Градирни атомной электростанции недалеко от Антверпена

Польша и сложности строительства АЭС

2489
США обязуются в течение ближайших полутора лет разработать план строительства шести атомных реакторов на территории Польши. Колумнист Sputnik Сергей Савчук сомневается в успехе этого амбициозного проекта.

Польша, верная выбранному геополитическому курсу и своим обязанностям "главного друга США в Европе", продолжает планомерную работу по разрыву отношений с Россией и максимальному противодействию российской энергетической экспансии.

Москва. Варшава. Газопровод

В начале октября польское Управление по охране конкуренции и потребителей (UOKiK) наложило на "Газпром" рекордный штраф в размере 7,6 миллиарда долларов, а компании – участники проекта – Engie, Uniper, Wintershall и OMV, – по мнению Варшавы, должны ей еще 61 миллион. Также UOKiK обязала данные корпорации расторгнуть все контракты, предусматривающие финансирование "Северного потока – 2". Польша обиделась на то, что немцы, французы и австрийцы решили строить жизненно важный для них газопровод, не спросив разрешения у нее.

Это далеко не первое подобное решение Варшавы. Правда, на текущий момент "Газпром" и его партнеры по всем аналогичным требованиям выплатили ровно ноль долларов, но поляки упорно гнут свою линию.

Тем временем информационное агентство Reuters сообщило, что Соединенные Штаты и Польша заключили судьбоносное соглашение, которое позволит восточноевропейской стране раз и навсегда избавиться от зависимости от российского газа, а также отказаться от угля в качестве энергетического базиса и начать новую, экологически чистую главу собственной истории.

От сжигания угля – к атомной энергетике

По словам министра энергетики США Дэна Бруйетта, Штаты обязуются в течение ближайших полутора лет разработать план строительства шести атомных реакторов на территории Польши совокупной мощностью до девяти гигаватт. Также известно, что покупка американских атомных технологий обойдется польскому бюджету в 18 миллиардов долларов, а всего на реализацию плана перевооружения энергетического комплекса может понадобиться порядка 40 миллиардов. За эту сумму Вашингтон обещает запустить первый реактор не позднее 2033 года, а к 2040-му в Польше будет три рабочих АЭС, при помощи которых удастся отказаться от сжигания угля и еще через десять лет выйти на нулевой показатель выброса парниковых газов.

Соглашение более чем странное, если знать ключевые факты о финансово-технических способностях подписантов.

Начать нужно с того, что сорок миллиардов долларов для Варшавы сумма неподъемная сугубо физически. Польша уже много лет один из главных получателей финансовой помощи со стороны Евросоюза. Каждый год в польский бюджет в среднем безвозмездно вливается порядка 20-23 миллиардов евро, потратить которые она может на решение внутренних экономических проблем. Прямую передачу денег американцам Брюссель просто заблокирует хотя бы потому, что главными донорами европейского бюджета выступают Германия, Австрия и Франция. Те самые, которым поляки изо всех сил мешают строить "Северный поток – 2".

Кстати, относительно недавно Вашингтон и Варшава уже анонсировали проект, который должен был окончательно похоронить планы Москвы привязать Европу к себе при помощи газопроводов. Речь шла о поставках американского СПГ. Осенью 2018 года регазификационный терминал в порту Свиноуйсьце заключил соглашение с американской Cheniere Marketing International LLP на поставку 0,52 миллиона тонн СПГ (0,7 миллиарда кубометров) в год. Тогдашний глава PGNiG – главной нефтегазовой компании Польши – Петр Возняк заявлял, что цена на американский сжиженный газ "совершенно конкурентоспособна" и очень скоро Польша слезет с русской газовой иглы.

Примечательно, что на все прямые вопросы о стоимости газа господин Возняк тогда уклонился от ответа. На дворе конец 2020-го, он уже почти год как уволен с должности руководителя, а цена все еще является абсолютной тайной.

Американский интерес

С американской же стороной все еще интереснее.

С 1954 года и по настоящий момент все внешнее сотрудничество в сфере атомной энергетики в США регулируется положениями так называемого Atomic Energy Act. Документ весьма объемный, но основные условия в нем прописаны максимально четко. Соединенные Штаты, продавая собственные атомные технологии, сохраняют за собой все права физической и интеллектуальной собственности.

