Учебно-боевой пуск баллистической ракеты, архивное фото

Мировая договорная база в сфере разоружения рушится: кому это выгодно?

222
(обновлено 16:33 13.11.2019)
Сегодня единственное действующее между Россией и США соглашение в сфере ограничения вооружений – Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. О том, почему были разорваны предыдущие и есть ли шанс сохранить этот, – колумнист Sputnik Ольга Сухаревская.

Первенцем международных соглашений, касающихся ограничения стратегических вооружений "ядерного века" стал Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, подписанный в августе 1963 года Великобританией, Советским Союзом и США. Потом было много других, двусторонних и многосторонних соглашений. Часть из них соблюдается сторонами, часть устарела и была заменена обновленными редакциями, а часть расторгнута.

Наибольший шум произвело прекращение действия Договора о ракетах средней и меньшей дальности, подписанного еще Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом в 1987 году. Его заключение было продиктовано размещением США в Европе соответствующих ракет, нацеленных на объекты в наиболее густонаселенной европейской части СССР, а Советским Союзом – направленных на Европу.

Подлетное время как "Першингов", так и советских СС-4, СС-5, СС-20 составляло 6-8 минут, что давало возможность Соединенным Штатам нанести молниеносный "обезглавливающий" удар по советским командным пунктам. При этом советские мобильные грунтовые комплексы создавали угрозу ответного удара, так как поразить их было очень проблематично. Именно они и "пошли под нож" в первую очередь.

Условия ДРСМД запрещали разработку новых ракет с дальностью действия от 500 до 5000 километров. При этом договор не касался ракет морского базирования, включая крылатые. Например, американские "Томагавки" вполне могли заменить "сухопутных коллег" при пуске из акваторий Средиземного, Балтийского и Норвежского морей.

Поводом для выхода США из ДРСМД, о чем было объявлено 1 февраля 2019 года, стало безосновательное обвинение России в нарушении условий договора в связи с появлением в составе комплекса "Искандер" крылатой ракеты 9М729.

НАТО-Балтия
RUPTLY / Минобороны США / Ministry of National Defence Republic of Lithuania / КРД / CC BY-SA 3.0

При этом сами США еще за два года до этого официально выделили бюджетные ассигнования на разработку крылатых ракет воздушного базирования средней дальности с дальностью полета 1000 км. Также Вашингтон объявил о размещении в Польше и Румынии элементов ПРО, противоракеты которых запускаются из контейнера Мк.41, разработанного для пуска "Томагавков" с ядерной "начинкой" и дальностью полета 2200 км. Несмотря на заверения американской стороны о том, что Мк.41 не способны использоваться для запуска сухопутных вариантов "Томагавков", уже в августе 2019 его испытали с этими КР.

В ответ на шаги США Россия также приостановила свое участие в ДРСМД, и 2 августа договор прекратил действие.

А кроме того, как сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров, в качестве зеркального ответа на действия США Россия приступает к разработке ракет средней и меньшей дальности. При этом для сохранения глобальной предсказуемости в ракетной сфере Россия не будет размещать где бы то ни было наземные ракеты – до тех пор, пока в том или ином регионе не появятся американские либо европейские РСМД.

"Обычные" вооружения и открытое небо

Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) был плодом межблокового противостояния. Его первый вариант был подписан в ноябре 1990 года и предусматривал уравнивание (с количественным сокращением) обычных вооружений НАТО и Варшавского договора – танков, боевых бронированных машин, артсистем калибром свыше 100 мм, самолетов, ударных вертолетов и другой военной техники. Однако после распада вначале Организации Варшавского договора, а потом и СССР, а также расширения НАТО на восток баланс сил оказался нарушен.

Прибалтика в полном составе вообще отказалась подписывать данный документ, создав территорию, "свободную от действия" указанного соглашения. В том числе – и в вопросе размещения иностранных военных контингентов и боевой техники. Не было оно ратифицировано и рядом стран НАТО под предлогом существования российских военных баз в Грузии и на территории неконтролируемого Молдовой Приднестровья.

Поскольку данная ситуация создавала угрозу безопасности Северо-Западного региона РФ, российская сторона была вынуждена вначале отказаться от допуска на свою территорию наблюдателей, контролирующих его исполнение, а в 2015 году и вовсе вышла из участия в Совместной консультационной группе по ДОВСЕ.

Схожая судьба ожидает и Договор по открытому небу (ДОН), но уже по американской инициативе. Данное соглашение предусматривает инспекционные полеты специально оборудованных и сертифицированных самолетов над территорией друг друга для контроля за военной деятельностью.

