Собранный с полей лен в рулонах дожидается переработки

На всех льнозаводах страны будет так, как в Кореличах

790
(обновлено 14:03 20.09.2019)
Президент Беларуси сравнил опыт Гродненщины, где действуют два завода на семь тысяч гектаров льна, с практикой, которая существует в Витебской области, где посевные площади больше всего в два раза, а количество льнозаводов – в четыре.

Оптимизировать количество льнозаводов в Витебской области в соответствии с посевными площадями распорядился президент Беларуси Александр Лукашенко во время посещении предприятия ОАО "Кореличи-Лен".

Лукашенко в пятницу находится с рабочей поездкой в Гродненской области. Разговор о проблемах и перспективах льноводства на одном из профильных предприятий президент анонсировал еще в середине августа.

В ходе поездки главе государства рассказали о структуре льноводческой отрасли в Гродненской области: лен здесь высевают на семи тысячах гектаров, а перерабатывают два модернизированных льнозавода.

Президент поинтересовался ситуацией в других регионах, в частности в Витебской области.

"Зачем восемь заводов на 13 тысяч гектаров?" – задал вопрос Александр Лукашенко и поручил разобраться, при необходимости сократить их число, передает БелТА.

Ознакомившись с работой предприятия и продукцией, которую выпускает "Кореличи-лен", Лукашенко остался доволен увиденным. Он поручил перенести опыт кореличского завода на другие предприятия льняной отрасли страны.

"Как в Кореличах – так должно быть на всех льнозаводах по всей стране. Лучше не надо. Вот это сделайте, и все", – сказал Лукашенко.

Всего первичной переработкой льна в Беларуси занимаются на 22 льнозаводах и двух производственных участках.

Проблемы с рентабельностью

В прошлом году льнозаводы Гродненской области сработали в убыток из-за неблагоприятных погодных условий. Из-за засухи предприятия области потеряли существенную часть урожая.

"Два месяца не было дождя. Больше всего пострадала Слонимская и Дятловская зона. Меньше – Новогрудская. В Слонимской было списано 50% площадей. Остальное – это тоже лен подгоревший. Не тот лен, который мы ожидали. По Дятловской зоне тоже процентов 40%. И часть по Новогрудку. В итоге заготовили только третью часть", – рассказывал Sputnik о причинах прошлогодних убытков заместитель директора "Гроднооблсельхозтехники", в структуру которой входят льнозаводы, Дмитрий Капко. 

В этом году урожайность льнотресты превышает 32 ц/га против 26,8 ц/га в 2018-м. Однако остается проблема ценообразования. Цены на льноволокно для госнужд отстают от средних рыночных, что по-прежнему сказывается на рентабельности льноперерабатывающих предприятий.

Однако в целом финансово-экономические показатели льнозаводов в первом полугодии 2019-го улучшились по сравнению с аналогичным периодом минувшего года. 20 из 22 льнозаводов являются прибыльными. Рентабельность за этот период достигла 17,7%, в то время как в январе-июле 2018-го она была минус 2,4%.

790
Теги:
рабочая поездка, сельское хозяйство, лен, Гродненская область, Беларусь, Александр Лукашенко

Председатель Компартии Китая Си Цзиньпин

Китай может стать первым в мире - при любом исходе событий

12
(обновлено 12:37 31.10.2020)
Выход Китая на позицию первой экономики мира может произойти в ближайшие годы: таковы экспертные комментарии к дискуссии по поводу дальнейшего развития страны.

Известно, что Китай уже является таковой, но лишь по одной из двух систем подсчета — по паритету покупательной способности валют. По другой — более распространенной системе, рассчитываемой по номиналу, он второй. Но, видимо, ненадолго.

В четверг завершился пленум ЦК Компартии Китая, который обсуждал параметры следующей пятилетки плюс ориентиры еще на десять лет после нее. Но многие чисто статистические разговоры об этих ориентирах шли на полях пленума в виде комментариев в СМИ к обсуждавшимся документам. Дело в том, что в стране уже года три-четыре, как начали отказываться от слишком жестких и подробных цифровых планов и задач. То есть стали говорить не о количественном росте, а о качественном.

Собственно, это уже превращается в мировую тенденцию. Вот и в ходе идущей сейчас подготовки к саммиту АТЭС в Малайзии обсуждается мысль: пора отодвинуть в сторону ВВП как ключевой показатель развития. Потому что часто бывает, что ВВП есть, а счастья нет: пора подумать о смысле экономики, а не о ее росте ради цифр.

Кстати, на этот раз в Китае планы пятилетки обсуждались очень широко и долго, всенародно, но с участием высших лидеров государства. На сайте только одной центральной газеты "Жэньминь жибао" поместилось около 1,1 миллиона предложений и мнений. И оказалось, в основном люди говорили не о численных показателях, а о чем-то более человеческом.

