Белорусская сказочница Елена Масло раздает автографы

Сказочница: ребенок живет в каждом, но некоторые его надежно прячут

318
Белорусская сказочница рассказала, почему сказка – настоящий двигатель прогресса и легко ли автору детской литературы не потеряться в потоке мейнстрима.

Елену Масло можно назвать одной из самых известных и тиражных сказочниц Беларуси. Ее книги любят и читают, а среди профессиональных наград и премий немало призов читательских симпатий.

Говорят, многие писатели-сказочники в жизни были достаточно угрюмыми и не самыми располагающими  к себе людьми. Про Елену этого не скажешь. Стоит только взглянуть в ее лучистые глаза, сразу появляется какое-то забытое детское ощущение беспричинного праздника. Ее книги охотно берут читатели в библиотеках,  они не залеживаются на прилавках книжных магазинов.

- Многие глубоко уверены в том, что наше время, оно вообще не для сказок. Почему вы выбрали для себя именно это направление в литературе, стали писать для детей?

— Ну вот, и вы тоже считаете сказку исключительно детским жанром… А сказка возрастных границ не имеет, она обращена к тому ребенку, который всю жизнь живет в человеке. В его душе, в его сердце, в его чувствах. Он есть в каждом из нас, даже если взрослые старательно это прячут.  

-  Но вы же закончили журфак, много лет работали в сфере взрослой литературы. Откуда появились сказки?

— Как раз моя профессиональная деятельность была связана в основном с детской журналистикой. Я писала для республиканских изданий для детей и подростков, в разное время была главным редактором газеты "Переходный возраст" и литературного журнала для детей "Бярозка". А сказки писались с детства.  Первые публикации были в районной газете, республиканских газетах и журналах…

А такой увидела Елену Масло художница Оксана Аракчеева.
© Sputnik из личного архива Е.Масло
А такой увидела Елену Масло художница Оксана Аракчеева.

Я из семьи учителей-филологов — отец преподавал русскую литературу, а мама — белорусскую. В доме всегда было много книг и разговоров о них. Бабушки и дед были великолепными рассказчиками. Детство мое прошло на Миорщине. Удивительно красивые места — чистейшее озеро, леса, населенные тайнами…  Странно было бы не начать писать. Поэтому пробы пера начались рано. Но настоящий "прорыв" со сказками случился, когда у меня появились собственные дети-погодки. Впрочем, многие годы я писала исключительно для "внутрисемейного" пользования.

А однажды все это получило толчок. Как-то я  была в гостях в Швеции. Там, конечно, невозможно побывать и ничего не услышать об Астрид Линдгрен. Она для них просто национальная любимица. Меня очень вдохновил ее пример — свою первую книгу она издала в 37 лет. Эта информация и стала толчком: никогда не поздно начинать жизнь заново!  Когда я вернулась, собрала все то, что хранилась в папках, привела в порядок и отнесла в издательства. Так почти одновременно в разных издательствах вышли две мои первые книги "Таямнiца закiнутай хаты", "Каляды з хроснай" — у этой книги особенно счастливая судьба она переиздавалась несколько раз, была выпущена в России и на Украине…

 А в Швеции мне после довелось побывать не раз — и на конференциях и на семинарах по книгоизданию, и на церемонии вручения премии Астрид Линдгрен — "нобелевской премии" в области детской литературы.

- Сказки по-белорусски — заведомо тернистый путь. На русскоязычную сказку и издателя проще найти и читателя.

— А мне как раз знакома другая проблема, особенно актуальная последние годы — людям нужна хорошая белорусская детская книга! У русскоязычной книги большая аудитория, но ключевое слово все равно — "хорошая". В этом белорусскоязычные и русскоязычные книги равны.

- Как появляются ваши герои, ведь многих сложно назвать традиционно белорусскими?