Поводом для запрета полетов над США стала просьба РФ сертифицировать оборудование двух новых самолетов серии "Открытое небо". Американские конгрессмены посчитали инспекционные полеты над своей территории "шпионскими", "вредящими национальным интересам".

При этом выход из ДОН на руку именно США: сохраняя возможность получения информации от своих партнеров по НАТО, не вышедших из данного соглашения, он устраняет возможность контроля над своей территорией со стороны России. И хотя часть информации, получаемой при российских облетах, возможно "снять" при помощи спутников, полнота контроля при этом все же страдает.

Не можем выиграть – меняем правила?

Присмотревшись к тому, когда и какие именно договоры и соглашения заключались и разрывались, нельзя не заметить закономерности: переговоры достигали успеха тогда, когда США и их союзники отчаивались получить явное преимущество иными способами, кроме как лишив СССР или Россию возможности добиться технического превосходства.

Теперь идут попытки запретить через ООН гиперзвуковое оружие, в разработке которого США отстали от России, таковым уже обладающей. И нет ни малейших сомнений в том, что нужда в таком запрете пройдет, как только Штатам удастся создать нечто подобное собственного производства.

Все это удивительно напоминает действия джентльмена из анекдота, который, если не может выиграть, меняет правила игры.

СНВ-3, или Остатки международной безопасности

Сегодня единственный действующий между Россией и США договор в области ограничения вооружений – это Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). И только его продление поможет избежать окончательного развала контрольных механизмов в ракетно-ядерной сфере.

"США последовательно ведут линию на демонтаж всей существующей системы договоров по ограничению как обычных, так и ядерных вооружений, – считает военный эксперт Борис Рожин. – После выхода из ДРСМД сейчас вплотную обсуждается вопрос о прекращении действия договора СНВ-3 после 2021 года. И в США уже заявляют на различных уровнях, что либо Договор будет прекращен, потому что он не выгоден Америке, либо Белый дом предложит России и Китаю заключить договор на новых условиях, более выгодных Соединенным Штатам".

По мнению Рожина, из-за таких действий США остатки системы международной безопасности могут быть полностью демонтированы.

В свою очередь замглавы МИД РФ Сергей Рябков в ходе Московской конференции по нераспространению, состоявшейся в начале ноября, заявил, что Россия весьма обеспокоена ситуацией относительно Договора о СНВ, срок действия которого истекает в феврале 2021 года. Он подчеркнул: "В нынешних условиях продление ДСНВ ‒ это, видимо, единственный разумный шаг, который бы позволил не допустить окончательной деградации ситуации в сфере стратегической стабильности, избежать обрушения контрольно-ограничительных механизмов в ракетно-ядерной сфере, получить время для того, чтобы дальше прорабатывать подходы, в том числе к новым вооружениям и военным технологиям, думать над методами контроля над ними".

222
Теги:
США, Россия, Договор об обычных вооруженных силах (ДОВСЕ), Договор по открытому небу, Договор о РСМД, Договор СНВ-3
Темы:
Судьба договора о РМСД (62)

Владимир Путин и Александр Лукашенко, архивное фото

Провокаторы опять не смогли поссорить Лукашенко и Путина

1479
(обновлено 22:07 08.08.2020)
Старший брат поговорил с младшим. Владимир Путин позвонил Александру Лукашенко — за два дня до президентских выборов в Беларуси и через десять дней после задержания в республике 33 российских граждан, обвиняемых в приготовлении к организации беспорядков в ходе выборов.

Эти десять дней были едва ли не самыми напряженными в истории российско-белорусских отношений — но все это время комментировал ситуацию только президент Беларуси, и с каждым новым его упреком в адрес России в нашей стране росло возмущение "предательством Лукашенко". Однако Владимир Путин молчал — и позвонил только после того, как российские спецслужбы разобрались в истории с появлением в Белоруссии группы российских сотрудников ЧВК, отмечет колумнист Sputnik Петр Акопов.

Детали еще будут выясняться — начал проверку и российский Следственный комитет — но уже понятно главное: речь идет о провокации, устроенной Службой безопасности Украины. Именно в Киеве придумали и организовали операцию по вербовке российских граждан якобы для работы по охране объектов "Роснефти" в Венесуэле — с транзитом через Минск. А когда группу собрали, информация о ней была передана белорусским спецслужбам — вот какие-то странные русские у вас собираются, не иначе затевают что-то к выборам. Эта информация хорошо легла на нервозную предвыборную обстановку в руководстве белорусских спецслужб — тем более что различные провокации в ходе выборов наверняка готовятся со стороны прозападной части антилукашенковской оппозиции.

