Алла Спиридонова открыла в Витебске первый магазин книги для детей Абажурчик

Владелец книжного магазина для детей: "Продажа книг - социальный бизнес"

1399
(обновлено 13:02 20.08.2019)
За несколько лет существования единственный в Витебске книжный магазин для детей сработал "в плюс" лишь однажды: тогда годовая прибыль составила 99$.

Корреспондент Sputnik встретился с владелицей единственного в Витебске магазина детской литературы и узнал, сколько стоило войти в бизнес, почему у магазина нет конкурентов в городе и почему продажа книг необходима обществу.

Не нашла бестселлера в городе

"На мое решение заняться книжным бизнесом повлияли два обстоятельства. Во-первых, мне некуда было возвращаться на работу из декретного отпуска. Во-вторых, я столкнулась с тем, что в Витебске невозможно достать детские книги, которые выходят за рамки так называемого масс-маркета", - начала рассказ владелица магазина для детей "Абажурчик" Алла Спиридонова.

Однажды Алла решила найти книгу Джулии Дональдсон "Груффало", которая считается бестселлером во всем мире. Многие продавцы в книжных о ней ничего не знали. И женщина решила открыть собственный магазин, где будут продаваться эксклюзивные детские книги, которых нигде в городе больше нет.

Свой магазин Спиридонова открыла 12 августа 2015 года.

"Эта ниша была не занята, и "вход" в бизнес оказался недорогим: всего 2500$ понадобилось, чтобы снять помещение, закупить оборудование и книги. Я одолжила денег по сотне-две долларов у знакомых и родственников, открыла магазин, поторговала первый день и ушла в глубокий минус", - вспомнила Алла.

Когда силы совсем заканчиваются, Алла обращается к классикам
© Sputnik / Павел Вур
Когда силы совсем заканчиваются, Алла обращается к классикам

По словам собеседницы, она сразу сделала несколько ошибок: во-первых, закупила на все деньги товар и забыла о рекламе, а во-вторых, думала, что выбирать книги будут дети, и, как оказалось, зря – книги детям чаще всего выбирают родители.

"Честно говоря, магазин существует во многом благодаря мужу, который помогает покрывать расходы на оплату аренды и налогов. Сам магазин вышел в "плюс" лишь через три года после открытия. Тогда нам удалось за год заработать 99 долларов", - призналась Спиридонова.

Дениска уже не тот

Со временем эксклюзивные книги начали "вымываться" из ассортимента магазина, а на прилавках стали появляться популярные вещи.

"В детской литературе, как и везде, есть тренды, причем сейчас это часть больших коммерчески успешных медиа-проектов, таких, как, например, "Синий трактор" или "Гравити Фолз". Над этими проектами работают целые команды, которые выпускают не только медиапродукцию, но и тематические сувениры и книги", - объяснила Спиридонова.

По ее словам, пик продаж, скажем, книг по тематике "Гравити Фолз" выпадает на конец года, когда родители покупают желанные книги в награду за хорошую учебу. Причем сотрудники магазина были свидетелями, как дети буквально падали на землю, плакали, прося купить им книгу, связанную с тематикой любимого сериала.

Всегда в тренде Гарри Поттер. По мнению Аллы Спиридоновой, вся детская литература делится на период до Гарри Поттера и после него, поскольку эта сага открыла дверь в мир фэнтези для детской литературы. У подростков всегда популярны фэнтези и хоррор.

"Маша и медведь" перестали вообще продаваться и непонятно, то ли их время прошло, то ли последние серии мультфильма оказались не слишком удачными.

"В тренде всегда будут так называемые активити-книги. Например, очень популярен блокнот с заданиями, направленный на то, чтобы ребенок в конце уничтожил его. Там, по условиям некоторых заданий, нужно взять блокнот с собой в душ или вырвать оттуда страницу и так далее. В итоге от блокнота ничего не остается. Возможно, создатели таким образом пытались снять у детей эмоциональное напряжение, но факт остается фактом: он очень популярен, хотя родители опасаются этого блокнота", - добавила владелица магазина.

