Конфликт в Нагорном Карабахе

Остановить войну в Карабахе: на что способны СНГ и Минская группа ОБСЕ?

618
(обновлено 18:29 30.09.2020)
Очередной виток обострения отношений между Арменией и Азербайджаном произошел 27 сентября и уже привел к жертвам среди как военных, так и гражданских лиц.

Конфликт в Нагорном Карабахе является одной из самых кровоточащих ран, оставшихся после краха Советского Союза. По сути с конца 80-х годов прошлого века выстрелы и взрывы в этих местах никогда не прекращались, просто боевые действия малой интенсивности сменялись периодическими обострениями, когда задействовалась авиация, тяжелая артиллерия, бронетехника и пр. Полноценная война в Нагорном Карабахе может вспыхнуть в любой момент, и сейчас в очередной раз Армения и Азербайджан оказались у опасной черты, цена перехода которой – десятки тысяч человеческих жизней.

Геополитическая игра в Закавказье

При этом не совсем корректно искать причины происходящего исключительно в неурядицах советской национальной политики, неудачах реформ периода "перестройки". На самом деле конфликт имеет глубокие исторические и культурные корни, которые невозможно понять, не зная специфики армянско-турецких и российско-турецких отношений. Исторический контекст усиливается не только проблематикой нынешних Армении и Азербайджана, но и внешних центров силы, где активную роль играют глобальный Запад, Турция, Россия, Иран. 

У каждой из сторон в нагорнокарабахском конфликте есть своя партия, что только усложняет поиск компромиссного решения, а путь к миру оказывается невероятно долгим и запутанным. Для Еревана победа в войне с Азербайджаном и защита Карабаха (в армянской версии Арцах) – это краеугольный камень идеологии современного государства, главная объединяющая скрепа для общества, разных политических сил и армянства по всему миру.

Вместе с тем для Баку Карабах – это жажда реванша, национальная идея возвращения утраченных территорий, что вынуждает Азербайджан снова и снова пробовать "на зуб" армянскую оборону.

Турция в этой ситуации активно поддерживает близких в этническом и религиозном плане азербайджанцев, одновременно используя Карабах как привычную болевую точку, на которую всегда можно надавить в момент противоречий с Россией. В свою очередь Российская Федерация, имея союзные отношения как с Армений, так и с Азербайджаном, значительные национальные диаспоры этих двух народов внутри страны, экономические и геополитические интересы в Закавказье, выступает в роли арбитра, пытаясь разводить по углам противоборствующие стороны.

Общеизвестно, что у беспристрастного судьи часто самая незавидная роль, так как его действиями оказываются недовольны все участники процесса, жаждущие не столько справедливости, сколько субъективных решений исключительно в свою пользу. На этом фоне Запад занимает позицию "третьего радующегося" и всячески пытается подорвать авторитет России в Закавказье, дискредитируя Москву в глазах как Армении, так и Азербайджана как якобы "ненадежного союзника".

Вместе с тем очевидно, что без международного консенсуса конфликт в принципе не может быть решен и нужны договоренности не только двустороннего уровня, но также на уровне всех субъектов, интересы которых в той или иной степени присутствуют в регионе.

Здесь впору вспомнить о таком механизме, как Минская группа ОБСЕ, в которую, помимо сторон конфликта, входят еще девять государств, в том числе Республика Беларусь. Группа была образована еще в далеком 1992 году под задачи мирного урегулирования ситуации в Нагорном Карабахе как "постоянно действующий форум", первую конференцию которого планировали провести в Минске.

К сожалению, стремительное развитие обстановки на фронте привело к срыву мероприятия, однако Минская группа (МГ) продолжила существовать и выполнять роль переговорной площадки, сохранив в названии привязку к белорусской столице, хотя первая встреча участников совещания прошла в Риме и последующие переговоры также проходили за пределами Беларуси.

Кто остановит войну?

