Ребенок в лесу

Исчез бесследно… Почему в Беларуси пропадают дети

3354
(обновлено 22:04 16.09.2019)
За прошлый год в милицию поступило 916 заявлений об исчезновении несовершеннолетних. Почему пропадают дети и есть ли надежда отыскать тех, кто исчез давно?

Два года назад исчез Максим Мархалюк. Его история потрясла всю страну: в Беловежской пуще работали тысячи волонтеров, была привлечена специальная техника, вертолеты МЧС с тепловизорами обследовали все окрестные леса. Ребенка так и не нашли.

Эта история стала самой громкой, но, к сожалению, не единственной.

Почему в Беларуси пропадают дети, попытался найти ответ Sputnik.

Надеемся на чудо

Но чудеса иногда все-таки случаются. Недавно белорусы стали свидетелями того, как девушка Юлия Горина нашла своих родителей спустя 20 лет. Она пропала в четыре года. Отец заснул в белорусской электричке, а когда проснулся, ребенка не было рядом. Сама Юля неким образом оказалась в Рязани, где ее увидели на вокзале милиционеры.

Возможно, эта история даст надежду семье Максима Мархалюка. Но основная версия, которой сейчас придерживаются правоохранители, – гибель ребенка в отсутствие криминальных обстоятельств

"Расследование дела не прекращается. Отработано огромное количество людей различных категорий, как состоящих на профилактических учетах, членов Белорусского общества охотников и рыболовов. Приоритетная версия, что он заблудился в лесу. Произошел, скорее всего, несчастный случай. Лес – это не парк. Здесь очень много опасностей – и болота, и дикие животные. В лесу с любым человеком может случиться все что угодно", – рассказал Sputnik Дмитрий Крюков, начальник отдела организации розыскной работы главного управления уголовного розыска криминальной милиции МВД.

Во время поисков Максима Мархалюка
© Sputnik Инна Гришук
Максима Мархалюка искали волонтеры со всей страны

На чудо надеются и родители других пропавших в Беларуси детей. Например, восемь лет продолжаются поиски Димы Каленковича и Владислава Якубовича. Мальчики пропали в Брестской области в феврале 2011 года. Ушли на прогулку, с которой не вернулись.

Прятки взрослых детей

Истории о пропавших детях всегда трогают до глубины души, к ним приковано большое внимание общественности.

Но как бы эмоционально они ни воспринимались, факты говорят о том, что такие случаи – редкость для Беларуси.

Сегодня в базе данных поисково-спасательного отряда "Ангел" – около 15 несовершеннолетних. Большинство из них – подростки, которые сами ушли из дома. Безусловно, за каждым случаем стоит своя история и своя боль. Но, к счастью, подростков чаще всего находят целыми и невредимыми.

Один из таких случаев произошел в августе 2013 года. В деревне Каменный Бор исчезла девочка по имени Алина. Тогда ей было 13 лет. Поиски велись на протяжении двух суток, в результате которых Алина отыскалась в лесу.

"Была найдена в одном халате и тапочках. Было холодно, как сейчас помню. Дожди были", – рассказывает координатор поисковых мероприятий ПСО "Ангел" Кристина Крук.

13-летнюю Алину искали на протяжении двух суток
© Photo : ПСО "Ангел"
13-летнюю Алину искали на протяжении двух суток

Мы нашли страничку Алины в интернете. Судя по фотографиям, у нее все хорошо.

В МВД подтверждают: за прошлый год в милицию поступило 916 заявлений об исчезновении несовершеннолетних. В большинстве случаев пропадали подростки 16-17 лет. И чаще они уходили из дома не в первый раз. Многие были из неблагополучных семей.

В милиции добавляют, что подростков часто приходится искать, используя те же методы, что и при поиске преступников. Ведь эти взрослые детки умеют мастерски прятаться. Отключают телефоны, отсиживаются у друзей…

Как бы там ни было, в милиции констатируют факт: почти все пропавшие за 2018 год несовершеннолетние были найдены.

При чем тут цыгане

Но почти – это не все. Что стало с теми, кого найти не удалось? Относительно таких случаев в МВД приводят пример.

