Строительство газопровода Северный поток-2

Тонкости газовой бухгалтерии, или Тернистый путь по кругу

245
Руководитель аналитического бюро "СОНАР-2050" Иван Лизан проанализировал, как Восточная Европа отказывалась от российского газа, и констатирует: успех в этом деле весьма переменчив.

Весь прошлый год евробюрократы провели в томительном ожидании итогов украино-российских газовых переговоров. Лишь к Новому году представители "Газпрома" и "Нафтогаза" заключили компромиссное решение по транзиту российского газа в Европу. Только тогда еврочиновники смогли выдохнуть и расслабиться.

Впрочем, контракт на прямые поставки газа из России на Украину не заключен до сих пор. Мало того, Москва и Киев не ведут переговоры об этом, хотя, на первый взгляд, такой контракт устроил бы всех. Однако в случае с Украиной, а также ее прибалтийскими партнерами и "адвокатом" – так себя в 2014 году называла Польша – экономические аргументы об экономии бюджетных денег не работают. У украинских, польских и прибалтийских элит совершенно другая логика отказа от российского газа, на которой стоит остановиться подробнее.

США довольны, мама счастлива

Начнем с Украины – страны-транзитера и наибольшего потребителя газа.

Потребление и подача газа на Украине
© Sputnik
Потребление и подача газа на Украине

В 1992 году Украина потребляла 113,4 млрд м3 газа, из которых 90 млрд м3 сжигала промышленность. Однако по мере деиндустриализации объемы потребления снижались, вместе с ними упала и доля импорта с 81% в 1992 году до 36% в 2018 году. Нет промышленности – нет потребителей газа: уже к 1995 году потребление газа в промышленности сократилось до 50 млрд м3, а в 2018 году составило и вовсе жалких 9 млрд м3.

С ноября 2015 года Украина не закупает газ напрямую газ у России, а получает его по схеме виртуального реверса. В норме, при прямых поставках, газ начинает отбираться по мере прокачки и потребности с востока страны, а для того чтобы давление в ГТС не падало в холодное время года, на западе страны из подземных хранилищ поднимается газ, который закачивается туда в теплое время года.

Но на помощь Киеву пришли тонкости бухгалтерии: с согласия европейского потребителя газ, прошедший границу Украины и России, считается не отобранным, а "реверсированным". При этом физического реверса газа нет – ГТС Украины работает лишь в одном направлении с Востока на Запад.

Таким образом, Украина продолжает покупать российский газ – никакого другого газа, кроме газа собственной добычи, на Украине нет. Добыча газа на Украине с 2005 года вышла на плато и колеблется в пределах 20,5 – 20,9 млрд м3. Ежегодно украинский Кабмин ставит задачу газодобывающим компаниям нарастить добычу газа, но это невозможно – нельзя добыть то, чего нет, а новые месторождения позволяют лишь удерживать планку в 20 млрд м3. 6 лет назад "дочка" "Нафтогаза" – "Укргаздобыча" отрапортовала о том, что ее месторождения исчерпаны на 70-80%.

В выигрыше от подобной ситуации оказалась два субъекта. Первый субъект – украинская олигархия, которая продает государству газ украинской добычи по стоимости импорта. Дело в том, что газ собственной добычи "Укргаздобыче" обходится в 108 долларов за 1 тыс. м3, а на пике 2018 года его можно было продать за 339 долларов. Кроме того, есть еще и выгодополучатели – фирмы-трейдеры как внутри Украины, так и за ее пределами – от схемы виртуального реверса.

Второй субъект – США, чьим ставленником в "Нафтогазе" является председатель правления газового монополиста Андhей Коболев, который известен тем, что сам себе выписал премию в 8 млн долларов за выигрыш у "Газпрома" в Стокгольмском арбитраже, а затем перевел ее маме в США.

Коболев в интересах США целенаправленно банкротит украинскую ГТС. Интерес Вашингтона прост: предельно снизить стоимость ГТС, добиться ее продажи "международному консорциуму" (то есть транснациональному капиталу) и, в идеале, перевести ее в режим реального реверса газа, то есть заставить качать газ не с Востока на Запад, а с Запада на Восток. Понятное дело, что транзит российского газа в таком случае прервется, но это именно то, что нужно Вашингтону, который с помощью политического принуждения лоббирует интересы своих добытчиков газа и трейдеров СПГ.

Газовый блицкриг США в Европе превратился в долгую войну на изнурение с "Газпромом" и НОВАТЭК, которые могут работать в убыток, удерживая свою долю на перенасыщенном европейском газовом рынке. Поэтому США очень нужны новые рынки для сбыта своего газа. И в этом деле им очень поможет Польша.

Совместить приятное с полезным

Годовое потребление газа в Польше колеблется в районе 19 млрд м3, около 3,5 млрд м3 добывается в самой республике. В последние годы Польша последовательно сокращала закупки российского газа.

В 2022 году истекает срок действия газового контракта между Польшей и Россией. Варшава уже заявила, что не собирается его продлевать, а намерена к 2022 году построить газопровод Baltic Pipe мощностью в 8 млрд м3 из Польши в Данию, где он соединится с трубой из Норвегии, что позволит заменить российский газ норвежским, а также американским СПГ, который будут доставлять газовозами.

Однако есть ряд проблем. Во-первых, газопровод еще не начали строить (пока что только определен поставщик труб из Германии), на нее нужно будет потратить от 1,1 до 1,5 млрд евро. Подрядчик для строительства еще не выбран. Труба пересечется с двумя российскими "Северными потоками", однако, как уверяют поляки, они уже получили все необходимые разрешения у операторов Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG.