— По-разному, но всегда подсказки дает жизнь. Вот, например, однажды мне подарили самодельную игрушку из чулка. Смешную такую, пучеглазую. И сказали: придумай сама, кто это и как ее зовут. В этой игрушке я увидела Лохнеску — да, жительницу озера Лох-Несс  и ее историю.  Она познакомилась с головастиком Аполлоном (по-белорусски головастик — апалонiк, Sputnik). Она — большая, мечтает быть маленькой. А маленький головастик мечтает стать большим… Так появилась сказка "Меня зовут Лохнесска" —  о проблеме большого и маленького, о важности своего внутреннего мироощущения, осознания своей ценности… В повседневности чудеса на каждом шагу, их только надо уметь видеть.

Как-то на протяжении года в детском журнале "Вясёлка" я вела рубрику "Открытия столетий", в каждом номере  рассказывала детям о революционных технических открытиях. В последнем, предновогоднем, номере захотелось написать что-то обобщающее. Вдруг меня осенило — а ведь сказка и есть двигатель прогресса! Судите сами: границ у фантазий и мечтаний нет, а народная сказка ох как ими богата! Мечтал человек быстро преодолевать пространство — появились ковер-самолет, помело и ступа Бабы Яги, сапоги скороходы — прообразы будущих самолетов и автомобилей.  Телевизоры и компьютеры в сказках — это тарелочка, по которой каталось яблочко, или волшебное зеркальце, которое показывало, что в мире происходит. То есть, человечество воплощало в сказках самые смелые свои мечты, расширяя границы мира видимого. А потом, через столетия, тысячелетия сказочные вещи трансформировались в уже привычные предметы. И сегодняшняя сказка — это, возможно, идеи для кого-то завтра. А еще люблю сказки за то, что их закон неизменен — добро всегда побеждает зло. Уверена, в жизни этот сказочный закон всегда действует!

Елена Масло в квартире-музее Астрид Линдгрен в Стокгольме.
© Sputnik из личного архива Е.Масло.
Елена Масло в квартире-музее Астрид Линдгрен в Стокгольме.

- Вы очень много выступаете перед детьми, придумываете разные проекты. Легко ли держать внимание сегодняшних детей, избалованных гаджетами и обилием информации?

— У меня стойкое убеждение — на гаджеты безответственные взрослые списывают все грехи! Все зависит от того, кого хотят воспитать взрослые — творческих, думающих людей — тогда с детьми занимаются. Или потребителей — тогда "воспитанием" детей занимаются различные гаджеты. Современные технологии — большой соблазн для ребенка, но там, где взрослые не скупятся на живое общение, на работу с детьми — у них интересы не ограничиваются "зависанием" в смартфонах и планшетах.

Конечно, современные дети — как, впрочем, дети всегда — это очень требовательная аудитория. Они не умеют притворяться. Не интересно — подыгрывать и слушать не будут! Держать их внимание — задача не из простых.

- Как и в литературе — в детской сказке тяжело ли противостоять мейнстриму в духе западных фентези?

— Теперь отвечу вам не как писатель, а как исследователь современной белорусской детской литературы. За последние десять лет у нас появилось много ярких имен, интересных книг. Чтобы они стали громкими книгоиздательскими проектами — необходимо, чтобы работала реклама, PR-технологии. Многие произведения наших детских авторов как сказочная красавица, заточенная в башне — если из темницы не достать и не показать миру, то она состарится и умрет. И никто не узнает, что она, вообще-то, очень красивая была…

Куклы-обереги, созданием которых увлекается сказочница.
© Sputnik из личного архива Е. Масло.
Куклы-обереги, созданием которых увлекается сказочница.

- Знаю, что у вас есть хобби — вы создаете маленькие куклы-обереги. Это продолжение "сказочной" профессии?

— Несколько лет назад я попала на выставку традиционных народных кукол — и "заболела" ими! Сколько теплоты, информации о традициях, укладе жизни наших предков несут они! Создание куклы — удивительный процесс. В каком бы ты настроении не садился за работу, заканчиваешь ее всегда с улыбкой. Начинаешь мастерить — и радость либо умножается, либо приходит на смену плохому настроению. Эти маленькие куколки такие обаятельные, что никого равнодушным не оставляют — и я люблю дарить их людям.

Недавно придумала и пишу сказку мастер-класс про капризную принцессу Румзаниду. Она оскорбила куколку Зольницу — семейный оберег, и королевство сквозь землю провалилось. Шанс спасти его есть — пройти по землям Страны Кукол и научиться самой создавать их.

