Добыча нефти, архивное фото

Нефти предрекли будущее: Россию ждет большой риск и большие доходы

1206
Крупные игроки нефтяного рынка полагают, что в ближайшие годы стоимость нефти неуклонно, но будет расти.

Прогнозы цен на нефть на ближайшее время сильно разнятся, среди факторов неопределенности – и вторая волна коронавируса. Напротив, для среднесрочных ценовых перспектив (два-четыре года) участники и наблюдатели нефтяного рынка демонстрируют единодушие. К примеру, прогноз Goldman Sachs предполагал, что вследствие текущего недоинвестирования мы в 2020-х еще увидим дефицит на рынке нефти.

Вскоре примерно те же выводы озвучила и компания Total, ожидающая постепенного восстановления цен – от 40 долларов за баррель в 2021 году до 60 долларов в 2023-м. Отметим, что, если отталкиваться от текущих котировок, даже такой прогноз выглядит достаточно консервативно.

Казалось бы, что неожиданного и интересного в этих прогнозах? Нефтяной сектор цикличен, падение спроса и цен выражается в снижении инвестиций, что в будущем отразится на предложении и приведет к удорожанию нефти. Однако указанные предположения о будущих ценах интересны потому, что текущий кризис все же отличается от предыдущих.

Во-первых, до сих пор у ряда наблюдателей сохраняется очень дискуссионное мнение, что мы вообще больше не увидим "доковидного" объема потребления нефти – из-за очень долгого восстановления спроса на фоне увеличения доли электромобилей, которые будут "отъедать" часть рынка. Мнение это, повторимся, достаточно спорное и радикальное, но возврат к норме действительно не будет быстрым, плюс к тому за весну были накоплены значительные запасы нефти и существуют самоограничения ОПЕК+. И если на таком фоне прогнозируется рост цен на нефть, это определяется и тем, что добыча без поддерживающих инвестиций будет падать еще стремительнее.

Второе и главное. Общим местом упомянутых выше (и массы других) прогнозов является тот факт, что этот ценовой всплеск, условно говоря, середины – второй половины 2020-х будет последним. А дальше, после 2030 года, – прохождение "пика нефти" и постепенное затухание цен вследствие снижения спроса.

Но представим, что по этим причинам все компании вдруг отказались от новых инвестиций в нефть. Добыча очень быстро (лет за десять или быстрее) упадет кратно, и что тогда?

Поэтому вопрос не только в том, что спрос на нефть будет стагнировать или снижаться, но также и в том, кто будет обеспечивать этот пусть даже падающий спрос, который в любом случае останется значительным и сопоставимым с текущими объемами. И здесь мы подходим к самому интересному. Некоторые западные (в первую очередь – европейские) нефтегазовые ТНК начинают заметно снижать инвестиции в нефть.

Наверное, наиболее ярким примером здесь стала компания BP. Ее новая стратегия, представленная в августе, предполагает резкое наращивание мощностей ВИЭ – в 20 (!) раз уже к 2030 году, с текущих 2,5 до 50 гигаватт. И главное – снижение добычи нефти и газа к 2040 году на 40 процентов. Не все компании имеют столь же агрессивную стратегию (а компании из США – так вообще пока ориентированы на нефтегаз), но доля инвестиций в ВИЭ у них будет быстро возрастать, а значит, снизятся вложения в традиционную энергетику. Ведь лишних денег при текущих ценах на нефть нет.

Причин такого поведения две. Во-первых, компании опасаются новых масштабных проектов со сроками окупаемости до 20 лет: вдруг к тому времени (а это уже 2040-е годы) эта нефть окажется не нужна. Во-вторых, есть политические причины, связанные с эмиссией углекислого газа и переходом на зеленую энергетику. Европейские компании находятся под повышенным давлением политиков, регуляторов, общественного мнения, инвестиционного и банковского сообщества. По сумме этих причин им все сложнее инвестировать в ископаемые топлива, поэтому мы видим резкий переход в "зелень".

Но если часть добычных компаний сворачивается повышенными темпами, это означает, что образуется дополнительная ниша. При условии, что в отказе от инвестиций есть не только экономическая, но и "избыточная" политическая составляющая. Кем она будет занята? И что в других странах?

Мы видим, что нефтегазовые гиганты из США не спешат переходить к зеленой энергетике. Но последнее время все больше обсуждаются планы демократов (в случае прихода их к власти на президентских выборах) о запрете гидроразрыва пласта (важный этап сланцевой добычи), что приведет к резкому снижению добычи нефти в США. Пока этот сценарий выглядит слишком невероятным – ведь в таком случае добыча сланцевой нефти упадет еще на четыре миллиона баррелей за три года (что при прочих равных условиях приведет и к глобальному подорожанию нефти). Тем не менее сценарии запрета на гидроразрыв рассчитываются уже на уровне самых профессиональных нефтегазовых аналитических агентств.

