Деревня Калита Смолевичского района находится в 30 километрах от Минска

У меня цирроз, но зарплата большая: кому в деревне жить хорошо

729
(обновлено 12:58 04.12.2018)
На одной улице четыре дома сгорело, а на соседней ямы большие, но вообще все хорошо, потому что в других деревнях хуже – Sputnik выяснил, какова она, сельская жизнь в 30 километрах от МКАД.

Калита – не совсем типичная деревня. Из-за близости к столице количество ее жителей не уменьшается, а растет с каждым годом. Пройдя по центральной улице деревни, корреспондент Sputnik Тамара Зенина поговорила по душам с местными жителями и узнала об их проблемах и радостях.

Вот моя деревня…

"Два года назад ураган многие дома у нас задел, у кого-то крыши с сараев и бань посрывал, у кого-то забор повалил. Но помогали восстанавливать только тем, кто сильно пострадал, остальные отремонтировали все сами", – начали "экскурсию" по своей деревне жители, встретившие нас на окраине.

Участки в деревне Калита охотно покупают минчане под дачи
© Sputnik / Виктор Толочко
Участки в деревне Калита охотно покупают минчане под дачи

Деревня Калита Смолевичского района находится в 30 километрах от Минска. Поэтому землю на опустевших участках в ней охотно раскупают под загородные летние дома минчане.

Некоторые построили здесь жилье, отчаявшись приобрести квартиру в городе, где продолжают работать. Добираться отсюда до Минска на собственном транспорте удобно и быстро, пригородные маршрутки тоже ходят регулярно.

В деревне две улицы с символичными названиями: Центральная и Минская. На каждой из них появились ряды добротных коттеджей, так называемых летних резиденций, с красивыми фасадами, дорогими крышами и каменными заборами.

На улицах деревни появились ряды так называемых летних резиденций, с красивыми фасадами, дорогими крышами и каменными заборами
© Sputnik / Виктор Толочко
На улицах деревни появились ряды так называемых летних резиденций, с красивыми фасадами, дорогими крышами и каменными заборами

В остальных 40 домах, по данным Драчковского сельсовета, постоянно проживают почти 100 человек. Некоторые в Калите родились, кого-то сюда привели жизненные обстоятельства.

Ольга Григорьевна и Василий Григорьевич Бондаренко приехали из Хойникского района Гомельской области в 1991 году.

"Для нас, переселенцев, тогда построили одинаковые домики, в таком мы и живем до сих пор", – показывают супруги свой дом.

За прошедшие годы хозяева сами довели его до ума, вырастили в нем сыновей.

Ольга и Василий Бондаренко приехали из Хойникского района Гомельской области в 1991 году
© Sputnik / Виктор Толочко
Ольга и Василий Бондаренко приехали из Хойникского района Гомельской области в 1991 году

С возрастом все больше ощущается отсутствие в деревне аптеки, сетует Ольга Григорьевна. Ближайшая находится в 5 километрах, а добраться до нее можно только на собственном транспорте, который есть не у всех сельчан.

Вместе с домами для "чернобыльцев" в начале 90-х в Калите строили и центральную канализацию, но завершить работы не дал распад Советского Союза. Недостроенные канализационные сети на баланс так никто взять и не решился, а местным жителям посоветовали установить в своих домах индивидуальные септики.

Во время дождей все деревенские улицы безнадежно уходят под воду на разную глубину, в зависимости от размера ям
© Sputnik / Виктор Толочко
Во время дождей все деревенские улицы безнадежно уходят под воду на разную глубину, в зависимости от размера ям

Но сельчане так и продолжают по сей день пользоваться недоделанной канализацией, как-то обустроив ее по своему усмотрению. За эти годы, рассказывают супруги Бондаренко, им удалось договориться с местным Смолевичским ЖКХ, чтобы канализацию все-таки откачивали за 11 рублей в месяц с каждого дома.

Но за ее техническим состоянием, равно как и за соблюдением санитарных норм, никто не следит, подъезд к ней тоже никто делать не спешит. И самое интересное, что жаловаться по этому поводу некому, потому как хозяев у объекта нет.

