Активист поискового движения Ольга Шабельник

Памятники с покосившимися звездами: кто и зачем демонтирует могилы ветеранов

936
(обновлено 13:50 07.12.2018)
Активисты ратуют за сохранение могил ветеранов, а ответственный за благоустройство кладбищ Спецкомбинат КБО законно демонтирует ветхие памятники – вокруг чего уже не первый год идет борьба, разбирался Sputnik.

Кладбища в Беларуси благоустраивают с 2015 года: ветхие памятники и ограды на старых могилах демонтируют и заменяют так называемыми "подголовниками". Нередко в их числе оказываются те, которые принадлежат участникам Великой Отечественной войны, умершим после ее окончания, – такие захоронения попросту не считаются воинскими.

Сегодня за сохранение таких мест погребения борются сотни активистов из разных уголков страны. "Могилу ветерана, который прошел всю войну, смог пережить ее, можно законно сровнять с землей", – сетуют волонтеры.

Корреспондент Sputnik Валерия Берекчиян выслушала мнения обеих сторон и узнала, как идет борьба активистов с городскими властями.

Крест 1920-х годов – реликвия?

Дважды в год на столичных кладбищах проводится инвентаризация: запущенные могилы маркируют табличками об их "демонтаже и утилизации" в случае, если порядок не наведут в течение двух лет.

Многие захоронения такие старые, что на них утрачены таблички с именами
© Sputnik / Виктор Толочко
Многие захоронения такие старые, что на них утрачены таблички с именами

"Вопрос ухоженности памятника вообще спорный. Кто-то считает крест 1920-х годов на могиле прапрадеда реликвией. По мнению властей, его лучше убрать, снести ограду и положить плиту", – рассказывает поисковик Александр Снитко, вместе с компаньоном Дмитрием Антоновичем он несколько лет занимается поиском пропавших без вести и погибших во время войны.

Борьбу против сноса могил ветеранов на Восточном (Московском) кладбище начала Ольга Шабельник, активист поискового движения в Беларуси, целью которого является в том числе и увековечивание памяти защитников отечества периода ВОВ. Она приехала сюда в Радуницу, в глаза бросился памятник по соседству с той самой табличкой. Пирамидообразный, со звездой наверху – принадлежит такой явно либо участнику войны, либо партийному.

"По закону воинскими захоронениями считаются отдельные и братские могилы защитников, участников любых войн и интернациональных операций, а также мирного населения, погибших во время боевых действий. А могилу ветерана, который прошел войну, выходит, можно законно сровнять с землей", – рассказывает она.

Вместе с подругой Ольга облагородила брошенную могилу – почистила от мусора и сухой травы, спилила клен, который рос сбоку, покрасила памятник и ограду.

Эта могила стала первой, которую Ольга облагородила, - она находится по соседству с могилой ее бабушки
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Эта могила стала первой, которую Ольга облагородила, - она находится по соседству с могилой ее бабушки

"В администрации кладбища нам пообещали, что теперь могилу не тронут. Этого ветерана в 1958 году хоронил завод "Интеграл", видимо, с тех самых пор к нему никто и не заходил. Когда потеплеет, мы планирует кинуть клич – собрать больше добровольцев и облагородить другие могилы", – делится планами волонтер.

Числятся снесенными, хотя еще существуют

Инвентаризация на Восточном кладбище прошла в минувшем году. Теперь места погребения с табличками видны буквально в 30 метрах от центральной аллеи, где похоронены Руслан Салей и Петр Машеров, как минимум на 19-м, 21-м и 23-м секторах.

"Мы собрали группу волонтеров и обошли треть кладбища, насчитали около 70 неухоженных подобных захоронений. Позже установили личности некоторых похороненных - среди них есть люди с высокими званиями, которые участвовали в освобождении Беларуси, получая сперва ранения, потом – медали.

Волонтеры пытаются сохранить имена со стремительно разрушающихся памятников
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Волонтеры пытаются сохранить имена со стремительно разрушающихся памятников

На этом кладбище лежат выдающиеся люди, мимо парадом ходит военная техника, ездят главы государств. Видела бы вся эта процессия могилы с покосившимися красными звездами, которым совсем недолго осталось стоять", – сетует поисковик Александр Снитко.

