Женский масс-старт в Рупольдинге, архивное фото

Так не чудила и Домрачева, или Что есть у белорусов и чего нет у россиян?

10918
(обновлено 17:01 15.01.2020)
15 января в Мекке немецкого биатлона – славном баварском Рупольдинге – женским спринтом откроется соревновательная программа пятого этапа Кубка мира. Белорусский квартет в этой гонке составят Ирина Кривко, Анна Сола, Елена и Ирина Кручинкины.

Таким образом, отмечает колумнист Sputnik Руслан Васильев, вне заявки осталась олимпийская чемпионка Алимбекова, которая в последнее время попала в черную полосу падений, не лучшего функционального состояния после сбора в среднегорье и психологических противоречий.

Да таких острых противоречий, что Динара, как она сама рассказала мне еще в минувшее воскресенье, даже пыталась отпроситься на этап Кубка IBU, что на этой неделе опять проходит в словацком Осрбли.

Однако тренеры справедливо решили, что Алимбековой необходимо просто привести в порядок свои расстроенные всеми последними несуразностями чувства. И у нее это обязательно получится. У меня нет никаких сомнений, что в пятницу на первом этапе женской эстафеты Рупольдинга мы увидим в качестве привычного застрельщика Динару, и это будет уже настоящая Динара!

Все смешалось в доме Бё!

Пятый этап, который традиционно прописан в Рупольдинге (исключения – годы, когда на "Чимгау Арене" проходит чемпионат мира), безусловно, является ключевым в борьбе за Большие хрустальные глобусы. После Оберхофа обычно становится ясно, как кому удалось потрудиться на новогодних сборах и какие перспективы открываются перед тем или иным фаворитом.

Но если в женской труппе биатлонного "Белого цирка" традиция сохраняется – стабильной итальянке Вирер придется отбиваться от наскоков норвежек, не знающих "золотой середины" – либо очень хороши, либо весьма посредственны, то в мужском споре все смешалось в доме Бё!

Случилось это после того, как младший из братьев Йоханесс – обладатель БХГ-2019 и безусловный фаворит "номер один" в текущем сезоне, ушел в "декретный отпуск". То есть предпочел не соревноваться в Оберхофе и Рупольдинге, а находиться рядом с готовящейся рожать супругой. Заботливый муж, кстати, может не приехать и на третий январский этап в словенской Поклюке, что, естественно, негативно отразится на его положении в общем зачете Кубка мира.

Точнее, уже отразилось, ибо после спринта и масс-старта Оберхофа Бё-младшего на лидерском посту таки сместил Фуркад-младший, чему поспособствовали две виктории на прошлой неделе. Причем во многом триумф на французскую улицу пришел из-за того, что Бё-старший – Тарье, начудил на первом в 2020 году этапе КМ, как не чудила даже молоденькая Домрачева. Хотя все в курсе, что ДаДо собрала коллекцию очень забавных (не для себя, но для зрителей) эпизодов.

Тарье Бё (слева) на старте гонки в Оберхофе
© AFP 2020 / TOBIAS SCHWARZ
Тарье Бё (слева) на старте гонки в Оберхофе

Однако чтобы забыть проехать штрафной круг?! Нет, такого за Дарьей не водилось. Причем обращу внимание: не сбиться со счета при большом количестве промахов, а при единственной снайперской ошибке на "стойке" сразу отправиться на дистанцию. А именно так и сделал Бё-старший, претендовавший в спринте даже на выигрыш, который бы сохранил за норвежским семейством лидерскую позицию в общем зачете.

Тарье лихо проскочил мимо заезда на "штраф", а в Оберхофе, как вы наверняка помните, сразу на выезде со стрельбища начинается… длинный спуск! В общем, когда Бё-старший опомнился либо его заставили опомниться с использованием норвежских идиоматических выражений, Тарье уже укатил черт знает куда – "До Урала!"

Заодно он посетовал, как долго и нудно ему пришлось карабкаться обратно в гору, кроме того, викинг признал, что на этом пути едва не столкнулся с четырьмя биатлонистами, которые вообще могли пострадать за дешево живешь.

