Facebook

Война с "информационными пузырями" Google и Facebook

237
Amnesty International заявила об угрозе бизнес-моделей Google и Facebook для прав человека. О том, почему эта организация начинает воевать с лидерами IT-отрасли внутри США и в чем польза этой войны для России, – колумнист Sputnik Игорь Ашманов.

"Бизнес-модели компаний Google и Facebook угрожают правам человека", написала в своем отчете на 60 страниц самая известная правозащитная организация Amnesty International.

В отчете также указывается, что Google и Facebook предоставляют своим пользователям "якобы бесплатный доступ", но вместо этого "требуют от людей передать свои личные данные" (перевод RT).

В конце в отчете даются рекомендации государству и частным компаниям. Если сказать кратко: надо уважать приватность, государство должно защитить граждан, саморегуляция отрасли не работает, частные компании надо принудить к правильному поведению железной рукой.

Удивительно то, что правозащитная организация, всегда вроде бы боровшаяся против государственного влияния на свободу слова, яростно призывает кардинально усилить государственное регулирование интернета, постоянно анализировать алгоритмы и код медийных платформ силами государственных экспертов, проводить аудит их разработки и внутренних политик и тому подобное.

Почему этот отчет некоммерческой организации стоит обсуждать? Amnesty International всегда была идеологической перчаткой на руке американских спецслужб, элементом "мягкой силы" США, как и Greenpeace, WWF и прочие "правозащитные" и "экологические" организации. Если внезапно эта организация начинает воевать с лидерами IT-отрасли внутри США и прямо нападает на Facebook и Google, то это не потому, что глава организации (представивший отчет) внезапно прозрел, испытал просветление, катарсис, сатори и обратился к добру.

Он что, не читал серию разоблачений Сноудена несколько лет назад? Он не читал серию сливов "Викиликс" про слежку АНБ и ЦРУ за всем миром, утечку Vault 7? Конечно, читал. Они же выступали в защиту Ассанжа из "Викиликс", запертого в посольстве и облыжно обвиненного в нелепых "изнасилованиях шведских проституток без презерватива".

Собственно, они и ссылаются на разоблачения Сноудена от 2013 года на странице 24 своего отчета. Но сейчас конец 2019 года, казалось бы. А где они раньше были?

Если Amnesty внезапно вспомнила о слежке и обратила свой праведный гнев на Facebook – значит, это часть политической войны в США, где эта организация – перчатка на руке одной из политических сторон. Вероятно, вызовы Марка Цукерберга в конгресс и сенат на регулярную порку – не работают.

То есть позиция Amnesty – это позиция истеблишмента США (того, который борется с Трампом, скорее всего).

Что тут можно сказать по существу.

А вот что: в предыдущие два-три года оказалось, что социальное пространство не вполне подконтрольно его создателям американцам – то есть все же в нем присутствует какая-то свобода слова, заявленная как одна из базовых ценностей западного мира.

Это крайне неожиданно и неудобно. Особенно потому, что в западных СМИ это давно не так, там провели зачистку, выгнали из профессии журналистов, кто не понял, всем все окончательно объяснили. Теперь центральные СМИ эффективно контролируемы, делают то, что прикажут – продвигают ЛГБТ, глобальное потепление, Грету Тунберг, прием мигрантов в Европу, химические "атаки" в Сирии, Русских хакеров™, Хиллари Клинтон, протесты в Гонконге, травлю Харви Вайнштейна и вообще все, что нужно для актуальной политической повестки.

Но неконтролируемая свобода слова в соцсетях – в том числе свобода слова для идеологических оппонентов (русских, Трампа, турков, северокорейцев, венесуэльцев – неважно) и просто масс несогласных – больше не устраивает западный мир и его флагман США. На фоне быстрой деградации "мягкой силы" и развала идеологии либерализма на Западе начинает энергично вводиться довольно жесткая цензура для защиты построенной непосильным трудом идеологической машины.

