Ученицы обедают в школьной столовой, архивное фото

Не руками же есть! О ноже, вилке и школьной столовой

1834
Так ли опасен столовый нож в школьной столовой, насколько его стоит бояться и почему мы так плохо думаем о своих детях – примерно такими вопросами задалась колумнист Sputnik Тамара Зенина.

Не знаю, как в других семьях, но в нашей дома принято есть, используя вилку и нож. Нет, мы не голубых кровей. Просто дело привычки. Ну не могу я, накладывая на вилку гарнир, помогать кусочком хлеба, который не ем, и, простите за подробности, руками не хочу этого делать.

Правилам этикета за столом дочку учила в самом детстве не больше, чем остальные мамы. Когда конкретно она начала за столом постоянно пользоваться вилкой с ножом, точно не помню. Скорее всего, как и в остальном, ребенок просто перенял пример взрослых.

Никогда не думала, что такой естественный процесс, как прием пищи с использованием обычных столовых приборов, может стать проблемой и вызвать столько удивления и недоумения у людей.

Началось все с того, что дочь пожаловалась: в школьной столовой нет столовых ножей. Я объяснила, что это такая данность наших школьных столовых и придется ее принять.

© Sputnik
Почему детям в школе не дают столовые приборы?

А недавно ребенок принес запись своей горе-трапезы. На обед в меню была отбивная с кашей. Вопрос о том, почему к гарниру всегда дают два куска хлеба, оставим на откуп школьным диетологам. Всем ведь известно, что хлеб этот в основном оправляется в отходы.

Дело в том, что школьникам к отбивной не выдали даже вилок. Ребенок честно пытался раскромсать кусок мяса алюминиевой ложкой.

Отбивная поддавалась неохотно, в том числе и потому, что была, по словам дочери, "как обычно, холодной". Обеды накрывают до начала переменки, чтобы не заставлять детей ждать.  

Но это условие исключает другое – возможность получить именно горячую пищу. И первое, и второе блюдо практически всегда успевают остыть.

Добавим к этому отсутствие нормальных столовых приборов – и ситуация, когда дети беспомощно ковыряют ложками по тарелкам, по-моему, выглядит уже не столько смешно, сколько унизительно.

Вопрос о том, почему в школьных столовых хотя бы подросткам нельзя принимать пищу согласно общепринятым нормам этикета, а проще говоря, по-человечески, я задавала администрациям школ, чиновникам в министерствах, сотрудникам Комбината школьного питания и даже некоторым поварам.

Ответ был абсолютно одинаковым: это опасно!

"Вы видели этих детей?" – в ужасе восклицали одни. "Они же сразу проткнут друг друга!" – безапелляционно уверяли другие. "А ответственность кто за несчастные случаи нести будет и в тюрьму садиться?" – ставили мне в укор третьи.

Абсолютно все взрослые уверены в том, что наши дети настолько примитивны в своем развитии, что, увидев столовый нож, найдут ему единственное применение, которое обязательно окажется противозаконным.

Вариант о том, что в культурном обществе культурным людям однажды все равно придется приобщиться к элементарным правилам этикета за столом, просто не рассматривался.

При этом никакого официального или документального запрета на использование в школе ножей никогда не было! Это просто перестраховка взрослых.

Следуя их логике, в школах можно запретить и вилки, которые и так редко выдают, потому что там целых четыре зубца. А в мои школьные годы был громкий случай, когда один ученик проткнул другого шариковой ручкой.

Мне кажется, у каждой грани есть свои крайности, и, пытаясь уберечь детей сразу от всего, мы порой упускаем из виду главное.

Ведь как показала жизнь, люди, задумавшие нечто действительно плохое, спокойно приносили в школу настоящие острые ножи.

При чем здесь отбивная?

"Не руками же ее было есть, как некоторые дети!" – отчаянно заявила дочь.

А потом мы с ней честно тренировались на кухне управляться с куском мяса при помощи вилки с ложкой. Не оставаться же ребенку голодным…

*Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

Читайте также:

1834
Теги:
среднее образование, школьное питание, дети, Беларусь

Пуск баллистической ракеты Синева с борта Ракетного подводного крейсера стратегического назначения Верхотурье

Российские гарантии возмездия агрессору: донная МБР "Скиф"

17
Военный обозреватель Александр Хроленко рассказывает, как Россия может отреагировать на возможную агрессию, использовав ракеты донного базирования "Скиф".

Россия задействует ядерный потенциал в случае любой ракетной атаки по своей территории, потому что в полете невозможно определить содержание запущенной боеголовки. Об этом говорится в подготовленной Генштабом Вооруженных сил статье "Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания", которую на днях опубликовала газета "Красная звезда".

