Президент РФ Владимир Путин и президент Беларуси Александр Лукашенко (слева)

Предстоящая встреча Путин Лукашенко: "красные флажки" и поднятые ставки

1047
(обновлено 16:10 11.07.2019)
Накануне встречи с российским коллегой президент Беларуси вынес на публику острые темы, использовав в этих целях встречу с госсекретарем Союзного государства, констатирует колумнист Sputnik Александр Шпаковский.

Во время встречи с государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой белорусский президент Александр Лукашенко высказался на тему дальнейшей интеграции с Россией. По большому счету, нельзя сказать, что глава государства заявил что-то принципиально новое, однако ввиду предстоящей встречи с Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге, а также исходя из многочисленных слухов, которыми в последнее время обросла тема белорусско-российских отношений, эти оценки представляются достаточно интересными.

В чем суть переговорной позиции Минска?

Во-первых, президент отметил, что страны не планируют внесения каких-либо существенных изменений в текст союзного договора и не собираются "ломать" этот документ. То есть никаких "тайных договоренностей" и новшеств не будет, планируется согласовать долгосрочную дорожную карту по выполнению соглашения и пошагово двигаться в этом направлении.

Во-вторых, в очередной раз была отмечена несостоятельность многочисленных измышлений о возможном "слиянии" двух государств. По словам Лукашенко, президенты "расставили флажки", за которые нельзя выходить, и очевидно, что для Беларуси такой границей является вопрос государственного суверенитета.

Это значит, что белорусское руководство готово к максимальному сближению в политической, экономической и военной сферах, однако передача части управленческих функций на наднациональный уровень, создание неких "надстроек" в виде общих органов власти, указания которых будут иметь характер прямого применения, исключается.

Ну и, наконец, в-третьих, официальный Минск на самом высоком уровне, то есть устами главы государства, объявил свои условия по теме дальнейшего углубления интеграции. По мнению белорусского лидера, существуют "принципиальные большие вопросы", однако есть также "вопросы текущие, без решения которых вообще нечего говорить о какой-то интеграции, каких-то программах".

То есть переговорная позиция Беларуси состоит в том, что, если Россия желает достичь необходимых результатов на стратегическом геополитическом уровне, необходимо прийти к взаимопониманию также на направлениях тактического характера, которые, возможно, представляются в Москве второстепенными, но для Минска, особенно в свете избирательных кампаний 2019-2020 годов, имеют архиважное значение.

Беларусь поднимает ставки

Конкретно белорусский президент привел пример запретов Россельхознадзора на поставки продукции в РФ для порядка 80 белорусских предприятий и прямо намекнул на то, что эти ограничения введены не только с ведома, но даже по указанию российского правительства. Также актуальными остаются вопросы ценообразования на российский газ в связи с истечением нынешнего контракта в 2019 году, нет компромисса по теме компенсации ущерба, понесенного белорусскими НПЗ в последние месяцы от поставок т.н. "грязной нефти" из России.

Это если не вспоминать о сюжете с т.н. "налоговым маневром", последствий которого белорусская нефтеперерабатывающая промышленность, если опираться на мнение посла нашей страны в РФ Владимира Семашко, может просто "не пережить".

Конечно, по идее, "проблемы негров не должны волновать шерифа", и на первый взгляд Кремль не должен думать о судьбе белорусской "нефтянки", принимая какие-либо внутренние управленческие решения в энергетической сфере. Однако если мы ведем речь об "углубленной интеграции", то есть максимальном сближении экономических и политических позиций, то политика, в том числе на топливно-энергетическом рынке, должна быть согласованной, направленной на взаимное развитие, а не иметь побочных эффектов в виде нанесения вреда союзнику.

Ведь в случае когда системы тесно связаны между собой, и боль, и радость становятся общими, а любые негативные проявления у партнера будут иметь соответствующее отражение.

Как бы там ни было, но до настоящего момента все эти сложные вопросы на правительственном уровне не решены, что, в принципе, не было большим секретом, исходя из доступной информации о встрече Александра Лукашенко и Дмитрия Медведева на открытии Европейских игр в Минске.

При этом в очередной раз президент Беларуси в свойственной ему искренней манере решил поднять ставки и вынести на публику острые темы, использовав в этих целях встречу с государственным секретарем Союзного государства Рапотой, который вместе со своим аппаратом парадоксальным образом оказался несколько в стороне от обсуждения вопросов будущего белорусско-российской интеграции на уровне правительственных "рабочих групп".