"Маленькая девочка провалилась под лед на глазах родителей. Использовали все возможности, чтобы найти тело", – говорит Дмитрий Крюков.

Точно так же с 2011 года не удается установить местонахождение двух подростков, которых также унесло течением.

"Украли цыгане". Такую версию часто выдвигают родители, когда ребенок пропадает. Но, как показывает практика, чаще она становится спасительной соломинкой, когда не хочется верить в худшее.

Случаи кражи детей цыганами сегодня происходят крайне редко, отмечают в МВД. Это же подтверждают в поисково-спасательном отряде "Ангел".

Если говорить о краже, то чаще ее совершают родители детей. Вот типичный пример.

"В Солигорске был случай, когда суд присудил дочку матери. Однако в день вынесения решения отец забирает ребенка и увозит в Россию. Он связался с нами. Прислал видео, на котором видно, что ребенок здоров, счастлив и радуется. Как это оценить? Он нанял адвоката, пишет апелляцию. Но все равно этот ребенок считается без вести пропавшим", – отмечает Дмитрий Крюков.

А вот и более давний пример.

Нередко родители ищут детей, которых вывезли отцы или матери вопреки решению суда
© Photo : ПСО "Ангел"
Нередко родители ищут детей, которых вывезли отцы или матери вопреки решению суда

Второй стороне, к сожалению, доказать что-либо сложно. Но это уже совсем другая история.

Не теряя ни минуты

К пропавшим детям и подросткам относятся с особым вниманием и в МВД, и в отряде "Ангел". Как говорится, в какой бы сфере человек ни работал, он прежде всего человек. По каждому случаю работа не прекращается.

"О таких детях не забывает никто – ни родители, ни милиция. Родители к нам обращаются в зависимости от обстоятельств. Если ребенок погиб при очевидных обстоятельствах, люди понимают, осознают. Когда у человека остается какая-то надежда, он не успокаивается, периодически интересуется, просит активизировать поиски", – говорит Дмитрий Крюков.

В отряде "Ангел" добавляют, что время – главный ресурс. И напоминают: чем быстрее семья обратится за помощью, тем оперативнее можно разыскать человека.

"Если обращаются сразу, проще установить свидетелей. Чем больше проходит времени, тем тяжелее это сделать", – говорит Кристина Крук.

И все же не невозможно. История Юлии Гориной стала ярким тому примером и надеждой для тех, кто ждет и верит. Даже если человек ушел из дома, когда-нибудь он может позвонить в дверной звонок.

3354
Теги:
поисково-спасательная операция, пропал ребенок, Беларусь

Марек решил не переделывать дом, в котором прошло его счастливое детство

Место силы: зачем литовцу старый белорусский хутор

298
(обновлено 19:05 02.06.2020)
Когда любовь к маленькому клочку земли не могут разрушить ни экономические проблемы, ни разность бизнес-взглядов, ни даже международные границы.

Среди лесов и полей где-то на границе Минской и Гродненской областей стоит одиночкой небольшой столетний домик… на сигнализации.

Его хозяина Sputnik разыскал в Могилеве. Марек Кошелев, уроженец Литвы и гражданин Евросоюза, с радостью согласился рассказать о том, что его связывает с белорусским хутором.

"Когда-то я всю эту округу, аж до Сморгони, это 20 километров отсюда, исколесил на велосипеде", - говорит Марек. В этот раз он отправляется по местам своего детства и юности на машине, пригласив с собой корреспондента Sputnik Тамару Зенину.

При поляках у нас было около 60 гектаров земли

"На хутор к бабушке меня привозили с самого детства. У меня даже осталось воспоминание, как родители уезжают рано утром, а я плачу, глядя на уходящий автобус "Вилейка – Вильнюс", - рассказывает Марек.

С того момента и до сегодняшнего дня он безумно счастлив, оставаясь на хуторе, и грустит только от того, что его иногда приходится покидать.

Домик бабушки, в котором Марек провел свое детство, был построен сто лет назад
© Sputnik Тамара Зенина
Домик бабушки, в котором Марек провел свое детство, был построен сто лет назад

"В детстве родители меня в Вильнюсе садили на автобус, а бабушка здесь встречала, подростком я приезжал сюда при любой возможности. 31 мая в 10 утра была школьная линейка, а в три часа я уже бежал на автобус", - говорит Марек и делает первую остановку у мемориала на небольшом кургане недалеко от Вилейки.