При этом основная роль в работе Минской группы принадлежит государствам-сопредседателям, то есть России, Франции и США, а главным достижением необходимо признать создание постоянно действующей переговорной площадки, в то время как Гордиев узел конфликта международным посредникам развязать, увы, не удалось.

Вместе с тем Россия как сопредседатель Минской группы предпринимала достаточно эффективные односторонние усилия, чтобы усадить за стол переговоров лидеров Армении и Азербайджана. При посредничестве Москвы возник весьма интересный формат встреч трех президентов, где российский лидер фактически выступает в роли медиатора для армянских и азербайджанских коллег.

При этом нельзя также забывать об СНГ, членами которого являются как Армения, так и Азербайджан. Напомним, что именно по инициативе Межпарламентской Ассамблеи стран СНГ (МПА) в 1994 году в Бишкеке было подготовлено соглашение о прекращении огня, остановившее активные боевые действия в Карабахе. Представляется, что потенциал СНГ использован далеко не в полной мере и у этой организации есть возможности для оказания позитивного влияния на обстановку в зоне конфликта, выработки компромиссных предложений по мирному урегулированию.

В этом плане возможно объединить усилия СНГ и Минской группы ОБСЕ, причем в состав сопредседателей МГ целесообразно ввести Турецкую Республику как одного из наиболее мощных региональных игроков. Необходимо прийти ко всеобщему консенсусу относительно того, что у конфликта вокруг Карабаха может быть только политико-дипломатическое решение, а любые попытки изменить баланс сил военным путем обречены на поражение.

При всех нюансах отношений между Москвой и Баку за спиной Армении стоит союзная Россия и блок ОДКБ, красные линии прочерчены, и лучше не заступать за черту. Исходя из вышеизложенных обстоятельств, саммит Минская группа + Турция + СНГ, посвященный мирному урегулированию ситуации в Карабахе, необходимо провести в кратчайшие сроки.

Местом проведения может быть Санкт-Петербург, как штаб-квартира МПА СНГ, либо белорусская столица как зарекомендовавшая себя переговорная площадка и место базирования исполнительных органов Содружества. Кроме того, Минской группе пора бы уже соответствовать своему названию, к тому же Александр Лукашенко также предлагал свои варианты мирного урегулирования президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, с которым белорусского лидера связывают дружеские отношения, и бывшему руководителю Армении Сержу Саргсяну.

Помешать реализации данной идеи могут непростые отношения Беларуси с Западом, в том числе Францией и США, которые отмечаются на современном этапе. В любом случае место проведения не имеет принципиального значения, здесь важен исключительно результат и активизация международных посредников сейчас жизненно необходима для того, чтобы остановить надвигающуюся войну.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также:

618
Теги:
Нагорный Карабах, Азербайджан, Армения
Темы:
Конфликт в Нагорном Карабахе (89)

Посольство Украины в Беларуси

Кому выгодно ухудшение белорусско-украинских отношений?

170
(обновлено 12:10 27.10.2020)
После событий 2014 года в Киеве и начала полномасштабной российско-украинской конфронтации именно Беларусь осуществляла функцию связующего звена между РФ и Украиной. Колумнист Sputnik Александр Шпаковский – об отношениях Украины и Беларуси сейчас.

Украина для Беларуси – это не только государственная граница протяженностью более 1000 километров, товарооборот на 6 миллиардов долларов, но, в первую очередь, общие исторические корни, принадлежность к одной православной цивилизации и миллионы переплетенных людских судеб.

Как организовать революцию, не замочив калоши?

Думается, что именно поэтому, а не только по причине экономических интересов, украинский посол Игорь Кизим, в отличие от своих польского и литовского коллег, пока еще не получил от белорусского МИДа приглашение покинуть Минск. Здесь ключевым является слово "пока", так как недружественная позиция Украины, выразившаяся в провокации с "вагнеровцами", непризнании результатов выборов, присоединении к санкциям ЕС, переманивании белорусских специалистов и прочих пакостях практически очевидна.

