Врач, архивное фото

О медпредставителях, фуфломицине и "последнем щелчке"

2529
(обновлено 00:40 15.02.2020)
Колумнист Sputnik размышляет о тайной роли медпредставителя в практике лечения радикулитов и о том, как избавиться от шума в ушах "с гарантией".

Поход в поликлинику — это всегда стресс. И что бы ни говорил Минздрав про доступность поликлинической помощи, которой белорусы обеспечены лучше, чем жители всех окрестных стран, к походу в этот храм Гиппократа первичного звена надо себя готовить. Аутотренинг, медитация, башня из слоновой кости.

К счастью, готовятся и большинство пациентов. Поэтому в очередях нет одиозных войн, все мирно вздыхают, пропуская очередного "я только спросить". Правда, есть в этом ряду и те, кто все-таки нервирует терпеливую очередь. Это медпредставители.

Фармацевтика растет очень быстро. И массовой рекламы для продвижения не хватает. Поэтому фармкомпании давно уже выбрали для себя политику "прямого продвижения", через медицинских представителей, которые работают с врачом первичного звена в поликлинике, ФАПе, амбулатории. И имя им уже — легион. Как только отработал молодой специалист распределение — уже торопится за портфелем медпредставителя. Ведь у него зарплата значительно выше, чем в медицине, а нагрузка и ответственность — не в пример меньше.

Доходило до абсурда — медпредставители дружною толпою бродили по поликлиникам, испытывая терпение очередей, заходя прямо на прием и развлекая доктора рассказами о суперпрепаратах своей компании. Делали это, не смущаясь пациентов, которые напрасно пытались привлечь к себе внимание, чихая, кашляя и даже хватаясь за сердце.

Недавно Минздрав этот лекторий без отрыва от производства запретил — теперь медпредставитель может проводить свою агитацию только в свободное время врача. Которым, кстати, он не всегда готов жертвовать.

И тут появляется другой приемчик — материальная заинтересованность. Брендированные часы, ручки, стикеры и градусники — это в прошлом. Уже никто не хочет предлагать ваш препарат "за значок". К тому же фармпредставителям пришлось подвинуться — многие препараты стали рецептурными, а доктора вольны назначать импортные лекарства, только когда не подходят отечественные (побочные реакции, например, или не производятся).

Но свято место пусто не бывает. Если доктора обязывают назначать белорусские препараты — ему ведь не запрещают рекомендовать "вспомогательные" припарки и примочки из фитоаптек. А чтобы он не забыл сделать ценное назначение — на каждом листочке для "альтернативной" аптеки ставится личная печать врача, которая потом, по всей видимости, монетизируется.

В результате пожилая доктор, прошедшая все круги участка стопятьсот раз, пытается предлагать пациенту в остром состоянии вместо тяжелой фармацевтической артиллерии в виде нестероидных противовоспалительных "бальзам с рогом оленя". И назначение с печатью дает — в аптеке, мол, покажете. Только это не та аптека, что в поликлинике, а та, что на крыльце.

Верить народной медицине или нет — это личное дело каждого. Только протокол лечения люмбалгии не предполагает "оленьего рога". И пожилая доктор это знает лучше, чем я. Но зачем-то советует мне снадобье, в народе нередко именуемое "фуфломицином", как панацею.

Не то чтобы я собиралась что-то покупать, но в "альтернативную" аптеку все-таки заглянула. Там продавец помогала старушке, у которой "сильно звенит в ушах", справиться с проблемой. Ей не предлагали измерить давление или сходить к врачу. Перед ней разложили горку разноцветных коробочек. Последним щелчком стало "если будете пить два препарата вместе — звон точно пройдет". И старушка, не чертыхаясь, выложила 30 с небольшим рублей. Еще бы — ведь в обычной аптеке гарантированного излечения не обещают.

2529
Теги:
аптека, Минск, Беларусь

Александр Шпаковский

Хроники белорусского кризиса: в поисках формулы национального консенсуса  

1294
(обновлено 09:06 27.10.2020)
У Беларуси всего два пути: либо тяжелый гражданский конфликт с непонятными перспективами, либо диалог о будущем и формирование нового социального договора, убежден колумнист Sputnik Александр Шпаковский. Что нужно для второго варианта?

Текущий политический кризис в Беларуси многогранен, а его внешняя и внутренняя составляющая, в свою очередь, сплетены из множества причин и интересов. Однако, если внутренние противоречия в конце концов можно разрешить за счет поиска новой формулы национального консенсуса, то геополитическая проекция белорусского кризиса особенно тревожит. С другой стороны, для разрешения внутренних противоречий нужна воля властей не только наказывать и пресекать нарушения закона, но и провести работу над ошибками, приведшую к подобной ситуации, найти развязки по наиболее проблемным вопросам.