Некоторые могилы выглядят плачевно: звезды отломаны, надписи не читаются. Какие-то памятники и вовсе вырваны вместе с основанием.

Здешняя администрация, рассказывают волонтеры, идет на контакт без лишних вопросов: предоставляет информацию о похороненных, если она есть в базе. Примечательно, что отдельные могилы числятся уже снесенными, хотя еще существуют, рассказывает Снитко.

"Восточное кладбище открыто почти 70 лет, стоимость места там исчисляется тысячами долларов. Вероятно, здесь хоронят снова: смотрите сами – вот целый ряд могил, датированных 58-м годом, а среди них – одна свежая, из XXI века. Как она оказалась здесь, если не заняла чье-то место?" – рассуждает он.

Александр Снитко показывает памятники, на которых давно уже выломаны звезды
Александр Снитко показывает памятники, на которых давно уже выломаны звезды

По закону

Как инвентаризацию, так и демонтаж определенных могил регламентирует 22-я статья Закона Республики Беларусь "О погребении и похоронном деле". Критерии оценки надмогильного сооружения указаны в постановлении Министерства ЖКХ Беларуси "Об утверждении Правил содержания и благоустройства мест погребения" от 10 июня 2016 года.

Согласно документам, снести могут лишь надмогильные сооружения, которые признают разрушенными "до степени, исключающей их ремонт и (или) восстановление". Дефекты упомянуты следующие: конструкция грозит обвалом; ограда или памятник разрушены более чем наполовину. В процессе инвентаризации комиссия должна не только визуально оценить состояние надмогильных сооружений, но и зафиксировать на видео или фото те, которые, по их мнению, заслужили снос.

"Нельзя сносить могилу Героя Советского союза"

Основные цели добровольцев – остановить демонтаж, идентифицировать могилы, а после – привести в порядок стоящие над ними памятники.

"Действительно, сотрудники Спецкомбината КБО ничего не нарушают, просто не видят людей за законом, не хотят проявлять инициативу. Да и среди поисковиков есть те, кто считает, что за могилами ветеранов должны ухаживать их дети и внуки. Но как же быть, если человек, к примеру, в Сибири призывался, просто с белорусским фронтом прошел, освобождал Минск и остался здесь?" – задается вопросом Ольга Шабельник.

По мнению Александра Снитко, происходящее влекут банальные недоработки в законе: ведь за военными захоронениями ухаживают исполкомы и сельсоветы.

Такие таблички оставляет Спецкомбинат КБО на запущенных могилах, за которыми никто не ухаживает
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Такие таблички оставляет Спецкомбинат КБО на запущенных могилах, за которыми никто не ухаживает

"А если человек пережил войну и умер, а не погиб, его могилу снесут на общих основаниях, даже если он герой Советского Союза? В голове не укладывается. А что, если у человека не было родственников, если они умерли или далеко уехали, если они, в конце концов, просто не хотят? Очевидно, это должно делать государство", – уверен поисковик.

На Военном кладбище: рушили все подряд – и плохое, и хорошее

Борьба погромче идет не первый год на Военном кладбище на Козлова: таблички о скором демонтаже буквально на половине могил волонтеры увидели еще позапрошлым летом.

"Мы сразу написали обращения в Мингорисполком, Министерство культуры и Спецкомбинат. Нас заверили, что все будет по закону, но этим летом начали массовый снос. Причем уничтожали все памятники и ограды подряд – и плохие, и хорошие", – вспоминает историк и краевед Павел Королев.

Историк и краевед Павел Королев показывает ограду на могиле профессора медицины, которую коммунальщики хотели снести
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Историк и краевед Павел Королев показывает ограду на могиле профессора медицины, которую коммунальщики хотели снести

Сегодня вместо многих из них лежат плиты по типу американских военных могил: по словам активистов, на кладбище таких несколько сотен. На безымянные могилы ставят безымянные плиты. Сначала они были просто пустые, потом на них стали гравировать кресты.