И раз уж скоро с сухой статистикой покончат, давайте посмотрим на нее, пока она есть, применительно к ситуации в Китае перед началом 14-й пятилетки (2021-2025). В этой стране, например, могли бы к сегодняшнему дню достичь заявленной когда-то цели удвоения того самого ВВП за десятилетку — по сравнению с 2010 годом. Недотянули чуть-чуть: для этого требовался рост китайской экономики в 5,5 процента в нынешнем году. А будет два-три процента (цифры, опять же, не очень официальные).

Но эти два-три процента означают, что перед нами единственная крупная экономика мира, которая в нынешнем году не сократится. Китай осознав, к каким последствиям ведут противоэпидемические ограничения, начал наращивать темпы оживления и восстановления. Добавим к этому отличную работу медицины. Все вместе — пример тех самых скорее качественных, нежели количественных показателей развития.

Еще о качестве: в Пекине на пленуме были прежде всего озабочены тем, что теперь началась жизнь в условиях откровенного и тотального давления со стороны США с целью не дать китайской экономике достичь новых высот, а лучше просто обрушить ее.

Поэтому много говорили об уже наметившемся технологическом лидерстве. Видимо, в ближайшие годы можно ожидать повышенных усилий в области, во-первых, производства собственных полупроводников третьего поколения. Сейчас США прижимают Китай по части полупроводников второго поколения (раньше их чаще всего просто импортировали из Америки). А во-вторых, в планах, записанных в документы пятилетки, — технологии 5G, квантовые вычисления, самодвижущиеся транспортные средства на новой энергии, биотехнологии (особенно в медицине) и многое другое. Общая идея: если приток американских технологий полностью и мгновенно прекратится, то уже с Китаем не произойдет ничего плохого — но надо, чтобы ему от этого стало только лучше.

Государство можно обрушить, если оно фатально зависит от экспорта-импорта. Однако такое с Китаем могло сработать десять, а скорее 20 лет назад. Сейчас он уже зависит прежде всего от внутреннего рынка, то есть от того, насколько богато его собственное население. И вот опять же цифры с пленума: страна производит в год ВВП на 15 триллионов долларов (2019 год), что означает средний доход на человека более чем в десять тысяч долларов в год. Благодаря этому до 57 процентов прироста — только прироста — экономики генерируется внутренним спросом.

Что касается внешних рынков, то тут среди прочих есть история, связанная с позициями Китая в мусульманском мире. Речь о Синьцзяне с его частично мусульманским населением. Если вам не повезло и вы обитаете где-то в США или Европе, то наверняка читали, что Синьцзян — это регион, где мусульмане-уйгуры сидят в концлагерях, женщин насильственно стерилизуют и так далее — в общем, жуткое место — и продукты оттуда надо бойкотировать.

Но сейчас выясняется, что именно Синьцзян удалось сделать витриной развития всего Китая (на смену и так уже развитым юго-восточным приморским провинциям). В среднем он ежегодно рос на 8,3 процента за время существования КНР (с 1949 года), но это в среднем. По большей части рост приходится на несколько последних лет (отчего регион на Западе и назначили "концлагерем"). Здесь ежегодные темпы уже случаются в 40-46 процентов (речь о росте внутреннего туризма туда в 2018-м и первой половине 2019 года; через 21 местный аэропорт и по земле в регион едут миллионы). Или о том, что Синьцзян лидирует в стране по части механизации сельского хозяйства, производству хлопка и в прочем. Ну а о терроризме, который сотрясал провинцию (и остальной Китай) несколько лет назад, уже забыли. Синьцзян стал примером того, как можно вытащить из тупика страны типа Афганистана или Чада с их отсталостью и террором. Чем Пекин и пользуется.

Есть еще совсем пустяки из серии тех, что цифрами описать трудно. Например, бешеные темпы роста киноиндустрии (она же — "фабрика грез" и прочего счастья). Китайский Голливуд, расположенный в провинции Чжэцзян, называется Хэндянь. После краткого весеннего перерыва там сейчас трудятся без отдыха все имеющиеся лошади (и задействованы все кольчуги с мечами), студии для съемки телевизионных и прочих фильмов расписаны на недели вперед. Это, конечно, и экспортный продукт — его смотрят везде, где в мире живут китайцы. Но свои — прежде всего.

Наконец, почти ушла в прошлое любовь китайцев к "фирменным" (то есть зарубежным) продуктам моды, сейчас до 80 процентов знаменитых марок в продаже — местные. Особенно ставшая популярной косметика. Потому что обгонять США или сопротивляться давлению таковых — нужное дело, но о красоте тоже забывать нельзя.