Покупатель не имеет права ни передавать какие-либо данные, ни самостоятельно обогащать уран, ни искать других поставщиков топлива. Более того, все технические и научные разработки, полученные в результате эксплуатации американских реакторов, автоматически переходят в собственность США.

На текущий момент на такие кабальные условия согласились сорок девять стран и Тайвань.

Впрочем, подписание межгосударственных соглашений с Америкой вовсе не значит, что вторая сторона действительно получит атомный "горшок".

Тем временем в Китае

Самый яркий и наглядный пример последних лет – это строительство американских АЭС в Китае, который, модернизируя собственную энергетику, попросил американцев в лице Westinghouse и General Electric построить сразу шесть атомных электростанций. В результате было построено две – "Хайян" и "Саньмынь", при этом сроки строительства с четырех лет выросли до двенадцати, а проектная смета утроилась. Проанализировав ход строительства, Пекин расторг соглашение и от дальнейшего сотрудничества отказался.

Американцы пытались делать хорошую мину при плохой игре, заявив, что, обладая самыми передовыми техническими наработками, они прекрасно чувствуют себя и на внутреннем рынке, где, к слову сказать, средний возраст АЭС уже вплотную приблизился к пятидесяти годам. Однако на практике все опять вышло иначе.

Westinghouse продавала за рубеж реакторы АР1000 поколения III+ установленной мощностью 1,1 гигаватт. В 2011 году, понимая, что контракт с Китаем безнадежно срывается, для АР1000 организовали срочное лицензирование в Комиссии по ядерному регулированию (Nuclear Regulatory Commission), и она получила все необходимые разрешения для применения внутри США. Спустя девять лет в собственной стране таких реакторов построено ровно ноль. Последняя попытка внедрить АР1000 на внутренний рынок состоялась в 2013 году, когда было начато строительство сразу двух АЭС – Vogtle и Virgil C. Summer, однако по целому ряду причин ни одна из них так и не была завершена.

Пока Westinghouse металась по миру, пытаясь продать свой реактор хоть кому-нибудь, китайская государственная State Power Investment Corp (SPIC) заявила, что начинает разработку собственного реактора нового поколения CAP1400, или "Гуохэ-1". Как несложно догадаться из аббревиатуры, в основе китайского реактора лежит американский AP1000, однако китайская сторона сразу отмела все возможные посягательства на авторские права. Главный инженер SPIC утверждает, что компания "полностью переработала конструкцию главных насосов, запорной арматуры, корпуса реактора, парогенератора, внутриреакторных устройств, приводов управляющих стержней, поковок роторов турбин, сварочных материалов, U-образных труб и других ключевых компонентов". То есть, по сути, это совершенно новое техническое решение.

Экономика, политика или логика?

Анализ и трезвый расчет говорят о том, что для получения первой в истории страны АЭС Польше следовало бы обратиться к кому угодно, только не к США, но у большой политики свои правила, где логика играет далеко не ведущую роль.

В связи с польскими планами нами умышленно ни разу не упомянуты Россия и корпорация "Росатом". Американо-польский тандем направлен именно против России и флагмана ее атомной энергетики. Правда, поскольку полякам нечем платить, а американцам нечего строить, все это очень напоминает очковтирательство и имитацию бурной деятельности.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

2489
Теги:
АЭС, Польша, США, Россия
Здание посольства США в Минске

Цирк с конями: о сути белорусско-американских отношений на современном этапе

3171
Отношения Беларуси и США в последнее время напоминают какую-то фантасмагорию, рассуждает колумнист Sputnik Александр Шпаковский.

Дело даже не в том, что Минск и Вашингтон переживают очередной дипломатический кризис, что в общем является, увы, естественным состоянием двусторонних связей на протяжении более чем двух десятилетий, а в полном отсутствии какой-либо логики в нынешней ситуации.

У любого конфликта, в том числе у дипломатического, есть определенные закономерности, в соответствии с которыми развиваются события. Однако, современный белорусско-американский сюжет попирает любые привычные каноны.

Дипломатический оксюморон

С одной стороны власти США не признают итоги президентских выборов в Беларуси 9 августа 2020 года. Но при этом продолжают контакты с официальным Минском и утверждают кандидатуру посла в нашей стране.

