также попытку достучаться до государственного руководства в надежде, что оно все-таки увидит, насколько опасным путем ведет страну.

Французские патриоты, в том числе военнослужащие – как и их советские предшественники, – слишком законопослушны, слишком растеряны и слишком разобщены, чтобы противостоять разрушительному цунами, накатывающему на их страну. Зато их противники не отличаются подобной щепетильностью и тонкой душевной организацией – и контролируют ключевые рычаги общественно-политической системы. Кстати, с Трампом и его сторонниками в Штатах получилась аналогичная ситуация.

Чем закончились данные процессы в Советском Союзе, хорошо известно. Теперь миру предстоит увидеть, как с вызовом справятся Франция, Европа и Запад в целом.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

325
Теги:
Франция
Кибермошенник, архивное фото

Страны Восточной Европы лидируют по количеству хакеров

0
(обновлено 21:45 13.05.2021)
Белорусские университеты готовят хороших специалистов, но некоторые из них становятся на путь незаконного обогащения, заявил начальник главного управления по противодействию киберпреступности МВД.

МИНСК, 13 мая – Sputnik. Беларусь, Россия и Украина занимают одно из лидирующих мест по количеству хакеров в мире. Об этом в эфире телеканала ОНТ заявил начальник главного управления по противодействию киберпреступности МВД Андрей Ковалев.

"Наша "кузница хакеров", если можно так сказать, – это БГУИР и РТИ. Там действительно готовятся классные специалисты, которые оценены не только на территории Беларуси, СНГ и мира. Но какой пойти дорогой – это выбор каждого из них. Либо он свое образование, те знания, которые он приобрел, посвятит развитию, написанию какого-то определенного софта, ПО и так далее, развитию предприятия, либо он просто будет на этом незаконно зарабатывать", – сказал Андрей Ковалев.

По его мнению,  нужно приучать людей к цифровой гигиене. Причем с самого юного возраста.

Последует

0
Теги:
киберпреступления, Россия, Украина, Беларусь