Но прямо называть цензуру цензурой нельзя, это вековое табу, поэтому, как обычно, используются другие слова, эвфемизмы. Прежде всего это тема fake news, которые якобы очень засоряют эфир, и которая сама по себе – фальшивка. Западные СМИ сами являются главными производителями фальшивок, вбросы и вранье встроены в их метаболизм. А новый термин fake news – ярлык, который используется для клеймения всего, что не укладывается в нужную идеологическую модель. Именно под предлогом борьбы с fake news, Русскими хакерами™ на Западе вводится цензура и открытое ручное управление медийным полем.

Но в самих США – раскол, страна разделилась. Неожиданная "цифровая" победа Трампа в 2016-м (против всех прогнозов и опросов в офлайне) и возможность ее повторения через год ожесточает борьбу. Идет война за "цифру" как самый мощный инструмент политического влияния. Стороны сцепились и катаются по полу, стараясь первыми дотянуться до этого пистолета.

Поводами для давления на условных "цукербринов" были "вмешательство русских в выборы" и fake news. Теперь найден новый предлог (новое buzz word) для атаки на FB и Google с целью сделать их совсем ручными. Это "манипуляция информацией" и "нарушение приватности" – какой сюрприз.

Медийные игроки все понимают и пытаются успеть выслужиться. Они только что сами, самостоятельно принесли веревку и намылили ее: сами создали интерфейсы для спецслужб, позволяющие тем своими силами удалять "фальшивые сообщения о выборах", то есть дали спецслужбистам США автоматизированные рабочие места для прямого, непосредственного удаления контента в FB, Twitter и так далее – без суда, по своему усмотрению. И со снятием ответственности с медийных платформ за контроль над контентом.

Но, видимо, структура момента такова, что нужно бежать еще быстрее, времени мало, давление на цифровых гигантов все время усиливается. Поэтому попросили подключиться и "правозащитников", вспомнили внезапно про права пользователей.

Все буквы и даже некоторые слова в отчете Amnesty International – в общем-то правильные. Как вообще правильны общие слова обо всем хорошем. Их можно читать, учитывать и даже частично использовать – но с осторожностью, чтобы не запачкаться о соседствующие с ними ложь и лицемерие. И надо помнить, что обращены они не к нам, это домашняя разборка.

Какие тут уроки для нас? Действительно, накопление и использование данных о пользователях в социальных сетях, поисковиках, мессенджерах, со смартфонов и с камер на улицах происходит пока в серой правовой зоне. Это мы и так знали, впрочем.

Более того, у нас ситуация сложнее, чем в США, так как почти половина всех аккаунтов пользователей у нас – не в отечественных интернет-сервисах, а в американских. Это дополнительный риск слежки и манипуляции со стороны противника, потому что США и его медийные гиганты для нас – прямой идеологический враг.

Граждане не могут себя защитить сами от слежки, манипуляции, нарушения приватности. У них недостаточно понимания, осознания проблемы и средств защиты. А коммерческие компании не имеют никакой мотивации сами себя ограничивать, тут Amnesty International совершенно права. Это должно делать государство. В программе "Цифровая экономика" неспроста заложено создание в 2020-м законов о больших данных, об общедоступных данных пользователей и тому подобное.

России, поскольку она не США, нужно заботиться также об ограничении влияния и слежки заграничных медийных платформ, привести их к общему юридическому знаменателю РФ.

А России нужны свои законы о данных пользователей и обязанностях медийных платформ, не искаженные политическими нуждами сцепившихся в США политических годзилл.

Можно ожидать, что идеологическое противостояние в США продолжится, достигнет пика на выборах в 2020-м, но и потом никуда не денется. Там раскол примерно пополам, сквозь всю страну. Если же они, паче чаяния, сумеют договориться между собой по идеологии и стратегии развития США, а потом полностью привести к покорности Facebook и Google, ввести внешнее ручное управление контентом и алгоритмами соцсетей, как предлагается в отчете Amnesty International, то для россиян это будет только хуже.

Пусть лучше они еще подерутся там у себя года два-три, больше-то и не надо.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

237
Теги:
Amnesty International, Facebook, Google

Член Политбюро ЦК КПСС Егор Лигачев на торжественном заседании, посвященном 70-летию Великой Октябрьской социалистической революции

А ведь вы были правы, Егор Кузьмич! К 100-летию Лигачева

256
(обновлено 11:04 29.11.2020)
Человека, которых во многих отношениях определял лицо горбачевский перестройки,  Егор Кузьмич Лигачев 29 ноября отмечает столетний юбилей. О знаковой фигуре советской эпохи вспоминает колумнист Sputnik Игорь Козлов.