318
Теги:
Беларусь, Минск
Темы:
БелЛит: история и современность (64)

Калыханка

"Эта передача вне политики". Детской "Калыханке" скоро 40 лет

75
(обновлено 16:30 30.09.2020)
Ведущие и сценаристы белорусской программы поговорили со Sputnik о детях, профессиональных секретах и проблемах взрослой жизни.

Передача "Калыханка" – одна из популярнейших на белорусском ТВ. У нее огромная армия фанатов – писем до сих пор приходит множество, счет идет на мешки.

Через несколько месяцев передача готовится отметить 40-летие – день рождения у "Калыханкi" 1 января. Sputnik побывал на съемочной площадке на телеканале "Беларусь 3" и поговорил с создателями передачи.

Валентин Соловьев,
исполняет роль взрослого персонажа Дзядулi Дабрадзея

Студия, в которой снимают "Калыханку" – это небольшая комнатка. В ней темно: освещается только сцена. Царит творческий беспорядок.

Студия, где снимают Калыханку
© Sputnik / Марина Серебрякова
Студия, где снимают "Калыханку"

Напротив сцены сидит режиссер, на площадке – два актера, которые держат кукол, сидя под столом. Они бодро читают сценарий, хотя кажется, что им тесно и некомфортно. Пожалуй, больше всего повезло в этой ситуации актеру Валентину Соловьеву.

– Валентин, как вы пришли в эту программу?

– Был кастинг – искали дзядоў. Штук пять пробовались. Отбор, что меня радует, дети вели. Нас сняли на видео и показали в детском саду. Голосованием я прошел.

– Есть у вас фанаты – такие, чтобы прям в студию приходили? На улице узнают?

– В городе узнают, да. Подходят и говорят: "Это же дедушка". Я отвечаю: "Добры дзень, мае дзетачкi-кветачкi". И ухожу сразу. Я стесняюсь как-то. Я не знаю, как себя вести в этой ситуации.

Валентин Соловьев
© Sputnik / Марина Серебрякова
Валентин Соловьев

- Сейчас у нас непростая ситуация в стране. Вы работаете на белорусском телевидении. Если говорить лично о вас, чувствуете к себе неприятельское отношение от других?

– Нет, абсолютно. Нас на работе спрашивали, планируем ли мы оставаться или уходить. Я говорю: "Буду, конечно". А что мешает? Дети виноваты, что ли?

Мы же для детей делаем все это. Тут вне политики абсолютно. Мы воспитываем детей. Мы говорим на беларускай мове. У нас очень хорошие поучительные сценарии. Они же воспитывают этих детей. Так что тут нет никакого давления, никакого неудобства внутреннего. Все гармонично.

– Сейчас, кроме телевидения, есть у вас еще работа?

– Да, я профессиональный актер Республиканского театра белорусской драматургии. Там работаю с 2013 года. А сам из Витебска. Там в театре проработал 26 лет после института. Потом сюда меня переманили. 

На "Калыханку" пошел потому, что хорошая передача. Я люблю детей, у меня внуки есть. У меня лежит душа к этому.

–  Как вы думаете, дети смотрят все еще "Калыханку" или им гаджеты подавай?

– Судя по внуку, смотрят, и их никто не заставляет. Позывные услышат и бегут. Потому что там все живое и поучительное. Хвала нашим сценаристам за то, что они делают.

На съемках Калыханки
© Sputnik / Марина Серебрякова
На съемках "Калыханки"

– Как справляетесь с грустным настроением, когда нужно выходить на площадку?

– Очень просто. Это автоматически происходит – просто переключаешься. И это правда, потому что сколько лет ты занимаешься этим: с 86-го года я в профессии. Наоборот, помогает твое настроение дурное снять.

Может, кто-нибудь начинающий тянет этот шлейф негатива из жизни сюда. И у меня такое было: как играть, когда жена в больнице лежит? А сейчас знаю людей, которые, когда их близкие умирали, выходили на сцену. Это нормально. Это наработанность, это опыт профессиональный.

Ольга Асмолова,
пишет сценарии для передачи

– Сколько человек пишет сценарий?