Сельчане прикрыли неогороженный колодец канализации как смогли
© Sputnik / Виктор Толочко
Сельчане прикрыли неогороженный колодец канализации как смогли

Местные поговаривают, что один не совсем трезвый человек провалился в неогороженный колодец. После этого сельчане прикрыли его как смогли.

Про разбитые "далони" и новые зубы

Даже недоделанная канализация беспокоит местных жителей меньше, чем отсутствие нормальных дорог.

Во время дождей все деревенские улицы безнадежно уходят под воду на разную глубину, в зависимости от размера ям. Когда же вода отступает, пройти по этим ямам, особенно пожилым людям, да в темное время суток – тот еще квест. И проходят его, увы, не все.

Вера Александровна Бортник недавно оступлась и упала на деревенской улице, сильно расшиблась
© Sputnik / Виктор Толочко
Вера Александровна Бортник недавно оступилась и упала на деревенской улице, сильно расшиблась

"Я на днях провожала вечером племянницу, упала здесь и разбилась, и нос, и далони, и лоб разбила, столько крови вытекло", – вспоминает местная жительница Вера Александровна Бортник о недавнем несчастном случае, а потом все-таки резюмирует: "Мне помогли подняться и дойти домой. И вообще, если бы не дороги, живем мы хорошо".

Ей вторит подруга – Анна Семеновна Ходан. Бабушки вышли на "променад" и пытаются пройти между ямами, поддерживая друг друга.

86-летняя Анна Семеновна не скрывает радости от повысившейся пенсии и планирует поставить в Минске зубы
© Sputnik / Виктор Толочко
86-летняя Анна Семеновна не скрывает радости от повысившейся пенсии и планирует поставить в Минске зубы

"Мне пенсию подняли в 75 лет, а потом еще и в 80 добавили. Получается 521 рубль", – не скрывает радости 86-летняя Анна Семеновна.

Живет она вместе с сыном, которому 62 года. Сын не пьет, мать не бьет, в доме все сам может сделать. О чем еще мечтать?

"Раньше пил, ой пил! Но уже пять лет как бросил, потому что печенку посадил", – объясняет сельчанка.

Сейчас ее сын работает трактористом в городском ЖКХ. Анна Семеновна из их с сыном бюджета умудряется еще и помогать дочке.

"А зубы я ставлю в городе", – улыбается бабушка пока еще беззубой улыбкой.

В деревне все живут по-разному - одни строят просторные дома, другие нанимаются к первым на поденную работу
© Sputnik / Виктор Толочко
В деревне все живут по-разному - одни строят просторные дома, другие нанимаются к первым на поденную работу

Про здоровых и больных

"Там пожар был два года назад, на этой стороне тоже два дома было, кажется, четыре дома сгорело", – вспоминают местные жители хронологию трагедий, проходя по улице Центральной.

Евгений Константинович Слыховский живет в начале улицы. Несмотря на утро, в доме у него гости и характерный запах дыма с алкоголем.

Соседи рассказали, что когда-то Слыховский был хорошим экскаваторщиком. А однажды соседка увидела, как загорелась труба в его доме, и вызвала МЧС. В тот раз все обошлось. Только печь пришлось разобрать и пригласить специалистов сложить заново.

"За печку отдал 200 рублей. Штукатурил сам", – поделился хозяин.

Евгений Слыховский живет в совхозном доме и уже три года как не работает
© Sputnik / Виктор Толочко
Евгений Слыховский живет в совхозном доме и уже три года как не работает

Евгений Константинович живет в совхозном доме и уже три года не работает. В 55 лет его успели отправить на пенсию. После реформы вернуться уже не смог – аритмия. Дочь ему не помогает, потому что, как он говорит, "у нее своих проблем хватает".

За что живет Евгений Константинович, который только сейчас, спустя три года, стал оформлять пенсию, выяснить не удалось. Но ведь живет же! Еще и гостей встречает.

Александр Федорович Щербич и Наталья, не пожелавшая назвать свою фамилию, живут вместе, хоть и не расписаны. В Калиту из соседней деревни они переехали недавно в поисках лучшей жизни. Говорят, друзья из местных посоветовали.

"Нанимаемся к людям", – отвечают Наталья и Александр на вопрос о заработке.

 – А что делать умеете?

