Слева направо: Малашевич, Грушевский и Губаревич

"Мы попали в ад". Суд по делу о взрыве на сахарном комбинате идет в Гродно

1624
Во время взрыва сахарной пыли в огне пострадали пять работниц комбината, которые занимались сортировкой сахара и уже много лет жаловались на сильную запыленность в цеху.

ГРОДНО, 11 фев – Sputnik, Инна Гришук. Суд над тремя сотрудниками Скидельского сахарного комбината, которые обвиняются в служебной халатности, повлекшей по неосторожности смерть четырех человек и причинение крупного ущерба предприятию, проходит в Гродно.

Первое заседание прошло в суде Гродненского района 11 февраля.

Главный инженер, начальник цеха и его зам

На скамье подсудимых – 60-летний главный инженер Скидельского сахарного комбината Владимир Губаревич, 65-летний начальник цеха готовой продукции Владимир Малашевич и его 42-летний заместитель Сергей Грушевский. Именно они в той или иной степени отвечали за противопожарную безопасность, охрану и безопасность труда и правильную эксплуатацию здания и оборудования в цеху, где прогремел взрыв.

Главный инженер и начальник цеха готовой продукции были взяты под стражу в марте, заместитель – в апреле 2017 года. Всех троих отпустили спустя пять месяцев, в начале августа. Как пояснил гособвинитель, начальник отдела прокуратуры Гродненской области Андрей Сакомский, данное дело, возбужденное по статье о служебной халатности, относится к категории менее тяжких, поэтому долго держать под стражей подозреваемых следствие не имело права.

Все трое: Губаревич, Малашевич и Грушевский – обвиняются по ст. 428 УК Беларуси – служебная халатность, повлекшая по неосторожности смерть четверых человек и уничтожение государственного имущества, повлекшие причинение ущерба в особо крупном размере. Максимальные санкции статьи предусматривают до пяти лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Заседание суда по делу о взрыве на сахарном комбинате
© Sputnik / Инна Гришук
Заседание суда по делу о взрыве на сахарном комбинате

Как уточнил прокурор, во время ЧП также был нанесен имущественный вред сахарному комбинату. Были разрушены и повреждены некоторые здания. Общий ущерб оценили в 590 тысяч рублей, взыскивать его с обвиняемых будут в солидарном порядке. Сейчас двое обвиняемых работают на сахарном комбинате, но на более низких должностях. Грушевский – техником-технологом, Губаревич – простым специалистом одного из цехов. Бывший начальник цеха готовой продукции ушел на пенсию, он был уволен в начале 2018 года.

Женщины горели живьем

Как следует из обвинения, взрыв на сахарном комбинате в Скиделе прогремел около часа ночи 25 февраля 2017 года. В ту смену все пять женщин находились в здании цеха готовой продукции. О том, что произошло, в суде рассказала единственная выжившая, 56-летняя Марина Урбанович. По ее словам, она с одной из коллег перебирала сахар на конвейере, убирали слишком крупные куски. Периодически к ним на помощь приходили и другие сотрудницы, которых теперь нет в живых. Огонь появился внезапно, он вырвался из галереи, по которой идет лента конвейера.

"Ударил огонь, и они начали гореть живьем, потом сильный взрыв, чуть позже второй взрыв, слабее. Помню, начали сбрасывать с себя одежду", – вспоминает Марина Зеноновна.

Женщина призналась, что события ЧП помнит отрывочно, так как периодически теряла сознание. "Мы попали в ад", – периодически говорила она и на суде, и после. Она уверена, что ее в ту ночь спасло буквально чудо – она решила надеть не новую синтетическую форму, а старую, хлопчатобумажную.

"На коллегах была новая форма, синтетическая, "стеклянные" костюмы. У меня на руках были резиновые перчатки, их сняли вместе с кожей. Я тогда помогала Лиле снимать майку, увидела, что с моими руками", – дополняет, утирая слезы, Марина Зеноновна.

Присутствующие в зале родственники потерпевших в это время тихо всхлипывают, закрывают лица руками. А сама потерпевшая просила суд не расспрашивать такие подробности, извинившись за свою резкость: "Я сегодня всю ночь не спала. Зачем вся эта нервотрепка по второму разу?"