– У нас три постоянных автора. Я бы сказала, что наша передача – это такие истории для настроения. Чтобы перед сном ребенок вместе с нашими героями пережил какую-то ситуацию – немножко сказочную, немножко близкую к себе. И с хорошим настроением потом почистил зубки, помыл личико и лег спать. А утром проснулся отдохнувшим и полным сил.

Ольга Асмолова
© Sputnik / Марина Серебрякова
Ольга пишет сценарии для "Калыханки" уже почти 25 лет

– Вы сколько лет уже создаете сценарии?

– Уже скоро будет 25.

– 25 лет! Где берете идеи?

– Когда-то я пришла сюда на ознакомительную практику после первого курса факультета журналистики. Мы познакомились с Еленой Сергеевной Фурсовой (руководитель передачи – Sputnik). Она говорит: "Это наши куколки, это наша "Калыханочка".

Когда тебе 18 лет, это как-то странно немножко. Это совсем не то, в чем бы ты хотел себя попробовать. А потом как-то втянулась и осталась. Вот уже почти 25 лет.

Наши герои для меня – это не куклы, никакие не игрушки. Я считаю, что они маленькие дети. У каждого свой характер, свои пристрастия. Я просто представляю, что бы могло произойти с этими детьми. Задаю для них ситуации и думаю, как бы они себя повели.

– А есть какая-то детская цензура? Например, нельзя говорить о зависти или любви...

– Нет, тему зависти мы как раз поднимаем. В принципе тем, о которых мы не говорим, нет. Просто немножко стараемся детским языком передать.

Так выглядели одни из первых персонажей Калыханки
© Photo : предоставлено Белтелерадиокомпанией
Так выглядели одни из первых персонажей "Калыханки"

Мне кажется, зрители нас любят, ценят. Пишут письма до сих пор. Кажется, уже есть электронная почта. Нет, пишут письма и присылают рисунки. У нас, например, Феечка была на самоизоляции. Одна девочка написала: "Где же моя любимая Феечка?". Дети переживают.

– Сколько человек делают эту передачу?

– Давайте я вам расскажу, как все происходит. Авторы составляют примерный тематический план, потом пишут сценарии. Сразу начинает работать художник. Потому что перед ним стоит большая задача – нужно подобрать реквизит, создать атмосферу. Наши герои – это живые дети. У них должны быть свои игрушки и свои книжки соответственных размеров.

Начинает работать режиссер. Мы высылаем сценарии актерам. Актеры, которые "работают лицом", учат наизусть сценарий. У них нет телесуфлера. Ну, а дальше подключается оператор-постановщик, идет запись передачи. Потом ее монтирует режиссер монтажа.

Получается, команда у нас – чуть больше 10 человек.

– Нравится вам ваша работа?

– Конечно, нравится. Если бы не нравилась, я бы не работала. Я, конечно, делаю другие передачи – для взрослых зрителей. Но "Калыханка" – это моя любимая работа.

У меня дочка выросла на "Калыханке". Сейчас она немножко подросла, но иногда включаем, смотрим. Дочка смеется так же, как и прежде, переживает за этих всех героев.

Иногда я прошу ее почитать сценарий. И она может сказать: "Мама, слушай, что-то он как-то сказал не по-детски". Я спрашиваю: "А как бы ты сказала?". Меняю слова и в таком варианте отдаю сценарий.

Владимир Воронков,
исполняет роль куклы – медвежонка Топы

– Самый старый персонаж на программе – это Топа? Сколько ему уже?

– Топе уже 35 лет.  

– Сильно он изменился на эти годы?

– Он постоянно "омолаживался". Это уже четвертая кукла. Сейчас в новой концепции нашего руководителя разрабатывается пятый Топа. Но больше всего мне нравился предыдущий, за которого я "Телевершину", собственно, и получил. У него работало все – и рот, и глаза, и руки.

Владимир Воронков
© Sputnik / Марина Серебрякова
Владимир Воронков

Для меня показатель – моя внучка. Она уже девица, ей уже 13 лет. Но раньше, когда мы с какой-то поездки возвращались и кукла случайно оказывалась дома, она общалась с ней, она могла жаловаться ей на маму, папу, на меня.