Но главный интерес – Азия. Здесь, конечно, по принципу "пусть цветут сто цветов", развиваются все виды энергоносителей, но особой озабоченности климатической повесткой не наблюдается.

Российские компании также в минимальной степени снижают обороты. "Роснефть" запускает масштабный проект "Восток Ойл", а "Газпром нефть" по итогам первого полугодия даже нарастила капитальные затраты (но, правда, рассчитывает за счет второго полугодия получить запланированные итоговые цифры сокращения новых вложений на 20 процентов, все же реакция объемов инвестиций на падение нефтяных цен быть должна).

Какой подход окажется более верным? Прогнозы уважаемых организаций разнятся – от постепенного роста спроса после окончания истории с вирусом на традиционном уровне "один процент (или один миллион баррелей в день) ежегодно в ближайшие десять лет" до стагнирования на "доковидном" уровне. Понятно, что одновременно с постепенным отказом от нефтедобычи западные страны синхронно будут и политическими, и экономическими способами внедрять и ускоренную электромобилизацию всего ЕС. С другой стороны, следует помнить, что вообще без инвестиций добыча нефти снижается в среднем на восемь процентов в год.

Подытожим. Возможны два пути. Либо спрос на добываемую нефть будет достаточным (в том числе из-за снижения нефтяной инвестиционной активности некоторых западных ТНК), и тогда российские компании получат преимущество – и за счет цен, и за счет сохранившихся или даже увеличившихся объемов добычи. Либо же он действительно в какой-то момент, скажем, после 2030 года, начнет схлопываться слишком быстрыми темпами. Конечно, у российских компаний существует определенный запас прочности за счет достаточно высокого налогового бремени, который в случае развития в будущем самого негативного сценария может быть снижен. Но для новых проектов, где себестоимость добычи становится все выше, и уровень налоговой нагрузки снижается.

Таким образом, компании РФ, конечно, отчасти рискуют, продолжая сохранять высокий уровень инвестиций. Но наградой за этот риск будут вероятные дополнительные доходы на более длительном промежутке времени – и для бюджета, и для самих компаний. В таком случае компании, по сути, отберут эти прибыли у западных коллег, побоявшихся (неважно, рисков или общественного мнения) вкладываться в нефтедобычу.

Одновременно нужно понимать, что в любом случае с каждым последующим годом риски инвестиций в новые добычные нефтяные проекты с длительными сроками окупаемости будут только возрастать, а оттого как минимум требовать все более тщательного анализа.

 

1206
Теги:
экономика, нефть

Президент Франции Эммануэль Макрон

Вышел из доверия: зачем Макрон слил в прессу свой разговор с Путиным

755
Макрон в отношениях с Путиным пережил свой "момент Меркель". Имеется в виду разговор двух президентов от 14 сентября, - точнее, та часть, что касалась "отравления" Навального. Детали беседы появились в газете Le Monde. Но вначале напомним, что такое "момент Меркель".

Второго марта 2014-го немецкий канцлер позвонила Владимиру Путину, чтобы обсудить с ним ситуацию, сложившуюся после переворота на Украине и в Крыму. Понятно, что Меркель не считала победу Майдана переворотом, — и ее очень беспокоила возможность того, что Россия вернет себе собравшийся к выходу из Незалежной Крым. Точно неизвестно, что сказал Путин (хотя можно предположить, что он высказал ей свое возмущение тем, что Европа не реагирует на киевский переворот), но после разговора с ним Меркель связалась с Бараком Обамой и рассказала американскому президенту, что "она сомневается в адекватном восприятии Путиным реальности" и вообще "Путин живет в другом мире". Эти подробности стали известны из публикации The New York Times — то есть утечка произошла из Белого дома. И хотя немецкие чиновники потом неофициально опровергали сообщение американской газеты, утверждая, что Меркель ничего подобного не говорила, в истории эта ее фраза сохранилась.

Для Запада "момент Меркель" — это столкновение с оторванным от реальности Путиным. Теперь, значит, пришла очередь Макрона: как пишет Libération, "Эммануэль Макрон пережил на прошлой неделе свой "момент Меркель", увидев Владимира Путина, который оторван от мира, укрылся в башне из слоновой кости и одурманен собственной пропагандой? Или же тот поднялся на новый уровень политического цинизма, открыто заявив, что ничто не истинно и все дозволено?"