"Этот памятник погибшим во времена Первой мировой войны поставили уже в двухтысячных. В детстве мы здесь перекопали все. Сколько там было костей и черепов! Выкладывали из них целые скелеты. Много людей специально приезжали на раскопки", - вспоминает Марек.

От бабушки он слышал, что при поляках его прабабушка Бронислава и прадед Адольф владели в этих местах 60 гектарами земли.

"Местность эта называлась Родевичи, фамилия прабабушки и прадеда была Родевич. При советской власти все забрали, прадеда арестовали по доносу и как "кулака" сослали в Сибирь. Там он умер от воспаления легких", - пересказывает Марек историю своей семьи.

Прабабушку он почти не помнит, после войны все ее дети разъехались, кто в Литву, кто в Польшу, на хуторе осталась только дочь Клара, которую Марек называет ласково "бабулей".

Бабушки не стало в 2012. С тех пор в доме внук почти ничего не менял
© Sputnik Тамара Зенина
Бабушки не стало в 2012. С тех пор в доме внук почти ничего не менял

Бабушка научила добиваться справедливости

"Моя бабуля до войны успела окончить только три класса, всю жизнь отработала в колхозе. Но была очень мудрой и с невероятным чувством справедливости. Она постоянно писала письма "на тэлебачанне", а в наше время даже в Администрацию президента и просила за всех, у кого дом сгорел, кого обокрали, обвинили в том, чего не совершал, в общем, обидели. Люди знали, что она не отступится, и шли к ней за помощью, а в колхозе ее побаивались", - рассказывает Марек.

Именно ее опыт в дальнейшем позволил и внуку добиваться справедливости и даже сделать вывод, что в нашей стране "демократии для простого народа больше".

"Допустим, однажды в Литве на границе один мужчина захотел объехать огромную очередь. Люди пытались разобраться, воззвать его к совести, я был среди тех, кто просил его убрать машину и встать в очередь.

Но он внаглую пошел на нас, размахивая руками. Я стоял прямо у него на пути и он попал мне рукой в грудь. А я занимался тогда боями без правил и у меня сработал защитный рефлекс, я его оттолкнул от себя ногой, он упал, потом "снял побои" и написал на меня заявление в полицию.

Здесь самая вкусная вода...
© Sputnik Тамара Зенина
Здесь самая вкусная вода...

Дело раскрутили так, будто я просто подошел и избил его до полусмерти. И хоть из той очереди пришла куча свидетелей, которые подтверждали, что он спровоцировал конфликт, что он оскорбил кого-то, да и сам он был живой-здоровый, все равно мне грозило уголовное дело, пока я при помощи денег не прекратил это все", - делится Марек, полагая, что в Беларуси ему бы удалось добиться справедливости.

Знаем мы таких бабушек!

Всю жизнь он ездит по маршруту Литва-Беларусь, больше двадцати последних лет на машине. Случаев "недопонимания" иностранных водителей различными государственными службами нашей страны у него накопилось множество.

"Особенно предвзято почему-то относились к машинам с иностранными номерами в начале 2000-ных. Меня останавливали по разным причинам, от аптечки до подозрения в угоне. При этом, когда я на вопрос о цели визита честно отвечал, что приехал к бабушке, все смеялись: "Знаем мы таких бабушек", - улыбается собеседник.

Однажды, Марека даже отвезли на экспертизу в Минск, где все-таки убедились, что VIN-номер в его машине заводской, а "не перебитый".

"Эксперты номер сильно расковыряли, и я боялся, что теперь меня точно будут из-за этого дергать при каждой проверке, попросил документ, но его выдать отказались", - делится литовец.

По примеру своей бабушки, тогда он дошел почти до министра МВД, но подтверждающий документ получил и еще долго предъявлял его на границе.

Называли "лабусом" и думали, что у меня есть автомат…

Марек рассказывает, что во времена его детства в нескольких километрах от бабушкиного хутора было еще пять домов.