Фильм Дэвида Йетса Гарри Поттер и Принц-полукровка
Каро Премьер
Вся современная детская литература делится на период до Гарри Поттера и после него

Вообще, по ее наблюдениям, родители часто сами отбивают у детей любовь к чтению. Например, приходит ребенок с мамой в магазин и просит у нее определенную книгу, где много картинок и мало текста. Мать отвечает, что он все равно не будет ее читать, и вообще, она бесполезная, и берет другую, которую малыш совсем не хотел.

"В детстве ведь главное не то, чтобы ребенок читал большие тексты, главное привлечь его к книге любыми путями. Нравятся ему картинки - пускай, со временем перейдет и к чтению, а насилие в этом случае наоборот может сделать только хуже", - уверена Спиридонова.

По ее словам, благодаря книжному бизнесу можно определить и менталитет покупателей. Летом, когда большая часть витеблян на дачах, в родной город к родителям приезжают мамы с детьми, которые вышли замуж за иностранцев. Тогда общая стоимость чека возрастает и ассортимент покупаемого товара кардинально меняется. Женщины, которые живут в Европе, смотрят на воспитание детей более свободно. Они покупают книги, где много иллюстраций, причем стараются, чтобы иллюстрации на одну и ту же тему были разнообразными: например, заяц может быть не только серым, но и белым, синим и даже квадратным.

Зимой магазин снова начинает продавать более понятные нашим родителям книги, где побольше текста и попроще картинки.

Отдельная категория – бабушки, которые покупают классику: Чуковского, Барто, Носова, Драгунского.

Продажа детской литературы - своего рода социальное предпринимательство, но если бы пришлось начинать все сначала, Алла опять открыла бы магазин книги для детей
© Sputnik / Павел Вур
Продажа детской литературы - своего рода социальное предпринимательство, но если бы пришлось начинать все сначала, Алла опять открыла бы магазин книги для детей

"Они пока не могут допустить мысли о том, что мальчик уже не ассоциирует себя с Дениской, не может понять, как это - поменять кузнечика на самосвал. Времена изменились, дети изменились, их интересы отличаются от тех, которые волновали главного героя книги Николая Носова. Поэтому и книга эта им неинтересна", - поделилась своими наблюдениями Спиридонова.

Но бабушки все равно упорно покупают произведения советских писателей, боясь приобрести книгу современного автора, поскольку в советской классике им все знакомо и безопасно.

Если ребенок не хочет читать

Владелица магазина уверена: если ребенок не хочет читать - это вина родителей.

Во-первых, родители редко дают право выбора книги ребенку, и это уже превращает процесс чтения в насилие. Во-вторых, чтобы приучить малыша к книге, в семье должна быть развита традиция чтения. Это означает, что дома должно быть много книг и ребенок должен видеть, что родители их читают.

"Я понимаю, что взрослые приходят после работы домой уставшие, им хочется посмотреть телевизор, ну так, простите, откуда ребенок, глядя на папу или маму, уткнувшихся в телефон, планшет или телек, захочет читать? Но если у малыша перед глазами будут родители с книжкой в руках, то и он сам потянется к чтению. А сейчас происходит вообще ужасное: чтобы ребенок не мешал, взрослые включают ему мультики и занимаются своими делами. Безграмотность и необразованность подрастающего поколения, о которой все так любят говорить – это прямая вина ленивых родителей!" – заявила Алла Спиридонова.

Кроме того, чтение – это возможность провести время с детьми, чего так не хватает сейчас многим семьям.

То, что книга может стать развлечением или вызывать эмоции, человек понимает только с возрастом, но для этого его с детства нужно приучить читать.

Социальный бизнес, или почему в Витебске всего один магазин детской литературы

"Когда я открыла магазин, ко мне приходили представители интернет-магазина и магазинов, торгующих детской литературой, и говорили, что в скором времени откроют свой бизнес и полностью перебьют у меня клиентов. Время прошло, магазины так и не открылись, а интернет-площадка уже давно закрылась", - рассказала Спиридонова.