Под угрозой оказывались, в основном, проблемные могилы: например, с оградой без двери или деревом внутри, которое необходимо постоянно срезать. Таких оснований, уверен активист, в любом случае недостаточно для сноса.

"Они болгаркой спиливали красивые, целые ограды, а мы начали снимать это на видео – так началось противостояние. Вот эта ограда была первой: именно ее, целую, начали резать под предлогом того, что она шатается. Лежит тут выдающийся медик, профессор, создатель кафедры акушерства и гинекологии. Мы покрасили ее, сделали отмостку; потом стали ежедневно там работать. Сражались за каждую могилу, в порядок привели около полутора сотен памятников", – делится историк.

Отдельные ограды, вполне крепкие и аккуратные, убрали из-за их высоты
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Отдельные ограды, вполне крепкие и аккуратные, убрали из-за их высоты

"Специально портили крест, чтобы его снести!"

Волонтеры утверждают, что для обоснования сноса той или иной могилы сотрудники Спецкомбината даже умышленно портили их.

"Смотрите, крест подпилен у основания. Подумайте, кто бы мог это сделать, если не спецкомбинат? Просто на замену этому памятнику уже была изготовлена плита", – объясняет Королев.

Демонтаж оград в некоторых случаях аргументировали их высотой: по современным нормативам она не должна превышать 40 сантиметров. Однако, по мнению активиста, под новые правила уместно подгонять современные места погребения.

Этот могильный крест, по утверждениям волонтеров, специально подпилили, чтобы его снести
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Этот могильный крест, по утверждениям волонтеров, специально подпилили, чтобы его снести

"Есть ведь и очень необычные, а потому ценные – вот, например, ограда из водопроводных труб. Это уже не просто ограда, а памятник, который должен остаться: 1940-е годы, послевоенный Минск, уникум! Есть здесь кресты, сделанные из шестеренок, как можно все это разрушить?" – недоумевает он.

На многих крестах Военного кладбища – розовые и желтые отметины: так, по словам волонтеров, спецкомбинат помечал конструкции, которые планировалось снести. Многие из них и правда лишены серьезных повреждений.

"Нас пытались убедить в том, что таким образом обозначают сектора, но это чушь: они ведь наносят вред этой меткой!" – возмущаются волонтеры.

В результате прокуратура подтвердила факт нарушений, процесс приостановили, таблички сняли. По словам Королева, месяц назад они появились снова, причем даже на отремонтированных волонтерами памятниках. В Мингорисполкоме нашли этому объяснение.

Ограда на этом захоронении была изготовлена из водопроводных труб. По меркам современного благоустройства - не слишком эстетично, но без сомнения - памятник своей эпохе
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Ограда на этом захоронении была изготовлена из водопроводных труб. По меркам современного благоустройства - не слишком эстетично, но без сомнения - памятник своей эпохе

"Контрольный обзор территории кладбища [...] показал, что неустановленными лицами информация перемещена с заброшенных захоронений на захоронения, которые не были включены в акты инвентаризации [...]. Учитывая изложенное, для привлечения кого-нибудь к ответственности за нарушение законодательства оснований нет", – сказано в ответе представителей комитета на запрос Королева.

Что думают в прокуратуре, Администрации президента и Минкульте

По мнению чиновников, инвентаризация на Военном кладбище была проведена в соответствии с законом: специалисты нашли захоронения, которые невозможно отремонтировать, вовремя оповестили ответственных.

"По окончанию этого времени (двух лет – Sputnik) владелец Военного кладбища имеет право демонтировать и утилизировать разрушенные надмогильные сооружения", – сказано в ответе представителей Администрации президента Беларуси на обращение Павла Королева. Аналогичное мнение высказали и в Мингорисполкоме.

Безымянный подголовник, которым заменяют снесенные памятники
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Безымянный подголовник, которым заменяют снесенные памятники

Министерство культуры согласовало работы по демонтажу разрушенных надмогильных сооружений, а вот прокуратура работы на Военном кладбище все же приостановила: активисты добились дополнительного обследования сооружений.