В качестве цели противника в такой ситуации будет рассматриваться уничтожение России, и "ответ будет сокрушительным". Одним из вариантов такого ответа может быть залповый пуск межконтинентальных баллистических ракет (МБР) донного базирования "Скиф", количество, точки базирования, ударная мощь и траектории полета которых известны лишь узкому кругу специалистов.

Чисто теоретически противник может выследить и атаковать в зоне боевого патрулирования ракетные подводные крейсера стратегического назначения проекта 955 "Борей", нанести превентивный удар по 150 ракетным комплексам "Ярс" с гиперзвуковыми маневрирующими блоками индивидуального наведения "Авангард", поразить на подлете к рубежам пуска какое-то количество российских стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев. И даже в этом случае (невероятного везения) последует ответный удар из глубин океана. Нанести разоружающий (превентивный) удар по "Скифу" технологически невозможно.

Невидимая составляющая стратегических ядерных сил России, баллистические ракеты донного базирования "Скиф" способны годами находиться на боевом дежурстве (в режиме ожидания) на дне морском, а затем по команде поражать наземные и морские цели. Ракета отличается особой скрытностью в информационной сфере, что косвенно свидетельствует о высокой эффективности разработки ЦКБ "Рубин" и Государственного ракетного центра имени Макеева. Предположительно, "Скиф" является развитием известной МБР морского базирования "Синева", с усовершенствованными полетными характеристиками и новейшим искусственным интеллектом. Важнейшие преимущества "Скифа" – высокая боевая живучесть и относительно низкая стоимость эксплуатации.

Тайна в контейнере

Донная МБР "Скиф" относится к семейству ракет большой дальности для субмарин и несет службу на дне морском в пусковом контейнере, который надежно защищает от огромного давления и агрессивной среды, обеспечивает связь с командным пунктом ВМФ. Создание герметичной и нержавеющей "упаковки", способной много лет оберегать ракету от проникновения соленой воды, было главной технической проблемой проекта. Зато сегодня легче найти иголку в стоге сена, чем "Скифа" в море.

Буксировка ракетного экраноплана Лунь из Каспийска в Дербент
Пресс-служба Южного военного округа

Высокая скрытность и уникальная боевая живучесть достигаются установкой пускового контейнера МБР на больших глубинах, недоступных для торпед потенциального противника, способных эффективно ослабить даже ядерный удар по поверхности моря. Специальная субмарина доставляет ракету "Скиф" к месту базирования. Точку установки отследить существующими и перспективными средствами разведки невозможно.

В ситуации боевого применения контейнер по сигналу продувает балласт (как подводная лодка), всплывает на заданную глубину, и ракета стартует к цели по своей программе. Если дальность МБР "Синева" – более 8000 км, можно предположить, что более совершенный "Скиф" летает дальше.

Заметим, что боевое дежурство во внутренних водах России не нарушает "Договор о морском дне" (1970 года), который запрещает размещение ядерного оружия на дне за пределами прилегающей к берегу 12-мильной зоны. К примеру, на арктическом шельфе и в прибрежных водах Тихого океана имеется много удобных глубоководных точек для установки донных МБР – максимально близко к целям на территории вероятного противника. И это не "российская угроза", а серьезный фактор сдерживания агрессивных устремлений Запада, претензий на Северный морской путь и природные богатства российской Арктики, Дальнего Востока и Курильских островов.

Преимущества МБР "Скиф" в экономической плоскости очевидны. Ядерные субмарины-носители ракет чрезвычайно дороги в производстве и эксплуатации, подготовка экипажей тоже обходится недешево. Ракета донного базирования способна без дополнительных затрат пережить по времени службы любую субмарину и при этом сохранить изначальный боевой потенциал, способность к старту и точному поражению целей. Таков ответ России на объявленную коллективным Западом новую гонку вооружений на море.

Известно, что первое испытание "Скифа" состоялось в 2008 году, заводские испытания стартовали в Белом море летом 2013 года, а в 2017-м глава комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Бондарев заявил, что донная МБР уже "в арсенале" Вооруженных сил России. Следовательно, новая ракета уже проверена временем и заслуживает нашего внимания.

Жертвы иллюзий

Российский президент Владимир Путин 2 июня утвердил "Основы государственной политики в области ядерного сдерживания". Согласно документу потенциальный противник должен знать о неотвратимости возмездия за агрессию. И все же Россия рассматривает ядерное оружие исключительно в качестве средства сдерживания.

Напомню, Соединенные Штаты в 1970-х годах отказались от идеи размещения ракет на дне и взяли курс на размещение ракет средней дальности в Европе. В документах ядерной стратегии США появилась агрессивная доктрина достижения победы в ограниченной ядерной войне за счет выигрыша в подлетном времени и системы передового базирования в Западной Европе.

