Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп

"Октябрьский сюрприз" для Трампа

379
Почему продление СНВ-3 может стать существенным фактором американской электоральной кампании, рассуждает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Чем ближе американские президентские выборы, тем важнее фактор внезапности. В США любят говорить об "октябрьском сюрпризе" — событии или информации, способных изменить предвыборные расклады, решающим образом склонить чашу весов в пользу одного из кандидатов. "Сюрприз" может быть как заранее заготовленный, так и стихийный — яркий поступок кандидата, новый компромат, реакция на природный катаклизм, внешнеполитический шаг.

Сейчас такой "сюрприз" нужен обоим кандидатам — но компромата вылито уже столько, что никакой новый не добавит ничего принципиального к "опасному сумасшедшему Трампу" или "сонному Байдену с его коррумпированной семьей". А вот внешняя политика, хотя американцы и не слишком ориентируются на нее при выборе президента, может добавить рейтинга — и тут у действующего президента есть естественная фора (если он, конечно, не находится в "заложниках" — как Картер в 1980-м из-за американских заложников в Тегеране). Президент может о чем-нибудь договариваться с руководителями других стран — стать миротворцем, например. Трамп за последний месяц уже дважды сыграл на этом: сначала с арабо-израильским примирением (ну и что, что всего два государства Персидского залива), потом с соглашением Сербии и Косово. Но все это никак напрямую не затрагивает американского избирателя — что ему Балканы и Ближний Восток?

Но Трамп торопит и вывод войск из Афганистана, обещая вывести всех американцев уже не к концу весны, а к Рождеству. Сделать это точно не получится — да и Рождество наступит сильно позже 3 ноября. Но есть еще одна вещь, которая касается всех американцев, — гонка вооружений, в том числе и ядерных. Безопасность и деньги — угроза ядерной войны (пусть и гипотетическая) и необходимость тратить все большие средства на вооружения. Тут как раз можно показать свою заботу о мирном небе над головой — это Трамп тоже любит, ведь он не раз напоминал, что только благодаря его встречам с Ким Чен Ыном Штаты не воюют с обладающей ядерным оружием КНДР, а вот была бы президентом Клинтон, быть беде. Но выдуманная "корейская угроза" уже подзабылась — и на роль "октябрьского сюрприза" нужно искать что-то другое.

И судя по всему, Трамп решил, что нашел: он хочет сделку с Путиным. Да, с тем самым Путиным, в связях с которым его обвиняют уже четыре года — причем в последние недели появляется все больше подтверждений того, что вся история с "русским следом" была спецоперацией демократов из Белого дома и штаба Клинтон. Так что теперь Трамп бьет демократов и "вашингтонское болото" их же "русской темой" — вы и есть настоящие заговорщики, а не выдуманная связка Трамп — Путин! А с реальным Путиным Трамп заключает сделку, потому что он крутой и Путин его уважает — примерно так собирается Трамп продавать американцам свой договор с русскими.

О чем речь? О многострадальном и истекающем уже меньше чем через четыре месяца СНВ-3 — при том что его уже практически похоронили. Но ведь именно Трамп же и похоронил? Да, Россия всегда выступала за его продление — на предусмотренные пять лет, а в Вашингтоне говорили, что он им не выгоден и нужно его переписать, дополнить и вообще сделать трехсторонним. То есть включить в него Китай, который не изъявлял никакого желания присоединяться к Договору о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, указывая на то, что у него этих самых вооружений на порядок меньше, чем у России и США. Москва полностью поддерживала подобную позицию Пекина — и на все замечания Соединенных Штатов насчет Китая отвечала, что не будет заниматься принуждением Поднебесной к переговорам.

Были и другие американские требования, уже двухстороннего характера, большая часть которых была для России категорически неприемлема. Договор СНВ-3 медленно приближался к своей смерти, и только несколько месяцев назад американцы как бы спохватились и начали консультации с Россией. При этом все это время они делали вид, что договор нужен России больше, чем им, и вообще, если Москва не поторопится принять американские требования до 3 ноября, потом условия продления (то есть заключения нового соглашения) станут еще жестче.

Россия спокойно реагировала на подобные дешевые приемы — в конце концов, договор нужен обеим сторонам. Подталкивать Трампа к подписанию Кремль не собирался, но на прошлой неделе Владимир Путин напомнил, что Джо Байден уже пообещал продлить СНВ-3 или заключить новый договор — и "это уже очень серьезный элемент возможного взаимодействия в будущем".