Здесь, кстати, стоит вспомнить, что с помпой отозванный в августе украинский посол через некоторое время тихонько вернулся в Минск, и это создает впечатление, что руководство Украины пытается пройти между струйками дождя, не замочив при этом калоши. С одной стороны, Киев должен оставаться верен обязательствам перед Западом, в рамках которых "Междуморье", "люблинская тройка" (Польша, Украина, Литва) должны были стать тараном политических трансформаций в Беларуси, которую в случае победы планировалось включить в общий антироссийский фронт. А с другой, особенно с учетом того, что Беларусь выдержала нажим в первом раунде "цветной революции", украинцам очень не хочется получить обратную реакцию, которая усугубит и без того тяжелое положение этого государства.

Дело в том, что концепты гибридной агрессии посредством "люблинской тройки" разрабатывались польскими стратегами при непосредственном участии ведущих американских фабрик мысли, таких как Rand Corporation. Однако в результате белорусское государство устояло, а Киев столкнулся с суровой реальностью, в которой продолжение участия в операции давления на Беларусь предполагает симметричный ответ с севера, где будут актуализированы угрозы безопасности для самой Украины. Погрязшая в долгах, коррупции и бессмысленной войне на Донбассе страна, где к тому же складывается очень сложная эпидемиологическая ситуация в связи с COVID -19, просто неспособна выдержать появление еще одной болевой точки, ведь ранее именно Беларусь была наиболее благожелательным соседом для Украины.

Вместе с тем после того, как на недавнем форуме по безопасности в Киеве с участием руководителей силового блока, государственных и политических деятелей Украины выступила Светлана Тихановская, стало понятно, что просто так "соскочить" с антибелорусского поезда у Украины не получится. Зная характер "наших западных партнеров" и их любимое правило "разделяй и властвуй!" нельзя исключать, что именно украинцев попытаются назначить ответственными за белорусский майдан, перенеся в Киев центр тяжести из изрядно подуставшей Польши, которую к тому же охватили массовые протесты (как говорится, не рой другому яму). В этой связи вовсе не зря Тихановская заявила, что именно "украинская революция вдохновляет белорусов", хотя ранее оппозиционеры всячески открещивались от любых параллелей и аналогий с Украиной.

"Теневое ЦРУ" в белорусско-украинском контексте 

При этом общество в самой Украине, за исключением радикальных националистов, в основном с недоумением наблюдает за действиями своих властей. За год с небольшим рейтинг Зеленского обвалился практически в 4 раза, а сейчас не превышает 20% и, хотя белорусский фактор здесь далеко не основной, но, думается, что разногласия с Лукашенко, деятельность которого в ноябре 2019 года, согласно социологическим исследованиям, одобряли 66% украинцев, также сыграли определенную роль.

Особенно с учетом того, что, по мнению ряда украинских политологов, в период становления своей власти Зеленский старался откровенно подражать политическому стилю Лукашенко, много контактировал с белорусским лидером и даже планировал очередной визит в нашу страну осенью 2020 года. К слову, многие украинские политики, в том числе внутри партии "Слуга Народа", приветствовали действия властей Беларуси по наведению конституционного порядка в стране, а лидер оппозиционной платформы "За Жизнь" Виктор Медведчук поздравил Лукашенко с победой на выборах.

То есть, с точки зрения интересов не только украинского государства, но и нынешней правящей прослойки, конфронтация с Беларусью абсолютно нецелесообразна. Однако Украина демонстрирует иррациональное поведение, и очевидно, что центр принятия решений в данном случае находится далеко за пределами Киева. Хорошо понимают это и украинские общественные активисты, особенно те, кто тесно связан с нашей страной и активно вовлечен в двустороннюю повестку.