"В этот приезжали три внучки. А взрослыми мы даже свадьбу одной из них здесь гуляли", - вспоминает Марек у заброшенного сруба с обвалившейся крышей. О судьбе его жителей ему сейчас ничего не известно.

В нескольких километрах от бабушки стояли еще пять домов, но все они давно необитаемые
© Sputnik Тамара Зенина
В нескольких километрах от бабушки стояли еще пять домов, но все они давно необитаемые

На хуторе бабушки Клары во время каникул собиралась бойкая компания. Кроме внука, приезжали еще два ее племянника возрастом чуть постарше.

"Нам втроем было очень здорово! Мы любили кататься на велосипедах, ловили карасей в пруду. Повзрослев, ходили "на село", это значит, в соседние поселки на танцы. Местные ребята на меня смотрели косо, называли "лабусом" и за что-то все время хотели поквитаться, но кто-то пустил слух, что у меня есть автомат. 90-е были суровыми временами", - смеется Марек.

Его не смущал ни деревенский быт, ни работа.

"В Вильнюсе у нас тоже была коммунальная квартира без воды и с печным отоплением, я других условий просто не знал. С пяти лет топил печку. Мы поливали огороды, сеяли и копали картошку, а заготовка сена вообще воспринималась как игра.

Для сенокоса часто выделяли наделы за пару километров от дома, а для нас за счастье было по многу раз съездить сначала косить, потом сушить, переворачивать, по вечерам собирали в копны и накрывали, чтобы не промокло. На следующий день снова ехали растрясали… Вот здесь были наши сенокосы", - пробираемся через лес к огромному полю, заросшему одуванчиками.

Когда-то на эти поля мальчишки ехали на сенокос
© Sputnik Тамара Зенина
Когда-то на эти поля мальчишки ехали на сенокос

Будучи студентом, каждое лето Марек ехал на каникулах на хутор и оправлял бабушку в больницу, а сам оставался на хозяйстве.

"Вот корову я доил плохо, большими надоями не славился", - улыбается собеседник.

Мог скупить всю школьную столовую

Еще школьником он понял, что есть работа ради работы, а есть работа за деньги. Говорит, всегда склонялся в пользу второго варианта.

"Я вырос не в самом благополучном районе Вильнюса, туда даже полиция не всегда заезжала. Много одногодок в 90-е ушли в наркотики, алкоголь, бандитизм. Очень рад, что меня это не зацепило, возможно, потому что я с самого детства привык много работать", - считает литовец.

Когда на его родине опустели прилавки, 13-летний Марек со своей компанией закупали в сельском магазине бидоны со сметаной, вручную старой бабушкиной маслобойкой взбивали масло и отвозили его на рынок в Вильнюс.

"Тогда границ еще не было, только посты. На нас, детей, вообще никто не обращал внимания. Масло у нас получалось насыщенным желтым и его очень хорошо раскупали", - вспоминает Марек.

Свою бабушку Клару Марек называет ласково бабулей
© Sputnik Тамара Зенина
Свою прабабушку Марек почти не помнит

За первые заработанные деньги он купил себе модную теплую куртку-пуховик и джинсы-варенки.

"В 14 лет у меня был уже "серьезный бизнес" в Вильнюсе. Недалеко от дома стояли два бензовоза и мы, трое друзей, за чаевые заправляли машины. В то время "держать заправку" было круто, конкуренция среди подростков была большая, поэтому ее нельзя было оставлять без присмотра. Дежурили по очереди, пропуская школу. Со временем расширили спектр услуг, стали мыть машины, потом начали предлагать дешевые напитки. Работали круглый год, зимой в кирзовых сапогах и телогрейках, видимо, напоминали зэков. Одноклассники, гуляя возле заправки, смеялись надо мной. Но меня это не особо задевало, потому что когда я приходил в школьную столовую, мог скупить ее всю", - улыбается Марек.

Говорит, что в те времена, когда его родители, работники типографии, получали по 600 лит зарплаты, он за месяц на заправке зарабатывал в два раза больше.

"Часть откладывал и собрал на свою первую машину. За остальные купил хороший телевизор, видеомагнитофон. А потом вышел закон, который запретил подросткам работать на заправках", - рассказывает Марек.