После этого в нескольких американских изданиях появились утечки из Белого дома и конгресса: "Президент США Дональд Трамп рассчитывает до выборов получить согласие российской стороны на заключение договора по СНВ".

"В администрации Трампа считают, что получили принципиальное согласие на заключение новой ядерной сделки между Соединенными Штатами и Россией от президента Владимира Путина и руководителя Совета безопасности России Николая Патрушева. Работа над соглашением может быть завершена в течение недели.

Один из чиновников администрации президента сообщил, что решения принимались на самом высоком уровне в Совете национальной безопасности и Государственном департаменте. По его словам, некоторые члены сенатского комитета по международным отношениям и рабочей группы по национальной безопасности на Капитолийском холме получили итоговые материалы этих обсуждений". Издание отмечает, что новый график работы над предвыборным ядерным соглашением стал "сюрпризом для высокопоставленных республиканцев и некоторых представителей Белого дома".

Хотя в Кремле, естественно, отреагировали сдержанно: "На источники реагировать не будем, слишком много фейков. Тема эта горячая, она является приоритетной для нас в контактах с американцами. На экспертном уровне контакты продолжаются". Трамп явно готовит сюрприз: соглашение с Путиным — причем ему не придется лететь в Москву, а президенту России — ехать в Вашингтон. Нет, все ограничится совместным заявлением двух президентов — или тем, что американский переговорщик Маршалл Биллингсли назвал подписанием президентского меморандума, предшествующего продлению СНВ-3. То есть это будет рамочное соглашение, в котором будут зафиксированы контуры будущего нового договора и объявлено о продлении СНВ-3 на какой-то срок (меньший, чем на пять лет, — может быть, два или три года).

Неужели Вашингтон действительно готов к такому шагу? Ведь когда Биллингсли заявил, что на переговорах с заместителем министра иностранных дел Сергеем Рябковым 5 октября в Хельсинки был достигнут "важный прогресс" и стороны приблизились к соглашению, Рябков удивился американскому оптимизму.

"Переговоры показали сохранение огромных различий в подходах, в том числе к центральным элементам подобной договоренности. Мы в принципе допускаем выход на некую рамочную договоренность, которая позволяла бы говорить об определении основных направлений и параметров дальнейшей работы. Но только допускаем такой вариант. Мы не приблизились, я это подчеркиваю и настаиваю на этом, что мы не приблизились за последнее время к достижению такой договоренности с США. Попытки американцев представить дело так, будто мы стоим на пороге такой договоренности и что осталось совсем немного и она будет достигнута, не понятно, на чем основаны".

Впрочем, встреча Биллингсли и Рябкова стала своеобразным продолжением другой встречи — прошедших 2 октября в Женеве переговоров секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева и советника президента США по национальной безопасности Штатов Роберта О’Брайена. Эта была их первая личная встреча (до этого советником Трампа был Джон Болтон) — и именно ее результаты и вызвали американский оптимизм. Можно смело предположить, что он связан не с какими-то уступками России — а с тем, что была достигнута политическая, принципиальная договоренность о подписании рамочного документа о продлении СНВ-3, о том самом совместном заявлении двух президентов. После чего, уже на переговорах Биллингсли и Рябкова в Хельсинки, американцы (по привычке) продолжили тактику давления: а вдруг удастся добиться от русских каких-нибудь подвижек и уступок? Не удастся — политическое согласие с нашей стороны уже есть, но оно дано на четких условиях: никакого Китая, продление договора на срок, необходимый на выработку нового. Если Трамп согласен, то мы готовы помочь ему с "октябрьским сюрпризом".

В ближайшие дни мы узнаем мнение Трампа — и что-то подсказывает, что он не упустит случай подписать совместный документ с Путиным, помогающий ему переизбраться — и, значит, не последний в его карьере.

Оригинал материала читайте на РИА Новости

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

379
Теги:
Выборы президента США — 2020, Договор СНВ-3, Россия, США
Темы:
Выборы президента США — 2020 (57)

Председатель Компартии Китая Си Цзиньпин

Китай может стать первым в мире - при любом исходе событий

28
(обновлено 12:37 31.10.2020)
Выход Китая на позицию первой экономики мира может произойти в ближайшие годы: таковы экспертные комментарии к дискуссии по поводу дальнейшего развития страны.

