Добыча нефти

Потери или выгода: что Минск может получить в ситуации с "грязной" нефтью

1007
(обновлено 15:17 17.05.2019)
"Транснефть" занимает конструктивную позицию в связи с поставками некачественной российской нефти по трубопроводу "Дружба" и готова компенсировать реальный ущерб Беларуси. Может ли белорусская сторона начинать подсчитывать сумму компенсации, разбирался Sputnik.

На этой неделе вице-премьер российского правительства Дмитрий Козак сообщил, что сейчас компания "Транснефть" готова компенсировать ущерб, нанесенный нефтяным компаниям.

Позднее стало известно, что Россия и Беларусь создали рабочую группу, которая непосредственно займется подсчетом фактических убытков. Специалисты предложат способы компенсации, а на сам подсчет потерь уйдет несколько недель.

"Думаю, без дискуссий не обойдется, но мы договорились, что мы юристов не включаем в текущую группу. Это не юридический спор. Мы найдем компромисс. Технические специалисты, которые должны оценить последствия, и финансисты-экономисты", – заявил Дмитрий Козак.

Потеряла или заработала?

Как отметил в беседе с корреспондентом Sputnik ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков, конкретную сумму ущерба белорусской стороны в этой ситуации назвать затруднительно.

"Если мы возьмем за основу заявление Минска о 50%-ном снижении загрузки мощностей на НПЗ Беларуси и прекращении экспорта, то можно предположить, что за 14 дней отсутствия поставок нефтепродуктов на внешние рынки недополученная прибыль составила $219,5 миллиона", – указал он.

Расчет осуществляется исходя из данных Госстата по средней стоимости 1 тонны нефтепродукции, реализуемой Беларусью в январе-феврале 2019 года, пояснил эксперт.

При этом в "Белнефтехиме" заявляют, что недопоставленная нефть будет экспортирована в следующем периоде, отметил Игорь Юшков. В компании не сомневаются, что выполнят все свои контрактные обязательства, поэтому говорить о недополученной прибыли в настоящий момент преждевременно, указал эксперт.

"Минск получит эту прибыль в следующем периоде – июне, июле, августе", – предположил собеседник Sputnik.

По его словам, не исключено, что "никакого ущерба-то и нет" – с точки зрения поставок.

Что касается убытков, связанных с ремонтом оборудования на Мозырском заводе и НПЗ "Нафтан" в Новополоцке, то для их расчета необходимы оценки технических специалистов, указал эксперт.

Дисконт сулит прибыль

Вместе с тем, по словам экономиста, ходят слухи, что "откачанную хлорированную нефть Беларусь просит продать по $15 за баррель" (по данным Минэкономики РФ, средняя цена на российскую нефть сорта Urals на мировых рынках в апреле 2019 года составила $71,65 за баррель – Sputnik). Она же не испорченная, ее очистят и отправят на переработку, отметил он.

"Думаю, российские компании пойдут на это", – сказал Игорь Юшков.

Он также сказал, что точно такая же хлорированная нефть "поступала и поступает в Усть-Лугу (морской торговый порт на северо-западе России – Sputnik), где ее покупают международные трейдеры со скидкой к рыночной цене всего лишь 3-5 долларов".

"Вполне вероятно, Беларусь еще и заработает на этой истории", – не исключил эксперт.

В целом, по его словам, корректно оценить ущерб для экономики Беларуси от инцидента с хлорированной нефтью в "Дружбе" должна специально созданная двухсторонняя комиссия.

Как быть с транзитом?

"Нужно установить, какие объемы нефти были действительно загрязнены, были ли поломки оборудования и в каком масштабе. Для этого необходимо проведение технической экспертизы", – резюмирует ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности.

Что касается транзитных потерь, то и здесь не все однозначно, подчеркнул эксперт.

"Европейские НПЗ, получающие сырье по "Дружбе", в настоящий момент перерабатывают нефть из хранилищ. Закупки в резерв будут продолжены в оставшуюся часть года, и через Беларусь пройдет транзитом тот же самый объем черного золота, который проходил и в прошлом году", – указал Игорь Юшков.

Кстати, отложенная продажа нефтепродуктов, экспорт которых также приостановил Минск, может сыграть на руку белорусским нефтяникам.

"С 1 июня Россия прекращает поставки нефтепродуктов на Украину, что приведет к росту цен на рынке, – рассуждает аналитик. – Отложить и продать эту продукцию летом – выгодный ход для Беларуси, для которой крупнейшим рынком по нефтепродуктам является Украина".

Спор устранится на переговорах

В свою очередь белорусский экономист Алексей Авдонин считает, что инцидент с поставками загрязненной нефти излишне раздут журналистами в Беларуси и России.

По его словам, вся эта история сходна с историями из практики ведения бизнеса: когда одна сторона осуществляет поставку товара, а с ним что-то не так, то естественно, что вторая сторона выставляет претензии, и недочеты должны быть устранены.