Что же произошло? Дело в том, что, как и в 2014-м, случилась утечка содержания конфиденциального разговора, но если тогда речь шла о том, что сказала Меркель Обаме про Путина, то сейчас уже был пересказан разговор самого Путина. Содержание его беседы с Макроном каким-то образом стало известно Le Monde: речь шла о Беларуси, Украине, Ливии. Но главной темой публикации стал Навальный.

По данным издания, Путин "пренебрежительно" высказывался о Навальном и назвал его "простым возмутителем спокойствия в интернете", который "совершал незаконные действия и использовал созданный им Фонд борьбы с коррупцией, чтобы шантажировать чиновников и депутатов". Путин якобы сказал Макрону, что Навальный ранее уже симулировал болезни и "мог сам принять яд" (причину он не уточнил), что "Новичок" — далеко не такое сложное вещество, как утверждается, и что его применение, в принципе, не подтверждено". А отсутствие официального следствия в России обосновал "нежеланием французских и немецких экспертов делиться информацией с российскими коллегами". Кроме того, "Путин также посчитал возможным рассмотрение других следов — например, ведущего в Латвию, где сейчас проживает изобретатель "Новичка". На самом деле, в разработке вещества принимали участие несколько советских ученых, и нахождение одного из них за границей не означает возможность его производства, тем более при отсутствии видимого мотива".

Путина в пересказе Le Monde много — а вот Макрона совсем мало: "Макрон подчеркнул, что "Новичок" не мог быть использован частной организацией и что ситуация требует официальных объяснений. <...> Эммануэль Макрон, в свою очередь, сразу же отмел "латвийский след" и принятие яда самим Навальным".

После публикации разгорелся скандал — как из-за ее содержания, так и из-за самого факта разглашения конфиденциального разговора. Проверить, что в изложении Le Monde правда, а что нет, невозможно. Кремль тут же отреагировал, сообщив, что "газета совсем не точна в переданных формулировках" и, самое главное, "вряд ли она могла быть точна, ведь это означало бы, что наши французские партнеры сознательно поделились со СМИ записью беседы двух президентов, что не соответствует дипломатической практике". Пресс-секретарь президента России даже перешел на недипломатический язык, добавив: "Мы не можем поверить в то, что Елисейский дворец сознательно, ну, по-русски говоря, слил в прессу запись беседы двух президентов. Ну это же Франция. Франция не может такого делать".

Увы, может. Хотя французский МИД позже заявил, что "любая утечка внутренних конфиденциальных документов недопустима" и по поводу публикации в Le Monde "проводится расследование", можно практически не сомневаться, что содержание разговора было слито именно из Елисейского дворца. Причем с большой вероятностью — по инициативе самого Макрона. Который буквально в тот же день, когда появилась публикация в Le Monde, выступая с заранее записанной речью на сессии Генассамблеи ООН, заявил, что Франция "не потерпит применения химического оружия — в Европе, в России и в Сирии", а Россия должна "полностью пролить свет на попытку убийства политического оппозиционера с применением нервно-паралитического вещества "Новичок". Причем сделать это "быстро и безупречно", так как французы будут "добиваться соблюдения установленных ими "красных линий".

Макрон атакует Путина — а через утечки еще и подрывает остатки доверия, существовавшие между ними. То есть действует точно так же, как Меркель, — в этом и есть настоящий "момент Меркель", только уже для Путина. Наш президент убедился в том, что с Макроном нельзя говорить откровенно, — точно так же, как в 2014-м он убедился в том, что Меркель и Обама не держат слово.

Шесть лет назад Путин неоднократно рассказывал о том, как западные лидеры просили его убедить Януковича подписать с лидерами Майдана соглашение о конституционной реформе и досрочных выборах, которое в итоге было подписано в присутствии представителей Германии, Франции и Польши. И нарушено уже через два дня, когда Верховная рада отстранила Януковича от власти, а Запад сделал вид, что никакого соглашения и не было и никакого переворота не произошло. То есть попытался навязать России свою реальность — в которой Украина будет подвергнута евроинтеграции и атлантизации. Русское представление о собственной истории и реальности, естественно, было другим — отсюда и Крым, и дальнейшая конфронтация с Западом. Реальность Меркель и реальность Путина различаются — как различается немецкий план по собиранию вокруг себе единой Европы и русский план реинтеграции постсоветского пространства, собирания вокруг российской территории исторической России, не говоря уже о Малороссии — Украине. Россия будет сама определять свое будущее — и сопротивляться попыткам увести ее западные земли под разговоры о "европейском выборе", "демократии" и "признании реальности".