Известно, что Китай уже является таковой, но лишь по одной из двух систем подсчета — по паритету покупательной способности валют. По другой — более распространенной системе, рассчитываемой по номиналу, он второй. Но, видимо, ненадолго.

В четверг завершился пленум ЦК Компартии Китая, который обсуждал параметры следующей пятилетки плюс ориентиры еще на десять лет после нее. Но многие чисто статистические разговоры об этих ориентирах шли на полях пленума в виде комментариев в СМИ к обсуждавшимся документам. Дело в том, что в стране уже года три-четыре, как начали отказываться от слишком жестких и подробных цифровых планов и задач. То есть стали говорить не о количественном росте, а о качественном.

Собственно, это уже превращается в мировую тенденцию. Вот и в ходе идущей сейчас подготовки к саммиту АТЭС в Малайзии обсуждается мысль: пора отодвинуть в сторону ВВП как ключевой показатель развития. Потому что часто бывает, что ВВП есть, а счастья нет: пора подумать о смысле экономики, а не о ее росте ради цифр.

Кстати, на этот раз в Китае планы пятилетки обсуждались очень широко и долго, всенародно, но с участием высших лидеров государства. На сайте только одной центральной газеты "Жэньминь жибао" поместилось около 1,1 миллиона предложений и мнений. И оказалось, в основном люди говорили не о численных показателях, а о чем-то более человеческом.

И раз уж скоро с сухой статистикой покончат, давайте посмотрим на нее, пока она есть, применительно к ситуации в Китае перед началом 14-й пятилетки (2021-2025). В этой стране, например, могли бы к сегодняшнему дню достичь заявленной когда-то цели удвоения того самого ВВП за десятилетку — по сравнению с 2010 годом. Недотянули чуть-чуть: для этого требовался рост китайской экономики в 5,5 процента в нынешнем году. А будет два-три процента (цифры, опять же, не очень официальные).

Но эти два-три процента означают, что перед нами единственная крупная экономика мира, которая в нынешнем году не сократится. Китай осознав, к каким последствиям ведут противоэпидемические ограничения, начал наращивать темпы оживления и восстановления. Добавим к этому отличную работу медицины. Все вместе — пример тех самых скорее качественных, нежели количественных показателей развития.

Еще о качестве: в Пекине на пленуме были прежде всего озабочены тем, что теперь началась жизнь в условиях откровенного и тотального давления со стороны США с целью не дать китайской экономике достичь новых высот, а лучше просто обрушить ее.

Поэтому много говорили об уже наметившемся технологическом лидерстве. Видимо, в ближайшие годы можно ожидать повышенных усилий в области, во-первых, производства собственных полупроводников третьего поколения. Сейчас США прижимают Китай по части полупроводников второго поколения (раньше их чаще всего просто импортировали из Америки). А во-вторых, в планах, записанных в документы пятилетки, — технологии 5G, квантовые вычисления, самодвижущиеся транспортные средства на новой энергии, биотехнологии (особенно в медицине) и многое другое. Общая идея: если приток американских технологий полностью и мгновенно прекратится, то уже с Китаем не произойдет ничего плохого — но надо, чтобы ему от этого стало только лучше.

Государство можно обрушить, если оно фатально зависит от экспорта-импорта. Однако такое с Китаем могло сработать десять, а скорее 20 лет назад. Сейчас он уже зависит прежде всего от внутреннего рынка, то есть от того, насколько богато его собственное население. И вот опять же цифры с пленума: страна производит в год ВВП на 15 триллионов долларов (2019 год), что означает средний доход на человека более чем в десять тысяч долларов в год. Благодаря этому до 57 процентов прироста — только прироста — экономики генерируется внутренним спросом.

Что касается внешних рынков, то тут среди прочих есть история, связанная с позициями Китая в мусульманском мире. Речь о Синьцзяне с его частично мусульманским населением. Если вам не повезло и вы обитаете где-то в США или Европе, то наверняка читали, что Синьцзян — это регион, где мусульмане-уйгуры сидят в концлагерях, женщин насильственно стерилизуют и так далее — в общем, жуткое место — и продукты оттуда надо бойкотировать.