И так же ведут себя другие дети. Однажды мы приехали на какое-то мероприятие, ко мне подошел мальчик и говорит: "Да прекратите вы его дергать". Распереживался за Топу. Было очень смешно.

– Вы стираете эти куклы?

– Кукла до 10 лет служит. Естественно, что художник за ней смотрит. Мне нравится, что Наташа Кудашкина, которая в основном эти куклы делала, и Олег Николайчик – просто профессионалы кукольного дела. Они знают, из кого материала делать, чтобы кукла служила дольше. Чтобы ее можно было почистить, поутюжить и, как наша Таня-художница говорит, подкрасить-подмазать. И куклы хватает на этот период времени. 

– Как вы управляете Топой?

– Вы знаете, вся прелесть еще в чем. Все куклы разной конструкции. Все! И прежде чем ее делать или что-то менять, авторы встречаются с нами. Куклы делаются исключительно под нас.

Наши сценаристы говорят: "Как-то даже не укладывается в голове, что вы чего-то не можете сделать". Пишут сценарии, как для обычных актеров. Полез Топа на дерево и чуть не упал. Я говорю: "Топа полезет, а я куда?". Сценарист: "Я об этом вообще не думала". То есть мы такой придаточный элемент, который не мешает.

На съемках Калыханки
© Sputnik / Марина Серебрякова
На съемках "Калыханки"

– Как вы пришли на эту передачу?

– Я после окончания театрального института пришел в кукольный театр. Тогда Нина Шоба решила сделать "Калыханочку". Она приехала в кукольный театр, и фактически лучшие актеры начинали работать в этом проекте – Валя Прожеева, Володя Грамович, Владислав Петрович Власов.

Но из-за того, что театр был настолько загружен на гастролях и популярен, в "Калыханку" решили взять еще актеров на смену. Придумали новых персонажей. Нас прослушали и пригласили на прямую трансляцию в студию. И оно как-то так увлекло. Ну, и по тем временам это было хорошее подспорье материальное. Фактическим мы получали то же самое, что в театре. Кроме того, была хорошая школа. Тебе дают роль, ты можешь искать образ.

– Вы сами во сколько спать ложитесь?

–  Мое время всегда не раннее, но до 12. С возрастом свои 7-8 часов ты должен проспать. Чтобы, как я говорю, не завалиться в обед.

– То есть "Калыханка" проходит мимо вас?

– Нет, я смотрю. Сначала сын был моим лучшим критиком, потом внучка родилась. А сейчас уже любопытно. Сейчас я уже смотрю на те нюансы, на которые раньше не обращал внимание. Тогда было так – сыграл и сыграл. А сейчас уже смотришь для своего профессионального мастерства. И часто приходят такие мысли: "Ой как удачно! Вот Топа, как живой! И кто лучший мастер? Конечно, я!".

75
Теги:
Беларусь, Белтелерадиокомпания
В распоряжении пограничников, конечно же, имеются и катера - часть границы проходит по реке Припять

Сталкеринг, блогеры и браконьеры: как служится пограничникам "Наровли"

400
(обновлено 17:28 28.09.2020)
Одной из особенностей поста на границе Беларуси является радиационно-экологический заповедник, который притягивает к себе фанатов игр: что ждать от таких нарушителей и как следят за здоровьем в специальной зоне – в репортаже Sputnik.

Пограничный пост "Наровля" появился в 2018 году. Его особенность заключается в том, что охранять приходится Полесский государственный радиационно-экологический заповедник (ПГРЭЗ), который не оборудован линейным сигнализационным комплексом, как на западном рубеже. Общая его протяженность – 60 километров. Из-за близости Чернобыля и Припяти желающих посетить запретные места предостаточно. Как правило, ими являются фанаты серии компьютерных игр "S.T.A.L.K.E.R", жаждущие увидеть заветный город.

В зону входит Полесский государственный радиационно-экологический заповедник, не оборудованный линейным сигнализационным комплексом
© Sputnik / Виктор Толочко
В зону входит Полесский государственный радиационно-экологический заповедник, не оборудованный линейным сигнализационным комплексом

Корреспондент Sputnik Александр Жибуль узнал, как охраняют границу на сложном участке.

