Фрегат Адмирал флота Касатонов

Работа по глобусу: особенности российских фрегатов проекта 22350

852
(обновлено 11:38 19.06.2020)
В России возрождается кораблестроение, чему способствует и активизация блока НАТО. Для защиты интересов страны в Мировом океане строятся ракетные корабли дальней морской зоны проекта 22350, о которых рассказывает военный обозреватель Sputnik Александр Хроленко.

Первый серийный фрегат "Адмирал флота Касатонов" проекта 22350 достойно завершил испытания на Северном и Балтийском флотах и войдет в состав ВМФ России в начале июля 2020 года. Появление серии ракетных кораблей-невидимок этого проекта означает качественный скачок возможностей флота.

Фрегат вооружен 16 крылатыми ракетами "Оникс" или "Калибр-НК", способными в равной степени успешно "работать" по кораблям противника и по береговой зоне. На борту имеются также зенитный ракетный комплекс "Редут", 130-мм артиллерийская установка А-192, противолодочный ударный комплекс "Пакет-НК" и противолодочный вертолет Ка-27. Корпус создан с применением технологии снижения заметности, и вероятному противнику будет сложно обнаружить корабль средствами РЛС.

Современный мощный фрегат дальней морской зоны "Адмирал Касатонов" предназначен для поиска и уничтожения надводных кораблей и подводных лодок, для противовоздушной, противоракетной и противолодочной обороны кораблей и судов, совместных действий с морскими десантами, защиты гражданских судов и производственных объектов. Водоизмещение корабля – 5 тысяч тонн, длина –135 метров, ширина – 16 метров. Главная энергетическая установка мощностью 65 тысяч л.с. обеспечивает скорость до 30 узлов. Дальность плавания – 4500 миль, автономность – 30 суток, экипаж – 170 человек.

Головной фрегат этого проекта "Адмирал флота Советского Союза Горшков" вошел в состав 43-й ракетной дивизии кораблей Северного флота в 2018 году и успел отлично зарекомендовать себя в океанских походах. Обошел вокруг света (26 февраля – 19 августа 2019 года) по маршруту протяженностью 35 тысяч морских миль, включая Суэцкий и Панамский каналы.

Закладка еще двух фрегатов проекта 22350 ожидается на судостроительном заводе "Северная верфь" в конце июня. Строится второй серийный фрегат "Адмирал Головко" (в мае спущен на воду). Проект продолжается кораблями "Адмирал флота Советского Союза Исаков", "Адмирал Амелько" и "Адмирал Чичагов".

Уникальное вооружение

В ходе государственных испытаний проверены все проектные характеристики "Адмирала Касатонова": работа корабельных механизмов, систем РЛС и РЭБ, комплекса бортового вооружения, оборудования противоатомной защиты, а также технологические цепочки и алгоритмы взаимодействия с подводными лодками и авиацией. На одном из этапов новейший фрегат был атакован учебной торпедой, и для защиты экипаж "Адмирала Касатонова" успешно применил антиторпеду комплекса "Пакет-НК".

Система подводной защиты кораблей, напоминающая атмосферную систему ПВО, не имеет аналогов в мире. Антиторпеда из состава комплекса "Пакет-НК" движется под водой со скоростью около 50 км в час. Точность поражения цели обеспечивают инерциальная система и акустическая активно-пассивная система самонаведения антиторпеды. Бризантно-фугасная боевая часть мощностью 80 кг в тротиловом эквиваленте оснащена неконтактным взрывателем и способна эффективно поражать торпеды потенциального противника на всех рабочих глубинах.

Противолодочный комплекс "Пакет-НК" предназначен для уничтожения подводных лодок и торпед в ближней зоне корабля (или субмарины), состоит из системы управления, специализированной гидроакустической станции целеуказания, пусковых установок и самих малогабаритных торпед в тепловом противолодочном и антиторпедном вариантах. "Пакет" способен автономно или в составе корабельного контура противолодочной обороны и противоторпедной защиты обеспечить в автоматическом режиме выработку целеуказания по данным корабельных гидроакустических комплексов и станций. Автономное обнаружение, классификация и определение параметров движения атакующих корабль торпед обеспечивает двойную прочность обороны. Пусковая установка модульного типа позволяет применять малогабаритные тепловые торпеды и антиторпеды в различных комбинациях, в зависимости от решаемых задач. В конструкции комплекса "Пакет-НК" учтены особенности длительной эксплуатации оружия в агрессивной среде и применения в непредсказуемых гидрологических условиях.