"Борис, ты не прав!" – эта фраза, прозвучавшая в июне 1988 года на ХIХ партконференции в пылу полемики между Борисом Ельциным и Егором Лигачевым, стала рубежной. Перестройка закончилась, началась четвертая русская революция. Но в то время мы и не догадывались об этом. Это был кульминационный момент трех лет с начала перестройки. В тот момент ничего заданного, заранее спланированного и четко обозначенного на самом деле не было.

Человек, продвинувший Ельцина

Говорят, что один снаряд дважды в воронку не попадает. Но это у артиллеристов. В политике бывает все наоборот – не просто попадает, а взрывается с силой, десятикратно превышающей заявленную мощность. Своей политической карьерой первый президент России Борис Ельцин обязан Егору Лигачеву – причем дважды.

Егор Кузьмич Лигачев отвечает на вопросы корреспондентов. XXYIII съезд ЦК КПСС в Кремлевском Дворце съездов
© Sputnik / Юрий Абрамочкин
Егор Кузьмич Лигачев отвечает на вопросы корреспондентов. XXYIII съезд ЦК КПСС в Кремлевском Дворце съездов

Во-первых, Лигачеву и только ему Ельцин обязан своим переводом из Свердловска в Москву в апреле 1985 года. В то время против перевода Ельцина в высший партийный аппарат возражали практически все. Но перечить второму человеку в КПСС Егору Кузьмичу Лигачеву, который курировал кадры, и пытаться его переубедить не мог никто.

А во-вторых – Лигачеву и только ему Ельцин обязан тем, что через восемь месяцев в конце 1985 года он стал первым секретарем Московского горкома КПСС, а еще через два месяца после ХХVII съезда КПСС был избран кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС – высший политический орган СССР на то время.

Наверняка политическая карьера Бориса Ельцина пошла бы по привычной для высших должностных лиц СССР того времени траектории, если бы не его выступление на октябрьском пленуме ЦК КПСС, на котором обсуждался отчетный доклад Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева к 70-летию Октябрьской революции.

В прениях Борис Ельцин выступил с "критикой" – но не доклада, а всей проводимой перестройки в стране. Слово "критика" беру в кавычки, потому что если перечитать выступление Ельцина, то практически у всех оно вызовет недоумение – а где же критика? По свой сути это было выступление ни о чем: все плохо, все не так, все идет медленно, нужно ускоряться, но куда и как – я и сам не знаю.

По привычному партийному алгоритму Бориса Ельцина уволили с должности первого секретаря Московского горкома, а затем вывели из Политбюро. С хрущевско-брежневских времен эта отработанная схема сбоев не давала – ушедшие с политического Олимпа на хозяйственную работу в политику не возвращались.

Народный депутат СССР Борис Ельцин в перерыве между заседаниями
© Sputnik / Владимир Федоренко
Народный депутат СССР Борис Ельцин в перерыве между заседаниями

Но изменилось время, в стране бушевала перестройка. И у этого нового времени был запрос на своего нового героя – гонимого и обижаемого бывшего высокопоставленного партийного чиновника. Навсегда вычеркнуть Ельцина из политики не позволяла сама логика перестройки. Партийная бюрократия того времени сделала вопиющую ошибку, не опубликовав выступление Ельцина на пленуме: оно вмиг обросло такими небылицами и пикантными подробностями, какие не смог бы придумать даже самый гениальный партийный спичрайтер.

ХIХ партийная конференция

Накал общественных страстей был настолько высок, что он не мог позволить не избрать Бориса Ельцина на ХIХ партийную конференцию, которая была заявлена как один из судьбоносных форумов страны и была проведены в июне 1988 года.

Борису Ельцину на конференции дали слово. И он выступил. В чем была суть этого выступления будущего первого президента России? В просьбе о политической реабилитации после октябрьского пленума ЦК КПСС 1987 года. Больше ни о чем, остальное выглядело не более чем оправданием своей позиции. С одной оговоркой, в выступлении Ельцина персональный упрек в консерватизме был адресован лично Лигачеву.