Но сейчас выясняется, что именно Синьцзян удалось сделать витриной развития всего Китая (на смену и так уже развитым юго-восточным приморским провинциям). В среднем он ежегодно рос на 8,3 процента за время существования КНР (с 1949 года), но это в среднем. По большей части рост приходится на несколько последних лет (отчего регион на Западе и назначили "концлагерем"). Здесь ежегодные темпы уже случаются в 40-46 процентов (речь о росте внутреннего туризма туда в 2018-м и первой половине 2019 года; через 21 местный аэропорт и по земле в регион едут миллионы). Или о том, что Синьцзян лидирует в стране по части механизации сельского хозяйства, производству хлопка и в прочем. Ну а о терроризме, который сотрясал провинцию (и остальной Китай) несколько лет назад, уже забыли. Синьцзян стал примером того, как можно вытащить из тупика страны типа Афганистана или Чада с их отсталостью и террором. Чем Пекин и пользуется.

Есть еще совсем пустяки из серии тех, что цифрами описать трудно. Например, бешеные темпы роста киноиндустрии (она же — "фабрика грез" и прочего счастья). Китайский Голливуд, расположенный в провинции Чжэцзян, называется Хэндянь. После краткого весеннего перерыва там сейчас трудятся без отдыха все имеющиеся лошади (и задействованы все кольчуги с мечами), студии для съемки телевизионных и прочих фильмов расписаны на недели вперед. Это, конечно, и экспортный продукт — его смотрят везде, где в мире живут китайцы. Но свои — прежде всего.

Наконец, почти ушла в прошлое любовь китайцев к "фирменным" (то есть зарубежным) продуктам моды, сейчас до 80 процентов знаменитых марок в продаже — местные. Особенно ставшая популярной косметика. Потому что обгонять США или сопротивляться давлению таковых — нужное дело, но о красоте тоже забывать нельзя.

28
Теги:
экономика, Китай
Дебаты Джо Байдена и Дональда Трампа

Какой президент США выгоден России?

63
(обновлено 11:02 31.10.2020)
Какое дело России до итогов американских выборов? Ведь кто бы ни победил 3 ноября, в отношениях двух стран ничего принципиальным образом не изменится, рассуждает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Смута в самих США будет нарастать вне зависимости от победы или поражения Трампа — так что какая нам, казалось бы, разница, как будут звать президента США в следующие четыре года.

Это популярная в России точка зрения — но в корне неправильная.

США вступили в период системного кризиса — причем это одновременно и их внутренний кризис как национального государства и кризис выстроенного вокруг них миропорядка, атлантической модели глобализации. Невозможно предсказать сроки и скорость разрастания этих процессов — но несомненно, что они взаимосвязаны и подпитывают друг друга. Поэтому России не может быть безразлично состояние дел в самих США — ведь от этого зависит их поведение на мировой арене.

Причем простой связи тут нет — было бы очень сильным упрощением думать, что нам однозначно выгодны расколотые и погрязшие в смуте Штаты, потому что тогда у них будет меньше сил и возможностей для внешней активности. Хотя бы потому, что смута смуте рознь — из кровавой Гражданской войны IX века Америка вышла, по сути, окрепшей и уже через полвека взяла курс на мировое господство.

Сейчас, конечно, другая ситуация, но даже практически неизбежное нарастание внутренних проблем в США не означает их быстрого ухода с геополитических высот. Америка будет продолжать отступление — но нам важно, чтобы оно приобрело организованный, осмысленный характер. Потому что в этом случае меньше вероятность хаотичных, сумасбродных действий из серии "сегодня Вашингтон терпит поражение, а завтра переходит в контратаку и случайно устраивает ядерную войну".

России, конечно, выгодно, чтобы Штаты все больше занимались собой. Но проблема в том, что смута, которой пугают всех противники Трампа, скорее всего, наступит как раз при его поражении. Более того, если действующего президента объявят проигравшим, раскол будет еще более серьезным, чем в случае переизбрания: его приверженцы не поверят в честную победу Байдена. Америка расколота надвое — но если у Трампа есть масса совершенно искренних сторонников, то у Байдена их просто нет. За него будут голосовать противники Трампа — все те, кого американские элиты и медиа четыре года запугивали этим "ужасным гомофобом, сексистом и фашистом". Поэтому поражение Трампа несет в себе большие риски внутреннего конфликта в США, и при этом внешняя политика администрации Байдена будет точно куда менее выгодной России.