"В адрес Министерства культуры и Мингорисполкома Генеральной прокуратурой направлены акты прокурорского надзора с требованием приостановить выполнение всех видов работ и провести обследование историко-культурной ценности с привлечением специалистов Министерства культуры", – поручили в прокуратуре.

Спецкомбинат КБО: не сносим, а благоустраиваем

По словам замдиректора Спецкомбината КБО по идеологической работе Сергея Тура, все работы на Военном кладбище проводились в рамках вышедшего в 2015 году закона "О погребении и похоронном деле" – места погребения было поручено благоустроить, предприятие приступило к выполнению.

Некоторые могилы на Военном кладбище уже заменили однотипными подголовниками
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Некоторые могилы на Военном кладбище уже заменили однотипными подголовниками

"Кладбища обследовала целая комиссия, утвержденная Мингорисполкомом. Мы выявили заброшенные, неухоженные и  разрушенные захоронения, вывесили таблички. Некоторые родственники откликнулись и за три года привели их в порядок. Работы по благоустройству остальных начал спецкомбинат: демонтировать и утилизировать их, устанавливать вместо них так называемые подголовники. Но ни одно захоронение не сносилось и не переносилось", – рассказал Тур.

В настоящее время работы не осуществляются – они продолжатся с разрешения прокуратуры. К слову, Министерство культуры деятельности Спецкомбината не препятствует.

"Было определено, что историко-культурной ценностью являются памятники Янки Купалы, Якуба Коласа, Мицкевича, а также церковь Александра Невского. Остальные захоронения на территории кладбища не имеют историко-культурной ценности", – сообщил Сергей Тур.

Он подчеркивает: речь идет о благоустройстве захоронения, а не о его уничтожении. Разрушенные и запущенные могилы, по словам представителя Спецкомбината КБО, действительно фиксировались на фото и попадали в специальный альбом, а позже в соответствии с этим актом и осуществлялись работы.

Прежде чем снести заброшенное захоронение, в Спецкомбинате КБО делают фотофиксацию
© Sputnik / Валерия Берекчиян
Прежде чем снести заброшенное захоронение, в Спецкомбинате КБО делают фотофиксацию

"Захоронения, имеющие хороший внешний вид, мы не трогаем. Разве что по заявлениям родных: некоторые хотят осовременить захоронение, порой просят демонтировать даже хорошие гранитные памятники и целые чугунные ограды – это их право", – рассказал Тур.

Основная задача – захоронить, а не идентифицировать

Замдиректора Спецкомбината КБО поясняет: учет воинских захоронений ведется в районных администрациях и военкоматах. На них есть знак, указывающий на то, что они – воинские, за ними осуществляется уход.

"Но захоронения участников Великой Отечественной войны, которые умерли после нее, действительно не относятся к воинским. И если такое захоронение по истечении энного количества лет стало ветхим или разрушилось, на нем будут проведены работы в соответствии с законом. Это касается не только Восточного кладбища, но и всех остальных, находящихся в ведении КУП "Спецкомбинат КБО", – заявил Сергей Тур.

На старых могилах отметки, сделанные желтой или розовой краской, - скорее всего, их ждет снос
© Sputnik / Валерия Берекчиян
На старых могилах отметки, сделанные желтой или розовой краской, - скорее всего, их ждет снос

Выявить, кому именно принадлежит захоронение: участнику войны или мирному гражданину, – весьма затруднительно, считает он. Кроме того, перед спецкомбинатом стоят другие задачи.

"Наша основная задача – захоронить умершего гражданина, а не определять, участвовал ли он в боевых действиях. Если волонтеры хотят идентифицировать похороненных – пусть работают в этом направлении. Еще раз подчеркну: ни одно захоронение (даже заброшенное) не будет снесено или перенесено – их благоустроят, наведут порядок. Никто не сносит хорошие памятники", – настаивает он.

Читайте также

936
Теги:
волонтеры, могилы, захоронение, кладбище, Минск, Беларусь
Загрузка...


Беларусь.Live

Орбита Sputnik