Бабушка Клара похоронена на старом польском кладбище
© Sputnik Тамара Зенина
Бабушка Клара похоронена на старом польском кладбище

Загадочный белорусский бизнес

Осуществить мечту и пойти на строительный факультет помешал экзамен по литовскому языку.

"Я заканчивал русскую школу, а тут вузы перевели на литовский. На экзамене на знание языка я допустил всего одну грамматическую ошибку", - объясняет собеседник, как попал на другое направление, в Высшую техническую школу на факультет автомобилестроения, где еще была русская группа.

После он еще окончил факультет транспортной инженерии в техническом университете Вильнюса, а заодно и магистратуру.

"У меня довольно широкая специализация в транспортном секторе, включающая оснащение, инфраструктуру и покрытие автомобильных дорог. Могу быть также экспертом в расследовании ДТП", - делится Марек.

Через несколько лет он получил и бизнес-образование, потому что "почувствовал пробелы в этой сфере".

Печку Марек умеет топить с пяти лет
© Sputnik Тамара Зенина
Печку Марек умеет топить с пяти лет

"У вас еще и сейчас есть такое: человек окончил, например, музучилище, а работать может вплоть до милиции. В Литве этого нет давно. Хочешь заниматься техникой и бизнесом, должен все знать и про технику, и про бизнес.

Есть еще отличие, в Литве предприятия занимаются основной специализацией, вспомогательные услуги переведены на аутсорсинг.

В Беларуси все стараются по максимуму удержать отделы, которые совсем не нужны: юристы, бухгалтера, таможенные декларанты, медпункты и прочие. Даже убыточные предприятия не могут отделаться от этого балласта, который зачастую еще больше тянет на дно", - высказывает свое мнение иностранец.

В то же время на его родине уже почти не осталось "ничего государственного, все предприятия ушли с молотка и многие обанкротились еще в 90-е годы".

В детстве Марка на месте этого памятника погибшим в Первой мировой войне был  заросший карьер, где непрерывно шли раскопки
© Sputnik Тамара Зенина
В детстве Марека на месте этого памятника погибшим в Первой мировой войне был заросший карьер, где непрерывно шли раскопки

"Даже аграриев немцы уже перестали датировать. Зато датчане перенесли к нам свинофермы, потому что в Дании требования к этому виду бизнеса значительно строже", - делится собеседник.

Объективно оценивая происходящие в разных странах экономические процессы, для себя Марек все-таки выбрал восточное направление, в то время как родственники и друзья уезжали на Запад.

"А я всегда хотел уехать в Беларусь или Россию. Я понял, что в России очень много возможностей для реализации себя и зароботка. В то же время меня не отпускают до сих пор детские ощущения какого-то счастья и радости от белорусской земли. За ними я всегда сюда и стремился. Помню, даже взрослым, уезжая с хутора, часто накатывались слезы", - рассказывает Марек о своих приоритетах.

Сначала он нашел работу в Калининградской области России.

"Там была крупная компания с литовскими инвестициями. Я курировал транспортную логистику. Помню, как мне настойчиво местные "бизнесмены" предлагали заняться контрабандой янтаря, даже цену помню, за килограмм перевезенного в Литву янтаря обещали платить 50 евро. Но я всегда был за честный бизнес", - говорит Марек.

Через несколько лет его пригласили на одно из белорусских предприятий и он решил перебраться поближе к любимому хутору. Сегодня литовец работает в крупной белорусской компании.

Этот маленький хутор Марек считает землей своих предков и очень любит
© Sputnik Тамара Зенина
Этот маленький хутор Марек считает землей своих предков и очень любит

"У нас довольно большой автопарк и мы выполняем все виды грузоперевозок. Интересно, что в тендерах часто приходится участвовать вместе с предприятиями, которые не имеют средств даже заправить машины, при этом активно демпингуют.

А заказчики не изучают репутацию компаний, не проверяют счета и не просчитывают возможные риски, а смотрят только на цену за услугу.