Укрепляя противолодочную оборону, уникальный комплекс значительно повышает боевую устойчивость корабля. И эта принципиально новая система вооружения – лишь один из "штрихов к портрету" фрегата "Адмирал Касатонов" проекта 22350.

В начале славных дел

Считанные дни остаются до подъема Андреевского флага, а потом могучему и красивому кораблю предначертаны десятилетия напряженной службы. Судьба "Адмирала Касатонова" складывается благополучно. Фрегат построен достаточно быстро и с российским "сердцем" – дизель-газотурбинным агрегатом М-55Р производства Рыбинского НПО "Сатурн" (что немаловажно после разрыва отношений российского ВПК с украинскими производителями). Торжественная церемония спуска на воду состоялась 12 декабря 2014 года – в присутствии сына Владимира Афанасьевича Касатонова, тоже адмирала Игоря Касатонова: подобная удача сопутствует не каждому кораблю.

Для сравнения: строительство головного фрегата дальней морской зоны проекта 22350 осложнялось "технологической паузой" после распада СССР. Спущенный на воду в 2010 году "Адмирал флота Советского Союза Горшков" стал первым крупным надводным боевым кораблем (фактически – первого ранга), заложенным на верфях России в 21 веке. Изначально Минобороны РФ планировало построить 20 таких кораблей (по пять – каждому флоту). По оценкам специалистов, фрегат проекта 22350 стоит около 400 млн долларов. С учетом разрабатываемых новейших вооружений, цена может возрасти до 500 млн долларов. Дорого, но такова цена безопасности и суверенитета.

852
Теги:
вооружения, ВМФ РФ, флот, Россия

Президент США Дональд Трамп проводит брифинг

Мантры не спасут, или О влиянии добычи угля на президентскую гонку

19
COVID-19 перепахал не только планы нефте- и газобытчиков – пострадали бюджеты всех без исключения стран, и урон тем сильнее, чем больше экономика привязана к углеводородным рынкам. О том, как это все влияет на президентскую гонку в США – колумнист Sputnik Сергей Савчук.

Обойти тему предстоящих выборов президента США очень сложно хотя бы потому, что речь идет об избрании руководителя первой экономики мира, повелителя планетарного печатного станка и главнокомандующего армией с мощнейшим ядерным потенциалом. На дворе еще лето, но страсти на политической арене Америки накаляются по нарастающей.

Дональду Трампу чрезвычайно не повезло, что выборы состоятся в текущем неспокойном и кризисном году. Потому что результаты первого полугодия работают против него: вчистую проигранная Министерством здравоохранения борьба с COVID-19 (более 150 тысяч умерших), галопирующая безработица (22,6 миллиона новых безработных с марта), кризис углеводородных рынков (цены на газ и СПГ падали до 25-летнего минимума). Имея на руках такие карты, крайне сложно довести партию до победы. Джо Байден в этом плане совершенно чист и наверняка будет использовать внутренние негативные тенденции для повышения собственного рейтинга.

Но есть еще один крайне важный аспект, способный качнуть чаши избирательных весов в ту или иную сторону. Речь идет о падении добычи угля.

Говоря о важности, мы ничуть не преувеличили. В пору предыдущей избирательной кампании Хиллари Клинтон и ее избирательный штаб опирались на так называемых селебрити и людей искусства. Голливудские и медиазвезды всемерно поддерживали госпожу Клинтон и выставляли Трампа средоточием всех мыслимых грехов, от расизма и до близкой дружбы с российскими спецслужбами. Команда республиканцев оказалась умнее и выиграла.

Ставка текущего президента была сделана на средний класс и один из его столпов – угольные профсоюзы. На фоне современного информационного тренда, где все внимание уделяется альтернативной энергетике, а ископаемые углеводороды преподносятся чуть ли не как главная беда человечества, незаметным остается тот факт, что в США уголь добывается в 25 штатах, то есть ровно в половине страны.