В то же время новоназначенная посол Джули Фишер так до сих пор не прибыла в Минск, а обосновалась в Вильнюсе, где активно встречается с лидерами эмигрантских оппозиционных сообществ, включая бывшего кандидата на пост главы государства Светлану Тихановскую. 

В свою очередь американское правительство якобы обратилось к литовским коллегам с просьбой "аккредитовать" Фишер в Литве, но в качестве посла США в Беларуси, что само по себе выглядит как дипломатический оксюморон. Далее уже сама Фишер заявляет, что она на самом деле находится в Вильнюсе не потому, что такова политика Госдепа, а против своей воли, так как белорусское правительство, которое в Вашингтоне вроде как считают нелегитимным, отказывает дипломату во въездной визе.

При этом министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в своем интервью сообщает, что "Беларусь заинтересована в диалоге". Однако, Минску необходимо "понимать, в каком статусе госпожа посол хочет работать в Беларуси с официальными властями, гражданским обществом, развивать отношения или надзирать за органами власти и обличать их, исходя из посылов оппонентов".

Причем, судя по тональности высказываний белорусского министра, в случае второго варианта "надзирать и обличать" г-же Фишер придется из Вильнюса, так как в нашей стране подобные американские надсмотрщики просто не нужны.

Вместе с тем, Беларусь не отказывается от идеи назначить собственного посла в Вашингтон, но до настоящего момента в отечественном МИДе не могут определиться с кандидатурой дипломата, который мог бы представлять нашу страну в США в столь сложной и запутанной обстановке.

И если руководствоваться принципом взаимности, то американцы тоже могут не выдать визу белорусскому номинанту, также как Минск отказывает Джули Фишер. В таком случае можно аккредитовать белорусского посла в США где-нибудь в Венесуэле или другой дружественной стране Латинской Америки. И это, право, не будет удивительно на фоне череды странных событий в белорусско-американских отношениях. Послы в Вильнюсе и Каракасе вряд ли существенно ухудшат или улучшат общую унылую картину, поэтому, чем черт не шутит...

Нужно ли Беларуси пойти на принцип?

Перчинки всему этому цирку с конями добавляет еще тот факт, что США ввели экономические санкции против ключевых белорусских государственных предприятий, которые начнут действовать с 3 июня 2021 года. А Беларусь обвиняет американские спецслужбы и конкретно советника президента Джо Байдена Майкла Карпентера в попытке неудавшегося государственного переворота, в ходе которого заговорщики планировали убийство Александра Лукашенко и членов его семьи.

Примечательно, что американское руководство, естественно, отрицает свое участие в заговоре, но никакой заметной кампании, направленной на оказание помощи гражданину США Юрию Зенковичу, который является одним из основных обвиняемых по делу, Вашингтон также не проводит.

Привычных в таких случаях причитаний "правозащитников" из сети Госдепа как-то незаметно, что наводит на определенные мысли.

С другой стороны, и официальный Минск помимо обвинений по телевизору не предпринял каких-либо заметных демаршей, принятых в подобных случаях. Официальные отношения не разорваны, американским дипломатам никто не стал указывать на дверь, более того, Беларусь, со слов Макея, по-прежнему готова к "диалогу" и даже обмену послами в том случае, если американцы гарантируют более или менее приличное поведение Джули Фишер.

В сухом остатке все эти нагромождения странностей и дипломатическая казуистика свидетельствуют о том, что несмотря на желание продемонстрировать "позицию" в конфликте, ни Минск, ни Вашингтон не готовы окончательно разорвать все связующие нити. Именно поэтому в двусторонних отношениях образуется такое причудливое нагромождение взаимоисключающих обстоятельств и конструкций.

При этом понятно зачем такие танцы с бубном нужны американцам. Ведь еще свежи в памяти визиты в Минск Болтона и Помпео, когда высокопоставленные представители руководства США раздавали щедрые авансы и заботились о белорусском "суверенитете", пока ЦРУ и различные "фонды" планомерно готовили "августовское восстание". 

Все эти "абяцанки –цацанки" ничем путным и не закончились, ведь американская нефть на белорусские НПЗ так толком и не пришла, а вот санкции отечественная "нефтянка" в итоге получила. США продолжают свою грязную игру на ослабление России, где Беларусь – одна из клеток на большой шахматной доске, а вот зачем Минску статичная роль в этой партии, когда под видом "диалога" ведут на эшафот, совершенно непонятно.