По планам Вашингтона, более 570 твердотопливных ракеты Pershing-2 должны были доставить к целям в СССР ядерные моноблоки мощностью 80 килотонн на расстояние до 1800 км (до Москвы – за 8 минут).

То есть сегодня история повторяется на ином технологическом уровне, и система передового базирования (Forward Based System) на наших глазах дрейфует из Германии в Польшу. Действия США в области стратегических вооружений направлены на реализацию концепции "глобального удара" с применением ядерных средств.

Соединенные Штаты и активисты НАТО пытаются военными инструментами "сдерживать" экономическое развитие и рост международного влияния России, которая значительно опередила коллективный Запад в области разработки и производства гиперзвуковых ракет, ядерных субмарин, истребителей 5-го поколения, подводных беспилотников типа "Посейдон" и других высокотехнологичных вооружений, гарантирующих поражение любому агрессору. Складывается парадоксальная ситуация, когда военные советники боятся советовать сумасбродным американским политикам, потому что видят разницу между доктринами и реальностью.

Почти два десятилетия Пентагон со своими союзниками проводил дорогостоящие военные операции в Афганистане. В итоге США заключили с противником позорное для американской армии мирное соглашение и уходят, бросив на произвол судьбы существующее слабое государство – Исламскую Республику Афганистан. К сожалению, правильные выводы в Вашингтоне не сделали и с энтузиазмом принялись "спасать Европу" от несуществующей российской угрозы. Однако "Скифы" и другие гаранты безопасности РФ не дремлют.

17
Теги:
вооружения, Россия
Президент Беларуси Александр Лукашенко

Не надо придумывать "пиррову победу" Лукашенко

1465
(обновлено 21:46 10.08.2020)
У Лукашенко действительно есть оппозиция в Белоруссии — как есть она и у Владимира Путина в России. Как отмечает колумнист РИА Новости Петр Акопов, если спросить сторонников Навального, сколько людей поддерживают Путина, ответ будет: три процента.

Александр Лукашенко выиграл свои шестые президентские выборы — но его противники в стране и за рубежом не хотят признавать его победы. Штаб Светланы Тихановской, занявшей второе место с десятью процентами голосов, заявил, что, по их данным, у них 70 процентов, а премьер Польши Матеуш Моравецкий предложил провести чрезвычайный саммит Европейского союза, посвященный ситуации в Белоруссии:

"Польша несет ответственность за своих ближайших соседей… После президентских выборов в Белоруссии, которые состоялись 9 августа 2020 года, власти использовали силу против своих граждан, которые добиваются перемен в стране. Мы должны солидарно поддержать белорусов в их стремлении к свободе".

Подобные заявления не были неожиданностью — еще до выборов было понятно, что радикальная оппозиция не признает итогов голосования и заявит о фальсификации, а Запад снова осудит "последнего диктатора Европы". Неожиданностью стало то, что о нелегитимности Лукашенко стала говорить часть русского общества — и не только либералы, всегда выступавшие как против белорусского президента, так и против союза с Белоруссией, но и часть патриотов, после истории с задержанием 33 россиян посчитавшая Лукашенко предателем и поверившая в то, что белорусский народ хочет смены власти. Откуда это наваждение?

У Лукашенко действительно есть оппозиция в Белоруссии — как есть она и у Владимира Путина в России. Если спросить сторонников Навального, сколько людей поддерживают Путина, ответ будет едва ли не таким же, какой дают сторонники Тихановской: три процента. Именно таким был, по их мнению, рейтинг Лукашенко — поэтому его 80 процентов вызвали громкое возмущение.

Радикальные оппозиционеры живут в своем выдуманном мире, в котором только их взгляды и мнение имеют значение. Убеждать их в том, что у Лукашенко есть массовая поддержка избирателей, не имеет никакого смысла — они хотят, чтобы он ушел, и все остальное не имеет значения. Мы — народ, говорят протестующие. Ну хорошо — а остальные тогда кто? Именно из-за такого отношения к мнению большинства, кстати, во многом и получился столь большой процент голосов за Лукашенко — молчаливое большинство увидело, что его вообще не принимают в расчет, его игнорируют, осознало, что меньшинство готово любым путем устроить смену власти в Белоруссии. И тогда это большинство активно пошло на выборы — чтобы сказать свое слово.

И не позволить устроить в Белоруссии "майдан" — хотя понятно, что Лукашенко и так не допустил бы ничего, подобного украинскому сценарию. Да, для "майдана" не было столь серьезных оснований, как на Украине, — но все равно усилия по раскачке ситуации в этот раз предпринимались достаточно серьезные.