Сами операторы о выдаче разрешения Польше пока не сообщали, поэтому не исключено, что представители польской Gaz-System пытаются выдать желаемое за действительное. Данный аспект важен тем, что, без получения разрешения от операторов и "Газпрома" и подписания дополнительного соглашения сроки строительства могут оказаться сорваны.

Также потребуется увеличить мощность СПГ терминала в Свиноуйсьце до 7,5 млрд м3. То есть отказ от российского газа потребует масштабных инвестиций.

Во-вторых, Норвегия вышла на плато по добыче газа в районе 120-125 млрд м3, на котором будет находиться примерно до 2022 года. Но уже к 2026 году добыча норвежского газа рискует сократиться до 110 млрд м3, а еще два года спустя до 100 млрд м3. Если Норвегия не введет в эксплуатацию новые месторождения, то к 2030 году добыча упадет ниже отметки в 90 млрд м3.

Учитывая то, что норвежский газ является трубопроводным, а добыча газа на нидерландском Гронингене (крупное месторождение, позволяет Нидерландам быть третьим после Великобритании добытчиком газа в ЕС) прекратится к примерно к середине текущего десятилетия, то дешевого западного трубопроводного газа Варшаве может не достаться. А вот на Востоке, у "Газпрома", он все равно будет, да и поставки норвежского газа в Польшу приведут лишь к изменению географии поставок, но не замещению российского газа на европейском рынке. В таком случае Варшава либо вернется в объятья "Газпрома", наигравшись в энергетическую независимость, либо станет закупать еще больше американского СПГ. Вашингтон заинтересован именно в последнем варианте.

Еще в конце августа 2019 года Польша, США и Украина подписали меморандум (соглашение о намерениях) о поставках американского СПГ через Свиноуйсьце на Украину. Польша давно хотела превратить свой СПГ терминал в газовый хаб и продавать ежегодно до 6 млрд м3 американского газа. Для этого Варшава уговаривает Киев построить интерконнектор (труба-переходник) от газопровода в Германовичах до украинского подземного хранилища газа.

Ты их в дверь – они в окно

В 2015 году Литва запустила СПГ терминал в Клайпеде, а также взяла за 60 млн евро в год у Норвегии судно-газохранилище. Понятное дело, все для того чтобы обеспечить за счет старших товарищей из ЕС газовую независимость от России в интересах США.

Литовские политики уговаривали своих коллег из Латвии "выбить" деньги из ЕС на создание СПГ-терминала, но затем обманули своих коллег и терминал построили не в Латвии, как договаривались, а в Литве. Теперь американский СПГ является литовской головной болью, а Латвия покупает газ у России. Плюс, похоже, латыши затаили на литовцев обиду и саботируют попытки Литвы отказаться от закупок электроэнергии с БелАЭС, а также пытаются перехватить у них транзит грузов.

В итоге первый американский СПГ Литва получила в августе 2017 года, а в апреле 2018 года подписала меморандум (соглашение без юридических обязательств) с компанией Freeport LNG о поставках СПГ из США. Понятное дело, что экономики в данном меморандуме нет, поэтому с февраля 2019 по начало января 2020 года в Клайпеду 40 раз заходили танкеры НОВАТЭК с российским СПГ, но ключевым поставщиком СПГ в Литву является Норвегия, а не США. Как видно, политика не смогла победить экономику, а изгнать Россию с рынка не удалось – она вернулась, но уже в виде НОВАТЭК.

***

Выводы из восточноевропейских газовых экспериментов достаточно просты.

Во-первых, за них проходится дорого платить. Одно дело, когда деньги дает ЕС (как в случае с Литвой), и совсем другое, когда ради желания США приходится загнать в нищету миллионы граждан Украины, подняв их коммунальные тарифы. Как видно, "независимость" для членов ЕС и "независимость" для Украины – это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Во-вторых, выгодополучателем от энергетической диверсификации оказываются США, которые на деньги Европы получили доступ к новым рынкам сбыта газа, а когда столкнулись с проблемами со сбытом и конкуренцией со стороны России, использовали санкции в качестве аргумента. Проще говоря, ЕС впустил свой огород американского козла, который еще оказался и весьма мстительным.

В-третьих, неясно, чем закончится польский энергоэксперимент с Baltic Pipe и продажей американского СПГ Украине, но у польских политиков стоит поучиться настойчивости и умению увеличивать свой геополитический вес в регионе за чужой счет.

В-четвертых, попытки убежать от российского газа пока носят переменный успех. На СПГ рынок Россия вышла на год позже США и уже смогла составить американцам конкуренцию: в 2019 году США и Россия заняли примерно по 24% рынка СПГ Евросоюза. Выход США на рынок ЕС, а затем конкуренция с СПГ из России привели к перенасыщению рынка ЕС газом и падению цен. И выжить на таком рынке сможет тот, у кого больше способов доставки газа и ниже себестоимость производства. А это Россия.

В-пятых, за рамками данного обзора оказалась Беларусь просто потому, что она покупает газ напрямую у России (он, несмотря на недовольство Минска ценой, значительно дешевле, чем у соседей), продажа ГТС "Газпрому" позволяет не сохранять ее работоспособность и избегать соблазна превратить трубу в геополитическое орудие (на чем погорел Киев), но развивать сеть и газохранилища, а строительство БелАЭС позволит сократить потребление газа в республике примерно на 5 млрд м3 ежегодно. И стоит заметить, что все это без каких-либо экспериментов.

245
Теги:
газ, Россия, Европа

Колумнисты

Орбита Sputnik