Представляется, что та же Фишер и иные представители американского руководства за последние полгода сказали и сделали достаточно, чтобы даже речи не могло быть о прибытии этой дамы в белорусскую столицу. И совершенно понятно "в каком статусе" американский посол планирует свою дальнейшую работу.

Причем думается, что этот "статус" никак не совместим с национальными интересами нашей страны. Естественно, Беларуси не нужно инициировать конфликтность в отношениях с США, но и подставлять вторую щеку для удара не имеет смысла, эту толерантность никто не оценит.

В свою очередь, принципиальная позиция, обнуление всех многочисленных "странностей" здесь и сейчас создадут потенциальные условия для того, чтобы начать отношения с американцами с чистого листа в будущем. На настоящем этапе клубок противоречий проще разрубить, чтобы не быть пешкой в чужой игре.

* мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

3171
Теги:
дипломатия, отношения, Беларусь, США
Учащиеся военного училища Сен-Сир принимают участие в ежегодной военной церемонии Дня взятия Бастилии на площади Согласия в Париже

Запад повторяет ошибки СССР. Спасет ли армия Францию?

367
(обновлено 12:46 12.05.2021)
В последние годы российское общество при взгляде на Запад все чаще испытывает дежавю. И это неспроста, поскольку многие важнейшие процессы в Европе и за океаном поразительно, до боли напоминают те, что относительно недавно – три-четыре десятилетия назад – пережил СССР.

Власти Франции резко отреагировали на второе открытое письмо военных, опубликованное в правом издании Valeurs Actuelles. Министр внутренних дел страны Жеральд Дарманен отметил, что анонимное обращение никак нельзя назвать смелым поступком. Колумнисту РИА Новости Ирине Алкснис ситуация напоминает поздний СССР.

Если под первым посланием, опубликованным в апреле, стояли имена 20 отставных генералов, то новое письмо осталось неподписанным. Журнал утверждает, что его авторами являются уже не отставные, а действующие военнослужащие национальных вооруженных сил, которые выступили в поддержку своих старших товарищей и разделили их тревогу по поводу "распада Франции" и ее соскальзывания в "расовую войну".

Нежелание военных раскрывать свои личности вполне понятно. Авторы первого послания оказались не просто под огнем жесткой критики, но и с перспективой дисциплинарного наказания и, возможно, уголовного преследования. Один из самых популярных в стране левых политиков Жан-Люк Меланшон обвинил генералов в "провокации с призывом к военному неповиновению" и даже в угрозе переворота.

Если бы столь же открыто, как отставники, выступили действующие офицеры, их ждало бы минимум увольнение из армии. Но нельзя не признать и правоту Дарманена: чего стоят убеждения, тем более столь алармистские, если человек не готов их высказывать открыто и отвечать за них?

В последние годы российское общество при взгляде на Запад все чаще испытывает дежавю. И это неспроста, поскольку многие важнейшие процессы в Европе и за океаном поразительно, до боли напоминают те, что относительно недавно – три-четыре десятилетия назад – пережил СССР. Создается впечатление, что там вознамерились наступить на все грабли позднесоветского периода разом и не извлечь ни единого урока из чужого опыта, повлекшего в итоге крах гигантской и могущественной сверхдержавы.

В политике западных стран ныне фантасмагорически смешиваются советские реалии времен застоя и одновременно перестройки. С одной стороны, идеологический детерминизм (только вместо коммунистического учения – самые передовые идеи левацкого либерализма), ограничение прав и свобод граждан, директивные методы управления. А с другой – целенаправленная поддержка государством самых деструктивных, раскалывающих нацию изнутри общественно-политических сил и концепций: от миграционной политики до надругательства над собственной историей и культурой.

Все это французское дело с открытыми письмами отставных и действующих офицеров добавляет схожести текущих процессов на Западе с событиями конца 1980-х и начала 1990-х годов в Союзе. Тогда в СССР тоже хватало людей, в том числе известных, уважаемых и влиятельных, которые пытались достучаться до несущейся к своей гибели системы и ее руководителей. Писались открытые письма, делались громкие заявления, создавались разнообразные организации – комитеты, фонды, союзы, ставившие своей целью спасение страны. Среди их участников хватало представителей вооруженных сил и спецслужб. Была даже предпринята попытка государственного переворота – если, конечно, таковой можно считать ГКЧП.