© Sputnik / Александр Вильф

Я вспомнил об этом странно-комичном инциденте Оберхофа-2020 по трем причинам. Во-первых, чтобы напомнить некоторым "суровым критикам": даже такие матерые мастаки биатлона, как Тарье, попадают в "психологические ямы", за которые белорусские болельщики порой жестко судят молодых белорусских спортсменов, ту же Алимбекову.

Во-вторых, где всем говорят "добро пожаловать!" – уже не рай. Похоже, Бё-старший нынче уже не входит в когорту реальных претендентов на Большой хрустальный глобус, и трофей-2011, который этот норвежец выиграл еще до начала ЭВМ (Эра Великого Мартена), останется единственным в его карьере.

Наконец, в-третьих, возвращение Тарье на штрафной круг и его не дисквалификация вскрыла явную "дыру" в правилах. Ведь что получилось в Оберхофе с его спуском сразу после стрельбища? Норвежец, укатив к черту на кулички, затем несколько сотен метров двигался против движения, что запрещено во всех "дорожных правилах"! Отсюда риски столкновений.

Так, что техком IBU, в котором работает и наша Ольга Назарова, должен уточнить правило прохождения штрафного круга. Например, определить некий отрезок в 10-20 метров, после которого забывчивость а-ля Бё уже будет караться автоматической дисквалификацией. Но нам нельзя упустить из виду и еще кое-какие нюансы…

Россыпь комплиментов

Разумеется, в биатлоне считают цыплят в феврале или марте, когда за спиной оказывается главный старт сезона – чемпионат мира. Но в процессе становления такой молодой команды, какой является белорусская сборная, даже локальные прорывы достойны комплиментов.

А ведь в Оберхофе, если учесть все падения Алимбековой и не лучшее состояние лидера Кривко, белорусские биатлонисты действительно заслужили признания, причем подчас удивленного признания. И кстати, речь идет не только о спортивных результатах.

Например, в Оберхофе фурор в масс-старте произвела 37-летняя Мякяряйнен, которая новогодний сбор провела в Антхольце, что сама Кайса и отметила во всех своих интервью. А кто там были ее соседями? Белорусы! Что, к слову, есть повод для зависти тех же россиян. И не потому, что тренировки именно в Антхольце так уж чудотворны. Но на такой централизованный сбор нужны средства, которые в белорусской федерации сумели аккумулировать.

Кстати, сейчас объективные болельщики отмечают и самого Андрея Викторовича как тренера, с чьим появлением в мужской команде в связке с Олегом Рыженковым начался прогресс. От себя отмечу, что это очень общительный, живой и остро реагирующий человек, который располагает к себе, вызывает симпатию едва ли не с первого разговора. Так, значит, правы оказались боссы БФБ, пригласившие Падина?!

И конечно, о погоде, а значит – о подготовке лыж. Начиная с первого дождливого этапа КМ во французском Ле Гран Борнане, в стане российской сборной постоянно муссируется тема отсутствия штайншлифт-машины, с помощью которой наносится "оригинальный рисунок".

Тема стала настолько горячей, что без нее нынче никуда и нигде. Из каждого "утюга" только и слышишь – "штайншлифт-машина, штайншлифт-машина". А заодно ребром был поставлен вопрос: а какие команды возят с собой на этапы сие техническое "чудо-расчудесное"?!

Так вот, это чехи и… белорусы. Оказывается, наш новый сервисмен Беньямин Эдер не только дока в порошках и смазках, но и недурственный инженер, сам сконструировавший пусть кустарную, но исправно работающую штайншлифт-машину. Вопрос: а кто пригласил австрийца, кто нашел возможность подписать контракт с герром Беном? Пушкин Александр Сергеевич или все же, при уважении к поэту, – руководство БФБ?

Так вот и думаю: смогут ли болельщики-"экстремисты" пересилить себя и признать эти заслуги федерации либо их "задушит жаба"?! Ответ покажет, чего в них, собственно говоря, больше: болельщицкой заинтересованности в прогрессе или нигилистического экстремизма.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

10918
Теги:
Елена Кручинкина, Ирина Кручинкина, Анна Сола, Ирина Кривко, Рупольдинг, Кубок мира по биатлону, Беларусь
Горный пейзаж Сюникской области Армении

Связаны ли учения в Азербайджане и пограничный спор с Арменией?