Услышат ли белорусского лидера в Москве и какой эффект даст подключение Постоянного комитета Союзного государства к деятельности "рабочих групп", неизвестно, однако на сегодняшний день можно с сожалением констатировать, что достичь компромисса в сопряжении стратегических и тактических задач Москве и Минску в преддверии очередных переговоров президентов и Форума регионов России и Беларуси в Санкт-Петербурге не удалось.

Оптимизм вселяет только тот факт, что обсуждение существующих проблем ведется в союзной рамке, от интеграционной логики никто не отказывается, а необходимость сближения не подвергается сомнению.

1047
Теги:
Александр Лукашенко, Владимир Путин, Беларусь, Россия
Темы:
VI Форум регионов Беларуси и России (48)

Американский снайпер в Багдаде

Начать войну в Ираке и проиграть Америку: как это случилось

73
(обновлено 10:50 15.08.2020)
К чему привели военные действия на территории Ирака в мире, и, в частности, в Америке - колумнист Sputnik Дмитрий Косырев разбирает посвященную интервенции книгу Роберта Дрейпера.

Нынешняя национальная катастрофа США вызвана (или спровоцирована) прежде всего неудачной иракской авантюрой: это сейчас как бы из серии очевидного. И книга, которая только что вышла в Америке, хороша не только тем, что подробно анализирует, как и кем принимались решения о начале интервенции в Ирак в марте 2003 года. Она еще и провоцирует дискуссию на темы о том, что дело ведь не только в неадекватности тогдашней правящей команды — Джорджа Буша и прочих. Есть причины поглубже, типа "а откуда берется неадекватность"…

Речь о работе Роберта Дрейпера "Начать войну. Как администрация Буша втянула Америку в Ирак" (To Start a War, by Robert Draper). Автор имел дружеские связи с семьей Буш — до момента, когда начал эту книгу писать: тут экс-президент говорить с ним отказался. Другие не отказывались. Дрейпер собрал интервью с сотнями чиновников того времени, что делает текст не всегда читаемым, но весьма полезным.

Давайте посмотрим на цену вопроса глазами человека уже нашего времени — и необязательно американца. К чему привела Америку и мир война в Ираке?

1. Самое очевидное: пришел конец иллюзиям 90-х годов насчет того, что теперь в мире есть единственная сверхдержава, которая этим миром рулит. Потому что сверхдержава показала всем, что войну-то с очевидно слабым противником она выиграть может (не то что в Индокитае 60-70-х годов прошлого века), но такая победа уничтожает еще и победителя.

2. Оказалось, что и ближайшие союзники (Германия и Франция), и вполне тогда доброжелательные партнеры (Россия) в такой ситуации могут иметь свою точку зрения и, если нужно, Америку игнорировать.

3. Получилось так, что, оккупировав страну (то есть Ирак), Америка, со всей ее финансовой и прочей мощью, оказалась не способна сделать эту страну счастливой и процветающей. Значит, политическая система и система ценностей США (и Запада) на экспорт не годятся, что наводит на правильные мысли и действия десятки государств по всему миру. То есть оказалось, что без Америки не только можно, а нужно обходиться.

4. И есть пока не очень исследованный вопрос насчет нынешнего раскола и идейного развала американского общества, всей системы управления, не говоря о финансах, — а случилась бы со страной эта катастрофа, если бы не иракская авантюра? В любом случае Ирак тут внес существенный вклад.

Книга Дрейпера показывает нам прежде всего чисто случайный вроде бы сюжет: деградацию американской разведки. Оказывается, в конце 90-х ЦРУ имело проблемы с администрацией Билла Клинтона, вплоть до перспективы раздела агентства на несколько частей. Но тут случился теракт 11 сентября 2001 года, и у тогдашнего главы ведомства, Джорджа Тенета, возникли надежды на возрождение влияния.

Кстати, провалы ЦРУ в 90-х имели свои, и очень разные, причины, но дальше сложилась смешная ситуация — именно на Ближнем Востоке (как выявилось по итогам всего иракского сюжета) возникла нехватка умных и способных специалистов. А тут Тенету потребовалось доказать недоказуемое — что иракский лидер Саддам Хусейн состоял в тайном альянсе с "Аль-Каидой" (террористическая организация, запрещенная в России и других странах мира), устроившей теракт 11 сентября, и что он готовил против США оружие массового поражения.

