Сельский врач идет на вызов, архивное фото

Можно звонить и в 5 утра: из жизни сельского доктора, который всем доволен

780
Sputnik отыскал в белорусской глубинке врача, который не только не уехал после распределения, но и связывает свое будущее с деревней.

Редкий распределенец в наши дни задерживается в деревне дольше положенного контрактом времени. Но исключения все-таки бывают. Сельский врач Андрей Жевняк остался в деревне больше чем на 10 лет. Лечит людей, ремонтирует дом и ни на что не жалуется. Бывает, оказывается, и такое.

"Имейте в виду, амбулатория там самая обычная, если вам нужна получше, то вам не в эту деревню", – предупредили корреспондента Sputnik Тамару Зенину в райцентре.

Андрей Жевняк 12 лет назад окончил Гомельский медуниверситет. Сельским врачом на Брагинщину был направлен по распределению. Не спорил, не искал путей для "отмазок" или более благополучного места для распределения: "кто-то же должен и сюда ехать".

Являецца Віктаравіч, спасіба яму!

Амбулатория в деревне Старые Храковичи действительно не показательная: мебель досталась в наследство из советского прошлого, да и само здание повидало на своем веку не одно поколение пациентов.

В амбулатории сегодня две пациентки под капельницами
© Sputnik / Виктор Толочко
В амбулатории сегодня две пациентки под капельницами

В небольшой палате на амбулаторном лечении сразу две пациентки под капельницами.

"У меня дауленне", "А у меня спина", – делятся сельчанки.

Говорят, что не любят ездить лечиться в район, и по-свойски объясняют:

"У нас хороший доктор: лячэнне падаецца, значыцца мазгі работаюць. Все, што ён назначае, мне памагае. К яму ж мы и бяжым. На выхадныя, кагда позвоніш, нада – і ўкол здзелае. Ён ужо болей 10 гадоў у нас, няхай бы застаўся".

"Хороший врач – это когда ты можешь позвонить в пять утра – и он поднимет трубку и даже сможет приехать", – дает свое определение еще одна пациентка с маленькой дочкой Надежда Ахременко.

"За десять лет этот врач все наши болезни знает, уже вырастил свое поколение", – утверждает она.

Далеко не все пациенты сельского врача могут прийти к нему на прием
© Sputnik / Виктор Толочко
Далеко не все пациенты сельского врача могут прийти к нему на прием

В мобильном телефоне Андрея Жевняка записано больше тысячи номеров. 1170 из них – номера пациентов. Именно столько живет на его участке.

Напротив многих имен только ему понятные пометки: "Борисенко – астма, Петрович – давление, Федосовна – проживает одна, Аксенова – много детей, Оля – СОП (социально-опасное положение)".

Сельский врач спасает не только в случае болезни, но и в трудных жизненных ситуациях. На вызовы он ездит с водителем на старом УАЗике.

"Доктор у мяне бывае часцей за дзяцей, ім некогда", – вздыхает Татьяна Федосовна из самой отдаленной деревни на участке Двор-Савичи.

В этот раз, как бывает нередко, доктор приехал к ней без вызова.

Старый УАЗик - основной транспорт сельского доктора
© Sputnik / Виктор Толочко
Старый УАЗик - основной транспорт сельского доктора

"Я не жду, когда эти бабушки и дедушки позвонят, да и на прием они уже не доберутся. Сам два раза в месяц обязательно навещаю их, иногда с медсестрой, иногда с бригадой узких специалистов из района. Привозим лекарства, берем анализы, обследуем", – рассказал он по дороге.

Татьяна Федосовна вспоминает, как однажды ее сына "што-та схватила па дароге з Брагина", и когда ему стало совсем плохо, Викторович успел раньше скорой:

"У нас яшчэ целефона не было. Мы даже скорую не успели вызвать, являецца Віктаравіч, спасіба яму! Аднаго ўкола даў - нічога, другога даў – ничога, ўсе, быстра сабірайся! Ён сразу поняў, што гэта, і ўспеў давезці да бальніцы".

"Гэта" оказалось острым панкреатитом, рассказал Андрей Викторович, измеряя бабушке давление.