 – Все! – не задумываясь, в один голос утверждают они и коротко описывают свой трудовой путь, а заодно и состояние здоровья.

Александр и Наталья приехали в Калиту из соседней деревни в поисках лучшей жизни
© Sputnik / Виктор Толочко
Александр и Наталья приехали в Калиту из соседней деревни в поисках лучшей жизни

Александру 43 года. Семь лет он проработал на ферме в соседней деревне. Два года назад его отстранили от работы из-за тяжелого диагноза.

"Цирроз печени у меня", – как бы невзначай говорит мужчина, но уточняет, что устроился работать к частнику на пилораму и получает хорошую зарплату – 600 рублей.

Наталья рассказала, что ей два года назад "пришлось уволиться" с местного тепличного комбината из-за "проблем с позвоночником". Теперь, по ее словам, нужно только пройти обследование, и можно проситься назад.

Инвалиды Лидии Андреевны

Жительница Калиты 70-летняя Лидия Андреевна Янчевская, которую также удалось застать дома, вообще человек необычный. Каждый день она встает в 4 утра, чтобы помыть, одеть, накормить "своих инвалидов". Так она называет двух родных сестер, действительно инвалидов 2-й группы, и дальнего родственника, который "весь больной" и ему "просто негде жить".

Лидия Андреевна Янчевская ухаживает за двумя сестрами-инвалидами и дальним родственником, которому просто негде жить
© Sputnik / Виктор Толочко
Лидия Андреевна Янчевская ухаживает за двумя сестрами-инвалидами и дальним родственником, которому "просто негде жить"

"Вот это у нас кухня, вот это столовая, вот это ванная комната с теплыми полами", – проводит Лидия Андреевна экскурсию по своему дому.

В доме тепло, уютно и чисто. На столе – самовар, на печке – кошка. Все инвалиды смотрят телевизоры каждый в своей комнате.

"Вот здесь я храню картошку, капусту, яблоки и остальные продукты, которые продаю всю зиму в ближайшем минском микрорайоне. Это большое подспорье", – показывает хозяйка свою веранду, уставленную ящиками с фруктами и банками с вареньями-соленьями.

Увидев потом еще и аккуратно убранный на зиму огород, можно даже не сомневаться в том, что Лидия Андреевна мало отдыхает и много работает. А еще в том, что у нее очень хорошие дети.

В  доме у трудолюбивой Лидии Андреевны тепло, уютно и чисто. На столе – самовар, на печке – кошка
© Sputnik / Виктор Толочко
В доме у трудолюбивой Лидии Андреевны тепло, уютно и чисто. На столе – самовар, на печке – кошка

"Это все действительно благодаря сыну с дочкой! Они очень нам помогают. Только на пенсии мы бы прожить не смогли. Почистить трубу в печке – 100 долларов, колодец – столько же, после замыкания починить электропроводку в доме обошлось в 120 долларов", – уточняет пенсионерка "деревенский" прейскурант.

Но беспокоят ее не столько размер оплаты, сколько отсутствие какой-либо централизованной службы специалистов.

"Всех мастеров приходится искать самим по объявлениям, а какие с них гарантии?" – поясняет Лидия Андреевна свое беспокойство.

Одну из сестер она смотрит уже 40 лет, вторую – 10. Обе слабые, но одна без руки и самостоятельно передвигаться уже не может.

"Думала, что ей дадут 1-ю группу, но комиссия сказала: "чуть-чуть не хватает". Чего им не хватает?" – размышляет пенсионерка.

Деревня рядом с Минском, но здесь совсем другая тишина
© Sputnik / Виктор Толочко
Деревня стоит рядом с Минском, но здесь совсем другая тишина

Она рассказывает, что ей неоднократно предлагали определить сестер в интернат.

"Но я даже представить не могу, что я буду здесь, на свежем воздухе, вкусно есть и пить, а они там…" – признается она.

"А вообще проживем! У меня внук хоккеист, внучка – юрист, правнучка занимается большим теннисом. Все слава Богу! Нечего жаловаться!" – подводит итог законченная оптимистка из деревни Калита.

729
Теги:
загородная жизнь, деревня, Минский район, Беларусь
Комментарии
Загрузка...