А как ведет себя плохая разведка в таких случаях? Изготовляет фальшивки и просит им верить. Кстати, ситуация по сравнению с 2003 годом не сильно изменилась, жалкая история с "российским вмешательством в американские выборы" тоже строилась на откровенно негодном материале. В общем, умная разведка экономит государству большие деньги, глупая создает громадные проблемы.

Но провал одного ведомства — это все-таки частность. Никакой иракской катастрофы не было бы, если бы лично Джордж Буш и люди, которых он назначил на ключевые посты, не требовали от ЦРУ ту самую фальшивую информацию. Да, Тенет превратил свою контору в агентство, "продающее публике" идею того, что Саддам — угроза для США. Но его буквально вынуждали к тому все ключевые персонажи той эпохи — замминистра обороны Пол Вулфовиц и его начальник Дональд Рамсфельд, вице-президент Дик Чейни и прежде всего сам президент.

Почему они это делали? Потому что были идеологами глобализма, то есть ничем не сдерживаемого американского лидерства во всем мире. Еще на прежних своих должностях, в конце 90-х, они добились принятия конгрессом "Акта освобождения Ирака", создали комиссии, которые, собственно, и обвиняли ЦРУ в том, что оно не замечало "угрозы" со стороны Ирака (а заодно и Ирана с Северной Кореей). Ну а когда террористы ударили по Нью-Йорку, страна впала в неконтролируемую истерику, которой все эти люди просто не могли не воспользоваться.

Что касается Буша, то для него, согласно книге, Саддам был не просто чудовищем, а таким, что оставлять его у власти было немыслимо. И прочих неправильных иностранных лидеров — тоже: наконец-то пришел час для Америки показать, что она теперь та самая единственная сверхдержава.

Результат: по словам Дрейпера, в администрации не было ни единой дискуссии о том, начинать ли войну в Ираке. Разговоры шли только о том, когда и как.

А что это за ситуация, когда у власти находятся люди с какими-то готовыми идеями, а от их подчиненных требуется лишь подобрать те — и только те — факты, которые этим заранее заданным идеям соответствуют? (Кстати, сегодня в США происходит то же самое, но по большей части в отношении Китая; вчера подобное творилось против России.)

Так вот, когда идеи задаются заранее, а факты им обязаны соответствовать, — это называется невежеством и деградацией правящего класса державы. А также деградацией ее образованного класса в целом. И если президентов, премьеров или королей можно как-то поменять, то нацию в целом — посложнее. Эта мысль мелькает в откликах на книгу Дрейпера: "наше общество — антиинтеллектуальное", "школы, которые делают вид, что преподают историю, социологию, культуру", чаще собирают деньги и дают за них иллюзию образования…

О деградации образования в США и союзных им странах начали всерьез говорить в 90-е, откуда, как видим, растут корни "иракской" и прочих проблем. И закончится этот разговор нескоро.

Оригинал материала читайте на РИА Новости

73
Теги:
война, США, Ирак
Первая в мире вакцина от коронавируса

"Путинские подопытные свинки", или Реакция на создание в РФ вакцины от COVID

1997
(обновлено 09:09 15.08.2020)
Осенью 1768 года Екатерине II и 14-летнему наследнику престола сделали прививку от оспы. О том, чем столь давний эпизод похож на нынешнюю ситуацию с коронавирусом и в чем отличия – колумнист Sputnik Ирина Алкснис.

В России – и в мире – зарегистрирована первая вакцина от коронавируса. Она была разработана в Национальном центре эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи и получила название "Спутник V".

О регистрации вакцины сообщил Владимир Путин, добавивший, что одна из его дочерей получила прививку, успешно пройдя оба ее этапа.

Эта новость, конечно, напоминает другой знаменитый эпизод из российской истории, когда осенью 1768 года прививка от оспы была сделана Екатерине II и 14-летнему наследнику престола. Правда, причины, по которым российский президент обнародовал данную информацию, сильно отличаются от мотивов его великой предшественницы.

Тогда, два с половиной века назад, императрица стремилась преодолеть предубеждение и страхи внутри российского общества перед новой медицинской процедурой. В 2020 году президент вынужден раскрывать личную информацию, чего он всегда старается избегать, потому что страна оказалась вовлечена в очередной – и очень грязный – раунд информационной войны.