"Віктаравіч, гляньце. Не знаю, як піць новыя таблеткі", – просит бабушка, и Викторович со знанием дела подходит к ее серванту, сразу определяет, о каких таблетках идет речь, и уточняет дозу.

Чаще всего сельчане жалуются на повышенное давление, но лечиться хотят не все
© Sputnik / Виктор Толочко
Чаще всего сельчане жалуются на повышенное давление, но лечиться хотят не все

"Раньше было багата людзей, потом усе поўміралі. Два чалавекі осталася, можа, ім по 80, і аднаму ўжо 92 гады", – перечисляет оставшихся соседей с улицы Федосовна.

Провожая доктора, она жалуется на инвалидную коляску со спущенными колесами, которую ей выдали.

"Я решу вопрос с коляской", – обещает Викторович.

"Глянуў, а там на плячэ – лапа"

На участке Андрея Викторовича 11 деревень, самые дальние пациенты живут в 25 километрах. За день, бывает, и 200 километров по вызовам намотаешь, признается он. И это, как оказалось, не предел.

Недавно с соседнего участка уехала доктор, отработав распределение. Жевняку добавили еще 8 деревень.

По протоколу, у него до обеда прием, после обеда – вызова, "но это ж деревня, сами понимаете".

Умирать вам еще рано, а вот таблетки нельзя забывать пить! - говорит Андрей Викторович
© Sputnik / Виктор Толочко
"Умирать вам еще рано, а вот таблетки нельзя забывать пить!" - говорит Андрей Викторович

"Хадземце ка мне, мой дзед паміраць сабраўся", – останавливает доктора незапланированная на сегодня пациентка из деревни Двор-Савичи Валентина Яковлевна Березняцкая.

"Сёння нічагусенькі не памог мне, кажа, што памірае", – объясняет она причину недомогания мужа Владимира Леонидовича, который, увидев доктора, улыбается и встает с дивана.

"Умирать ему еще рано, пусть не отлынивает. А вот таблетки нельзя забывать пить!" – говорит Андрей Викторович, обследовав "мнимого больного".

"А вы пьете назначенные лекарства?" – интересуется он у Валентины Яковлевны.

"Нет. Я воўка пабедзіла, якія таблеткі!" – отвечает она и рассказывает настоящий триллер.

"Дело было в 2011 году. Дзед выйшаў на агарод палічыць кавуны. Нагнуўся, а на яго ззаду - бух! Ён адразу и не поняў, глянуў, а там на плячэ – лапа. Ён за ее сцягваць, а воўк яму ўсю руку пакусаў.

Историю с волком Валентина Яковлевна рассказывает охотно, а вот таблетки пить не хочет
© Sputnik / Виктор Толочко
Историю с волком Валентина Яковлевна рассказывает охотно, а вот таблетки пить не хочет

Я вышла, а той яму ужо і рот, і вуха – усе разгрыз. Убачыў мяне – і кiнуўся. Адразу ногі давай грызць, потым паваліў, за грудзь вот тут грызануў і за голаву хацеў", – эмоционально показывает бабушка оставшиеся шрамы.

Спасло ее в конечном итоге то, что "успомніла, як у першым класе настаўнiца казала: воўка трэба браць за пасць".

Так и лежала Валентина Яковлевна, зажав пасть огромного зверя рукой, не в силах выбраться из-под него до тех пор, пока не пришел в себя муж и не позвал на помощь людей.

"Они, все покусанные, еще отказывались в больницу ложиться, еле уговорил", – вспомнил громкий случай доктор Жевняк.

Малады и красивы, одет не по-местному

– Благодарят вас бабушки-пациентки? – смущаю вопросом сельского доктора.

"Бывает, яйца приносят, еще какие прысмаки", – улыбается Андрей. В деревне свои понятия о врачебной этике. Попробуй не возьми – они же снова заболеют!

Сейчас мало что может удивить или напугать Жевняка. Всего повидал. А в первые годы, признается, боялся и инфарктов, и гипертонических кризов, и особенно когда температурил грудной ребенок.

У сельского врача зарплата выше, чем в городе, но и этот факт удерживает в деревне далеко не всех
© Sputnik / Виктор Толочко
У сельского врача зарплата выше, чем в городе, но и этот факт удерживает в деревне далеко не всех

"Помню, на пятый день работы вызывают к мужчине лет 50. А тот лежит весь синий, одышка сильная, давление низкое. Я делал кардиограмму, давал таблетки, еще что-то, не помогало. Быстро на УАЗик – и в районную больницу", – вспоминает Андрей.