Взорвалась сахарная пыль

Из обвинения следует, что взорвалась взвешенная в воздухе сахарная пыль в тот момент, когда очередную партию сахара-песка везли по галерее из производственного цеха на склад.

Все помещения имели высокий класс опасности – считались взрыво- и пожароопасными. Но оказалось, что здесь на протяжении нескольких лет накапливалась сахарная пыль. Ленточный конвейер и различное оборудование по производству и транспортировке сахара постоянно служили источником появления мелкой сахарной пыли, так как не были герметично закрыты.

В итоге пыль бесконтрольно выходила наружу, накапливалась в воздухе, оседала на оборудовании и полу. Более того, она вовремя не удалялась. Например, в цеху чистили сахарную пыль вручную, а не с помощью промышленного пылесоса.

Судебный процесс по делу о взрыве может затянуться
© Sputnik / Инна Гришук
Судебный процесс по делу о взрыве может затянуться

Система вентиляции и очистки воздуха имела дефекты. Например, в ней накапливалась влага, из-за нее сахарная пыль налипала на вентилирующие элементы. По словам прокурора, в 2015 году один из механизмов по очистке воздуха вывели из эксплуатации, таким образом, ситуация в цехе еще больше ухудшилась.

"Иногда пыль была такой густой, что в метре невозможно было разобрать человека. Силуэт видишь, а кто перед тобой – не понятно", – вспоминала на суде потерпевшая Урбанович.

Еще на этапе следствия попытались установить причину взрыва, для этого провели комплексную судебную экспертизу. Она показала, что в помещении действительно накопилась опасная концентрация сахарной пыли, источником зажигания мог стать разряд статического электричества или разряд от электротехнического оборудования.

Четыре жизни и вред на 500 тысяч

От мощного взрыва пострадали пять сотрудниц комбината. Все женщины получили тяжелые ожоги, с которыми их доставили в больницы Минска и Гродно. Пострадавшие находились в очень тяжелом состоянии и были введены в состояние медикаментозной комы. За первые две недели марта четверо из пяти работниц комбината скончались из-за полученных травм. Женщина, которой удалось выжить, осталась инвалидом.

В суде интересы четверых погибших представляют их дети и супруг. Пока только один из потерпевших заявил иск о возмещении морального ущерба на 120 тысяч рублей. Остальные пока не написали такие иски. Например, потерпевшая Урбанович была уверена, что моральную компенсацию ей должен назначить суд, она пока не нанимала адвоката, чтобы защитить свои права.

Вину не признают

Обвиняемые свою вину не признают категорически. Только Малашевич уточнил: "Вину не признаю, разве что моральную".

Все потерпевшие, наоборот, считают, что именно эти должностные лица знали о повышенном содержании пыли и о плохой очистке воздуха в цехе и ничего не предприняли, чтобы хоть как-то улучшить ситуацию. О том, что на рабочих местах сильная пыль, работники, в том числе и погибшие, неоднократно говорили руководству и лично, и на заводских собраниях.

"Считаю, что эти люди могли повлиять, чтобы этого не случилось, чтобы наши родители теперь были живы", – говорила в суде 28-летняя Диана, дочь погибшей Лилии Ямонт.

Уголовное дело о служебной халатности было возбуждено в первый же день ЧП, расследование длилось почти два года. За это время следователи допросили более 200 человек, изучили большое количество документов, провели множество сложных экспертиз, выезжали для проведения консультаций в Польшу и Германию. Суд обещает затянуться не на один месяц. В деле заявлено более 130 свидетелей.

Напомним, что до взрыва на Скидельском сахарном комбинате самым резонансным ЧП на крупном промышленном предприятии Гродненской области был взрыв на ОАО "Гродно Азот". Тогда в июне 2016 года на воздух взлетело более 60 тонн опасного химиката, погибло двое рабочих. Суд по данному делу начался летом 2017 года и до сих пор не завершился.

1624
Теги:
судебное заседание, взрыв, ОАО "Скидельский сахарный комбинат", Гродно
Загрузка...


Орбита Sputnik