Например, 17 октября члены общественной организации "Сябры Волыни", куда входят представители белорусской диаспоры, пикетировали посольство США в Киеве с требованиями прекратить вмешательство во внутренние дела Беларуси и использование Украины в качестве плацдарма для осуществления гибридных мероприятий. Примечательно, что в своем заявлении общественники прямо указали на координирующую роль уже упомянутого “теневого ЦРУ" – Rand Corporation – в подготовке беспорядков в нашей стране и подрыве белорусско-украинских отношений.

Необходимо понимать, что после событий 2014 года в Киеве и начала полномасштабной российско-украинской конфронтации именно Беларусь как в политическом (переговорная площадка), так и в экономическом (транзит грузов, перемещение людей) смыслах осуществляла функцию связующего звена между РФ и Украиной. Если вспоминать Бжезинского с его знаменитой формулой о том, что "без Украины Россия не является империей", то стремление Запада испортить белорусско-украинские связи вполне понятно. Вопрос "зачем?" в таком случае нужно адресовать руководству Украины, однако на данном историческом этапе эта страна, увы, обладает очень ограниченной субъектностью.

Что касается Минска, то понятно, что в нынешней ситуации, когда Беларусь столкнулась с явными угрозами национальной безопасности, уже не до миротворчества и высоких материй. Руководство Беларуси пока реагирует в адрес Украины предупредительными выстрелами, однако если западные "партнеры по развитию", великие мыслители из Rand и других мозговых центров продолжат вести Украину по пути войны, то у Беларуси есть надежные средства военного и политического сдерживания, а также преимущества союза с Россией, которые надо не стесняться использовать.

*Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции

170
Теги:
Украина, Беларусь
Протесты в Париже

Протестные настроения растут: элита европейской страны дискредитирована

318
Колумнист РИА Новости Петр Акопов – о том, как в одном европейском государстве действующий президент полностью разочаровал своих граждан.

Протестные настроения растут с каждым годом — наступает тотальное разочарование в правящей элите. Почти 80 процентов граждан не поддержит ее кандидатов на следующих президентских выборах — они или не пойдут голосовать, или опустят в избирательную урну пустой бюллетень, или же проголосуют за антисистемного кандидата. 

При этом действующий президент, выигравший прошлые выборы с очень большим отрывом от соперника, уже в начале своего первого срока успел разочаровать большинство сограждан — и все равно на общем фоне у него есть неплохие шансы на переизбрание (если, конечно, скандальный компромат не заставит его отказаться от выдвижения).

Впрочем, недовольство элитой — это лишь следствие общего кризиса: большинство смотрит в будущее с растущей тревогой, опасаясь, что скоро их страна изменится до неузнаваемости.

Макрон или Ле Пен?

Нет, это не Украина, это — Франция. Да, таковы французские реалии: опрос общественного мнения, на который ссылается "Фигаро", показал, что люди разочаровались в выборах. Рост числа недовольных элитами продолжается уже давно. Но если накануне прошлых выборов (в 2017 году) таких было 60 процентов, то сейчас уже 79!

Большинство французов не хочет голосовать за системных политиков, многие в итоге просто не пойдут на выборы президента, а другие будут голосовать за антисистемных кандидатов. То есть за условно правую Марин Ле Пен или условно левого Жан-Люка Меланшона (есть еще и другие известные контрэлитные кандидаты, но их популярность существенно меньше). 

Ле Пен уже несколько лет является самым популярным политиком Франции. Вот и в этом опросе за нее готовы проголосовать 18 процентов. Это больше, чем за президента Макрона: у него лишь 16 процентов. На третьем месте идет Меланшон с восемью процентами. И это за полтора года до президентских выборов! То есть менее чем за год до начала предвыборной кампании.

Искусственно вылепленный Макрон в окружении двух идеологически мотивированных политиков — и что, он снова победит? Да, конечно, говорят опросы: во втором туре, куда он снова выйдет с Марин Ле Пен, за него готовы проголосовать 31 процент опрошенных, в то время как несистемную бунтарку поддержат всего 25.