У мужчины оказалась тромбоэмболия легочной артерии. Андрей признается, что за все годы работы ему всегда везло доставить в районную больницу всех тяжелых пациентов, которым не мог оказать помощь сам.

"Надо понимать, что население в деревне в основном пенсионного возраста. Отсюда и болезни, связанные с возрастом: сердечники, гипертоники, суставы, спины часто болят у людей, даже у молодых, кто много физически работает. Но это управляемые заболевания, на их течение можно повлиять", – утверждает доктор.

Городские жители, по его мнению, более ответственно относятся к своему здоровью, в то время как сельским порой приходится "объяснять, вбивать, вдалбливать".

"Бывает, махнут рукой: что мне твои таблетки, я лучше сто грамм возьму – давление и стабилизируется. Но я с этим работаю", – не отчаивается сельский врач.

Пьющая категория граждан, не отрицает он, есть, как и везде.

Капельница в сельском ФАПе, архивное фото
© Sputnik / Виктор Толочко
Городские жители, по наблюдению врача, относятся к здоровью более ответственно. Сельчанам же нередко приходится "объяснять, вбивать, вдалбливать"

"Был случай, когда мужчина с перегаром подошел к коню. Тот протащил его несколько метров – пришлось плечо зашивать. Пьяную доярку как-то боднула корова", – описывает доктор специфику сельских травм.

Раньше боялся встреч с "неадекватными" пациентами, даже звал милицию. Сейчас сам научился с ними разговаривать "пожестче".

"Бывает, просят помочь выйти из запоя. Когда вижу, что человек, в каком бы он ни был состоянии, может умереть, с председателем сельсовета "за ухо" тянем в больницу", – объясняет Андрей Жевняк.

Сложно представить его, спокойного и немного застенчивого, в эпицентре "деревенских разборок". Внешне Андрей не похож на сурового сельчанина.

На работу, к примеру, интеллигентный доктор предпочитает ходить в модных светлых брюках, невзирая на непогоду и деревенскую слякоть. И если бабушки одобряют такой внешний вид и гордятся, что их доктор "малады и красивы", то пограничники однажды остановили.

"Я шел на вызов в одной из деревень, а они окружили меня, проверили документы, потом извинились, что приняли за пришлого, потому что одет не по-местному", – улыбается Андрей. Его участок находится недалеко от белорусско-украинской границы.

Сельсовет выделил доктору старый домик, который тот планирует переделать
© Sputnik / Виктор Толочко
Сельсовет выделил доктору старый домик, который тот планирует переделать

Сто кустов голубики

В Брагине Андрей женился, и ему, как молодому специалисту, сразу выделили квартиру в райцентре. К сожалению, семья распалась, и квартиру Андрей оставил жене с сыном.

Сам переехал в небольшой старый домик, выделенный сельсоветом, в деревне, недалеко от амбулатории.

Переделал отопление, собирается подвести воду, починить крыльцо. Признается, что деревенский быт его, в прошлом городского жителя, совсем не пугает.

"Сейчас уже не представляю себя в городе, наверное, от тоски бы помер. Камень, стекло, железо – не мой пейзаж. Вот доделаю дом, подумываю завести хозяйство. Может, старею уже?" – размышляет доктор.

– Неужели вас абсолютно все устраивает? – не унимаюсь я.

"А что может не устраивать?" – искренне удивляется Андрей и приводит целый список аргументов.

"Работа у меня любимая. Здорово, когда видишь, что твое лечение помогает кому-то. Рождаемость у нас выросла. В прошлом году 7 деток родилось, в этом только за первый квартал 4! Зарплата у меня выше, чем в городе. И голубику в городе не посадишь, поехали – покажу!" – вдруг предлагает Андрей, и мы едем в соседнюю деревню, где он с другом высадил сто кустов голубики, из которых, надеется, когда-нибудь вырастит большой питомник.

Читайте также:

780
Теги:
деревня, распределение, врач, Брагинский район (Гомельская область), Беларусь
Загрузка...