226
Объявленные заранее тактические учения Азербайджанской армии не угрожают территориальной целостности и безопасности Армении, считает военный обозреватель Александр Хроленко.

Совпавшая по времени демаркация государственной границы между двумя странами (расстановка знаков и постов на местности) проходит без стрельбы, на основе точных советских военных карт и по итогам трехстороннего соглашения лидеров России, Азербайджана и Армении от 10 ноября 2020 года. Разумеется, военные маневры и пограничная демаркация – два разных мероприятия, которые невозможно склеить в одну "агрессию".

Азербайджанская армия 16–20 мая проводит плановые учения. Отдельную интригу создает внешнеполитическая турбулентность на фоне демаркации государственной границы между Азербайджаном и Арменией в Сюникской области. Демаркация – дело всегда непростое, но необходимое. Трехсторонние переговоры специалистов позволят уладить противоречия по отдельным участкам границы, которая ранее была обозначена как административная на картах СССР. Попытки под надуманным предлогом преодолеть внутриполитический кризис Армении возобновлением боевых действий в регионе силами ОДКБ – контрпродуктивны и бесперспективны.

Совершенно сюрреалистически выглядит оперативная реакция Парижа и Вашингтона на эмоциональные майские заявления армянского лидера Никола Пашиняна – Франция готова немедленно оказать военную помощь Еревану (на основании мандата ООН). Возможно, дискредитация этой Организации и является главной целью пограничной "комбинации"?

Военно-политические игры

В маневрах Азербайджанских ВС задействованы 15 тысяч военнослужащих – из 125 тысяч общей численности, то есть 12% личного состава. В поле вышли менее трети парка бронетехники. Задачи в воздушном пространстве выполняют около трети общего количества летательных аппаратов. Эти силы и средства решают серьезные задачи, но априори не могут угрожать целостности Армении (тем более после трехстороннего соглашения от 10 ноября 2020 года). Весна – время военных учений во многих странах.

Потенциальную опасность несут военно-политические игры стран Запада. Так, несколько настораживает факт встречи в Брюсселе 17 мая помощника президента Азербайджана Хикмета Гаджиева с заместителем генерального секретаря НАТО Мирчей Джоанэ. Повестка встречи неизвестна, однако высока вероятность обсуждения ситуации в Сюникской области – с выходом на силовую конфронтацию.

Посол США в Ереване Линн Трейси в начале мая заявила, что "нахождение Армении в составе ОДКБ создает определенные ограничения для оказания Америкой военной помощи Армении". Параллельно администрация президента США Джозефа Байдена продлила приостановку действия 907-й поправки к "Акту в поддержку свободы", то есть разрешила прямую военную помощь Азербайджану. Создается впечатление, что Армению изощренно побуждают (провоцируют) выйти из ОДКБ, сменить "орбиту притяжения".

С другой стороны, воинственные заявления Парижа в поддержку Еревана (президент Франции Эммануэль Макрон призвал Азербайджан вывести войска с территории Армении) подталкивают вполне мирную ситуацию на Южном Кавказе к новой эскалации армяно-азербайджанского вооруженного конфликта – с вероятным расширением числа участников за счет США, Франции, Турции, Ирана и других стран. Кому бы это ни было выгодно, подобное развитие событий неизбежно повредит интересам России. Кстати, в ОДКБ пообещали представить оценку конфликтной ситуации в Сюникской области "в трехдневный срок", о военной помощи Армении речи пока не идет ввиду явного отсутствия внешней агрессии. На этом фоне министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов 16 мая вполне миролюбиво назвал обращение Армении в ОДКБ безосновательной попыткой политизации проблемы, которую можно решить "на месте", и подчеркнул, что пограничные силы Азербайджана располагаются на "территории своей страны".

Пограничная комбинация

Пашинян 17 мая в очередной раз заявил о намерении запустить процедуры реагирования ОДКБ и армяно-российской стратегической системы, потому что на отдельных участках армяно-азербайджанской границы есть "тенденция к росту напряженности". Что же происходит в действительности?