Борис Ельцин на XIX Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза
© Sputnik / Сергей Субботин
Борис Ельцин на XIX Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза

Если бы Егор Кузьмич Лигачев, сидевший в президиуме партконференции, в ответ на выступление Бориса Ельцина промолчал, все могло пойти совершенно по-другому. Но он не мог поступить иначе – и по-человечески его можно понять.

Все критические выступления других делегатов конференции сосредоточились на нем и только на нем. Завуалированно и косвенно, намеками его упрекали во всех несчастьях и неудачах страны на тот момент. И это можно было стерпеть и пережить, но его "политический воспитанник" переступил ту грань, которую стерпеть было невозможно, – он перешел на личности.

Егор Кузьмич Лигачев на трибуне XIX Всесоюзной конференции КПСС
© Sputnik / Борис Бабанов
Егор Кузьмич Лигачев на трибуне XIX Всесоюзной конференции КПСС

Выступление Лигачева на конференции было ярким и емким, предельно корректным и византийским. Он сказал практически все, не сказав при этом ничего. Маститый политик своего времени всегда соблюдал грань и степени дозволенного.

Выступление Егора Кузьмича было гневным, но предельно доброжелательным.

"Не отметиться" в этом политическом шоу для многих молодых партийно-комсомольских работников оказалось не под силу – такие случаи бывают раз в жизни, они такой возможностью воспользовались, мгновенно оказавшись в первом ряду Кремлевского дворца съездов. Это было грустное и забавное зрелище. По виду, по манере выступлений это "новое поколение", на которое так рассчитывали советские партийные вожди, играло в свою игру. Выстроившись в очередь к микрофону, они не понимали, что, гневно обличая Ельцина, на которого еще год назад боясь плохо посмотреть, они рождают нового народного героя.

Политический треугольник

О Егору Кузьмиче нельзя написать отдельно. Как политик он представляет собой один из вершин революционного треугольника. Два других его основания – это Михаил Горбачев и Борис Ельцин. Причем последний до финальной части всей советской революционной драмы конца 80-х годов прошлого века был ведомым.

Член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС Егор Лигачев и Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев (справа) в президиуме совместного торжественного заседания ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР, посвященного 70-летию Великой Октябрьской социалистической революции
© Sputnik / Юрий Абрамочкин
Член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС Егор Лигачев и Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев (справа) в президиуме совместного торжественного заседания ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР, посвященного 70-летию Великой Октябрьской социалистической революции

Советская история в конце ХХ века опять повторилась. Политическая связка Горбачев-Лигачев, если отбросить все эмоции и сделать поправку на время, повторяет связку Октября 1917 года Ленин-Троцкий. Сначала полное политическое единение, затем разногласия, а после – размежевание. Политическим триумфатором послереволюционного времени в первом случае стал Сталин, а во втором – Ельцин. Могло ли быть иначе? Нет, это неписанный закон всех революций.

В политике от перестановки мест слагаемых сумма меняется. Поменяйте местами связку Горбачев-Лигачев на Лигачев-Горбачев – и получите совершенно другое качество. При такой замене вероятнее всего СССР пошел бы по китайскому пути реформ.

У Егора Кузьмича обаяния было ничуть не меньше, чем у Михаила Сергеевича. Отличие Лигачева от Горбачева состояло и состоит в том, что у первого – обманчивая внешность. За обывательской простоватостью Лигачева скрывается рафинированно образованный человек, очно закончивший в 1943 году элитарный Московский авиационный институт по специальности "самолетостроение". Он технократ до мозга костей и с математической точностью всегда подходил к решению всех проблем, на какой бы должности он не работал.

Первое пленарное заседание Госдумы РФ третьего созыва. По традиции его открыл старейший депутат Егор Лигачев (в центре). Слева – и. о. президента РФ, премьер-министр РФ Владимир Путин
© Sputnik / Владимир Федоренко
Первое пленарное заседание Госдумы РФ третьего созыва. По традиции его открыл старейший депутат Егор Лигачев (в центре). Слева – и. о. президента РФ, премьер-министр РФ Владимир Путин

Лигачев был человеком советской системы, он знал ее "до болта". Знал, что можно, а чего нельзя. Знал, что может ее изменить, а что может моментально порушить. И всегда знал пределы допустимого, как в гуманитарной сфере, так и в общественной жизни.