Работа детского сада в Калининграде
© Sputnik / Игорь Зарембо
Чтобы приучить малыша к книге, в семье должна быть развита традиция чтения

По ее словам, все понимают, что книги нужны, поскольку заставляют работать мозг даже после того, как закончил чтение, но заниматься книжным бизнесом невыгодно. Получается нечто вроде социального предпринимательства, которое необходимо обществу, но прибыли почти не приносит.

"Чтобы книги продавались, нужно прикладывать титанические усилия. Постоянные мероприятия, встречи с авторами, игры – постоянно приходится придумывать какие-то активные действия, чтобы привлечь людей к книгам, но даже это не всегда помогает, - была бы у меня сеть бургерных, например, доход был бы выше", - добавила владелица магазина.

Постоянная конкуренция с интернет-магазинами и крупными книжными магазинами прибыли тоже не прибавляет.

На вопрос, открыла бы она сейчас книжный магазин или нет, Алла Спиридонова отвечает: "Да, открыла бы", но книги там не были бы главным товаром.

Читайте также:

1399
Теги:
детская литература, дети, книга, Беларусь
Белорусский детский хоспис

"Хоспис - не про смерть": как тяжелобольным детям дают надежду на жизнь

1157
(обновлено 17:57 14.06.2021)
За более чем четвертьвековую историю в этом медико-социальном учреждении оказали паллиативную помощь тысячам тяжело больных детей, а в обществе еще мало кто понимает, в чем смысл паллиативной, то есть поддерживающей, медицины.

Здесь нет такого понятия: откладывать дела на потом. Потому что потом может уже и не быть. В Белорусском детском хосписе стремятся делать все здесь и сейчас, по возможности.

И почему-то принято считать, что в хосписе умирают. Но это не совсем так. Да, сюда попадают люди с тяжелыми и, увы, неизлечимыми заболеваниями. Но все же хоспис – это место, где человеку помогают жить с диагнозом.

Вообще, Белорусский детский хоспис – это первая в своем роде общественная организация на просторах бывшего СССР. Она была создана в 1994 году. И вот уже 26 лет подряд здесь оказывают помощь сотням детей с неизлечимыми заболеваниями.

А идея создать детский хоспис принадлежит одному человеку – Анне Горчаковой. С момента открытия этого учреждения и по сей день – она и руководитель, и в буквальном смысле душа сотрудников и подопечных хосписа.

Корреспондент Sputnik Денис Кошелев пообщался с директором Белорусского детского хосписа и узнал, как много семей в стране нуждается в паллиативной поддержке, почему помощь нужна не только тяжелобольным детям, но и их родителям. А еще спросили – почему врачи зачастую циничны, легко ли заниматься паллиативом в белорусской системе здравоохранения, и есть ли по версии врачей жизнь после смерти.

Как создавали Белорусский детский хоспис

Анна Горчакова признается: никогда не хотела работать в медицине. Наоборот, было четкое убеждение – работать где угодно, но только не в системе здравоохранения.

"Я мечтала работать в сфере защиты животных, потом попала в школу, затем – в науку (биохимию). Но жизнь занесла в 1983 году в детский онкоцентр, где я стала работать воспитателем. Именно там и поняла: мне это так нравится! И дальше пошла учиться на клинического психолога", - рассказывает Анна Георгиевна.

С ее слов, тогда было непростое, но очень развивающееся время в онкологии. Если поначалу выживаемость была 10%, а врачи ходили, опустив голову от безысходности, то потом наука двинулась вперед. Стала расти выживаемость: 67% и выше.

>> Детский хоспис: жизнь пациентов без боли – видео

"Меня отправили на стажировку в 1994 году в Америку. По возвращении спросили, что можно сделать в Беларуси для паллиативной помощи. Я сказала, что в нашей стране можно организовать домашний детский хоспис. Почему домашний? Потому что построить и содержать здание в то время было чем-то невозможным", - вспоминает директор детского хосписа.

Зарегистрировали устав. Собрали команду. Сперва арендовали помещение. Со временем за счет меценатов был приобретен трехэтажный дом в поселке Боровляны. А потом и вообще построили новое здание.  

"Мы были первыми на просторах бывшего СССР. Более того, на просторах Восточной Европы такого не было, не считая острова Великобритания. Мы были первыми вместе с поляками", - говорит Анна Георгиевна.