Согласно трехстороннему соглашению лидеров России, Армении и Азербайджана от 10 ноября 2020 года, в приграничных с Арменией Кельбаджарском и Лачинском районах Азербайджана размещаются пограничные силы АР. Около 30 лет эта территория находилась под армянским контролем. Сегодня линия границы восстанавливается – по соглашению (его не обойти) и по картам Генштаба СССР 1970-х годов. В сложном процессе демаркации мелкие "картографические" проблемы неизбежны, но вполне решаемы специалистами Армении, Азербайджана и России (без привлечения Вашингтона и Парижа).

По данным Минобороны Армении, утром 12 мая "Вооруженные силы Азербайджана под предлогом "уточнения границ" попытались провести определенные работы на одном из приграничных участков. После предпринятых армянскими подразделениями мер азербайджанские военные прекратили эти работы". Сразу после этого начались переговоры по урегулированию ситуации. Очень важный момент – в военном ведомстве призвали не распространять непроверенную информацию, особенно если она способна привести к распространению паники (к сожалению, не все прислушались).

Участвующая в переговорах Государственная пограничная служба Азербайджана отметила: "Согласно трехстороннему заявлению, подписанному 10 ноября 2020 года, азербайджанские пограничные войска с улучшением погодных условий дислоцируются на позициях Азербайджана в граничащих с Арменией Лачинском и Кельбаджарском районах, которые имеют сложный горный рельеф и климатические условия. Этот процесс осуществляется в обычном режиме и систематически".

Министерство иностранных дел Азербайджана 13 мая напомнило: "С момента восстановления независимости две страны по понятным причинам не имели государственной границы, и… мы говорим о сложном техническом процессе, который в настоящее время сопровождается разногласиями между сторонами".

Откуда столько шума? Вроде бы, в позициях сторон нет оснований для тревоги. И никаких претензий Баку армянской стороне. Российские военнослужащие в регионе вообще не делают громких заявлений – в обычном режиме обеспечивают безопасность населения, участвуют в трехсторонних переговорах в Сюникской области Армении.

Российские пограничники, согласно договоренностям, ответственны за безопасное и бесперебойное движение на проблематичных участках автодороги в Сюникской области (Горис – Давид Бек и Горис – Капан). Здесь также созданы два опорных пункта 102-й российской военной базы – дополнительная гарантия безопасности юга Армении. Гипотетический прорыв азербайджанских войск в Сюнике можно представить лишь как вариант прямого вооруженного столкновения с российскими войсками. Бредовый сценарий.

Исторически сложилось так, что приграничные конфликты на пространстве СНГ – рабочие будни, а не повод для развязывания войн. Проблемы демаркации требуют двусторонних переговоров, дипломатических и технологических решений, а не размахивания виртуальными знаменами ОДКБ или НАТО. Фазу демаркации Армении и Азербайджану надо просто преодолеть и "пережить", ведь не бывает государства без обозначенных на местности границ.

Что касается силового влияния ОДКБ, для резких движений нет оснований и фактов. Информация о продвижении азербайджанских пограничников на 3500 метров вглубь армянской территории выглядит откровенно странной. Кто кого здесь пытается ввести в заблуждение? Проблемами войны и мира в Организации занимаются серьезные и ответственные специалисты. При отсутствии реальной угрозы Армении – не будет и военного реагирования ОДКБ.

Статья 2-я Договора о коллективной безопасности декларирует: "Государства – участники будут консультироваться друг с другом по всем важным вопросам международной безопасности, затрагивающим их интересы, и согласовывать по этим вопросам позиции. В случае возникновения угрозы безопасности, территориальной целостности и суверенитету одного или нескольких государств – участников либо угрозы международному миру и безопасности государства – участники будут незамедлительно приводить в действие механизм совместных консультаций с целью координации своих позиций и принятия мер для устранения возникшей угрозы".

226
Теги:
ОДКБ, Азербайджан, Армения
Знак процента на витрине

Вектор тяги: есть ли ресурс роста у белорусской экономики?

