Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат

Скандал на Светлогорском ЦКК: как работать с китайскими проектами в Беларуси?

1324
(обновлено 19:28 13.08.2019)
Александр Шпаковский
Важнейший государственный проект оказался под угрозой срыва. С чем связаны проблемы на Светлогорском ЦКК и чем они чреваты? Как избежать разочарования от сотрудничества с Китаем? Колумнист Sputnik Александр Шпаковский – о своем видении ситуации.

Разворачивающийся скандал вокруг досрочного прекращения контракта строительного подряда между Светлогорским картонно-целлюлозным комбинатом (ЦКК) и китайской кампанией САМСЕ на возведение завода беленой сульфатной целлюлозы широко обсуждается в обществе, а также в среде специалистов. Предметом дискуссии является вопрос о том, кто виноват в сложившейся ситуации, а также оценка общей эффективности торгово-инвестиционного сотрудничества между Минском и Пекином.

Что случилось в Светлогорске?

Контракт с китайской корпорацией был заключен осенью 2010 года: его общая стоимость составила 850 миллионов долларов. Под проект белорусские власти взяли у Эксимбанка Китая в кредит свыше 650 миллионов долларов.

Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат
© Photo : Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат

Контрактными обязательствами предусмотрен ввод предприятия в эксплуатацию именно генподрядчиком, то есть китайской корпорацией САМСЕ.

Однако Минску "в последнее время не удается договориться с китайскими партнерами". В результате белорусы пытаются запустить производство своими силами, что приводит к нарушению плана проекта, где ответственность за данный этап возлагается на генподрядчика, имеющего необходимые навыки и опыт подобных работ.

Объективно такая ситуация чревата различными неприятными инцидентами. Так, в мае 2019 года на новом заводе обвалилась крыша одного из цехов.

Кроме того, китайские партнеры отказываются передавать заказчику коды доступа, лицензию на ПО, изменения в проектную документацию, что осложняет работу предприятия.

А с начала августа по сети "гуляют" внутренние документы Светлогорского ЦКК и концерна "Беллесбумпром", где утверждается, что в результате проведенной проверки на территории завода было обнаружено не предусмотренное контрактном электронное устройство, предназначенное для дистанционного повреждения оборудования серверной через искусственное короткое замыкание.

Хотя официальные источники не подтверждают (но и не опровергают) подлинность информации об "устройстве", сам факт досрочного разрыва контракта с китайской кампанией и возникшие противоречия заслуживают серьезного внимания.

Дело в том, что строительство завода беленой целлюлозы – это стратегическая идея белорусского правительства, которая реализуется за счет привлечения кредитных средств на сумму более 1,5 миллиарда долларов США. При этом 85% от займа предоставил китайский Экспортно-импортный банк и лишь 15% – отечественный "Беларусбанк". В контексте сложившейся ситуации весьма важно, что корпорации САМСЕ уже успели выплатить порядка 780 миллионов долларов.

Таким образом, важнейший государственный проект оказался под угрозой срыва. Премьер-министр Сергей Румас заявляет, что завод уже работает на 60% своей мощности, но нужно вспомнить, что первоначально запуск предприятия планировался вообще в 2015 году.

Также очевидно, что каждый день простоя увеличивает убытки белорусской стороны, планировавшей к 2023 году вывести ЦКК на самоокупаемость и получать прибыль. Сейчас эти сроки сдвигаются минимум на 2027 год. Между тем в ближайшие 5 лет кредиторам необходимо будет вернуть более 600 миллионов долларов платежами по 68,62 миллиона долларов каждые полгода.

Как работать с китайскими проектами?

Возникшая кризисная ситуация далеко не первая в работе с китайским бизнесом и при освоении китайских кредитов. В отдельных случаях кампании-подрядчики не имеют должного опыта работ по проекту, в других ситуациях планируемые предприятия вызывают широкое возмущение местного населения из-за опасений экологического характера.

При этом "откатывать назад" правительственным чиновникам приходится уже тогда, когда заключены соответствующие контракты, вовсю ведутся работы, которые оплачиваются кредитными деньгами.

Нужно признать, что китайская сторона действительно предлагает кредиты на достаточно выгодных условиях, однако нередко заемщик обязан использовать полученные средства для заказа соответствующих работ у китайских же предприятий. И здесь крайне важно помнить, что с момента выделения кредита с КНР как с государства по большому счету снимаются все обязательства относительно рациональности действий заемщика по использованию денежных средств. Отношения смещаются на ступень "белорусский субъект – китайская компания-подрядчик", и высокий уровень политических контактов между Минском и Пекином для бизнеса, нацеленного на получение максимальной выгоды, мало что значит.

То есть вопросы контроля качества работ, выбора подрядчика полностью относятся к компетенции принимающей стороны, а китайский бизнес, как и любой другой капитал, способен действовать недобросовестно.

Примеров такого рода на постсоветском пространстве хватает, и наиболее красноречивой выглядит ситуация в Кыргызстане, где одним из основных обвинений в адрес бывшего президента Атамбаева и его близкого окружения являются факты коррупции при модернизации Бишкекской ТЭЦ, где подрядчиком работ также выступала китайская кампания. В данном случае стоимость работ, оплачиваемых за счет кредита того же Эксимбанка КНР, не только была завышена практически в два раза, но и на самом объекте произошла авария практически сразу после ввода в эксплуатацию.

Естественно, нельзя говорить о том, что Беларуси "не нужно" сотрудничество с Китаем, о чем сразу же начинают заявлять определенные политики, жонглируя при этом негативными примерами. Отказываться от партнерства с ведущей экономикой мира – глупо и даже самоубийственно.

Иной вопрос заключается в том, что прежде, чем брать кредиты, задумывать индустриальные проекты, выбирать подрядчиков, необходимо проводить серьезную экспертизу целесообразности того или иного проекта, обязательное общественное обсуждение с жителями районов предполагаемого размещения предприятий, а также консультации с партнерами по Евразийскому экономическому союзу.

Дело в том, что все страны ЕАЭС находятся в поле зрения КНР, как государства, расположенные по маршруту "Шелкового пути", однако общей стратегии взаимодействия с Китаем до сих пор нет. Национальные правительства охотно одалживают деньги, строят предприятия, которые нередко являются не только конкурентными по отношению друг к другу, но "проблемными" даже с точки зрения локальной экономики. Подобный подход "кто в лес, кто по дрова" может привести не только к разочарованию в партнерстве с Китаем со стороны местных элит, но, что также важно, к разочарованию официального Пекина в отношениях с "малыми партнерами", которые не способны толком использовать открывшиеся возможности.

Возвращаясь к Беларуси: нужно применять принцип персональной ответственности чиновников за реализацию проектов, под которые привлекаются китайские кредитные средства. Не нужно забывать, что у каждого провала есть конкретное имя, фамилия и отчество, а рассчитываться по займам почему-то должно государство, то есть весь белорусский народ.  

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1324
Загрузка...


Колумнисты

Орбита Sputnik