Начавшиеся в ночь после выборов волнения в Минске и других городах должны были закончиться кровью — но она не пролилась, и теперь ставка будет сделана на продолжение протестов и попытку организовать забастовку. Но Лукашенко не хочет и не будет проливать кровь — жертвы нужны только его врагам, надеющимся на жертвенной крови запустить майданный сценарий. Для него есть западная (особенно польская) поддержка, некоторое количество сторонников — но нет главного: нет раскола ни в обществе, ни во власти.

Авторитарная власть Лукашенко выстроена более чем прочно — а само белорусское общество не разделено (по типу украинского) и не хочет никаких потрясений. Десять процентов за Тихановскую и 4,6 процента против всех — вот и весь протестный потенциал. Причем те, кто против всех, явно не поддержат Тихановскую, то есть массовые акции неповиновения. А десять процентов проголосовавших за Тихановскую тоже распределены неровным слоем — понятно, что в Минске процент значительно выше. Но и среди них совсем немного откровенных радикалов — то есть тех, кто готов будет поиграть в "майдан". Опыт соседней Украины многому научил даже оппозиционно настроенных белорусов.

Наличие небольшого оппозиционного меньшинства на самом деле не представляет никакой угрозы ни власти Лукашенко, ни стабильности республики — опасны лишь попытки представить это меньшинство большинством. То есть сыграть в "майдан" — восставший народ против диктатора-узурпатора. То, что в Белоруссии нет ни диктатора (Лукашенко на порядок популярней любого своего противника), ни восставшего народа, не имеет для постановщиков никакого значения — нужна лишь правильная атмосфера (в СМИ и блогосфере), правильная картинка и правильная подача. В Белоруссии это не срабатывает на внутреннем уровне? Но остается еще внешний — можно устроить сильнейшее внешнее давление, попытаться загнать страну и ее власти в угол, очутившись в котором они начнут хаотично отбиваться и наделают массу ошибок. Подобные сценарии присутствовали в разных цветных революциях, как успешных, так и провальных, — пробовали их применять и против России.

Но Россия, несмотря на все последствия развала Союза, — сильная, потенциально самодостаточная и обладающая огромной исторической памятью держава. Белоруссия — лишь осколок исторической России, случайно ставший независимым. Но попавший в крепкие руки Лукашенко — который даже в самые тяжелые для России (и единства постсоветского пространства) 90-е годы не забывал о нашей общности и братстве. Естественно, что в Белоруссии, как и во всех осколках СССР, наши геополитические противники пытались вести работу по воспитанию западно ориентированной элиты, по превращению временного развала исторической России в постоянный, прочно зацементированный. Лукашенко не поощрял русофобию — но в маленькой и вынужденной быть независимой стране неизбежно возникали как исторические мифы (обосновывающие независимость), так и центробежные настроения. Мы не Россия, мы Европа — конечно, не в украинских масштабах, но для десятимиллионной республики много ли надо?

При всей маргинальности подобных настроений их потенциальную опасность нельзя преуменьшать. Причем опасны они как для будущего русского единства, так и для независимого (на какой-то исторический период) белорусского государства. Если каким-либо образом в будущем прозападные силы смогли бы прийти к власти в Белоруссии, это стало бы катастрофой и для самих белорусов. Маленькую страну превратили бы не просто в геополитический придаток Запада — она стала бы сателлитом Польши и частью заградительного кордона против России. То есть с ней попытались бы сделать то же самое, что сейчас пытаются сделать с Украиной. Даже теоретическая возможность такого сценария должна быть исключена — России предстоит еще долгая и напряженная борьба за вывод Украины из-под западного влияния, за ее возвращение на общую историческую дорогу русского народа.

Несправедливо обвинять Лукашенко в том, что он не хочет полного объединения с Россией в одно государство: его историческая функция была в другом — в сохранении двух Россий, Большой и Белой, вместе, рядом, в поддержании действительно братских отношений. Объяснять это тем, что "Белоруссии просто некуда было деваться от Москвы", нечестно и неправильно — желающих увести от России любой осколок СССР было предостаточно. Личный выбор Лукашенко совпадал с желанием белорусского народа — но это не уменьшает его заслуг перед нашей общей русской историей. Сетования на то, что Россия не подготовила в Белоруссии какие-то другие "пророссийские силы" и теперь обречена поддерживать "предателя Лукашенко, от которого устал собственный народ", — от лукавого. Никакого краха Лукашенко или его ухода на Запад никогда не произойдет — убеждать в этом российское общественное мнение могут только недалекие люди или сознательные провокаторы. Но ни те, ни другие не определяют политику России в отношении братской Белоруссии.

Главным же уроком этих выборов для самого Лукашенко должно стать понимание того, что очень важно не поддаваться на провокации не только на улицах Минска, но и против белорусско-российских отношений. Братских не на словах — а на деле.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

1465
Теги:
Беларусь, Александр Лукашенко, Выборы президента Беларуси — 2020
Темы:
Выборы президента Беларуси — 2020