293
На чем основывается оптимизм белорусских властей, которые прогнозируют серьезный прирост ВВП в первом полугодии, рассуждает колумнист Sputnik Николай Левчук.

ВВП Беларуси в первом полугодии вырастет почти на 2% по сравнению с прошлым годом, заявил на встрече с президентом Беларуси Александром Лукашенко премьер-министр Роман Головченко в начале мая.

На фоне все еще не затухающей пандемии COVID и затянувшейся рецессии мировой экономики данное заявление выглядит как минимум смелым. Но статистические показатели свидетельствуют о том, что для него есть основания.

Индекс промпроизводства

По данным Белстата, валовый внутренний продукт в 2020 году в текущих ценах составил 147 005 млн. руб. В сопоставимых ценах по сравнению с 2015 годом – 103, 5 %, по сравнению с предыдущим годом – 99, 1 %, показав некоторое сокращение, обусловленное упомянутыми выше причинами.

Из данных аналитического обозрения Национального банка Беларуси со ссылкой на Белстат следует, что объем ВВП в январе-феврале 2021 г. в текущих ценах составил 23,3 млрд. рублей, или 100,8 процента в сопоставимых ценах к уровню января-февраля 2020 года. Причем рост реального ВВП произошел в основном за счет роста промышленного производства, которое в январе-феврале 2021 года в сопоставимых ценах выросло на 8,3 процента по сравнению с 2020-м, составив 21,4 млрд бел. рублей. 

Рост промышленного производства, скорее всего, и станет дайвером повышения ВВП, о котором заявлял белорусский премьер-министр. К тому же, в прошлом году промпроизводство в Беларуси снизилось на 0,7% после роста на 12% в 2019 году и на 5,7% в 2018 году. В целом удельный вес сферы производства в ВВП в прошлом году составил 38,1% (собственно, промышленности – 25,5%), а сферы услуг 49,1%. Рост промпроизводства обеспечен за счет увеличения производства в обрабатывающей промышленности на 7,5% и в сфере снабжения электроэнергией и горячей водой на 15,9%. Но теперь главная задача – разгрузить склады.

Здесь Беларусь оказалась в более выгодной ситуации, чем некоторые другие сопредельные страны. Так, исходя из аналитического обозрения Нацбанка, в России (по оценке Росстата) выпуск товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности в январе-феврале 2021 г. по сравнению с январем-февралем 2020 г. снизился на 1,8 процента. Индекс промышленного производства в сопоставимых ценах за январь-февраль 2021 г. составил 97,2 процента. В Казахстане этот показатель составил 98,1%, а на Украине – 95,8%.

Надо полагать, отрицательные колебания в большей степени связаны с пандемией коронавируса. По данным BIK Ratings – кстати, первого и единственного в настоящее время национального рейтингового агентства в Республике Беларусь – в мире сокращение отработанного времени за счет введения карантинных мер только во втором квартале 2020 года нанесло потери почти в 500 млн рабочих мест с полным рабочим днем. А снижение объема мирового валового продукта ввиду негативного влияния пандемии COVID-19 в 2020 году оценивается на уровне 3,5 %, вопреки изначальной оценке в 4,4 % (этому поспособствовал активный рост мировой экономики во второй половине 2020 года).

Интеллектуальная рента

Рост мирового ВВП в 2021 году прогнозируется МВФ на уровне 5,5%, что на 0,3 п.п. выше изначального прогнозного значения ввиду вакцинации населения и сокращения негативного влияния COVID-19 в некоторых странах. Прогнозируемый рост мировой экономики в 2022 году составляет 4,2 %. Рост экономик развитых стран прогнозируется на уровне 4,3% и 3,1% в 2021 и 2022 годах соответственно, резюмирует BIK Ratings. На этом фоне заявленный премьер-министром Романом Головченко прогноз роста в отношении белорусской экономики выглядит вполне логичным, даже несмотря на скептические реляции того же МВФ.

