Елена Якимович прошла непростой путь чтобы вернуть семью

Семья строгого режима: белоруска чуть не лишилась детей после убийства мужа

902
(обновлено 10:31 18.09.2019)
Выйдя на свободу, Елена была уверена, что вернет своих троих детей, но выяснилось – на них совсем другие планы.

Хорошая есть фраза в русском языке: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Вот и в жизни Елены Якимович до определенного момента все было хорошо. Семья, дети, житейские хлопоты.

А потом она оказалась за решеткой. Но даже не это стало самым страшным. Вернуться после "зоны" в обычную жизнь, которую многие из нас считают повседневной рутиной, – вот задача, которая под силу немногим. И общество здесь совсем не в помощь. Скорее наоборот. Того, кто оступился, оказывается, у нас скорее пнут, чем протянут ему руку помощи…

Преступление и наказание

"Я была самым обычным человеком. Вышла замуж. Свадьба, кольца. Все как положено. Родила двоих деток", – вспоминает Елена.

Глядя на нее, невозможно поверить, что за спиной у человека совсем непростая биография. Ухоженная, спокойная, интересная. Ни тебе тюремного сленга, ни вульгарщины.

После выхода из заключения Елену хотели лишить родительских прав
© Photo : из личного архива Е. Якимович
После выхода из заключения Елену хотели лишить родительских прав

С первым мужем Елена прожила недолго – он стал сильно пить. Ушла от него, какое-то время жила одна. А потом встретила мужчину. Забеременела.

"Пока носила ребенка, ничего не предвещало беды. Но потом новый муж сдружился с бывшим. Тот стал ему внушать, что мне от него лишь деньги нужны. А ребенок, может, вообще не от него. Дома начались скандалы", – продолжает собеседница Sputnik.

Жизнь сломалась в 2009 году. Без эвфемизмов. В один не самый прекрасный день муж пришел домой и стал избивать Елену. А она как раз шинковала капусту. В руках был нож.

Женщина не отрицает: совершила убийство. За это понесла наказание. Ей дали 8,5 года общего режима. По амнистии сняли один год.

Венец истории

Когда Елену перевели в колонию-поселение, она познакомилась с мужчиной. Вскоре они расписались.

С нынешним мужем Елена расписалась в колонии-поселении
© Photo : из личного архива Е. Якимвич
С нынешним мужем Елена расписалась в колонии-поселении

Освободилась Елена на несколько месяцев раньше мужа. И первое, что сделала – бросилась за детьми. Старшие дети все это время жили с отцом, а младший – в семье у дяди и его супруги.

"Слава Богу, у маленького все было хорошо. Но старшие, конечно, натерпелись. Их папа злоупотреблял, бабушка старенькая. Органы опеки их то отбирали, то возвращали", – говорит она.

Елену ждал новый удар – выяснилось, что детей ей отдавать не хотят. В Щучине, откуда она родом, подняли вопрос о лишении ее родительских прав.

Женщина не понимала, что происходит. Она хочет быть с детьми, они с ней – тоже. Во время заключения связи с ними не прерывала: писала письма, высылала пусть и небольшие деньги. Когда старшие дети находились в приюте, оплачивала все растраты как обязанное лицо.
"Мотивировали тем, что я вышла замуж в тюрьме за осужденного. Хотя в Кодексе о браке и семье, гражданском, процессуальном нет никаких запретов", – говорит собеседница Sputnik.

Многие признавались, что не ожидали увидеть Елену такой...
© Photo : из личного архива Е. Якимович
Многие признавались, что не ожидали увидеть Елену такой...

Шла пешком 60 километров

"Я была в шоке. Почему сразу лишение родительских прав? Дайте мне год. Верните детей, приходите, проверяйте, отрабатывайте свои деньги как органы опеки. Я вам даже напишу официальное разрешение посещать меня в любое время дня и ночи", – недоумевает женщина.

Женщина пыталась склеить свою разрушенную жизнь. Она устроилась на работу уборщицей. Получила блок в общежитии, знакомые помогли ей сделать ремонт. Родные и друзья купили вещи и мебель для детей. Все было готово для их возвращения.

Но это оказалось не так и просто. Из всех чиновников в Щучине Елену услышала только Жанна Карпук. В то время она работала заместителем председателя комиссии по делам несовершеннолетних. Остальные ставили на ней крест.

Женщина стала стучаться во все двери: в областной исполком и прокуратуру, Администрацию президента, писала в газеты. Одна из центральных газет опубликовала о ней статью. Это, к счастью, смогло изменить ход этой истории.

У дочери Кристины в этом году был выпускной, сейчас она учится в политехническом колледже
© Photo : из личного архива Е. Якимович
У дочери Кристины в этом году был выпускной, сейчас она учится в политехническом колледже

А потом ей повезло во второй раз. Она попала на прием к зампреду Гродненского облисполкома Виктору Лисковичу. Причем попала только благодаря силе собственного характера. Когда подошел день, на который Елена была записана на прием, денег у нее не было совсем. И она пошла пешком! От Щучина до Гродно – почти 60 километров.