Если наложить карту угольных месторождений на карту голосования, то выяснится, что регионы угледобычи и поддержки Трампа совпадают идеально. Дверь в Овальный кабинет для Трампа распахнули руки американских шахтеров, которым рыжеволосый кандидат обещал остановить разрушение отрасли, восстановить добычу и дать работу. "Trump digs coal!" звучало практически на каждой его встрече с избирателями, и они верили в лучшее.

Главную бомбу под национальный углепром и президентские амбиции Трампа подложил его предшественник Барак Обама. Последний был падок на обещания производителей солнечных панелей и других ВИЭ и в феврале 2016 года подписал American Recovery and Reinvestment Act, согласно которому из бюджета страны 90 миллиардов долларов выделялось на стимулирование бескарбоновой энергетики, а еще 150 миллиардов долларов были потрачены в виде инвестиций в частные и нефедеральные "зеленые" проекты.

Именно при Обаме национальный угольный сектор стал стремительно хиреть и сжиматься. В 2011 году США в год добывали 1,1 миллиарда тонн угля, в 2015-м объем сократился до 896 миллионов, а 2016-й избирательный год Америка закончила уже с показателем 739 миллионов тонн.

Нужно отдать Дональду Трампу должное: предвыборные обещания он пытался выполнять. В следующем году угольные шахты и разрезы выдали на-гора 775 миллионов тонн, при этом вдвое вырос показатель экспорта черного золота – с 51 до 97 миллионов тонн. Именно на этот период, кстати, приходятся первые поставки пенсильванского угля на Украину.

А вот дальше процесс забуксовал и ситуация стала опять ухудшаться. В 2018 году добыто уже 755 миллионов, а в 2019-м – 705 миллионов тонн, то есть всего за год производство упало на семь процентов. Это худший показатель с 1978 года, когда Америкой управлял еще Джим Картер, а в СССР при власти был Леонид Брежнев.

Но за этими цифрами не видно главного – судеб людей.

За последние пять лет добыча угля полностью прекращена в Канзасе и Арканзасе, а в Вайоминге, Западной Виргинии и Пенсильвании (трех главных угольных штатах, дающих совокупно более 60 процентов добычи) производство сократилось в среднем на 20 процентов. В Аризоне была закрыта угольная электростанция Navajo, а вместе с ней закрылся и разрез Kayenta, из-за чего более трехсот горняков остались без работы, а бюджет индейской резервации хопи, где располагались эти объекты, одним махом сократился на 12 миллионов долларов, или 80 процентов.

Правда, Energy Information Administration, входящая в структуру Министерства энергетики США, убеждена, что уже в следующем году добыча восстановится и вернется как минимум к показателям прошлого года. Прогноз базируется на вере в то, что природный газ в 2021 году подорожает настолько сильно, что применение угля для производства энергии опять станет экономически выгодным. Совершенно непонятно, от каких исходных данных в своем анализе отталкиваются специалисты EIA, но столь бравурные ожидания очень похожи на использование административного ресурса, чтобы в канун волеизъявления успокоить целевую категорию граждан.

Абсолютно ясно, что результаты 2020 года по всем производственным фронтам будут еще хуже. COVID безжалостно перепахал не только планы нефте- и газобытчиков – пострадали бюджеты всех без исключения стран, и урон тем сильнее, чем крупнее экономика и чем больше она привязана к углеводородным рынкам.

Сегодня в США накоплены рекордные 560 миллионов тонн нефти, которые некуда и некому продавать. Количество рабочих скважин сланцевого газа сократилось втрое, и это тоже худший показатель с 1975 года.

Подобная диспозиция никак не облегчает Трампу переизбрание на второй срок, ведь приемами прошлой кампании воспользоваться явно не получится. Стране нужны уголь и рабочие места, а Дональд Трамп может предложить разве что свои посты в Twitter и бесконечную мантру о величии Америки.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

19
Теги:
Дональд Трамп, президентские выборы в США, США
Темы:
Выборы президента США — 2020
Рикша в маске с надписью Бойкот Китая в Нью-Дели

Позовет ли Запад Россию дружить против Китая?