Спустя шесть лет от России требуют покаяться за отравление Навального — причем с применением химического оружия. Но когда в ответ Москва требует показать данные экспертиз, на основании которых кричат о "Новичке", ее как будто не слышат — мы все уже установили без вас, ваше дело признать свою вину и покаяться. Так же было и с Украиной: нет никакого русского мира, даже Януковича нет, теперь есть Турчинов и Яценюк, они ведут Украину к евроинтеграции, сидите в своей Москве и не дергайтесь.

История с отравлением Навального используется для открытого давления на Россию и подрыва европейско-российских отношений — причем игра идет откровенно жульническая и наглая. При этом европейские лидеры жестко ограничены в своих публичных заявлениях — сомневаться в "Новичке" они уже не могут — ведь это же "доказано", да и "Путин всегда так делает". Конечно, Макрон, как и Меркель, не верит в причастность Путина к отравлению — но оба вполне допускают, что Навального пытались убить какие-то "добровольные помощники Кремля". Поэтому они хотят, чтобы Путин помог им спасти российско-европейские отношения — признав вину России, разобравшись и наказав виновных. Но виновных в чем? В применении химического оружия? Но это голословные обвинения Запада, не подтверждаемые российскими врачами. Именно поэтому Путин относится к истории с отравлением как к провокации — пусть пока что и непонятно, чьей именно. И рассказывает об этом Макрону — упоминая самые разные версии. То есть реальность Путина выглядит куда более реальной, чем "точно установленное наличие "Новичка" у Макрона. Применение химического оружия? Ну да, мы помним провокации в Сирии — когда о применении Асадом химического оружия трубили связанные с западными разведками "Белые каски", а потом выяснялось, что это организованные ими постановки.

Франция при Макроне претендует на лидирующую позицию в Европе — да и в отношениях с Россией молодой президент пытался выйти из атлантической ловушки. В мае 2017-го, спустя всего две недели после вступления в должность, он принимал Владимира Путина в Версале — да и потом неоднократно говорил о том, как важны для Европы отношения с Россией, призывал к их развитию. "Необходим диалог, многое можно изменить, если есть воля", — это слова Макрона. Насчет наличия у Эммануэля воли в Кремле и раньше были сомнения, но даже диалог возможен только при факте хотя бы минимального доверия — а сливая в прессу свой разговор с Путиным, Макрон уничтожает и то, что от него осталось. Непорядочно? Да, но главное — очень недальновидно.

755
Теги:
Алексей Навальный, Владимир Путин, Эмманюэль Макрон
Светлана Тихановская во время встречи с премьер-министром Польши Матеушем Моравецким

ЕС и США: пусть Польша сама разгребает свои проблемы с Беларусью

2934
Реакция Запада на прошедшую инаугурацию белорусского президента оказалась прогнозируемо негативной. Анализирует обозреватель РИА Новости Ирина Алкснис.

Сначала представитель Госдепартамента сказал, что США не считают Александра Лукашенко законно избранным лидером страны, поскольку "объявленные результаты были сфабрикованы и не отражали легитимность".

А затем вышло специальное заявление главы дипломатии ЕС Жозепа Борреля, в котором новый мандат Александра Лукашенко был назван лишенным "какой-либо демократической легитимности". Также было отмечено, что прошедшая инаугурация (в документе это слово неизменно использовалось в кавычках) "противоречит воле значительной части населения" республики, что выражается в "многочисленных, беспрецедентных и мирных протестах".

Заявление Борреля предоставляет, конечно, обширные возможности для ехидства. Например, можно заранее уверенно предсказать, что результаты президентских выборов в США — вне зависимости от их исхода — будут противоречить воле почти половины американцев, поскольку страна расколота практически пополам. Да и в протестах там уже который месяц дефицита не наблюдается. Так что представленный документ уже сейчас можно спокойно перелицевать к заокеанским реалиям.

В свою очередь, формулировка "демократическая легитимность" намекает, что, по мнению Брюсселя, бывают и другие ее виды — и вот согласно им Александр Лукашенко вполне себе легитимен.

Последнее, кстати, объясняет упорное сидение Запада на двух стульях, поскольку вся эта жесткая риторика сочетается у него с откровенно слабой, прямо-таки соглашательской позицией по отношению к Минску на практике.

Санкции — по-настоящему чувствительные санкции — против Беларуси не введены. Хуже того: вокруг данного вопроса возникли новые разборки внутри самого ЕС, поскольку Кипр требует одновременно обеспечить рестрикции против Турции и на этом основании блокирует процесс.