Я как-то спросил у одного конкурента, на что он рассчитывает, придя на конкурс с "миллионными" долгами, как может брать на себя дополнительные обязательства? Он спокойно ответил, что "долги – это не навсегда", но "волшебный" способ, благодаря которому они исчезнут, не назвал", - не перестает удивляться белорусским реалиям иностранец.

Звоните Пете с МАЗа

Занимаясь грузовым транспортом в нашей стране, Марек признается, что с местными предприятиями работать не просто.

И сегодня Марек любит проезжать по тропинка из детства, вдоль маленьких каплиц
© Sputnik Тамара Зенина
И сегодня Марек любит проезжать по тропинкам из детства, вдоль маленьких каплиц

"Поскольку мне достался автопарк, в котором большое количество МАЗов, я их изучил и, к сожалению, рекомендовал компании избавляться от этих машин, особенно после 100-200 тысяч пробега.

Например, я просчитал, что при идентичных условиях эксплуатации стоимость обслуживания грузовой техники МАЗ и Volvo одинаковая, потому что ресурс технического обслуживания Volvo составляет 70-100 тысяч километров, а МАЗа - 15 тысяч.

Кроме этого МАЗ ломается значительно чаще, запчасти почему-то дилер поставляет…в течение двух недель. Это очень дорогие простои", - отмечает специалист.

Есть и другие различия в качестве сервиса.

"На Volvo достаточно одного звонка и тебя соединят хоть со Швецией, но вопрос решат. Переговоры с МАЗом происходят примерно так: "Ой, я не знаю, звоните Пете", потом Васе, а тот оказывается специалистом в другом направлении, следующий вообще удивляется: "У вас тут такие специфические вопросы!". Наконец, дохожу до главного инженера, а он советует… найти на сайте файлы с технической документацией и поискать ответ на всех 300 страницах!

Однажды после того, как я обзвонил ползавода, разбираясь с одной проблемой, мне вообще ответили оригинально: "О, мы вас знаем, вы часто у нас закупали машины! Там в бардачке лежит инструкция по эксплуатации, почитайте и поищите там ответ на свой вопрос", - возмущается Марек.

Сейчас Троицкий костел в деревне Войстом закрыт из-за коронавируса
© Sputnik Тамара Зенина
Сейчас Троицкий костел в деревне Войстом закрыт из-за коронавируса

Земля, которая вдохновляет…

О том, что связал свою жизнь с транспортом, не жалеет. Говорит, что на работу всегда ходит с радостью и признается, что в отпуске не был много лет.

"Мне просто не нужно так много времени для отдыха. На своем хуторе я восстанавливаюсь за пару дней. Эта родина моих предков и эта земля дает мне силы и бодрость", - делает Марек очередную остановку, на этот раз в деревне Войстом, Сморгонского района.

Сюда уже в Гродненскую область бабушка Клара каждое воскресенье приводила своих ребят в костел на службу.

"Она говорила, что этот Троицкий костел строили за средства прихожан парафии и они с прадедом тоже сдавали деньги. Здесь часто вокруг проходили ярмарки. Здесь у меня было первое причастие", - подходит Марек к костелу, который сейчас закрыт из-за коронавируса.

Здесь же в Войстоме находится и старое польское кладбище, где похоронены и Бронислава, и Клара Родевич. Бабушки не стало в 2012 году…

Все свободное время этот литовец любит проводить на белорусской земле
© Sputnik Тамара Зенина
Все свободное время этот литовец любит проводить на белорусской земле

В обратную дорогу Марек едет по другому маршруту, чтобы, как много лет назад, увидеть то, что осталось от бывшего имения Огинского, поклониться старым каплицам в лесу и побродить по самому лесу, напоминающему про бабушкин грибной суп и черничное варенье.

"В моем паспорте не указано национальности, я считаю, это всего лишь география. У меня польское имя, я родился и вырос в Литве, а люблю этот белорусский хутор и только здесь черпаю внутренние силы", - образно отвечает Марек на вопрос о близости наших народов.

Читайте также:

298
Теги:
хутор, Литва, Беларусь
Сестра Татьяна Касабуцкая: Хочется, чтобы малышам здесь было хорошо, как дома

Второй дом: как монахини из Бреста строят католический детский сад

111
(обновлено 16:06 02.06.2020)
В разновозрастную группу сестры принимают детей от 3 до 7 лет. Занятия начнутся уже в нынешнем сентябре.