Хоспис – место, где умирают?

Деревянная беседка, цветы у входа, позади здания небольшой сад. На первом этаже в доме — уютный холл. Гостевая комната и много-много игрушек. Стол, кресла и диваны. На третьем этаже маленькая часовня. Обычно в голливудских фильмах такими изображают дома для пожилых людей.

Так сложилось ментально, что для большинства людей хоспис – это жуткое место, где заканчивается жизнь человека. Анна Горчакова говорит, что это в корне не так.

"Это ментальность наша, и она меняется очень медленно. Я прочитала, что где-то на 2% в 100 лет. И то, что заложено предками, не так просто изменить в голове. Но такое впечатление объяснимо: раньше хосписы были при больницах. И там действительно умирали люди. Сейчас хоспис – это отдельное учреждение, где больше жизни, нежели смерти. Но только если мы говорим о детских учреждениях. Если о взрослых, то это, увы, пока больше про смерть", - делится мнением собеседница.

Директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова
© Sputnik Дмитрий Марков
Директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова

Причем паллиатив – это не только дети, у которых последние стадии рака. Хоспис помогает пациентам с тяжелыми формами ДЦП, с метаболическими заболеваниями, с генетическими заболеваниями и др. Более того, последнее время мы берем под опеку онкобольных во время тяжелого лечения, чтобы помочь им выйти в ремиссию. Вся помощь оказывается на дому, где ребенку комфортно. В нашем здании – студия абилитации "ПроАктивность", кабинеты психологов, уютные комнаты для временного пребывания.

"Мы оказываем помощь порядка 500 семьям со всей страны, в хосписе работает 33 сотрудника на полную ставку и 22 – по договору подряда. Персонал выезжает во все точки республики. Обучает родителей, как ухаживать за больным ребенком, есть социальные работники, сиделка. Особенность паллиатива – это индивидуальный подход к каждому. К примеру, ребенку нужна ванна, и мы под ребенка покупаем ванну. Нужен кислородный аппарат – значит покупаем его", - говорит руководитель БДХ.

Про отношения с родителями

Когда у семейной пары ребенок, который тяжело и неизлечимо болеет, помощь хосписа нужна всем. Сотрудники медико-социального учреждения стремятся работать так, чтобы поддерживать всех членов семьи. Отношения родителей и сотрудников хосписа не всегда складываются легко.

"Но мы всегда стремимся найти компромисс и всегда его находим. Помощь оказывается индивидуально. Если ребенок маленький, то ему оказывается медико-социальная помощь, а родственникам – психологическая и духовная. Есть еще одна особенность – сиблинги – братья и сестры больного ребенка. Не так просто жить в семье, где у тебя есть больной брат или сестра, а ты на втором плане. И у нас есть программа, когда мы помогаем "сиблингам" адаптироваться к такому укладу жизни", - добавила Анна Горчакова.

При этом отмечает, что важно не приучать семьи к тому, что хоспис будет делать все в плане паллиатива и ухода за ребенком.

"Мы всего лишь помогаем, облегчаем симптомы. Но мы не можем, к сожалению, их полностью убрать. Поэтому берем семью под опеку на время в тяжелый период, а затем снимаем с опеки. Но при ухудшении состояния можем взять обратно", - говорит директор БДХ.

По словам Анны Горчаковой, лучше всего паллиативной помощью охвачен Минск. С регионами есть трудности. С ее слов, даже если ребенка на некоторое время доставят в хоспис – после его все равно нужно возвращать домой, порой это глухие деревни.

"Ни один участковый врач не может оказать полноценную паллиативную помощь тяжело больному ребенку. Потому что у такого врача много работы, ему элементарно не хватает времени и знаний. Потому мы запустили проект, когда в регионах у нас работают уже подготовленные специалисты. Но все равно их не хватает.  Проблема в том, что не хватает и общественных организаций, которые бы занимались паллиативом. А еще катастрофическая нехватка специалистов. Паллиатив – ведь это про каждый день", - отметила Анна Георгиевна.