28
(обновлено 11:41 05.08.2020)
Почти все обсуждаемые в Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе варианты "удушения китайского дракона" предполагают создание какой-то широкой антикитайской коалиции. О том, кто в нее может войти – колумнист Sputnik Иван Данилов.

На фоне осознания неизбежности холодной войны с Китаем, которая, вероятно, будет включать в себя санкции, ограничение экономических связей, взаимный шпионаж и, возможно, даже силовые формы конфронтации, западное экспертное сообщество начинает искать некий волшебный способ победы над Пекином.

В той или иной форме почти все обсуждаемые в Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе варианты "удушения китайского дракона" предполагают создание какой-то широкой антикитайской коалиции, с прицелом на то, чтобы коллективными усилиями изолировать, обезвредить и сломать Китай примерно по той же схеме, которая использовалась для успешной борьбы с СССР.

Однако если на уровне каких-то направляющих принципов никакого разнообразия не наблюдается, то вот на уровне конкретного воплощения этих принципов возникает серьезная проблема, вокруг решения которой ломаются копья президентов, премьеров, дипломатов и аналитиков.

Дело в том, что и в некоторых европейских столицах, и в "аналитических центрах" США уже возникает обоснованное впечатление, что многие страны Евросоюза (и особенно в этом вопросе выделяются Германия, Франция и Италия), а также некоторые страны Азии почему-то не горят желанием участвовать в новой холодной войне против КНР в качестве пешек США. Более того, им не хочется платить деньги за победу США в этой войне (что выражается в вечных скандалах по поводу нежелания Германии и Франции платить два процента от ВВП за американскую "военную крышу") и они даже не готовы сразу согласиться на полный запрет, например, поставок в Евросоюз оборудования китайской компании Huawei для сетей 5G, что невероятно злит "антикитайских ястребов" в Вашингтоне и Лондоне.

На фоне европейских заявлений о фактическом создании собственной армии и деклараций Макрона о желании вести независимую (то есть и не "прокитайскую", но и не "проамериканскую") внешнюю политику подозрения в том, что "сколотить" широкий антикитайский альянс будет очень непросто и очень дорого, только усиливаются, а вместе с ними усиливаются поиски решений этой проблемы.

Авторитетный журнал Foreign Affairs, который выпускается под эгидой влиятельного "мозгового центра" Council on Foreign Relations ("Совет по международным отношениям"), анализирует два подхода к этой проблеме, один из которых можно условно назвать "подходом Дональда Трампа", а другой "подходом Бориса Джонсона". С учетом колоссального влияния, которым обладает Council on Foreign Relations на мышление американской элиты и проамериканской элиты в Европе (сам "мозговой центр" является героем нескольких популярных теорий заговора, в которых он считается чуть ли не "теневым правительством США"), стоит посмотреть на те методы, которые предлагаются для решения кризиса американоцентричного мироустройства и успешной борьбы с "китайской проблемой", тем более что они имеют самое прямое отношение к России.

Несмотря на то что свежая статья Foreign Affairs вышла под заголовком "Совет демократий может спасти многосторонность (в международных отношениях. – Прим. ред.)", предложенные методы все равно ориентированы на фактическое сохранение доминирования Вашингтона в (как минимум западном) мире, и разница заключается в конкретных способах сохранения американской гегемонии.

В качестве отправной точки для рассуждений авторы авторитетного американского издания отталкиваются от констатации того, что существующий миропорядок откровенно дышит на ладан, а главную угрозу сейчас представляет не коронавирус, а Китай и Россия.

"Но даже до пандемии коронавируса многосторонняя система, которую Соединенные Штаты помогли построить после Второй мировой войны, едва справляется с решением самых насущных проблем в мире. COVID-19 показал, что король – голый, но на самом деле король был скудно одет уже некоторое время.

Поскольку мировой экономический центр тяжести сместился в сторону Индо-Тихоокеанского региона, структурам с глобальными амбициями стало невозможно претендовать на достоверное лидерство без значимого представительства в этом регионе. Но у G7, возникшей после нефтяного шока 1973 года, все еще есть только один член – Япония – за пределами Евро-Атлантического региона. А "Большая двадцатка", которая была сформирована после азиатского финансового кризиса 1997 года и показала свою ценность во время глобального финансового кризиса 2008 года, оказалась слишком несовместимой с политической точки зрения и с точки зрения способности надежно решать международные проблемы. Тем временем Совет Безопасности ООН был покалечен возрождением агрессивного авторитаризма в Китае и России".