Чем охраняют границу в "Наровле"

Парк техники у пограничников большой. Для патрулирования своего участка "зеленые фуражки" используют Toyota Hilux, Volkswagen Transporter, Ford Transit, Chevrolet Niva, а по периметру прибегают к помощи мотоциклов. Но в ПГРЭЗ на двухколесной технике нельзя – радиация.

"У нас сейчас проходит поэтапная модернизация. Старая техника списывается, а на ее место поставляются более современные и новые автомобили. К тому же машины проходят тюнинг, прежде чем попасть на пост", – рассказывает начальник поста "Наровля" капитан Евгений Малков.

В частности, на Toyota Hilux устанавливаются мощные тепловизоры – особая гордость пограничников. За обстановкой вокруг можно наблюдать прямо из салона автомобиля, не подвергая свое здоровье риску. Техника позволяет видеть участок на несколько сотен метров и повышает шансы застать нарушителя врасплох. Старший техник поста Сергей Лось говорит, что благодаря тому, что автомобили новые, нет проблем в обслуживании.

Так показывает человека тепловизор, установленный в Toyota
© Sputnik / Виктор Толочко
Так показывает человека тепловизор, установленный в Toyota

"Так, только где лампочку заменить, расходники. Все на ходу и в хорошем состоянии", – делится он.

Оборудование от Минэнерго США

Дело в том, что на основании меморандума о взаимопонимании между ведомствами Госпогранкомитета и министерства энергетики США техническая помощь Беларуси со стороны западных коллег оказывается с 2013 года. И делается это для того, чтобы предотвратить незаконный оборот ядерных и других радиоактивных материалов. 14 февраля 2020 года в "Наровлю" передали оборудование радиационного контроля, камеры, весь участок перекрыт быстроразвертываемым сигнализационным комплексом (БРСК) "Дофингард".

 Некоторое оборудование получено из США - в частности, вот такой поисковой дозиметр
Некоторое оборудование получено из США - в частности, вот такой поисковой дозиметр

"Действуем по обстановке. На пульт дежурному поступает сработка (так называют сигнал от комплекса) от датчика, после чего пост действует по команде "В ружье". Это классика. Наряд убывает на границу, проверяет причину сработки. Если это человек, то система отображает, ложных выездов практически нет. Очень точная техника", – рассказывает Малков.

Пограничный наряд получает приказ на охрану границы
© Sputnik / Виктор Толочко
Пограничный наряд получает приказ на охрану границы

Кстати, пост стал первым подразделением в Беларуси, которое модернизировано при поддержке министерства энергетики США.

Безопасность превыше всего

Перед въездом в ПГРЭЗ пограничный наряд переодевается в специальную одежду, надевают респираторы. Территорию охраняемого участка патрулируют на автомобилях. Выходят военнослужащие из машины лишь в крайних случаях, когда надо осмотреть подозрительный дом или задержать нарушителя. По приезде в специальный пункт – обязательная дезактивация экипировки, авто и оружия.

В зоне с радиацией обязательна спецодежда
© Sputnik / Виктор Толочко
В зоне с радиацией обязательна спецодежда

Дважды в год пограничники проверяют свое здоровье на наличие радиации. К тому же каждый военнослужащий носит при себе индивидуальный дозиметр, который показывает количество накопленной радиации.

Без собак при охране границ никак: старший техник поста Сергей Лось с питомцем
© Sputnik / Виктор Толочко
Без собак при охране границ никак: старший техник поста Сергей Лось с питомцем

"Превышений еще не было. На здоровье не жалуемся", – говорят в один голос бойцы. Кстати, для того чтобы попасть служить на пост, нужно отменное здоровье и огромное желание. Против воли сюда никого перевести не могут. Из плюсов – дополнительное денежное довольствие "за вредность" и питание. Отличительно и то, что здесь служат исключительно на контрактной основе – пограничников, которые проходят "срочку", в это подразделение не призывают.