Про отношения хосписа с государством

Анна Горчакова отмечает, что работать общественной организации с государством в медицине непросто. А сейчас стало еще сложнее. Начались проблемы с оформлением работников. Оказалось, теперь сотрудникам учреждения не включают годы работы в хосписе в профессиональный стаж.

"Мы хотели, чтобы у наших сотрудников сохранялся профессиональный стаж. Пришел человек – 25 лет ему всего. Он работает, а через 5 лет захотел уйти в госсужбу. И что это не засчитывается? Как так? Причем узнали мы об этом постфактум. А кричим везде, что медицине нужны молодые кадры. А как их привлечь? Когда стаж профессиональный не идет – получается, что годы впустую", - отмечает она.

Анна Горчакова убеждена: общественные организации крайне необходимы для развития паллиативной помощи. Потому что паллиатив – это гибкость, индивидуальный подход, а не только протокол лечения.

"Хоспис – это качество жизни пациента. И ни одна госорганизация не может обеспечить на продолжительный период качество жизни тяжелобольного человека. Поскольку они работают по протоколам и потому не могут быть гибкими, а общественные организации работают более индивидуально. Поэтому нужно уметь делегировать некоторые полномочия, и работать не вместо, а вместе на правах полноценных партнеров", - убеждена директор детского хосписа.

По ее словам, донести эту позицию до госорганов не просто, потому что это требует принятия решения, а в системе кто-либо всегда боится принимать важное решение. Потому что это рискованно и ответственно.

"Когда мы видим, что ребенку остается жить буквально пару дней, а ему в медучреждении предлагают сделать компьютерную томографию. А зачем? Посмотреть, как опухоль растет? У него паллиатив. Это ничего не меняет. Он умирает. Его нужно обезболить и обеспечить ему право спокойно уйти.

И еще одна вещь – государство не всегда умеет считать деньги. Когда мы построили новое здание хосписа, которое после передали на баланс государства как центр паллиативной помощи, то стоимость здания в конце строительства и его начале была одинаковой, потому что мы четко просчитали каждую позицию, ведь деньги доставались с большим трудом и это учило нас считать. Слали деньги рабочие, пенсионеры, заключенный даже отправлял средства. Деньги не упали с неба, потому все считали до копейки", - поделилась мнением она.

Корреспондент Sputnik Денис Кошелев пообщался с директором Белорусского детского хосписа
© Sputnik Дмитрий Марков
С оказанием паллиативной помощи регионами есть трудности, констатирует Анна Горчакова

Анна Георгиевна убеждена: государство дает стабильность. Но стране не хватает партнерства. Когда бизнес и государство не вместо, а вместе в сотрудничестве.

Почему многие медработники уходят из хосписа

Далеко не каждый может работать в таком медико-социальном учреждении. Как считает Анна Горчакова, здесь важен не только набор профессиональных качеств, нужен особый склад характера.

"Бывает, профессионал, а эмпатии нет.  Или наоборот, когда много эмпатии, а профессионализма нет. Кроме того, эмпатия - это одно, жалость - другое. Когда эмпатия в медицинской профессии меняется на жалость – все, можно уходить. В основе должно лежать уважение к человеку, а не жалость", - убеждена Анна Горчакова.

По ее мнению, чтобы в такой непростой специализации понять, твое это или нет, нужно около года.

"В принципе, большинство, медсестер работает восемь-десять лет. Есть сотрудники, которые работают по 25 лет – это три человека. Причем, одна пришла из родителей, то есть когда-то была мамой нашего подопечного. Современная молодежь другая - они часто не могут найти себя. Поработают полгода и не знают, что дальше делать", - говорит она.

Эвтаназия – возможность спокойно уйти или убийство?

Слово "эвтаназия" происходит от греческого еu — "хорошо" и thanatos — "смерть". В наши дни определение "эвтаназия" описывают в юридическом словаре как " удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни".

То есть уходу из жизни человека должны предшествовать тяжелейшие страдания от неизлечимого заболевания. Собственно, главная задача доктора – прекратить страдания пациента. И в такой ситуации смерть – единственная возможность прекратить мучения. Значит, для пациента – это благо?