Уничижительные комментарии ряда СМИ по этому поводу  выглядят неуместными, поскольку такой рост в целом не выпадает из мирового и регионального контекстов, и в этом году в Республике Беларусь планируется на уровне 1,8%. А вот о структуре ВВП страны и его качественных показателях, нацеленных на стратегическую перспективу, стоит порассуждать. 

По данным, которые приводит BIK Ratings, наукоемкость ВВП в Республике Беларусь в среднем ниже, чем в странах-соседях. Так, в 2018 наукоемкость ВВП Республике Беларусь составила 0,61%, что на 0,6 п. п. ниже, чем в Польше, на 0,39 п. п. ниже, чем в России и на 0,17 п. п. ниже, чем в Литве. Это свидетельствует о недостаточном уровне развития наукоемких отраслей в Республике Беларусь по сравнению со странами соседями.

Вместе с тем, в последние годы наметилась положительная динамика. Так, доля высокотехнологичных (включая среднетехнологичные) и наукоемких отраслей экономики в ВВП Республике Беларусь в 2018 году достигла 36,7%, что на 4,1 п. п. больше уровня 2014 года. Доля высокотехнологичных производств в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности также растет – в 2018 году данный показатель достиг 28,5%, что на 4,3 п. п. больше уровня 2014 года.

Удельный вес экспорта высокотехнологичных товаров в общем объеме экспорта товаров в 2018 году достиг уровня в 2,2%, что на 0,3 п. п. больше уровня 2014 года. Удельный вес экспорта среднетехнологичных товаров высокого уровня в общем объеме экспорта товаров также демонстрирует рост – в 2018 году данный показатель достиг уровня 22,4%, что на 1,9 п. п. больше уровня 2014 года. При этом удельный вес экспорта наукоемких высокотехнологичных услуг в общем объеме экспорта услуг в 2018 году достиг уровня в 4,6%, что на 2,2 п. п. больше уровня 2014 года.

Однако, несмотря на то, что доля высокотехнологичных и среднетехнологичных отраслей экономики в валовой добавленной стоимости Республики Беларусь выше, чем в странах-соседях, экспорт высокотехнологичных товаров по отношению к общему объему (произведенного) экспорта и к общему объему экспорта товаров и услуг остается самым низким среди стран-соседей, резюмируют эксперты BIK Ratings.

Эмиссионный кредит

Положительной динамики роста наукоемкости ВВП удалось достичь благодаря наращиванию бюджетных ассигнований на научные исследования и разработки из учрежденных государством инновационных фондов, иными словами – государственных инвестиций в инновационную сферу, которые стимулируют привлечение в экономику прямых иностранных инвестиций.

Помимо этого, как отмечает председатель ГКНТ Беларуси Александр Шумилин, в стране в последние годы предпринят ряд стимулирующих инновационную активность мер. Было сформировано нормативное требование по обеспечению коммерциализации результатов научно-технической деятельности; вузам и научным организациям предоставлены права выступать учредителями предприятий для реализации инновационных проектов; для производителей  инновационных и высокотехнологичных товаров введены налоговые льготы; для физических лиц и субъектов малого предпринимательства предусмотрены инновационные ваучеры и гранты. 

Республике Беларусь как и другим странам приходится отвечать на вызовы пандемии и накатывающих волн мировых финансовых кризисов, которые не в последнюю очередь являются следствием транзита девальвационных "пузырей" мировой резервной валюты доллара. Если неконтролируемая эмиссия доллара  используется транснациональными корпорациями для перераспределения мировых ресурсов и присваивания интеллектуальной ренты, то "дозированная" эмиссия национальной валюты может стать инструментом стимулирования экономики, если используется для кредитования воспроизводства основных фондов промышленных предприятий, приведение их к стандартам, задаваемым четвертой промышленной революцией.

Эту мысль, так или иначе, подтверждает Михаил Мясникович (премьер-министр Республики Беларусь 2010-2014 годы). В своей монографии "Будущее рождается сегодня. О некоторых вопросах развития" он обращает внимание на то, что экономике Беларуси удалось более-менее спокойно пройти мировой кризис 2007 – 2009 годов благодаря национальным инструментам. Либеральная денежно-кредитная политика, проводимая в стране в те годы, не только отрицательно не сказалась на темпах экономического роста, а наоборот обеспечила его увеличение за пять лет практически в полтора раза. Это был своего рода внутренний кредит, эмиссионный по сути, хоть еще не полностью отработанный до сих пор.