Западные послы из страны не отозваны. И не просто не отозваны: американцы на полном ходу восстанавливают дипотношения с республикой после многолетнего охлаждения. Пару дней назад комитет сената США по международным делам утвердил кандидатуру нового посла. А ведь уже двенадцать лет посольства в обоих государствах возглавляют временные поверенные — после взаимного отзыва послов из-за введения Вашингтоном санкций против белорусских компаний в 2008 году.

На этом фоне даже самые жесткие риторические обороты выглядят проявлением слабости и признанием неспособности повлиять на происходящее — что, кстати, соответствует действительности. Тут, пожалуй, стоит отдать должное Западу, который начал осознавать и главное — принимать пределы своих возможностей.

Без сомнения, подобная реакция на выборы в Беларуси стала результатом в том числе и очень болезненного венесуэльского урока. Прошло уже более полутора лет, как свыше пятидесяти стран, преимущественно западных, признали Хуана Гуайдо в качестве законного президента Венесуэлы. Вот только данное решение никак не повлияло на реальность, в которой руководителем страны по сей день является Николас Мадуро.

И если Штаты и Европа могут себе позволить игнорировать маленькую латиноамериканскую страну, делая вид, что ничего особенного не произошло и вовсе они не сели там в лужу, то аналогичный фокус с государством в центре Европы провернуть затруднительнее. Не говоря уже о том, что Беларусь вовлечена в важные международные процессы, включая урегулирование в Донбассе, так что действовать приходится, куда тщательнее просчитывая решения и их последствия.

Еще одним немаловажным обстоятельством, которое явно гасит энтузиазм Запада в отношении возможных шагов против Минска, является то, что происходящее там — в первую очередь польский проект. Именно Варшава стоит за продолжающимися у соседей протестами, она обеспечивает политическое и медийное сопровождение лидерам белорусской оппозиции. Результат, правда, впечатляет исключительно в негативном смысле: один только феномен "Президента Светы" (именно так называется инстаграм Светланы Тихановской) может служить образцом того, как не надо делать с чисто политтехнологической точки зрения.

Польша в драку-то ввязалась, но силенок переломить ситуацию у нее явно нет. Да тут еще и Минск сдачи начал давать — в частности, СМИ сообщают о проблемах со ввозом польских товаров в Беларусь. В общем, привычные польские грабли.

Ничего удивительного, что теперь поляки очень хотели бы въехать в рай на чужом горбу: чтобы Западная Европа и Штаты пустили в ход тяжелую политическую артиллерию, добившись — как-нибудь — свержения Александра Лукашенко, ну а Варшава сняла бы геополитические сливки с затеянной ею движухи.

Вот только вряд ли данная мотивация не очевидна для Берлина, Парижа, Брюсселя или Вашингтона и еще менее вероятно, что там испытают энтузиазм от мысли посодействовать исполнению польских желаний.

А значит, Запад и дальше пойдет обозначенным путем жесткой риторики в адрес Минска с уклонением от реальной конфронтации, поскольку у него нет ни малейшего желания ввязываться в еще одну заведомо обреченную на поражение геополитическую игру. Их и так в последние годы слишком много.

2934
Теги:
Александр Лукашенко, инаугурация, Беларусь, США
Хакер, архивное фото

Хакеры взломали сайты белорусских телеканалов

50
(обновлено 23:12 26.09.2020)
На сайте телеканала "Беларусь 1" вместо вечернего выпуска демонстрировались кадры брутальных задержаний во время несанкционированных акций протеста в Минске.

МИНСК, 26 сен – Sputnik. Сайты белорусских телеканалов "Беларусь 1" и ОНТ подверглись хакерским атакам, сообщает Sputnik.

Вечером в субботу, 26 сентября, на сайте Белорусской телерадиокомпании (БТ) вместо вечерних новостей демонстрировались кадры, на которых силовики применяют силу против протестующих. Аналогичные кадры можно было увидеть и в онлайн-вещании на сайте ОНТ.

Сбои в работе сайтов наблюдались около часа.

В Белтелерадиокомпании ситуацию пока не прокомментировали. На ОНТ подтвердили факт взлома и заявили, что будут разбираться в ситуации вместе с хостером. "Остальные вопросы после внутреннего расследования", - сказал пресс-секретарь телеканала ОНТ Ирина Ромбальская.

Ответственность за атаку взяла на себя группировка хакеров, называющих себя "Киберпартизанами". Ранее они заявляли о взломе сайтов МВД, Управления делами президента, ЕРИП и других. 

50
Теги:
Беларусь, хакеры