"Если смотреть с юридической точки зрения, что поставляется нефть как сырьевой товар, что изначально прописывается в договоре, понятно, что сторона-поставщик несет все убытки по выполнению заключенного договора", – обратил внимание эксперт.

В данном случае белорусская сторона вправе выставлять претензии в рамках подписанного договора.

"Но мы не видели тот договор, по которому поставлялось это сырье. Правда, нарушение условий договора является поводом для выставления претензий. Здесь важно, какие изначально были прописаны условия по взысканию санкций и штрафов, если нефть не соответствует установленным требованиям", – отметил Алексей Авдонин.

По его мнению, сейчас средства массовой информации обсуждали "виртуальные цифры" и писали, что нужно учитывать при этом, хотя все юридические договоры содержат четкие данные по всем санкциям.

"При этом российская сторона одну цифру называет, белорусская – другую. Поэтому важно не углубляться в обсуждение увеличения этих сумм, а четко понять, что данная проблематика носит характер хозяйственного и экономического спора, который должен устраняться в переговорном процессе", – подчеркнул экономист.

При этом он сказал, что нужно дальше вести переговоры по учету всех этих затрат и их компенсации со стороны российской компании.

Доказать будет непросто

Российский эксперт-аналитик АО "ФИНАМ" Алексей Калачев тоже признает, что "для точных расчетов пока недостаточно данных. Оценки сторон могут сильно различаться, что вполне понятно. То, что "Транснефть" заняла конструктивную позицию, признав свою ответственность и согласившись компенсировать реальный ущерб, это правильное и разумное решение. Но ключевое слово здесь – "реальный".

При этом эксперт обращает внимание, что после устранения проблемы и решения технологических задач процесс урегулирования претензий вовсе не будет быстрым и простым. Трудности наверняка возникнут уже на стадии согласовании суммы.

"Руководство Беларуси говорит о сотнях миллионов долларов. Глава Минэнерго Александр Новак оценил ущерб в сумму менее 100 миллионов долларов. Это стартовые позиции для будущего торга. Каждую цифру ущерба придется оценивать и доказывать документально. И еще не факт, что в итоге все претензии будут приняты и удовлетворены в полном объеме. И не факт, что деньгами", – отметил Алексей Калачев.

По его мнению, транзитные потери доказать будет проще всего, когда будут известны точные объемы. Однако это явно менее 100 миллионов долларов, возможно, 30-50 миллионов. Их компенсировать проще всего, увеличив объемы прокачки до конца года.

"Упущенную прибыль доказать будет сложнее, это будет предметом торга, в конце концов сойдутся на чем-то среднем, где-нибудь в районе 50-80 миллионов долларов", – считает российский аналитик.

Стоимость ремонта и замены испорченного технологического оборудования компенсировать вряд ли удастся, потому что сложно будет доказать, что оно испортилось после и, главное, вследствие поставок именно этих объемов сырья.

"Таким образом, урегулирование претензий Беларуси может обойтись "Транснефти" в 80-130 миллионов долларов. Во сколько компании обойдется откачка некондиционной смеси, перевозка и хранение, пока сказать сложно", – подытожил Алексей Калачев.

Добрая воля поможет

Существует множество оценок стоимости различных объектов и товаров, в том числе ущерба, который может быть нанесен, напомнил исполнительный директор аналитического центра "Стратегия" Ярослав Романчук.

По его мнению, Беларусь и Россия для того и создали рабочую группу, в задачи которой входит "примирить оценки ущерба двух сторон".

"Это не то же самое, что поставить градусник. Здесь много факторов, которые обе стороны учитывают. Добрая воля должна помочь сойтись на взаимоприемлемом варианте", – уверен белорусский аналитик.

При этом он обратил внимание, что, прежде чем принимать российскую или белорусскую оценку ущерба, нужно увидеть документы, которые подписывались по поставкам нефти.

"Нужно видеть условия договора. Нужно учитывать такое понятие, как упущенная выгода. Только после этого нужно давать оценки, потому что это серьезное дело, где за основу берутся юридические и финансовые механизмы", – отметил Ярослав Романчук, после чего добавил, что нужно учитывать и "добрую волю президентов".

Правда, экономист добавил, что убыток белорусской стороны все равно имеет место быть и сейчас стоит вопрос, как он будет компенсирован: деньгами, нефтью или услугами.

"Это все вопрос договоренностей. Главное, чтобы все было прописано в договоре. Там еще должны быть страховые компании, которые могут иметь свою точку зрения, чтобы оценивать разного рода риски", – напомнил Ярослав Романчук.

В завершение он сказал, что в этой ситуации важно, чтобы обе стороны понимали, что этот вопрос должен быть разрешен "в максимально короткие сроки с соблюдением интересов всех сторон".

Читайте также:

1007
Теги:
Ярослав Романчук, Алексей Авдонин, Белнефтехим, Фонд национальной энергетической безопасности, экономика, Транснефть, нефть, Россия, Беларусь
Темы:
Проблемы с качеством нефти в "Дружбе" (125)
Загрузка...