В мире сегодня накапливается огромный технологический потенциал, который трансформируется в новое качество роста экономики. У белорусской экономики ресурс роста тоже есть, вектор ее "тяги" должен быть направлен на интеллектуализацию всех отраслей, повышение добавленной стоимости. Ключ к такому росту – целевые государственные инвестиции.

*мнение автора может не совпадать с позицией редакции

293
Теги:
ВВП, Беларусь, экономика
Добыча нефти в России, архивное фото

Россия "уходит" с нефтяного рынка. Что ждет страны СНГ?

0
(обновлено 19:36 18.05.2021)
Экономисты сходятся во мнении, что сокращение нефтедобычи в России пойдет на пользу Азербайджану и Казахстану, открыв перед этими странами дополнительные экспортные возможности.

МИНСК, 18 мая – Sputnik, Никита Чикунов. Добыча нефти в России может перейти к постоянному снижению из-за истощения месторождений и роста налогов. В результате уменьшатся и поставки российского сырья за рубеж. Такой сценарий не пугает Европу, переходящую на "зеленую" энергетику, но создает проблемы для зависимых от импорта нефти стран СНГ.

Если Армении, Беларуси, Кыргызстану и Грузии снижение российских поставок грозит серьезными трудностями, то для Азербайджана и Казахстана – открывает новые перспективы. В возможных последствиях разбирался Sputnik.

Невостребованная нефть

Правительство России одобрило проект генеральной схемы развития нефтяной отрасли до 2035 года. Документ содержит несколько основных сценариев динамики добычи нефти при условии того, что сделка ОПЕК+ завершится в 2022 году.

Все прогнозы – от самого благоприятного до консервативного – предполагают постепенное снижение нефтедобычи после пика в 2027-2029 годах. Согласно наиболее вероятному сценарию, к 2029 году добыча возрастет до 554 миллионов тонн, приблизившись к рекордному значению 2019-го – 561 миллиону тонн. Однако в последующем она снизится на 18% – до 471 миллиона в 2035 году.

Падение будет связано с несколькими факторами. Первый из них – истощение разрабатываемых месторождений в Западной Сибири, второй – повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), указывается в проекте генсхемы.

Снижение добычи будет происходить на фоне общемирового падения спроса на нефть и нефтепродукты из-за усиливающейся экологической повестки. Авторы проекта не исключают того, что после 2025 года Евросоюз и вовсе ограничит импорт углеводородов.

Такие опасения нельзя назвать напрасными. По данным агентства Reuters, импорт российской нефти в Финляндию в апреле рухнул на 63% по сравнению с тем же месяцем 2020 года (с 1,1 миллиона тонн до 0,4 миллиона). Причина – переход страны на "зеленую" энергетику.

"По мере перехода на альтернативные источники энергии спрос стран первого эшелона (Евросоюз, США, Канада, Австралия – Sputnik) на нефть и нефтепродукты будет сокращаться. Вполне возможно, что цены на сырье тоже упадут. Вместе с тем бывшие советские республики смогут воспользоваться этой ситуацией и нарастить потребление нефти", – предполагает аналитик Института комплексных стратегических исследований Наталья Чуркина.

По ее словам, снижение мировых цен на нефть из-за падения спроса сделает внутренний российский рынок привлекательнее внешнего, тогда экспорт в страны дальнего и ближнего зарубежья снизится.

Занять российскую нишу

Возможное сокращение поставок из России выглядит малопривлекательным сценарием для большинства стран СНГ, зависящих от импорта нефти и нефтепродуктов. В особенности это касается Беларуси, Кыргызстана, Армении и Грузии. Потеря основного и самого выгодного поставщика топлива в лице РФ обернется для этих государств катастрофой.

Вместе с тем для Азербайджана и Казахстана – это шанс укрепить свои позиции на рынках постсоветских стран.