Белорусский кризис как элемент большой игры

С большой долей вероятности можно предполагать, что Литва и Польша, занимающие наиболее агрессивную позицию в отношении Минска на международной арене, вряд ли решились бы на столь реактивные действия без поддержки более значимых субъектов, а именно Великобритании и части политикоформирующих кругов США. Абсолютно беспардонное поведение Вильнюса и Варшавы, которые фактически пытаются назначить в Беларусь своего президента в лице марионеточной фигуры Светланы Тихановской, указывает, что литовским и польским элитам от лица коллективного Запада предоставлен определенный карт-бланш на вмешательство и соответствующие гарантии, так как с точки зрения международного права подобные действия выглядят явно неадекватно.

Также представляется, что и Россия не стала бы столь демонстративно поддерживать белорусскую власть, если бы проблемы в нашей стране относились исключительно к сфере внутренней политики. Пример тому – многократные политические пертурбации в Кыргызстане, где внутренний фактор явно превалирует над внешним или даже недавняя "бескровная" революция в Армении, которую хоть и восприняли в Москве с определенной настороженностью, но все же ограничились наблюдательной позицией.

В белорусском же случае реакция РФ совершенно иная: если в сфере внутренней политики Москва не вмешивается и предоставляет возможность Минску самостоятельно разобраться в ситуации и начать диалог с обществом, вовлекая несогласных в процесс конституционной реформы, то на международной арене РФ совершенно ясно дала понять, что не допустит внешнего давления на Беларусь с целью рейдерского захвата Западом нашей страны по украинскому образцу.

Дело в том, что Республика Беларусь, входящая в Союзное государство, ЕАЭС, СНГ, ОДКБ, является самым близким союзником России и оппозиции не удалось ввести Москву в заблуждение заявлениями о том, что "кризис не имеет геополитической проекции", "протесты не направлены против России", многочисленными обращениями представителей т.н. "координационного совета" к Путину и пр.

И в массе своей протестующие действительно не настроены антироссийски, несмотря на наличие в их рядах активного и организованного националистического ядра, однако центры управления протестами находятся на территории стран НАТО и Украины, где действуют под полным контролем и при непосредственном участии зарубежных спецслужб. В данном случае различные блогеры-студенты из числа белорусских эмигрантов лишь дешевая приманка для легковерных граждан, а Литва и Польша – просто пугало для белорусских властей, за спиной которого скрываются истинные участники "большой игры" против России, где наша страна лишь один из театров противостояния.

Маски сброшены

Абсолютно логично в этой связи выглядит активизация в публичном пространстве главы Службы внешней разведки РФ Сергея Нарышкина, который все чаще выступает с заявлениями на основании добытой информации о планах Запада на постсоветском пространстве, включая белорусское направление. Недавний визит Нарышкина в Минск был направлен на укрепление доверия и взаимодействия с белорусскими спецслужбами, так как в своей внешнеполитической проекции кризис в нашей стране представляет собой именно противостояние спецслужб.

Специальными методами информационно-психологического воздействия, применяя приемы манипуляции массовым сознанием, используя разведывательно-технические возможности и конспиративные каналы финансирования, противник стремится к нанесению максимального вреда сфере национальной безопасности, экономике Беларуси с целью приведения к власти лояльного правительства либо создания долгосрочной ситуации нестабильности в наиболее близком для РФ государстве.

Когда все маски оказались сброшены, а устранить Россию от белорусской проблематики не удалось, то какая-либо нужда в травоядных легендах для Москвы в принципе отпала и вот уже во время выступления на Форуме по вопросам безопасности в Киеве Тихановская "благодарит Украину за поддержку протестов" и заявляет, что "белорусскую революцию вдохновило желание украинцев сражаться за свое достоинство".

И на манеже все те же: Яценюк, Грибаускайте, Аваков, различные польские и литовские политики, за спиной которых маячат более серьезные специалисты типа француза Бернара Анри-Леви – одного из вдохновителей событий в Югославии, Ливии, Сирии, Украине, ныне присматривающего за командой Тихановской.

Таким образом, можно прогнозировать, что протест будет радикализироваться по украинскому образцу и "ультиматум" "народного президента" белорусским властям, угрозы остановить экономику направлены на то, чтобы разжечь затухающую белорусскую "революцию" с новой силой. При этом "борцы за свободу" решительно отвергают какой-либо диалог с государством по вопросу Конституции, взамен предлагают фактически ампутировать отечественную промышленность, так как совершенно очевидно, что в случае остановки предприятий и прекращения выполнения отечественными компаниями контрактных обязательств место белорусов на внешних рынках, в том числе российском, займут другие игроки.