То есть все схвачено? Нет, потому что разрыв между ними становится все меньше. В 2017-м Макрон — специально сконструированный как "новый, не принадлежащий к элитам политик" — во втором туре обошел Ле Пен практически вдвое. Сейчас — за полтора года до выборов — он утратил значительную часть своего преимущества. То есть выстроенная французскими элитами система сохранения себя у власти уже не просто дает сбой — она начинает разрушаться.

Суть этой системы — в маргинализации и блокировании несистемных политиков. Их объявляют радикалами (националистами-фашистами, как ту же Ле Пен) и сплачиваются против их кандидатов на выборах всех уровней.

Демонизировать противников все сложнее

Радикальных взглядов хватает во Франции и справа, и слева (вплоть до троцкистов, набиравших немало голосов), но откуда-то они же берутся. Разве не из-за банкротства и вырождения системных игроков, правящей элиты? Конечно. Но даже катастрофически теряя популярность, система умудряется протаскивать своих кандидатов. Действуя по принципу "разделяй и властвуй", демонизируя антисистемные силы, продавая залежалый "системный" товар под видом нового, революционного (как это было с Макроном). Но все это с каждым разом работает все хуже — и "своих" кандидатов подбирать нелегко (жулик Саркози, амеба Олланд, сюрприз Макрон), и противника демонизировать получается все сложнее. 

Ну какая из Ле Пен фашистка? Она патриот и больший голлист, чем все остальные французские политики вместе взятые — что во внутренней политике, что во внешней. А ведь нынешняя Пятая республика основана де Голлем — и именно генерал остается образцом французского президента.

При этом де Голль, возглавивший Францию после того, как ее освободили союзники, вскоре был выдавлен из власти — точно такой же системной элитой, которая хотела управлять страной так же, как и до катастрофического поражения от Германии. То есть в том числе и без сильных и независимых личностей типа де Голля. Управлять, впрочем, у них получалось все хуже и хуже — и все кончились кризисом 1958 года, после которого де Голль вернулся к власти и была учреждена Пятая республика.

Хотя у Марин Ле Пен нет таких заслуг перед Францией, как у де Голля в сороковых, сейчас она столь же неприемлема для элиты, как и де Голль до 1958 года. Ее не пускают во власть — но как долго это будет удаваться? С каждыми выборами ее поддержка растет — а возраст позволяет ей участвовать еще не в одном голосовании. Маргинализировать Ле Пен с каждым разом удается все хуже и хуже, а ее шансы стать президентом республики — все выше. Потому что системные политики демонстрируют свою неспособность вытащить страну из того кризиса, который сами создали — как бы ни пытались они перехватывать у несистемных повестку и лозунги, как бы ни старались притворяться народными и настоящими. То, что французы не доверяют элите, — проблема элиты, а не французов. Кто-то один должен проиграть.

Оригинал материала читайте на РИА Новости

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

318
Теги:
выборы, президенты, Марин Ле Пен, Эмманюэль Макрон, Франция
Глава КГБ Беларуси Валерий Вакульчик

Вакульчик прокомментировал свое назначение на новую должность

0
Сегодня стало известно, что Александр Лукашенко назначил Валерия Вакульчика помощником президента – инспектором по Брестской области.

МИНСК, 29 окт – Sputnik. Валерий Вакульчик прокомментировал сегодня свое назначение на должность помощника президента – инспектора по Брестской области.

Вакульчик рассказал журналистам, что для него назначение в Брестскую область является "ответственным, почетным и важным". По его словам, здесь он родился и начинал свой жизненный путь.

"Я побывал в ряде районов, пообщался с руководителями предприятий и рядовыми сотрудниками. Я понимаю и убежден, что нам есть чем гордиться на этой земле", - приводит БелТА слова Вакульчика.

Касательно неожиданности нового назначения он отметил, что, будучи человеком военным, психологически сам, как и его семья, готов к любому решению руководства.

Последует

0