Девушка у компьютера

Вторая волна, или Почему вернулись "группы смерти"?

5068
(обновлено 11:19 15.10.2019)
По словам правоохранителей, многие администраторы групп, где доводят детей до самоубийства, создают их "ради хайпа".

Несмотря на временное затишье, пресловутые "группы смерти" так и не смогли победить. Недавно была закрыта одна такая, в ней насчитывалось более 10 тысяч участников, часть из них – белорусы, среди которых много молодежи из Витебской области.

Сообщества, где склоняют детей к суициду, ушли в подполье, постоянно меняют названия, но не исчезли, утверждают правоохранители.

Ради хайпа

"Если вы думаете, что "группы смерти" исчезли, как только о них перестали говорить в СМИ, вы ошибаетесь: они никуда не делись. Эти сообщества сменили названия, лучше законспирировались, но продолжают свою работу", – сообщил Sputnik источник в правоохранительных органах.

По словам собеседника, еще в 2016 году социальную сеть "ВКонтакте" обязали самостоятельно противодействовать распространению подобных групп, и все сообщества, в названии которых были словосочетания, к ним отсылающие, заблокировали.

А в конце года и начале 2017-го в Витебске удалось предотвратить три суицида. Как позже выяснилось, две девочки и мальчик, все учащиеся средних школ, состояли в подобных группах, и, если бы их переписку случайно не обнаружили, все могло закончиться печально. После этого случая в Витебской области разработали огромный план по противодействию распространению "групп смерти". Были привлечены все службы (здравоохранение, образование, милиция, прокуратура и т.д.), работу проводили в школах, ссузах и даже вузах. Ходили по домам.

На определенное время это помогло, и конец 2018 – начало 2019 года прошли более-менее спокойно.

"В поисках подобного контента сотрудники постоянно мониторят соцсети. Пару месяцев назад правоохранители снова обнаружили подобные группы. Они сменили названия, но смысл остался тот же. На этот раз группы назывались U18 и U21, видимо, по аналогии с английскими under18 и under21, т. е. сообщества для тех, кому нет 18 и 21-го", – рассказал собеседник.

Правоохранители Беларуси и России сработали быстро, заблокировав эти группы. Сообщества были очень популярны, а среди их подписчиков было много детей из Беларуси, в том числе и из Витебского региона.

Депрессия
© Pixabay
Общение в группе только усиливает и без того депрессивное состояние

Сложность состоит еще и в том, что названия меняют группы первого уровня, где из многих участников отбираются те, кому для дальнейшей обработки предложат членство в закрытых сообществах, которые даже не выбиваются в поисковике социальной сети, поскольку названы на иврите, китайском и других языках.

"Больше всего поражает мотивация администраторов "групп смерти". Когда на допросе в РФ одного из таких спрашивали, для чего они все это делали, он просто отвечал: "Ради хайпа". При этом задержанные прекрасно понимали, что из-за их деятельности гибнут дети", – отметил собеседник.

Оперативники не могли поверить, что это правда, и на всякий случай отправляли их на "детектор лжи", он же – полиграф, но тот подтверждал: задержанные не лгали. Они действительно создавали группы, где детей доводили до самоубийства, ради хайпа.

"К сожалению, у нас не хватает людей, чтобы отслеживать все подобные сообщества, поэтому безопасность детей во многом зависит от бдительности их родителей", – сообщают силовики как в России, так и у нас в стране.

По их словам, подобные группы будут создаваться, и в них всегда будут вступать люди. Сейчас у злоумышленников есть отработанные схемы доведения подростков до суицида. И поскольку психологические механизмы у всех людей схожи, то молодежь на эти схемы всегда будет "вестись".

50 дней, или три шага к суициду

Суицид давно входит в первую десятку причин смерти в мире, а к 2020 году, по прогнозам экспертов, число самоубийств может достичь 1,5 миллиона в год. Отдельной строкой здесь стоят детские самоубийства.

Подростки крайне нестабильны в психоэмоциональном плане. Часто молодые люди испытывают чувство одиночества, им кажется, что их не понимают ни сверстники, ни взрослые, которые якобы не проявляют никакого интереса к жизни детей. И тогда подростки начинают искать утешение в интернете у совершенно незнакомых людей.

"Здесь важно отметить, что при столкновении со сложной жизненной ситуацией несовершенная детская психика запускает процесс самоуничтожения. И порой мысли о суициде приходят к подросткам в ответ на, казалось бы, мелкие жизненные неурядицы. Особенную опасность представляет и то, что у подростков чаще, чем у взрослых, наблюдается "эффект Вертера" – волна подражающих самоубийств. Этим и пользуются "группы смерти", – отметил собеседник.

Чаще всего доведение до суицида состоит из трех этапов. На первом подростка вовлекают в сообщества, где у него вызывают либо усиливают депрессивное состояние. Пробуждают интерес к "игре", суть которой состоит в выполнении ряда заданий, связанных с тематикой суицида: чтении специализированной литературы, изучении угнетающих видео- и аудиоматериалов.