Итог известен: СССР прекратил свое существование, а его гибель сопровождалась тяжелыми и часто кровавыми испытаниями для почти трехсот миллионов людей на шестой части суши.

Схожесть методов борьбы за сохранение Советского Союза позволяет делать некоторые экстраполяции на французскую (и в целом западную) ситуацию.

Главной причиной, по которой тридцать лет назад все усилия советских патриотов, в том числе высокопоставленных, оказались безрезультатными, стало то, что "контрольный пакет" власти и влияния в элитах – как союзной, так и республиканских – сосредоточили в своих руках люди, которым был выгоден именно такой ход событий. Можно спорить, получили ли эти силы в итоге именно то, к чему стремились, или реальность обманула их ожидания, но тогда – в 1980-х и начале 1990-х – они делали то, что делали, потому что видели в этом свой прямой интерес.

Более того, тогдашние усилия многих крупных – и не очень крупных – советских деятелей, функционеров и военных по предотвращению грядущей катастрофы вышли на публичный уровень именно потому, что внутри системы по стандартным процедурам они уже ничего не могли изменить. Их общественно-политическую деятельность можно рассматривать как свидетельство, что внутри системы они к тому моменту уже потерпели сокрушительное поражение. А все, что происходило позже, было тем самым маханием кулаками после драки.

Судя по всему, это верно и для Франции. Нынешние обращения офицеров и генералов, публичные заявления "великого немого" (так в Пятой республике называют армию за ее строгое невмешательство в политику) обычно интерпретируются как исчерпание терпения военнослужащих и как их решимость к действиям по недопущению развития событий, которое они считают катастрофическим для нации.

Однако на самом деле обращение военных к властям и обществу посредством открытых писем отражают их тревогу и неготовность к радикальным мерам, а также попытку достучаться до государственного руководства в надежде, что оно все-таки увидит, насколько опасным путем ведет страну.

Французские патриоты, в том числе военнослужащие – как и их советские предшественники, – слишком законопослушны, слишком растеряны и слишком разобщены, чтобы противостоять разрушительному цунами, накатывающему на их страну. Зато их противники не отличаются подобной щепетильностью и тонкой душевной организацией – и контролируют ключевые рычаги общественно-политической системы. Кстати, с Трампом и его сторонниками в Штатах получилась аналогичная ситуация.

Чем закончились данные процессы в Советском Союзе, хорошо известно. Теперь миру предстоит увидеть, как с вызовом справятся Франция, Европа и Запад в целом.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оригинал материала читайте на РИА Новости

367
Теги:
Франция
Принц Гарри

Зоопарк и шоу Трумана: принц Гарри объяснил, за что ненавидит жизнь во дворце

0
В подкасте актера Дакса Шепарда герцог попытался расставить все точки над i и подробно рассказал, почему бросил королевскую семью.

Младший внук Елизаветы II принц Гарри снова нанес удар по королевской семье: мятежник сравнил жизнь во дворце с зоопарком и реалити-шоу.

Резонансное интервью Опре Уинфри было лишь началом "турне откровений" герцогов Сассекских. Недавно муж Меган Маркл стал приглашенным гостем подкаста голливудского актера Дакса Шепарда, где рассказал, почему решил оставить королевскую семью и отказаться от всего.

Принц Гарри откровенно рассказал, за что ненавидит жизнь во дворце: осмелевший герцог сравнил ее с зоопарком и фильмом "Шоу Трумана", где персонаж Джима Керри участвует в неповторимом реалити-шоу и находится в центре внимания всего мира.

Принц привел самый запоминающийся пример из прошлого – первые свидания с Маркл.

"Когда Меган впервые приехала ко мне, мы встречались в супермаркете в центре Лондона и притворялись, что не знакомы. Люди смотрели на меня, кидали эти странные взгляды, здоровались. Я был в кепке, постоянно смотрел в пол и старался не привлекать внимания. Удивительно, сколько жвачки валяется под ногами, просто безобразие", – со смехом вспомнил Гарри, но после серьезно отметил, что жизнь во дворце – работа, при которой нужно улыбаться и терпеть 24/7.

Читайте также:

0
Теги:
Великобритания, Гарри, принц Уэльский
Темы:
Королевские новости