Нарушители и применение оружия

До начала пандемии коронавируса желающих незаконно прогуляться по ПГРЭЗ было много. Сейчас количество нарушителей уменьшилось. По словам пограничников, связано это и с хорошим техническим оснащением у поста.

Перед выходом на границу пограничники проходят тренировку по следопытству
© Sputnik / Виктор Толочко
Перед выходом на границу пограничники проходят тренировку по следопытству

"Кого только не задерживали, – вспоминает Малков. – Итальянцы, ирландцы, французы, россияне. В основном идут "сталкерить" в Припять через наш участок, но встречаются среди задержанных и местные жители, которые промышляют сбором дикоросов, черного металла и браконьерством. Интересно, но "сталкеры" обычно несут с собой целые туристические наборы: палатка, консервы, ножи – у некоторых имеются и тепловизоры, и бинокли".

Начальник поста Наровля, капитан Евгений Малков
© Sputnik / Виктор Толочко
Начальник поста "Наровля", капитан Евгений Малков

Особенность участка ответственности поста "Наровля" заключается и в том, что часть охраняемой территории проходит по реке Припять. Для того чтобы прибыть на место несения службы, пограничникам приходится преодолеть около 80 километров по воде. На вооружении – современный катер, который способен разогнаться до 60 километров в час. Этого хватает, чтобы задержать любого нарушителя на моторной лодке. Как правило, закон преступают любители порыбачить в запрещенном месте.

За все время существования поста оружие применять не приходилось
© Sputnik / Виктор Толочко
За все время существования поста оружие применять не приходилось

Последние задержанные – браконьеры. Семь человек на УАЗе везли почти 60 килограммов рыбы. В итоге нарушители получили условные сроки и огромные штрафы.

Часть охраняемой территории проходит по реке Припять
© Sputnik / Виктор Толочко
Часть охраняемой территории проходит по реке Припять

Бывают и совершенно другие случаи. Как-то к пограничникам обратились местные – в лесу потерялся дедушка. "Зеленые фуражки" в поисках задействовали собак и даже автожир (легкая авиация). К счастью, все обошлось. Дедушку нашли, сейчас он жив и здоров. Евгений Малков признается, что за время образования поста, несмотря на большое количество нарушителей, оружие применять не приходилось.

"Для нас важно здоровье и жизнь людей. Нарушители, как правило, не оказывают сопротивления и не создают угрозы жизни", – рассказывает он.

И хоть служба тяжела, каждый день на охрану рубежей заступают "зеленые фуражки". Пограничники шутливо замечают: "Граница – на замке, а ключ у нас в кармане". И добраться до него непросто.

400
Теги:
Полесский государственный радиационно-экологический заповедник, граница, Беларусь

Португальцы уверяют, что придумали нейтрализующую COVID маску

0
(обновлено 16:20 30.09.2020)
Португальцы показали ответственное поведение в пандемию. Согласно опросу, до 90% жителей надевают маски всякий раз, как выходят из дома.

Португальцы заявляют, что разработали защитную маску, которая способна нейтрализовать вирус COVID.

"Разница между этой маской и обычными масками заключается в ее способности удерживать частицы", – рассказал разработчик Фернандо Ферейра.

Стоит такая маска значительно дороже традиционных средств индивидуальной защиты. Двенадцать долларов за штуку! Состоит она из трех слоев. В среднем слое находится фильтр, который выдерживает до пятидесяти стирок.

Португальцы очень ответственно подходят к ношению масок в пандемию. Согласно опросу, около 90% жителей страны надевают маску всякий раз, как выходят из дома, пишет The Portugal News.

Да, штрафы за отказ носить маску здесь вводились немалые. От 120 до 350 евро можно было заплатить за отказ надеть ее в общественном транспорте, vc.ru.

В сентябре власти ввели дополнительные ограничения. Запретили собираться компаниями более десяти человек, ввели запрет на продажу спиртных напитков в магазинах после 20.00 и ряд других. Рестораны не смогут работать после 01.00, а последний заказ могут принять в 00.00.

Кажется, население этой страны настолько ответственное, что ковид-диссидентам там делать пока нечего.

0
Теги:
защитная маска, коронавирус COVID-19, Португалия