Чтобы оценить степень поднявшейся мерзости, достаточно одного заголовка: "Филиппинский Дутерте вызвался стать путинской (подопытной) морской свинкой для русской вакцины от коронавируса". Именно под таким заглавием "Немецкая волна" выпустила новость о том, что президент Филиппин выразил готовность первым в стране испытать на себе российскую вакцину.

Разработка прививки от COVID-19 превратилась в гонку, в которую оказались вовлечены как фармацевтические корпорации, так и целые страны. Внезапный прорыв России, которая занялась темой чуть позже Китая, США и Великобритании, в лидеры процесса вызывает сейчас мучительные боли у западных партнеров. Причины тому многочисленны и разнообразны.

Во-первых, противоречие с самыми прогрессивными идеями. Авторитарная лапотная Россия не может опережать Запад в получении выдающихся результатов в сложной научной и технологически продвинутой сфере. И не имеет никакого значения, что в активе страны – старая эпидемиологическая школа, накопленный опыт и большие достижения именно в области разработки вакцин.

Во-вторых, угроза геополитическому влиянию Запада. Ведь если Россия будет активно сотрудничать с другими странами по теме вакцинации их населения против COVID-19, то она получит дополнительные возможности усилить собственный авторитет там. А этого, конечно, допустить никак нельзя.

Ну а в-третьих – деньги. Колоссальные суммы, что сейчас стоят на кону и на которые, разумеется, хотели бы наложить лапу ведущие мировые фармацевтические концерны. Глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев сообщил, что его организация уже получила заявки на приобретение одного миллиарда доз вакцины более чем из 20 стран мира. Можно прикинуть, в какие астрономические барыши это могло бы вылиться для фармацевтического бизнеса, особенно при многократно накрученном ценнике.

Так что совсем неслучайно в Ассоциацию организаций по клиническим исследованиям (AOKИ), что вчера призвала российский Минздрав не регистрировать вакцину от коронавируса, пока не завершится третья фаза испытаний, входят крупнейшие мировые фармгиганты: такие всем известные бренды, как Pfizer, Bayer, Novartis и так далее. Можно понять их переживания и боль, потому что мимо них проплывает огромный куш, на который у них были собственные расчеты и планы.

Неважно, что их претензии были отвергнуты как российскими официальными структурами, так и учеными-эпидемиологами. Вряд ли фармлоббисты всерьез рассчитывали затормозить идущий процесс.

Их главная цель – публичная дискредитация российской разработки, причем не только и не столько внутри страны, сколько за рубежом. Ведь это обращение АОКИ предоставляет возможность западным СМИ во весь голос кричать о ее якобы небезопасности.

Вот только теперь им придется писать еще и о том, что список "путинских подопытных свинок" пополнился дочерью российского президента. А это заметно смазывает эффект разоблачения нового "преступления Кремля".

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

1997
Теги:
вакцина, коронавирус COVID-19, Россия

Море цветов и людей: белорусы прощаются с погибшим в ходе протестов

0
(обновлено 15:35 15.08.2020)
Официальная церемония прощания с Александром Тарайковским проходила в ритуальном зале на улице Ольшевского, в то же время многие белорусы собрались на проспекте Пушкина, где мужчина погиб. Как это было, смотрите на видео Sputnik.

В субботу днем прошла церемония прощания с белорусом Александром Тарайковким, погибшим в ходе мирной акции протеста 10 августа. Родные и близкие погибшего собрались в ритуальном зале на улице Ольшевского в Минске, многие желающие отдать дань памяти приехали туда и стояли под зданием с цветами.

В то же время белорусы собрались на пересечении проспекте Пушкина и улицы Притыцкого, где мужчина погиб. Все началось с минуты молчания в память о погибшем. Тысячи человек пришли с цветами, бело-красно-белыми флагами и воздушными шарами. Проезжающие автомобилисты сигналили, приветствуя тех, кто собрался на тротуарах.

На станции метро Пушкинская, где все происходило, побывала представитель объединенного штаба кандидата в президенты Светланы Тихановской Мария Колесникова. Приехал белорусский певец Макс Корж, которого на днях раскритиковали за его пост по поводу протестов в Instagram. Там же был замечен силач Кирилл Шимко, правозащитник Алесь Беляцкий.

В последний путь Александра Тарайковского проводили аплодисментами, криками "жыве Беларусь" и песней "Магутны Божа".

Читайте также:

0
Теги:
Минск, акция протеста, Беларусь
Темы:
Протесты после выборов в Беларуси