Но никогда и ни при каких обстоятельствах, тем более меркантильных, он не допускал и мысли, что может предать ту страну и ту систему, которая вознесла его, простого сибирского крестьянского мальчика из многодетной семью до высших политических высот.

"Все не так просто"

Все "прелести" сталинского времени семья Егора Лигачева испытала на себе. Его тесть, которого Егор Кузьмич никогда не видел, – командующий Сибирским военным округом Иван Зиновьев – был расстрелян по ложному доносу в 1938 году. Сам Егор Лигачев в 1949 году был уволен с должности первого секретаря одного из новосибирских райкомов комсомола за "троцкизм" и полгода ждал решения своей судьбы. Суть претензий к нему состояла в том, что он предложил создать молодежные производственные бригады, чтобы дать возможность молодым людям побольше заработать. В то время это была крамола.

В судьбе Егора Лигачева сошлись все противоречия советской эпохи. Будучи вторым человеком в партии, он вызвал для очередной "проработки" главного редактора журнала "Огонек" Виталия Коротича. Поводом послужила публикация в журнале стихов запрещенного в то время в СССР Николая Гумилева. Разговор с Лигачевым для Коротича закончился тем, что Егор Кузьмич, подойдя к шкафу в своем кабинете, достал оттуда книгу стихов Гумилева в самодельном сафьяновом переплете. На вопрос о том, почему второй человек в партии не может официально разрешить напечатать Гумилева, ответил кратко: "Ой, все не так просто, Виталий!"

С высоты его должности в то время не отдать приказ напечатать Гумилева с его стороны была не трусость. Наверняка он понимал, что только сдвинь эту лавину с места, она понесет за собой по течению все, что ей сопутствовало. Он понимал, что запретить то, что принадлежит вечности, невозможно.

Старейший депутат Государственной Думы РФ Егор Лигачев перед первым пленарным заседанием Госдумы третьего созыва
© Sputnik / Владимир Федоренко
Старейший депутат Государственной Думы РФ Егор Лигачев перед первым пленарным заседанием Госдумы третьего созыва

Время практически все расставляет все на свои места. В том числе и людей, которые определяли время. Через три с лишним десятилетия многие из тех, кто жил в то время, понимают, что Егор Кузьмич был во многом прав. 29 ноября Егору Кузьмичу Лигачеву исполняется сто лет. Живите долго, Егор Кузьмич! Вы для нас живая и неповторимая эпоха, которой уже никогда не будет и о которой мы всегда будем вспоминать.

*Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции

256
Теги:
Михаил Горбачев, СССР, Егор Лигачев, Борис Ельцин
Джо Байден, победивший на президентских выборах в США

Чего Беларуси ждать от Байдена?

2194
(обновлено 12:43 28.11.2020)
Уже даже самому оптимистично настроенному по отношению к Трампу человеку понятно, что в январе ему придется уступить Белый дом Джону Байдену, а тот уже объявил о составе своей администрации, которая в ближайшие 4 года будет определять внутреннюю и внешнюю политику США.

В этой связи закономерен вопрос чего же ждать Республике Беларусь и региону Восточной Европы в целом.

Ряд экспертов и аналитиков, анализируя высказывания Байдена, заявили чуть ли не о революционном повороте во внешней политике США после четырех лет президентства Трампа. Так, было анонсировано возвращение к трансатлантическому партнерству и более теплым отношениям с ЕС. Американская внешняя политика перестанет испытывать на прочность систему международных отношений, а станет фундаментальным элементом, обеспечивающим ее стабильность. Будет идти поддержка ВТО и Парижского соглашения по климату. 

В то же время стал известен человек, который возглавит внешнеполитическое ведомство - Энтони Блинкен, отчимом которого был выходец из Польши, переживши концлагеря во время Второй мировой войны. Знающие данного политика люди говорят, что его назначение на этот пост означает нацеленность будущей администрации в первую очередь на внутреннюю политику и оставление в стороне отношений со странами не оказывающих ключевого влияния на США. Это связано с достаточно прагматичной позицией нового главы Государственного департамента, которая была продемонстрирована им ранее в бытность заместителем главы этого ведомства во времена Барака Обамы.