Почему информации СБУ поверил Лукашенко? Видимо, он посчитал, что его КГБ хорошо все проверил. А на вопрос о том, зачем же России мутить воду в его республике, скорее всего, ответил себе так же, как в недавнем интервью украинскому журналисту: это же не руководство России, а кто-то из среднего звена (с явным намеком на бывшего российского посла в Минске Бабича) постоянно против него что-то замышляет. Не свергать его собирается, нет — а просто устроить беспорядки на выборах, чтобы ослабить его легитимность. После чего, по мнению Лукашенко, "мы тепленькую Беларусь принесем и бросим к кремлевской башне".

Александр Лукашенко
© Photo : Пресс-служба президента Беларуси

Увы, белорусский президент поверил в подобные игры России — и наговорил за последние дни много такого, чего лучше бы не говорить. Даже упрекал Россию в том, что она променяла братские отношения на партнерские. Но в ходе состоявшегося в пятницу разговора с Путиным именно с российской стороны в сообщении прозвучала прежняя характеристика — "обсудили актуальные вопросы дальнейшего развития братских российско-белорусских отношений".

Конечно, Путин звонил для того, чтобы успокоить Лукашенко и рассказать ему то, что установили российские спецслужбы. В изложении кремлевской пресс-службы это выглядит так:

"Проведен обмен мнениями в связи с недавним задержанием на территории республики 33 российских граждан. Выражена уверенность, что возникшая ситуация будет урегулирована в духе взаимопонимания, характерного для сотрудничества двух стран".

А в Минске сообщили, что "одной из главных тем разговора стало задержание 33 российских граждан на территории Беларуси": "В этой связи было подчеркнуто стремление вместе самым серьезным образом разобраться в данной ситуации. Президенты договорились максимально предметно и тщательно изучить каждый имеющийся факт, чтобы установить истинные причины сложившейся ситуации, найти виновных и привлечь их к ответственности".

Разобраться, установить истинные причины и урегулировать в духе взаимопонимания — то есть не позволить мутной провокации вызвать кризис в отношениях двух стран. Разобраться в провокации полдела — нужно еще не допустить, чтобы поднятая ею волна превратила существующие между двумя странами вопросы и споры в нерешаемые проблемы. Самой болезненной из которых могла бы стать утрата доверия к Лукашенко в российском обществе — всю четверть века своего нахождения у власти белорусский президент пользовался в России немалой симпатией и поддержкой.

Но один только его намек на то, что он может выдать Киеву некоторых из задержанных в Минске российских граждан (бывших ранее гражданами Украины и воевавших в Донбассе), вызвал в России огромное негодование. Если бы это произошло, то репутации Лукашенко в России был бы нанесен непоправимый урон. Понятно, что Лукашенко и не собирался этого делать — лишь пытался очень грубо играть на этом, думая тем самым отыграться на России за то, что он считал ее вмешательством в свои внутренние дела.

Однако сейчас, когда история с провокацией СБУ начинает раскрываться, дальнейшие спекуляции на тему возможной выдачи кого-либо из задержанных Украине должны быть полностью прекращены. Это в интересах как российско-белорусских отношений, так и самого Лукашенко. Чем быстрее будет разобрана и закрыта вся эта история, тем лучше будет для всех. Кроме украинских властей, в отношении которых в Минске должны быть сделаны весьма серьезные выводы. Как показала эта история, иметь дело с провокаторами чрезвычайно опасно для самого Минска: в Киеве хотели сделать гадость России и подорвать российско-белорусские отношения, а по факту нанесли очень серьезный урон самому Лукашенко. Вряд ли батька забудет такой "подарок" СБУ — но расплачиваться будет уже после выборов.

Которые, вопреки нагнетанию, закончатся в целом мирно и спокойно — да, оппозиция побузит, заявит о фальсификации, попытается спровоцировать белорусские власти на жесткие меры, цинично надеясь на кровь. Но ни на какие провокации Лукашенко вестись не собирается — достаточно того, что его, такого опытного, и так сумели "развести" украинские "братья". Крови в Минске не прольется, результат Лукашенко будет, конечно, ниже прошлых выборов (в 2015-м он получил 83%, сейчас будет в районе 70, в худшем случае — 60), но более чем достаточным для легитимности.

Оспаривать ее будут все те же, кто и раньше. Те же самые силы, что называют нелегитимным и Владимира Путина, и результаты голосования по поправкам в Конституцию. Россия же, как подчеркнул Путин, "заинтересована в сохранении в Белоруссии стабильной внутриполитической ситуации и проведении предстоящих президентских выборов в спокойной обстановке". А в белорусском сообщении о телефонном разговоре двух президентов сказано, что "Владимир Путин, в частности, отметил важность дальнейшего развития братских белорусско-российских отношений и необходимости противостоять негативным тенденциям и действиям третьих сил, которые могут привести к их ухудшению".