Монахини из католической Конгрегации кармелиток младенца Иисуса живут в Бресте уже больше 20 лет. Все эти годы сестры занимаются катехизацией детей в местных приходах. Настоятельница общины Татьяна Касабуцкая рассказала корреспонденту Sputnik Артему Кирьянову, кто помогает строительству детского сада и как поменяла планы пандемия.

"Это наша харизма"

Еще до того как началась стройка, брестские сестры работали с детьми. В основном, в рамках катехизации в брестских католических приходах. Молитвы, заповеди, участие в мессе – почти три десятилетия монахини посвятили воспитанию подрастающего поколения.

Для детского сада удалось выкупить часть дома по соседству
© Sputnik Артем Кирьянов
Для детского сада удалось выкупить часть дома по соседству

"В Беларуси у нас есть монастыри в Адамовичах под Гродно, в Гудогае. И везде наши сестры занимаются детьми дошкольного возраста. В Польше при наших обителях тоже есть дошкольные учреждения. Это типичная для нас деятельность, это наша харизма", – объясняет настоятельница брестской общины Татьяна Касабуцкая.

В Бресте все началось с домашней катехизации по субботам. Детишек приглашали в обитель, где каждую неделю сестры проводили для них занятия. При этом заинтересованность родителей, говорит сестра Татьяна, поражала. Всего на три часа ребят привозили со всех районов города.

"Так они к нам ходили-ходили, а мы постепенно увеличивали время. Дети стали проводить у нас целый день. И тогда пришла идея: а давайте детский сад откроем. Все-таки у нас только одна комната, а деткам нужны совершенно другие условия", – вспоминает собеседница Sputnik.

Станислав – прораб на стройке детского сада
© Sputnik Артем Кирьянов
Станислав – "прораб" на стройке детского сада

Как по маслу

Буквально через неделю после того, как идею вынесли на совет сестер, на продажу выставили часть дома по соседству. Это было в прошлом сентябре – с того момента сестры начали закупать стройматериалы. Но активные работы начались лишь этой весной. И всего за два месяца, признаются сестры, сделано столько, что даже не верится.

"С рабочими очень повезло. Есть у нас прихожанин Станислав – он все контролирует. Сам находит рабочих, сам проверяет работу. Мы-то в этом не так понимаем. Другие прихожане помогают как могут. Кто-то электрикой занимался, кто-то крышу крыл. Все нашлись, все подключились", – говорит сестра Татьяна.

Участок перед домом расчистили под большую детскую площадку. Не так давно в монастырь приехала четвертая насельница – сестра Ирина. Обязанности перераспределили, и теперь монахини могут посвящать больше своего времени стройке.

Совсем скоро внутри здания начнутся отделочные работы
© Sputnik Артем Кирьянов
Совсем скоро внутри здания начнутся отделочные работы

"Столько хлама отсюда вывезли, сожгли... С соседкой по участку тоже повезло. Она говорит, дети ей мешать не будут. Мы предлагали высокий забор поставить. Но пока договорились, что это не нужно", – добавляет собеседница агентства.

С серьезными проблемами за время строительства сестры не столкнулись. Наоборот, говорят в монастыре, городские власти подсказывали, как сделать лучше и правильнее. Консультировали по санитарным нормам: все-таки здание было жилым, и при переоборудовании под садик нужно соблюсти каждую мелочь.

Спаниель Космос привязан к людям и особенно любит детей
© Sputnik Артем Кирьянов
Спаниель Космос привязан к людям и особенно любит детей

"Наш отец-основатель говорил, что кармелитки должны ехать на восток и там служить. Видимо, мы в этой харизме и работаем, раз нам ничто не мешает. А он, наверное, теперь там на небе за нас радуется", – замечает сестра Татьяна.

Петрушка в помощь

Настоятельница брестского монастыря признается: сложно сказать, сколько денег уйдет на строительство детского сада. Общине жертвуют обычные прихожане, они же помогают в работе. Еще до начала стройки кармелитки лично объехали несколько белорусских и польских приходов.