"Это один из тех людей, которые меня услышали. Он был крайне удивлен, я ему предоставила все бумаги. Очень прошу – упомяните Виктора Лисковича в материале", – говорит женщина.

Ровно сутки – чтобы дети были здесь

Не зря, как оказалось, пошла пешком Елена за своим счастьем. Встреча стала судьбоносной. После нее все начало меняться. К Елене приехала комиссия, чтобы оценить бытовые условия. На этот раз это были чиновники из области и Щучина.

"Как я узнала, наши чиновники писали бумаги о том, что у детей нет спальных мест, постельных принадлежностей. Хотя это не так. Когда приехала проверка, я им показываю: здесь будет спать Даник, Никитка, Маргаритка. Вот стол для одного, вот – для другого", – рассказывает Елена.

Проверяющая из области, когда увидела все это, швырнула местным чиновникам папку в лицо.

С младшеньким сыном Ваней
© Photo : из личного архива Е. Якимович
С младшеньким сыном Ваней

"Она сказала: "Я не вижу здесь никаких правонарушений. Эта женщина сделала все, чтобы вернуть детей. Я вам даю ровно сутки, чтобы дети были здесь", – Елена до сих пор не может сдержать слез на этом моменте.

Так под самый Новый год, 30 декабря 2016 года, Даник, Никитка, Маргаритка вернулись к маме. И вскоре к ним присоединился супруг Елены.

Детей все время расспрашивали – не обижают ли 

Первое время органы опеки приходили к ним очень часто. И у соседей про жизнь семьи расспрашивали. Люди говорили всякое, ведь не каждый был готов принять прошлое женщины. Ходили сплетни, слухи. Через какое-то время семья поняла, что хочет уехать.

"На меня смотрели как на инопланетянина. Город маленький, все тебя знают. Даже учитель Маргариты мне однажды сказала, что ожидала увидеть меня неухоженной. Потому что я вышла из тюрьмы. А у меня маникюр, прическа. Такие у людей стереотипы", – признается она.

"Я взрослый человек. И могу на это не обращать внимания. А детям было тяжело. Старшие спрашивали: "Мама, а почему нас все время спрашивают, не обижают ли нас дома?", "Мама, а почему нас все стараются накормить?" – добавляет белоруска.

Елена с мужем на выпускном у дочери
© Photo : из личного архива Е. Якимович
Елена с мужем на выпускном у дочери

Сначала думали уехать в агрогородок. Но совершенно внезапно знакомая предложила перебраться в Минск. И помогла с переездом.

"В один прекрасный день, это было 9 сентября 2017 года, позвонила знакомая и говорит: "Значит так, ты переезжаешь в Минск". Я говорю: в смысле? Ничто хорошего я как-то от жизни уже не ждала. Она говорит: "Я нашла тебе и твоему мужу работу, с жильем что-нибудь решим". Назавтра я приехала в Минск. Меня привели в "Ремавтодор" на прием к гендиректору, который мне говорит, что верит в меня", – не скрывая радости, рассказывает Елена.

Вот так, совершенно чудесным образом, семья стала жить в Минске. Переезд был непростой, но Елена о нем вспоминает с улыбкой: ехали без гроша в кармане, зато с кучей детей.

"Нам зэки не нужны"

Сейчас Елена в декрете. Младшему сыну семь месяцев.

"У нас все хорошо. Дочка в этом году поступила в политехнический колледж в Минске. Ей 15 лет. Мальчишкам – 13 и 10 лет. Они учатся в школе", – говорит собеседница Sputnik.

Теперь Елена помогает другим осужденным. Она как никто знает, какое отчаяние охватывает, когда тебе никто не верит. И как непросто отвоевать свое простое право на нормальную жизнь.

"Когда тебя не слышат, когда просто загоняют в угол, это очень сложно… Осужденные тоже люди, тоже хотят немного поддержки и понимания, о которых так "красиво" зачастую говорят. Это хорошо, если у человека сильный характер и есть маломальская поддержка в виде папы, мамы. Ведь нас просто футболят. Когда приходишь устроиться на работу, как только слышат про заключение – сразу отказывают. Одни тактично говорят: "Мы вам перезвоним". А кто-то напрямую: "Нам зэки не нужны", – рассказывает она.

"Да, в колонии информируют, куда можно пойти, но на словах все это красиво и хорошо. Но никто вам на блюдечке с голубой каемочкой ничего не принесет. Да, уважаемый президент принимает меры по поддержке малоимущих, малообеспеченных, осужденных, многодетных и других. Но этого никто не исполняет в полном объеме. Никто", – добавляет она.

902
Теги:
семья, дети, лишение прав, заключенные, реабилитация, Беларусь
Загрузка...


Беларусь.Live

Орбита Sputnik