Байден не развяжет новых войн и не введет новые санкции. И дело даже не в том, что он уже обвинил Россию в попытке помешать его избранию — публикацией материалов с жесткого диска компьютера его сына. Он просто вернется к проведению прежней американской политики, к тому, чего хочет глобалистски настроенная часть элиты: Америка должна пасти народы и продолжать строительство глобального атлантического проекта — ну и что, что он провалился, а они так не считают, будучи уверенными, что все еще можно исправить и спасти.

Это самоубийственный для Америки (и как национального государства, и как точки сборки "атлантического миропорядка") путь — но Байден, то есть американский истеблишмент, попытается вернуть на него страну, а с ней и весь остальной мир, который уже (кто явно, а кто тайно) попрощался с миропорядком, устроенным вокруг единственной сверхдержавы. Понятно, что Байдену будет крайне тяжело поменять курс, тем более что его администрация будет в основном погружена во все более тяжелые внутриполитические проблемы. Но сам настрой у взявших реванш демократов будет именно таким.

На этом фоне переизбрание Трампа однозначно куда более выгодно миру. Причем в обоих вариантах. Если победа Трампа приведет к затяжному и глубокому (вплоть до раскола) кризису в США, Америка ослабнет — и чем дольше она будет заниматься сама собой, тем больше планета продвинется в сторону создания новой системы сдержек и противовесов, нового, постамериканского баланса сил. Критически опасным может быть только вариант с полным распадом США и коллапсом системы управления ядерной державы, но такой сценарий в среднесрочной перспективе абсолютно невероятен.

Если же после победы Трамп сумеет отбить атаки и сохранить власть, то его второй срок будет куда более "трамповским", чем первый. Даже не получив контроля над конгрессом, он будет проводить более самостоятельную политику — как в двухсторонних отношениях с различными странами, так и на международной арене в целом. Как и раньше, он будет давить, жестко торговаться и повышать ставки — но станет более договороспобен.

И самое главное — переизбрание Трампа не только похоронит надежды атлантистов на то, что 2016 год был просто случайностью и все легко удастся отыграть назад. Оно изменит настроения американских союзников и сателлитов по всему миру. Америка уже никогда не будет прежней, а значит, нужно выстраивать новую систему отношений как с ней, так в целом на мировой арене.

Читайте также:

63
Теги:
Дональд Трамп, Джо Байден, Выборы президента США — 2020
Темы:
Выборы президента США — 2020 (57)

Еще один Telegram-канал могут признать экстремистским в Беларуси

0
(обновлено 13:28 31.10.2020)

МИНСК, 31 окт – Sputnik. Милиция задержала администратора Telegram-канала "Водители 97", ресурс могут признать экстремистским, сообщила официальный представитель МВД Беларуси Ольга Чемоданова.

Терроризм и диверсии

"Сотрудники ГУБОПиК МВД вышли на 28-летнюю минчанку, которая администрировала канал и одноименный чат с августа по 28 октября", - проинформировала Чемоданова.

По ее словам, ранее сотрудники милиции задержали "доброго админа" этого же канала. Он призывал к блокировке движения на дорогах.

"Также оперативникам стали известны личности и других модераторов деструктивных групп, которые в ближайшее время будут объявлены в розыск", - заявил Чемоданова.

Она добавила, что задержанная в сговоре с другими лицами призывала подписчиков к противоправным действиям, которые могли повлечь за собой гибель людей, повреждение сооружений, дорог и средств сообщения.

"Цель призывов – воздействие на органы власти и причинение ущерба экономической безопасности Беларуси, а значит совершение актов терроризма и диверсий", - сказала Чемоданова.

Возбуждено уголовное дело за призывы к действиям, направленным на причинение вреда нацбезопасности, совершенные с использованием интернета. Женщина признана подозреваемой, в настоящее время она находится под стражей. 

"Кроме того, задержано пять активных участников указанного телеграм-канала по другим эпизодам преступной деятельности", - продолжила Чемоданова. 

Оперативники также установили несколько сотен радикальных участников. Их действиям будет дана правовая оценка. "У наиболее активных из них проведено более 50 обысков: изъяты рации, огнестрельное оружие, боеприпасы, "ежи" для пробития колес, биты", - сказал Чемоданова. 

"Сейчас проводится работа, направленная на признание ресурса "Водители 97" экстремистским", - заключила она.

 

0