О том, насколько опасны могут быть эти самые "действия третьих сил", особенно если на них ведутся власти одной из стран и общественное мнение другой, мы все убедились в последние дни. Главным уроком этих событий должно стать осознание нами огромной ценности нашего братского союза — и понимание того, что для его защиты и укрепления нам предстоит еще очень многое сделать.

 

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

1479
Теги:
Владимир Путин, Александр Лукашенко, Беларусь, Россия
Рикша в маске с надписью Бойкот Китая в Нью-Дели

Позовет ли Запад Россию дружить против Китая?

211
Почти все обсуждаемые в Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе варианты "удушения китайского дракона" предполагают создание какой-то широкой антикитайской коалиции. О том, кто в нее может войти – колумнист Sputnik Иван Данилов.

На фоне осознания неизбежности холодной войны с Китаем, которая, вероятно, будет включать в себя санкции, ограничение экономических связей, взаимный шпионаж и, возможно, даже силовые формы конфронтации, западное экспертное сообщество начинает искать некий волшебный способ победы над Пекином.

В той или иной форме почти все обсуждаемые в Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе варианты "удушения китайского дракона" предполагают создание какой-то широкой антикитайской коалиции, с прицелом на то, чтобы коллективными усилиями изолировать, обезвредить и сломать Китай примерно по той же схеме, которая использовалась для успешной борьбы с СССР.

Однако если на уровне каких-то направляющих принципов никакого разнообразия не наблюдается, то вот на уровне конкретного воплощения этих принципов возникает серьезная проблема, вокруг решения которой ломаются копья президентов, премьеров, дипломатов и аналитиков.

Дело в том, что и в некоторых европейских столицах, и в "аналитических центрах" США уже возникает обоснованное впечатление, что многие страны Евросоюза (и особенно в этом вопросе выделяются Германия, Франция и Италия), а также некоторые страны Азии почему-то не горят желанием участвовать в новой холодной войне против КНР в качестве пешек США. Более того, им не хочется платить деньги за победу США в этой войне (что выражается в вечных скандалах по поводу нежелания Германии и Франции платить два процента от ВВП за американскую "военную крышу") и они даже не готовы сразу согласиться на полный запрет, например, поставок в Евросоюз оборудования китайской компании Huawei для сетей 5G, что невероятно злит "антикитайских ястребов" в Вашингтоне и Лондоне.

На фоне европейских заявлений о фактическом создании собственной армии и деклараций Макрона о желании вести независимую (то есть и не "прокитайскую", но и не "проамериканскую") внешнюю политику подозрения в том, что "сколотить" широкий антикитайский альянс будет очень непросто и очень дорого, только усиливаются, а вместе с ними усиливаются поиски решений этой проблемы.

Авторитетный журнал Foreign Affairs, который выпускается под эгидой влиятельного "мозгового центра" Council on Foreign Relations ("Совет по международным отношениям"), анализирует два подхода к этой проблеме, один из которых можно условно назвать "подходом Дональда Трампа", а другой "подходом Бориса Джонсона". С учетом колоссального влияния, которым обладает Council on Foreign Relations на мышление американской элиты и проамериканской элиты в Европе (сам "мозговой центр" является героем нескольких популярных теорий заговора, в которых он считается чуть ли не "теневым правительством США"), стоит посмотреть на те методы, которые предлагаются для решения кризиса американоцентричного мироустройства и успешной борьбы с "китайской проблемой", тем более что они имеют самое прямое отношение к России.

Несмотря на то что свежая статья Foreign Affairs вышла под заголовком "Совет демократий может спасти многосторонность (в международных отношениях. – Прим. ред.)", предложенные методы все равно ориентированы на фактическое сохранение доминирования Вашингтона в (как минимум западном) мире, и разница заключается в конкретных способах сохранения американской гегемонии.

В качестве отправной точки для рассуждений авторы авторитетного американского издания отталкиваются от констатации того, что существующий миропорядок откровенно дышит на ладан, а главную угрозу сейчас представляет не коронавирус, а Китай и Россия.

"Но даже до пандемии коронавируса многосторонняя система, которую Соединенные Штаты помогли построить после Второй мировой войны, едва справляется с решением самых насущных проблем в мире. COVID-19 показал, что король – голый, но на самом деле король был скудно одет уже некоторое время.