Таким образом, США, скорее всего, будет все еще обращать внимание на Китай и Россию, в то время как регион Восточной Европы не может считаться достаточно важным для пристального внимания со стороны Белого дома.

Поэтому вполне вероятно, что США будет солидаризироваться в своей позиции по Беларуси с Евросоюзом, которая на данный момент заключается в наращивании давления на официальный Минск. При этом если согласование санкционного пакета в отношении Беларуси может занять продолжительное время в ЕС и наткнуться на сопротивление одного из членов союза, которое де-факто заблокирует принятие санкций.

Поэтому вполне вероятно, что европейские лидеры будут лоббировать введение санкций СЩА в отношении Беларуси, поскольку этот шаг несравненно проще принять американской стороне и одновременно может усилить переговорную позицию ЕС, поскольку продемонстрирует возможности по задействованию союзника во внешнеполитической активности. 

В то же время на фоне сделанного достаточно жесткого заявления, тогда еще кандидата в президенты США Байдена в отношении ситуации в Беларуси, может свидетельствовать, что США будут наращивать поддержку белорусского гражданского общества. Все это может производиться как отдельно, так и что более вероятно в сотрудничестве с Евросоюзом, который наверняка будет также предлагать собственные программы.

Одновременно Байден уже заявил в качестве приоритета борьбу за демократию, которая ранее игнорировалась Д. Трампом. В этой связи растет обеспокоенность в таких странах как Венгрия, Польша, что американская внешняя политика будет сосредоточена не на поддержании традиционных союзнических отношений, но на пересмотре ситуации в странах, которые столкнулись с проблемами в поддержании демократического режима.

В условиях, когда Польша является одной из стран стремящихся активно участвовать в ситуации в Беларуси, подобная активность США может стать серьезным ограничителем для официальной Варшавы по наращиванию активности на белорусском направлении. 

В то же время Байден будет с высокой долей уклоняться от навязывания ему рядом стран ЕС диалога с Россией по белорусскому вопросу, поскольку для обсуждения с РФ у следующего американского президента есть ряд более важных вопросов для обсуждения – продление СНВ 3, вопросы безопасности и возврат США в Договор об открытом небе.

Поэтому все те, кто ждут, что Байден обеспечит серьезное влияние США в регионе Восточной Европы будут с высокой долей вероятности разочарованы. В то же время для ЕС в условиях стремления к стратегической автономии активное вмешательство США в регион также не очень желательно. А вот поддержка инициатив Евросоюза и солидаризация по ряду вопросов будут восприняты очень позитивно. И поэтому политика Байдена, по всей видимости, ограничится этим подходом в отношении ситуации в Беларуси. Именно поэтому не следует ожидать очень резких шагов или заявлений со стороны посла США в Беларуси, прибытие которого ожидается в скором времени. Скорее всего, она сосредоточит свою деятельность на диалоге и поддержке гражданского общества, стремясь этим сбалансировать легитимизующее А. Лукашенко вручение вверительных грамот.

*Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

2194
Теги:
Светлана Тихановская, Джо Байден, США

Йоханнес Бё выиграл 10-километровый спринт в Контиолахти

0
(обновлено 13:51 29.11.2020)
У белорусов лучший результат показал Сергей Бочарников, который пришел к финишу 29-м. От лидера гонки он отстал на 2 минуты, 12,3 секунды.

МИНСК, 29 ноя - Sputnik. Йоханнес Бё выиграл 10-километровый спринт в Контиолахти, он преодолел дистанцию за 23 минуты 53 секунды и не допустил ни одного промаха.

Второе место занял швед Себастьян Самуэльссон (он допустил один промах на дистанции и отстал от лидера гонки на 44,1 секунды), третье – еще один представитель Швеции Мартин Понсилуома (также один промах, +47,9).

У белорусов лучший результат показал Сергей Бочарников, который пришел к финишу 29-м. Он допустил четыре промаха и от лидера гонки отстал на 2 минуты 12,3 секунды.

Последует

0