12
Теги:
экономика, Китай
Добыча сланцевой нефти в США

Сланцевиков США спасают нефтяные гиганты. Но им самим бы не утонуть

151
(обновлено 14:42 30.10.2020)
Текущее состояние и прогнозы добычи нефти в США — по-прежнему актуальны для наблюдений. Ведь большая ее часть приходится на сланцевую нефть, которая, с известными оговорками (инерция, финансовое состояний компаний), является гибким балансиром мирового нефтяного рынка.

Общая картина, публикуемая в еженедельных отчетах американского Минэнерго, понятна: достаточно резкое, в течение трех месяцев, падение с мартовских пиков в 13 миллионов баррелей в сутки до 10,5 миллиона (то есть на 20%). В дальнейшем пошли значительные колебания вокруг этой величины (плюс-минус полмиллиона баррелей), связанные в том числе с сезоном ураганов — ведь это общая статистика с учетом не только сланцевой и прочей сухопутной, но и морской добычи в Мексиканском заливе. По последним цифрам, суммарная добыча в США упала даже ниже отметки в десять миллионов баррелей в сутки, но повторимся — недельные данные часто корректируются, так что скорее показывают общую тенденцию. 

Американская нефтегазовая компания Oasis Petroleum подала заявление о банкротстве. Производитель не может обслуживать долги из-за низких цен на углеводороды. Исход компаний сектора продолжается. Сланцевая революция захлебывается. В долгах.

Что дальше? Традиционным опережающим индикатором добычи считается число работающих буровых установок. Здесь мы тоже видели быстрое падение после событий марта, с 682 на локальном пике марта до минимума в 172 единицы в августе, после чего пошло слабое восстановление до 205 в настоящее время. Буровые упали в три раза, а добыча снизилась на 20% — противоречия в цифрах нет: во-первых, пока не вся добыча сланцевая, а во-вторых, существует инерция.

Важный фактор, влияющий на добычу, — так называемые незаконченные скважины, которые уже пробурены, но на них не проведен гидроразрыв пласта. Таковых уже 7,7 тысячи — это достаточно серьезный объем (по сравнению с работающими 200 буровыми), который, если на них будут проводиться гидроразрывы, может длительное время поддерживать добычу даже при низком объеме нового бурения. Весь последний год объем незаконченных скважин существенно не менялся, то есть говорить о том, что ввод таких скважин ранее уже поддерживал добычу на фоне кратного падения числа буровых, нельзя. Сейчас количество незаконченных скважин стало немного снижаться, и, что главное, в своем последнем прогнозе американское Минэнерго прямо указывает: теперь они составляют резерв поддержания добычи на фоне малого числа работающих буровых установок. Кстати, на ноябрь этот обзор предполагает новое снижение сланцевой добычи нефти в США. 

Словом, как обычно в сланцевых делах, масса неопределенностей, в результате чего уважаемые организации показывают огромный разброс прогнозов: от роста суммарной добычи до 11,5-12 миллионов до падения к десяти миллионам баррелей в день к середине 2021 года (если верить недельной статистике, то оно уже состоялось).

Одновременно над всеми этими оценками нависают известные финансовые трудности сланцевых компаний. Да, в целях экономии средств объемы бурения сокращаются, но это означает и меньше добычи, а значит, снижающийся денежный поток для обслуживания долга. Банкротства небольших компаний уже начались — и продолжатся.

Еще до кризиса два крупнейших американских нефтегазовых гиганта, ExxonMobil и Chevron, уже инвестировали в сланцевую добычу и даже, по сути, устроили негласное соревнование. В результате сложилось мнение, что в случае чего долги или даже банкротства сланцевых добытчиков выкупят крупные компании. 

Отчасти так и происходит. На днях ConocoPhillips объявил о покупке сланцевого добытчика Concho Resources за 9,7 миллиарда долларов. Таким образом, еще один американский нефтяной гигант становится одновременно и крупным сланцевиком. Правда, любопытно, что покупка произошла не в денежной форме, а в виде обмена акциями.

Похожая история произошла в начале октября, когда Chevron купил Noble Energy (а это, кстати, не только сланцы, но и активно обсуждаемая сейчас морская газовая добыча в Восточном Средиземноморье).

В свою очередь, в компаниях среднего размера Devon Energy купил WPX Energy, а Pioneer Natural Resources обсуждает поглощение Parsley Energy. Еще несколько сланцевых добытчиков рассматриваются как кандидаты на покупку или поглощение успешными конкурентами или более крупными компаниями. 

То есть консолидация и поглощения в секторе налицо. Компании ожидают выигрыша от экономии на масштабах, объединения близлежащих участков при добыче и так далее. И, конечно, подобные поглощения, особенно со стороны крупнейших "мейджоров", позволяют отодвинуть на второй план проблему долговой нагрузки. В том числе и потому, что крупные компании могут кредитоваться заметно дешевле для рефинансирования долга.