Это очень смелый диагноз, который можно свести к тезису: "Все пропало и ничего не работает!"

Соответственно, предлагаются два решения, одно от Трампа, другое от Джонсона.

"Джонсон был первым, кто подал идею для новой структуры. В мае он предложил создать альянс десяти ведущих демократий, состоящий из стран G7 плюс Австралия, Индия и Южная Корея, и назвать его D10 – для того, чтобы координировать политику в области телекоммуникаций и разрабатывать альтернативу лидеру китайского рынка Huawei, доминирующее положение которого в технологии 5G создало повсеместные проблемы безопасности. Вскоре после этого Трамп отменил встречу G7, которая должна была состояться в июне, и предложил вместо нее формат G11 на саммите осенью. Перещеголяв предложение Джонсона, новая группа Трампа будет включать те же страны, что и D10, но также и Россию".

Эксперты Foreign Affairs не рекомендуют брать Россию в этот клуб, и они предпочитают "вариант D10", то есть схему Джонсона, но это не самое важное. Большой интерес представляет мотивация этой рекомендации, и она заключается в том, что даже если Россию каким-то образом удастся убедить участвовать в антикитайской борьбе, то схема Трампа все равно будет выглядеть очень плохо и будет в долгосрочной перспективе бесперспективной из-за того, что будет строиться прежде всего на антикитайской повестке, а вот из схемы Джонсона якобы можно извлечь некую позитивную повестку, то есть некую объединяющую идею, которая позволит создать не "альянс против Китая", а некий "альянс за все хорошее".

Под позитивной повесткой, конечно, подразумевается набор пустых лозунгов – "Демократия", "Свобода" и "Права человека". Особенно забавно, что появление такой позитивной повестки ставится в противовес нынешней внешней политике Вашингтона: "Соединенные Штаты могут выступить против возглавляемого Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, инициативы "Один пояс – один путь" и поддерживаемого Россией газопровода "Северный поток – 2", но им будет сложно убедить другие страны сделать то же самое, если они не предложат убедительных альтернатив. Вашингтон не может победить что-то, используя ничто".

Проблема этого подхода в том, что вряд ли "Демократия" и "Свобода" с биркой "Сделано в США" заменят Германии российский газ или Италии – китайские инвестиции. Тут могли бы сработать американские деньги, но такие отношения Вашингтону не нужны, причем независимо от фамилии конкретного будущего президента: и Байдену, и Трампу нужны колонии, но вернуть Евросоюз в это положение уже вряд ли получится, причем неважно, в формате D10 или G11, а уж про Россию и говорить нечего.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

28
Теги:
Дональд Трамп, Борис Джонсон, Россия, США, Китай, Великобритания
Доллары, архивное фото

Курсы валют: доллар снова подешевел

0
Белорусский рубль в среду незначительно на биржевых торгах сдал свои позиции по отношению к европейской валюте и российскому рублю.

МИНСК, 5 авг – Sputnik. В результате торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже отечественный рубль сумел укрепиться только по отношению к американскому доллару.

После серьезного снижения накануне европейская валюта продемонстрировала незначительную коррекцию и прибавила 0,2% к своей предыдущей цене. На торгах евро поднялся до отметки 2,8821 рубля.

Серьезная напряженность в торгово-экономических отношениях между Соединенными Штатами и Китаем сказывается на курсе американского доллара. Сегодня он подешевел на 0,1% и замер у отметки в 2,4368 рубля.

Саудовская Аравия отложила публикацию цен на свою нефть в сентябре. Помимо этого распространяется информация о том, что участники сделки ОПЕК+ выполняют взятые на себя обязательства. В совокупности это подстегнуло рост цен на черное золото.

Дорожающая нефть оказала поддержку российской валюте, которая продолжила укрепляться. В среду на торгах она прибавила 0,21%. В итоге за 100 российских нужно было заплатить 3,3288 белорусского рубля.

0
Теги:
курсы валют, доллар, Беларусь, Белорусская валютно-фондовая биржа
Темы:
Курсы валют в Беларуси