"К взрослой эвтаназии я отношусь хорошо. Это одно из важнейших прав. Но к детской эвтаназии отношусь плохо – потому что это не право выбора ребенка, а право выбора родителей. То есть ребенок не просит", - рассказывает Анна Георгиевна.

В ее практике был случай, в начале 90-х годов, когда парня после лечения в Голландии вывели в ремиссию, отправили домой со словами, что это максимум на год.

"И врачи ему дали три таблеточки, сказали, что когда он будет умирать, то может принять эти таблетки для быстрой смерти. И он до последнего сжимал в ладошке эти таблетки. А умирал очень тяжело. Он открывал эту ладошку, посмотрит, улыбнется и закроет.  И так умер. Держа в руках таблетки. Но важно другое, что у него был выбор. И у него было право на эвтаназию, которым он решил не пользоваться. Но страшнее, когда этого права нет", - считает она. 

Придет ли Беларусь к эвтаназии?

По словам директора БДХ, Беларусь нескоро придет к вопросу об эвтаназии. И дело здесь не в государстве, а в обществе.

"Это очень сложная правовая акция, не потому что у нас плохо с законами. Представьте, эвтаназия у нас есть. Человек хочет ею воспользоваться. И вот запустился сложный процесс. Выдают по итогу заключение – пациенту эвтаназия разрешена. И тут его дальние родственники или друзья начинают возмущаться, писать письма, выступать в прессе, что, мол, как так – лишают жизни нашего родственника. И в системе обязательно кто-то и струсит. Скажут, а давайте вас все-таки полечим. У нас люди до сих пор не воспринимают смерть как естественное. Жизнь принимают, а смерть нет".

Почему многие врачи циники

Многие явно сталкивались с хладнокровием врачей. О смерти близких говорят спокойно, о тяжелых недугах – прямо в лоб, не церемонясь. И как правило, это обижает людей. Мол, как же так? А где сострадание и гуманность? Ведь задача медработника – исцелять, помогать. Анна Горчакова уверена, что многие врачи циничны по одной простой причине.

"Это защита. Включается блок. Потому что врачи не получают психологической разгрузки, у них нет групп психологической поддержки. Но не это главное. Главное то, что они загружены не только своими обязанностями, но и массой других. Их не учат в университетах, как работать с разными типами пациентов, как самому защищаться, что говорить и что не говорить в той или иной ситуации".

Анна привела в пример методы работы врачей в клиниках Швейцарии. Отмечает, что там тоже нет психологов у врачей. Но там иной формат работы медработника и пациента.

"Там четкие должностные инструкции. Их не должно быть больше 10. И за каждую врач отвечает головой. А вот за 11 он отвечать не обязан. И если его вызывает главный врач и говорит – иди сделай то и то для общего дела, то сотрудник клиники запросто откажет, это не входит в его обязанности. У нас это, к сожалению, не так. Врачи выгорают морально", - убеждена Анна Георгиевна.

Есть ли жизнь после смерти

Принято считать, что люди из сферы науки и медицины не верят в потустороннюю жизнь. Но на самом деле, есть целый раздел в науке, который изучает физические изменения в теле человека, происходящие перед смертью и после неё. И многие ученые верят – новая жизнь после смерти есть.

"Вообще я считаю, что каждый уходит туда, куда он хочет. Как говорится, во что верите – так и случится. Я преподаю небольшой курс танатологии, даю модель смерти. В моей модели – человек попадает во временную капсулу, потом переходит в пространство, когда он видит своих родственников, потом, когда молекулярная масса раскручивается, он уходит в коридор Моуди и дальше случается новая жизнь", - рассказывает директор хосписа.

Но, по ее словам, главное - жизнь заканчивается, когда нету памяти.

"То есть мы умираем тогда, когда наша молекулярная масса переносится в другое пространство и родится кто-то другой. Но меня уже это не волнует. То есть все, что я успеваю сделать, нужно успеть сделать в этой жизни. Вот такая вот теория", - подытоживает Анна Горчакова.