Как организовать диалог?

Очевидно, что сам по себе общенациональный диалог – это та самая смерть Кощея цветной революции, и белорусское государство, которое, в отличие от Украины 2014 года, по-прежнему сохраняет высокую степень субъектности, способно инициировать этот процесс. Встреча президента страны с политическими оппонентами, находящимися в СИЗО КГБ по обвинению в попытке антиконституционного захвата власти и организации массовых беспорядков, подтвердила готовность на высоком уровне к самым нестандартным шагам по разрешению кризиса. Отдельным участникам встречи, выразившим согласие к продолжению диалога, была замена мера пресечения, и эти люди вышли из следственного изолятора под домашний арест либо подписку о невыезде.

Тем не менее "на местах" диалог по вопросам конституционных изменений, к сожалению, нередко проводится весьма формально, иногда в узком кругу "своих" либо "для галочки", а о самих мероприятиях общественность узнает постфактум. При этом сектор общественно-политической жизни Беларуси не ограничивается радикальной оппозицией, которая сейчас слеплена "из того, что было" на территории Литвы и Польши.

Видится целесообразным не бояться приглашать в диалоговые форматы представителей правозащитных организаций, делового сообщества, зарегистрированных политических партий, лиц, в разные годы обладавших статусом кандидатов в президенты. Конструктивный спор в пределах базовой ценностной рамки (мир в обществе и суверенитет Беларуси) приводит к взаимному обогащению информацией, снимает напряженность и недоверие.

Общество должно четко осознать, что у Беларуси всего два пути: либо тяжелый гражданский конфликт с непонятными перспективами, либо диалог о будущем и формирование нового социального договора. Однако для успешного следования по второму позитивному треку люди должны поверить в искренность намерений властей, поэтому диалог о Конституции необходимо вести максимально широко, гласно и публично, приветствовать конкуренцию мнений и идей.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

1294
Теги:
кризис, Беларусь

Революция для чайников: чем Бангкок отличается от Минска или Бишкека

791
Как происходят уличные протесты в Беларуси, Кыргызстане и Таиланде – авторский анализ Дмитрия Косырева.

Революции — как и анализ таковых — отличаются унылой неизобретательностью просто потому, что вот уже которое столетие они все одинаковы. Что особенно видно, когда революции учиняют в трех странах одновременно: в данном случае в Беларуси, Кыргызстане и Таиланде. А совсем недавно — в Гонконге, а до того… и далее по списку.

И ведь такие вроде бы разные страны — но давайте посмотрим, как описывают суть происходящего в далеком буддийском королевстве местные СМИ и те, что из соседних стран.

Отставка власти и новая Конституция

Итак, революционеры требуют отставки правительства и новой конституции: а чего же им еще требовать, причем повсюду?

Вот, допустим, в Кыргызстане отставились чуть не все власти… В случае с Таиландом, правда, разговоры о конституции подразумевают смену статуса короля — в виде нескольких шагов к сильному ограничению власти последнего — вплоть до символического статуса. А это не пустяк.

Впрочем, власти совершенно справедливо не принимают эти требования всерьез и на днях объявили в столице, Бангкоке, чрезвычайное положение до 13 ноября. Что означает прежде всего запреты на мероприятия числом более чем в пять человек. Однако на следующий же день революционеры вывели на улицы 15 тысяч.

Они вообще устраивают многотысячные демонстрации с июля каждые выходные, а то и чаще, — и, нет, речь не о Минске, а о Бангкоке. И мирно захватывают правительственные здания — в Бангкоке или Бишкеке. А власти так же предсказуемо используют водометы и все прочее, приличествующее случаю.

Очень столичная история

Речь во всех революциях неизменно об одном большом, столичном городе — в провинции много людей никто собирать и не пытается.

И конечно же, все протестующие до сорока лет, а в основном старшеклассники и студенты.

Как воспринимают происходящее жители Таиланда с либерального фланга? Вы бы без труда написали за них стандартные комментарии, ни разу не бывав в Таиланде. А именно, следует строго осудить использование властями насилия в отношении невооруженных студентов; упомянуть о "международном сообществе", которому все происходящее неприятно; призвать правительство к компромиссам, в чисто тайском духе; и наконец, заявить что-то о столкновении старых и новых ценностей в обществе, притом что старшее поколение обреченно тащит страну в прошлое, а юное поколение привержено уже новым ценностям.

Возрастное явление

То, что революции — возрастное явление, не секрет. "Явления" вообще-то бывают у любого возраста, например — страсть к агрессивным спортивным машинам и молодым партнершам у успешных мужчин в возрасте за пятьдесят. В свою очередь, студенческий возраст склоняет к ненависти в отношении "системы", в которой тебя не ждали. И еще склоняет к боевым действиям против собственного общества.