"Если экспорт российской нефти в страны СНГ снизится, то Азербайджан способен заполнить освободившиеся объемы. Это возможно не только теоретически, но и практически. Мы и сейчас это делаем. С 2017 года Азербайджан вышел на белорусский рынок – в этом году Минск планирует купить у нас миллион тонн нефти. В январе-марте 2021-го мы оказались монополистами по поставкам сырой нефти на Украину (весь объем импортированной Киевом нефти поступил из Азербайджана – Sputnik)", – замечает руководитель Центра нефтяных исследований Caspian Barrel Ильхам Шабан.

Менее оптимистично настроен профессор, доктор экономических наук Эльшад Мамедов. Он подчеркивает, что нефтедобыча в Азербайджане неуклонно падает на протяжении последних лет. Поэтому увеличить экспорт в постсоветские страны Баку сможет лишь в незначительных объемах, но и для этого потребуется помощь России.

"Чтобы направить туда экспортные потоки, Азербайджану придется воспользоваться российскими логистическими возможностями. Используя транзитный потенциал России, в долгосрочной перспективе нашими основными экспортными рынками могут стать Украина и Беларусь – эти страны в значительной степени зависят от импорта углеводородов. Определенный потенциал есть у государств Средней Азии", – объясняет эксперт.

У Азербайджана действительно нет возможности нарастить нефтедобычу, поскольку ее пик был достигнут еще в 2010 году – 50,8 миллиона тонн, соглашается Ильхам Шабан. Сыграть на руку Баку поможет углеродный налог, который Евросоюз планирует ввести с 2023 года (он касается ввозимой продукции с высоким "углеродным следом": нефти, газа, металлов, цемента, удобрений – Sputnik).

"Новых месторождений у нас нет. Как часто шутят, к 2050 году мы будем последние капли собирать. Поэтому переход Европы на "зеленую" энергетику позволит Азербайджану высвободить некоторые объемы нефти для СНГ", – добавляет он.

Нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) Казахстана в большей степени ориентированы на внутренний рынок, а экспортная нефть в основном уходит в страны ЕС, говорит экономический обозреватель, редактор портала Ekonomist.kz Сергей Домнин.

"Что касается бывших советских республик, то с точки зрения поставок нефтепродуктов вполне интересен Кыргызстан. Казахстан туда даже пытался зайти, но россияне очень плотно заняли рынок", – уточняет собеседник.

Кроме того, у Казахстана был достаточно успешный опыт экспорта нефти в Беларусь, напоминает директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов.

"Один раз Минск уже закупил достаточно большую партию казахстанской нефти вместо российской. В этом смысле мы не просто подбираем те объемы, которые "остаются" после России – мы вполне успешно с ней конкурируем на рынке", – продолжает он.

Преждевременные опасения

После 2025 года, когда страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) сформируют общий рынок нефти и нефтепродуктов, а в России завершится налоговый маневр в нефтяной сфере (будут отменены экспортные пошлины), – экономика поставок будет определяться выгодной ценой, обращает внимание заместитель руководителя направления "Экономика отраслей ТЭК" ЦСР Сергей Колобанов.

В таком случае Азербайджан и Казахстан смогут составить конкуренцию российским поставщикам на пространстве СНГ, если стоимость их нефти окажется ниже. Сейчас азербайджанская нефть обходится Беларуси как минимум на 5% дороже из-за логистики, добавляет эксперт.

В целом прогнозировать ситуацию на десятки лет вперед слишком тяжело, считает руководитель медиацентра Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) Дмитрий Коптев.

"До 2030 года может много чего произойти, поэтому какие-то предсказания тут всегда будут весьма условными. Например, в ЕАЭС может вступить Иран, который ускорил переговоры по этому вопросу на фоне затянувшегося решения по ядерной сделке. Это откроет для иранской нефти свободный путь на рынки стран Союза", – заключает он.

Опрошенные Sputnik экономисты сходятся во мнении, что сокращение нефтедобычи в России пойдет на пользу Азербайджану и Казахстану, открыв перед этими странами дополнительные экспортные возможности. Другим республикам бывшего СССР потенциальное сокращение российских поставок сулит лишь новые трудности.

0
Теги:
нефть, Россия