Словом, все происходит примерно так, как и предполагалось в начале года — выживание отрасли за счет поглощений со стороны ТНК, пандемия разве что ускорила все эти процессы. Однако кризис в нефтяной сфере привел и к другому следствию: финансовая устойчивость компаний, поглощающих сланцевиков, стала намного ниже, а значит, "переварить" проблемные компании без последствий будет сложнее.

Наверное, наиболее яркий пример — ExxonMobil. В начале года котировки акций компании были в два раза выше, чем на данный момент, при этом она, в отличие от многих европейских коллег, не снижала квартальные дивиденды. Сейчас квартальный дивиденд к нынешним котировкам (в пересчете на годовые значения) составляет огромные при текущих ставках десять процентов годовых, соответственно, в начале года он был в два раза ниже. Понятно, что падение котировок в два раза при неизменном объеме дивидендов означает одно — возросшие риски и опасения, что компания не сможет в дальнейшем поддерживать тот же уровень выплат и финансовой устойчивости в целом. Похожая ситуация наблюдается и для других крупнейших компаний. 

Любопытно, что именно ExxonMobil в начале кризиса выступил против скоординированных сокращений добычи (тогда это обсуждалось и для США), что трактовалось некоторыми наблюдателями как желание скупить на волне упавших нефтяных котировок подешевевших сланцевиков по бросовым ценам. Но в результате сейчас компании очень непросто и без дополнительных покупок. Хотя и они не исключены, ведь ближайшие конкуренты значительно усилили свой сланцевый сегмент в кризис. Chevron после поглощения Noble Energy стал вторым по объему добытчиком сланцевой нефти в США.

По сути, крупнейшие ТНК хотели вытянуть сланцевую добычу своим масштабом и финансовой устойчивостью — эта задача остается на повестке дня, но становится труднее. А значит, вопросы финансовой дисциплины вновь выходят на первый план, и ожидать рост ради роста, как мы еще недавно видели в сланцевом секторе, не следует. 

Добавим к этому и то, что "зеленая повестка" создала давление на все нефтегазовые компании, в том числе крупнейшие. Говорить о том, что банки не будут кредитовать нефтяников ни под какие ставки (как это уже наблюдалось ранее со стороны некоторых банков для угольного сектора), крайне преждевременно, но окажется неудивительным, если "климатическая повестка" в сумме с приобретениями сланцевых добытчиков увеличит стоимость нового долга и для крупнейших компаний отрасли.

Подытожим. Коллапса сланцевой отрасли ждать не следует, однако можно ожидать, что новые владельцы сланцевых полей будут строже соблюдать финансовую дисциплину, ответственней подходить к рентабельности вложений. А поможет ли консолидация в секторе снизить себестоимость и тем самым хотя бы сохранить объемы добычи на текущих уровнях, покажет время.

151
Теги:
добыча нефти, нефть, США
Французский футболист Килиан Мбаппе

Forbes назвал самого дорого футболиста в возрасте до 21 года

0
Трансферная стоимость форварда ПСЖ Килиана Мбаппе оценивается в рекордные 183 миллиона евро.

МИНСК, 31 окт – Sputnik. Форвард сборной Франции и парижского ПСЖ Килиан Мбаппе возглавил рейтинг самых дорогих футболистов в возрасте до 21 года. Список составлял журнал Forbes.

По версии издания, трансферная стоимость игрока составляет 183,3 миллиона евро. Вторым стал португальский форвард мадридского "Атлетико" Жоау Феликс (104 миллиона евро). Топ-3 замыкает немец из "Челси" Кай Хаверц (98 миллионов).

Топ-10 самых дорогих футболистов не старше 21 года:

  1. Килиан Мбаппе (Франция, ПСЖ) — 183,3 миллиона евро
  2. Жоау Феликс (Португалия, "Атлетико") — 104 млн
  3. Кай Хавертц (Германия, "Челси") — 98 млн
  4. Альфонсо Дэвис (Канада, "Бавария") — 88,3 млн
  5. Маттейс Де Лигт (Нидерланды, "Ювентус") — 86,8 млн
  6. Джейдон Санчо (Англия, "Боруссия" Дортмунд) — 86,6 млн
  7. Эрлинг Холанд (Норвегия, оба — "Боруссия" Дортмунд) — 68,3 млн
  8. Ашраф Хакими (Марокко, "Интер") — 66,3 млн
  9. Виктор Осимхен (Нигерия, "Наполи") — 63 млн
  10. Ферран Торрес (Испания, "Манчестер Сити") — 57,7 млн
0
Теги:
футбол, Рейтинг, Килиан Мбаппе