Почитайте, например, ранние рассказы бывшего социалиста-революционера Александра Грина, где он с большим знанием дела описывает, как подростки приходят в конспиративные эсеровские ячейки, желая взорвать очередного царского сатрапа (и случайных прохожих вокруг), принеся при этом в жертву свою молодую жизнь. А террористы постарше ругаются друг с другом, подозревают окружающих в предательстве и в целом мучаются убийственной бессмысленностью своей деятельности. Русская революция, 115 лет назад…

Так что любая умная власть просто воспринимает эти возрастные особенности групп населения как данность и, повторим, даже не пытается выполнять требования, которые изначально невыполнимы.

Внешнее вмешательство

Но как насчет еще одного неизменного революционного сюжета — внешнего вмешательства?

Оно было в Гонконге, в Беларуси, но в Таиланде ощущается слабо — там мировая революционная периферия. Да, американские и прочие неправительственные фонды там тоже работают, но важнее то, что китайская политика, наоборот, состоит в том, чтобы поддержать местную власть. В том числе потому, что у Пекина и Бангкока есть общие враги, и они в нынешних таиландских протестах неплохо засветились.

Речь о союзе личностей типа чисто местных бьюти-блогеров (одна такая блогерша собирает деньги на защитные шлемы для бунтующих) с похожими персонажами с Тайваня и из Гонконга. Называется это "альянсом молочного чая", существует скорее онлайн, чем живьем. Хотя не только: часть "чайников", то есть организация "Тайваньский альянс за таиландскую демократию", проводит собрания и сбор средств в США, Норвегии и Австралии. А кроме того, вся "чайная" команда обещает таиландским бунтовщикам предоставить платформы коммуникаций на случай, если (когда) власти отключат им соцсети: для этого физического общения не надо.

Что касается Гонконга, то тут засветился видный тамошний революционер — Джошуа Вонг. Кто-то недобрый может сказать, что этот вечный студент (точнее, студенческий лидер) провалил две революции — в 2014 году ("революция зонтиков") и в 2019-м. Но сам-то он, после долгих арестов и отсидок, должен что-то делать, а что он умеет? Вот он и устраивает одиночные пикеты в Гонконге в поддержку таиландских собратьев, но вдобавок активно помогает советами "чайному альянсу".

Джошуа во многом типичный революционер. Начиная с психологической травмы (в детстве страдал дислексией) и заканчивая списком "регалий": включен в список самых влиятельных подростков 2014 года журналом "Тайм", назван "одним из величайших мировых лидеров" 2015-го по списку "Форчун" и, конечно же, номинирован (к счастью, безуспешно) на Нобелевскую премию мира в 2017-м. И вот теперь этот человек помогает соседям из Таиланда рушить их общество и утверждать идеи нового поколения на месте идей старого. Бунт как образ жизни, если не способ зарабатывать.

В связи с чем возникает мысль: не надо именно западных фондов, чтобы уничтожать государства, и азиаты ломать умеют, да, по сути, любой может ломать — по надоевшим и примитивным рецептам. А вот чего в нашем мире не хватает, так это условно "восточных" фондов, которые распространяли бы такие же простые технологии по обузданию революций и номинировали уже совсем иных людей на какие угодно премии, включая Нобелевскую.

Мнение автора может не совпадаться с позицией редакции

Читайте оригинал материала на РИА Новости

791
Теги:
протесты, Кыргызстан, Таиланд, Беларусь
Ельцин-Центр в Екатеринбурге

В Беларуси задержали сотрудницу "Ельцин центра"

0
Российские дипломаты в курсе сложившейся ситуации и вся информация об инциденте передана в Генеральное консульство в Бресте.

МИНСК, 27 окт - Sputnik. Руководительница интернет-проектов Президентского центра Б. Н. Ельцина Марина Петрушко задержана в Барановичах, подтвердили в пресс-службе посольства России.

"Марина Петрушко находилась в отпуске на родине в Барановичах. Она навещала пожилую маму. В воскресенье ее задержали на автобусной остановке", - рассказали в дипмиссии.

В настоящее время сотрудница "Ельцин центра" находится в изоляторе временного содержания. Генеральное консульство в Бресте в курсе сложившейся ситуации.

"Ельцин центр" был открыт в 2015 году, центральной его частью является Музей первого президента России Бориса Ельцина. В нем аккумулированы десятки тысяч документов, фотографий, более 130 видеоинтервью, смонтированы 163 медиапрограммы.

0
Теги:
Барановичи, Беларусь, задержание