Читайте также:

1157
Теги:
Белорусский детский хоспис

Лучшим косцом стала женщина как в Липнишках праздник сенокоса отметили

1157
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
"Каса любіць брусок і сала кусок", - гласит белорусская народная пословица. Соблюдая традиции предков, в Ивьевском районе провели конкурс "Липнишковские сенокосы".

Сначала косцы продемонстрировали, как украсили свои косы куклами-оберегами. "Покосницу" с древних времен делали в июне из самых разных материалов и брали с собой на сенокос. Ее садили у стога, чтобы она оберегала косцов от порезов и приносила удачу.

Но самое главное для участников конкурса – показать свои умения на лугу. Необходимо будет скосить траву на площади около одной сотки. Оценивали не только скорость работы, но и ее качество, высоту покоса.

Третий этап соревнований под названием "Обед на траве" - самый приятный. Сало, колбаса, окорок, драники и блины, огурцы с медом - выбрать победителя было не просто.

Ко всеобщему удивлению, по результатам конкурса максимальное количество баллов набрала жительница Липнишек Анна Силюк. А председатель Ивьевского райисполкома Игорь Генец победил в номинации "Знак качества".

Также на Sputnik:

1157
  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    На празднике "Липнишковские сенокосы" в Ивьевском районе определили лучшего косца региона.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Сначала косцы продемонстрировали, как украсили свои косы к празднику. Это был первый этап конкурса.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Куклу-оберег "Покосницу" с древних времен делали в июне из самых разных материалов и брали с собой на сенокос. Ее садили у стога, чтобы она оберегала косцов от порезов и приносила удачу.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Традиции кукол-оберегов в Липнишках сохраняют в кружке "Беларуская лялька" Марии Пякши.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Испокон веков первый сенокос для белорусов был праздничным событием, его ждали с нетерпением.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    В соревновании приняли участие 12 косцов.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    На лугу их встречали с музыкой.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Организаторы отмечают, что принять участие в нем может любой желающий.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Косцы разбирают свой инструмент и готовятся к соревнованию. Оценят не только скорость работы, но и ее качество, высоту покоса.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Самое главное – показать свои умения на лугу. Каждому из участников необходимо было скосить траву на площади около одной сотки.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Касі, каса, пакуль раса", - так назвали этап конкурса на прокосе.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Болельщики поддерживают своих участников.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Третий этап соревнований под названием "Обед на траве" - самый приятный.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Каса любіць брусок і сала кусок", - гласит белорусская народная пословица.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Участники с удовольствием угощали белорусскими блюдами и закусками.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Сало, колбаса, окорок, драники и блины - выбрать победителя было не просто.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Свежий огурец с медом - любимое летнее угощение белорусов.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    По результатам конкурса максимальное количество баллов набрала жительница Липнишек Анна Силюк.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    А председатель Ивьевского райисполкома Игорь Генец победил в номинации "Знак качества".

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik / Виктор Толочко Альфред Микус

    "Обед на траве" завершал соревнования.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Вечером гостей пригласили на общий хоровод.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Липнишковские сенокосы" возрождают традиции предков.

Теги:
соревнования по сенокошению, Ивьевский район (Гродненская область), белорусская кухня, традиции и обряды

Голикова назвала симптомы заболевания индийским штаммом коронавируса

0
(обновлено 22:04 18.06.2021)
В 70 государствах мира, а также на территории России резко возросла доля штамма дельта - индийской мутации COVID-19, инфицированность которой в закрытых помещениях доходит до 60%.

МИНСК, 18 июн – Sputnik. Симптомы заболевания индийским штаммом схожи с простудой, сообщила вице-премьер РФ Татьяна Голикова на брифинге по ситуации с распространением COVID-19.

По ее словам, доля индийского штамма, получившего название дельта, резко возросла, в 70 странах мира и, в частности, в России. Инфицированность этой мутацией, по данным исследований, в закрытых помещениях доходит до 60%, в открытых - до 40%.

Голикова рассказала о том, как себя чувствует человек, заболевший индийским штаммом коронавируса. "Это очень простые симптомы заболевания - насморк, боль в горле, как при фарингите, головная боль. И все", - сказала она.

Последует

0
Теги:
коронавирус COVID-19, Россия, Елена Голикова