"Были такие мнения: а что это, а как это будет, да ничего не получится. Но по реакции людей видно, что это нужное дело. В Адамовичах под Гродно так интересовались, так спрашивали! Не удивлюсь, если и там когда-нибудь будет детский сад на триста детей с бассейном", – шутит сестра Татьяна.

Недавно в детском саду завершили установку новых окон и дверей
© Sputnik Артем Кирьянов
Недавно в детском саду завершили установку новых окон и дверей

Но теперь из-за эпидемии поездки стали невозможны. Монахини из польских кармелитских монастырей уже приготовили помощь для брестского детского сада: шкафчики, игрушки, канцелярию. Однако забрать их пока не получается.

"Мы рады любой помощи. Даже аккаунт в Инстаграме зарегистрировали. И люди помогают – кто чем может. Одна женщина постоянно нам свежую петрушку приносит. А однажды прямо из-под ворот тачку песка украли. В общем, всякое бывает. Наверное, это тоже нужно", – смеется собеседница Sputnik.

"Чтобы было хорошо, как дома"

По спискам на субботние занятия к кармелиткам приходило примерно 20 детей. Поэтому сестры решили, что с сентября примут в группу 15 ребятишек в возрасте от 3 до 7 лет. По сути, детский сад не будет отличаться от привычных дошкольных учреждений. Здесь будет свой распорядок, занятия. Единственное отличие – заниматься детьми будет монахиня.

Помыть машину, прополоть грядку – все обязанности лежат на четырех сестрах
© Sputnik Артем Кирьянов
Помыть машину, прополоть грядку – все обязанности лежат на четырех сестрах

"У нашей сестры Вероники педагогическое образование, она специализируется как раз на дошкольниках. Пригласим других воспитателей, мы уже договорились. Кто-то с опытами по химии придет, кто-то музыке будет учить. Может, и я когда-нибудь закончу педагогику", – делится планами настоятельница.

При этом кармелитки не исключают, что идея детского сада может и не реализоваться. Тогда формат поменяют: сестры откроют что-то вроде светлицы. Малыши смогут прийти сюда на несколько часов, чтобы поиграть и позаниматься. Сестры их накормят и уложат спать, благо помещение это позволяет.

Монахини с усердием выполняют любую работу
© Sputnik Артем Кирьянов
Монахини с усердием выполняют любую работу

Кармелиткам хочется создать спокойные условия для роста и развития детей – стрессов им и так хватает. По этой же причине специально привлекать в свой сад малышей монахини не видят смысла.

"Хочется не только показать роль церкви в воспитании. Что мы тоже можем учить читать, писать, считать, петь. Что можем создать хорошие условия – те же игрушки купить, мультик включить. Но больше нам бы хотелось, чтобы малышам здесь было хорошо, как дома. Чтобы им сюда хотелось приходить и оставаться", – заключает сестра Татьяна.

Читайте также:

111
Теги:
школа, дети, Римско-католическая церковь, Беларусь, Брест
Календарь 3 июня

Какой сегодня праздник: 3 июня

0
(обновлено 10:31 02.06.2020)
Сегодня среда, 3 июня. Этот день является 155-м в григорианском календаре. До конца года остается 211 дней.

О том, чем еще ознаменовано 3 июня, — в справке Sputnik.

Что произошло 3 июня

В 1837 году под Лондоном был открыт первый в мире ипподром для гонок с препятствиями.

В 1927 году в Москве были снесены Красные ворота.

В 1970 году синтезирован первый искусственный ген.

День мелиоратора отмечается в России также 3 июня.

Кто родился 3 июня

Также 3 июня родился немецкий футболист Марио Гетце (1992).

3 июня в православном календаре

В этот день православные чтут память равноапостольных царя Константина Великого и святой царицы Елены, благоверных князей Константина и его детей Михаила и Феодора, преподобного Кассиана грека, Владимирской иконы Божией Матери. Также отмечается праздник в память святых православных подвижников Карелии.

Именины

3 июня именины у Ярослава, Михаила, Федора, Константина, Кирилла и Елены.

0
Теги:
лунный календарь, именины, народный календарь, православный календарь
Темы:
Какой сегодня праздник: календарь на каждый день