Поскольку мировой экономический центр тяжести сместился в сторону Индо-Тихоокеанского региона, структурам с глобальными амбициями стало невозможно претендовать на достоверное лидерство без значимого представительства в этом регионе. Но у G7, возникшей после нефтяного шока 1973 года, все еще есть только один член – Япония – за пределами Евро-Атлантического региона. А "Большая двадцатка", которая была сформирована после азиатского финансового кризиса 1997 года и показала свою ценность во время глобального финансового кризиса 2008 года, оказалась слишком несовместимой с политической точки зрения и с точки зрения способности надежно решать международные проблемы. Тем временем Совет Безопасности ООН был покалечен возрождением агрессивного авторитаризма в Китае и России".

Это очень смелый диагноз, который можно свести к тезису: "Все пропало и ничего не работает!"

Соответственно, предлагаются два решения, одно от Трампа, другое от Джонсона.

"Джонсон был первым, кто подал идею для новой структуры. В мае он предложил создать альянс десяти ведущих демократий, состоящий из стран G7 плюс Австралия, Индия и Южная Корея, и назвать его D10 – для того, чтобы координировать политику в области телекоммуникаций и разрабатывать альтернативу лидеру китайского рынка Huawei, доминирующее положение которого в технологии 5G создало повсеместные проблемы безопасности. Вскоре после этого Трамп отменил встречу G7, которая должна была состояться в июне, и предложил вместо нее формат G11 на саммите осенью. Перещеголяв предложение Джонсона, новая группа Трампа будет включать те же страны, что и D10, но также и Россию".

Эксперты Foreign Affairs не рекомендуют брать Россию в этот клуб, и они предпочитают "вариант D10", то есть схему Джонсона, но это не самое важное. Большой интерес представляет мотивация этой рекомендации, и она заключается в том, что даже если Россию каким-то образом удастся убедить участвовать в антикитайской борьбе, то схема Трампа все равно будет выглядеть очень плохо и будет в долгосрочной перспективе бесперспективной из-за того, что будет строиться прежде всего на антикитайской повестке, а вот из схемы Джонсона якобы можно извлечь некую позитивную повестку, то есть некую объединяющую идею, которая позволит создать не "альянс против Китая", а некий "альянс за все хорошее".

Под позитивной повесткой, конечно, подразумевается набор пустых лозунгов – "Демократия", "Свобода" и "Права человека". Особенно забавно, что появление такой позитивной повестки ставится в противовес нынешней внешней политике Вашингтона: "Соединенные Штаты могут выступить против возглавляемого Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, инициативы "Один пояс – один путь" и поддерживаемого Россией газопровода "Северный поток – 2", но им будет сложно убедить другие страны сделать то же самое, если они не предложат убедительных альтернатив. Вашингтон не может победить что-то, используя ничто".

Проблема этого подхода в том, что вряд ли "Демократия" и "Свобода" с биркой "Сделано в США" заменят Германии российский газ или Италии – китайские инвестиции. Тут могли бы сработать американские деньги, но такие отношения Вашингтону не нужны, причем независимо от фамилии конкретного будущего президента: и Байдену, и Трампу нужны колонии, но вернуть Евросоюз в это положение уже вряд ли получится, причем неважно, в формате D10 или G11, а уж про Россию и говорить нечего.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

211
Теги:
Дональд Трамп, Борис Джонсон, Россия, США, Китай, Великобритания
Политический эксперт Николай Сергеев

Эти выборы можно назвать выборами только формально политолог

0
Беларусь впервые в своей истории "столкнулась с атакой транснациональных сил, которые были нацелены на слом государственности", считает председатель белорусского общественного объединения "Русь" политических Николай Сергеев.
Эти выборы можно назвать выборами только формально ― политолог

Беларусь впервые в своей истории "столкнулась с атакой транснациональных сил, которые были нацелены на слом государственности", считает председатель белорусского общественного объединения "Русь" политических Николай Сергеев. 

Отнюдь не внутренние силы двигали "этими тремя особами (Светлана Тихановская, Мария Колесникова, Вероника Цепкало ― Sputnik), и если внимательно присмотреться к господину Бабарико, мы увидим, что он и является представителем транснационального капитала", говорит Сергеев.

Сейчас Беларусь получила передышку, которую нужно использовать для строительства Союзного государства, потому что сохранение Республики Беларусь как государства возможно только в реальном и прочном союзе с Российской Федерацией, сейчас нужно идти по пути подписания дорожных карт, и желательно, чтобы это происходило гласно", ― говорит политолог.

Кроме того, необходимо совершенствование Беларуси и как государства, в частности, предстоящее совершенствование конституции, добавил эксперт.

0
Теги:
Николай Сергеев, Выборы президента Беларуси — 2020, Беларусь
Темы:
Выборы президента Беларуси — 2020