"Работа представителей суицид-сообществ на первой стадии ведется в группах, которые достаточно просто найти в поисковике по ключевым словам", – рассказал собеседник.

Вступив в группу, подросток размещает у себя на странице специально разработанный в сообществе стих-шаблон, где просит разбудить его в определенное время или дать ему задание. Запись подкрепляется набором хештегов, по которым детей и находят.

По словам правоохранителей, администраторам групп особенно помогает популярная в последнее время "мода на уныние".

Работа кураторов "групп смерти" на первой стадии заключается в отборе подростков на следующую стадию, в более опасные группы, которые, как мы уже писали, в поисковиках практически не находятся.

На втором этапе подростков вовлекают в "игру", и с этого времени у них остается 50 дней до суицида (здесь идет отсылка к популярной книге Стейс Крамер "50 дней до моего самоубийства"). Молодых людей знакомят с перечнем требований, среди которых необходимость указать свои фобии. Благодаря этому кураторы получают индивидуальные наборы воздействия на нестабильную личность подростка.

Кроме того, молодым людям настоятельно рекомендуют записывать свои действия на видео. Таким образом, с одной стороны, подросток получает признание от других ребят, что повышает его самооценку и притупляет чувство одиночества, а с другой, куратор может видеть реальные действия своих подопечных и оценивать их.

Женщина за компьютером
© Sputnik / Владимир Песня
Поддержки в интернете чаще всего ищут подростки, страдающие от нехватки внимания

Как только администраторы получают необходимую информацию о своей жертве, ее приглашают в "игру" и начинают давать различные задания. Поначалу они относительно безобидные: подросткам предлагают присылать рисунки или стихи с подписью "Ня. Пока" (фраза, которую сказала Рената Маленкова перед тем, как расстаться с жизнью, незадолго до этого она начала прямую трансляцию в интернете, а после смерти стала очень популярна среди некоторых молодых людей). Также предлагают присылать рисунки китов и бабочек, выбранных в качестве своеобразной символики "групп смерти", поскольку киты часто выбрасываются на берег, а бабочки живут всего один день.

Кроме того, на этом этапе подростки начинают изучать фото-, видео- и аудиоматериалы, оправдывающие суицид и способствующие деформации инстинкта самосохранения.

"Стоит отметить, что вставать для получения нового задания необходимо очень рано, помните стих про 04:20 утра? Подобный ритм жизни не только отстраняет ребенка от родственников, поскольку он живет по отдельным биочасам, но и еще сильнее притупляет сознание", – добавил собеседник.

Как только злоумышленники видят, что ребенок готов к самоубийству, его переводят на третью стадию, где молодой человек, участвуя все в той же "игре", начинает получать специфические задания, связанные с "селфхармом" (причинением себе вреда).

Дальше – смерть

"В качестве посвящения подросток должен нанести себе порезы, причем желательно делать фотографии выполнения этого задания. Фото, скачанные из интернета, куратор не примет, поскольку для каждого участника "игры" придумывают свой "рисунок" порезов", – рассказал собеседник.

С этого момента подростков начинают обрабатывать более серьезно, им присваивают "номера смерти", где указана дата их самоубийства, или "выпила в тихий дом". Причем и кураторы, и другие члены группы постоянно напоминают жертве о том, что скоро ей нужно будет покончить с собой.

Чем ближе к дате, тем более серьезными становятся задания, при этом кураторы психологически обрабатывают свою жертву, подводя ее к мысли, что жизнь никчемна и самый лучший способ – покончить с собой.

Задания хоть и подаются в игровой форме, но носят ритуальный характер.

После столь тщательной психологической обработки у молодых людей уже не возникает вопросов, стоит ли кончать жизнь самоубийством, они просто получают очередное задание и выполняют его.

Если же по какой-то причине подросток отказывается совершать самоубийство, ему начинают угрожать. Обладая достаточной информацией о молодом человеке, кураторы говорят, что убьют его родственников, рассказывая жертве, где он живет, по какой дороге ходит в школу, в общем, создают видимость того, что знают о нем все. Не выдержав давления, молодые люди совершают суицид, чтобы спасти родственников.

Далеко не каждый пациент с депрессией согласен пойти за помощью к врачу
© CC0 / pixabay / jwvein
Задания в группах хоть и даются в игровой форме, но носят ритуальный характер

А бывает и наоборот: подростки кончают жизнь самоубийством намного раньше положенного срока, поскольку кураторы постоянно их нервируют вопросами типа: "А готов ли ты пострадать еще месяц?" В результате несовершеннолетние стремятся к скорейшему "самовыпиливанию", не задумываясь о том, что жизнь может быть другой.

"Если на начальных этапах обработки подростка изменения в его поведении не очень заметны, то со временем они бросаются в глаза. И если родители заметили, что у ребенка в распорядке дня появились необычные нововведения, странные порезы на руке, изображения, относящиеся к "группам смерти", надо попробовать аккуратно выяснить: в чем дело? Если же диалога не получилось, необходимо обратиться к психологу либо в органы правопорядка, поскольку на кону может стоять жизнь ребенка", – заключил специалист.

Также собеседник предостерег родителей, чтобы те не пускали воспитание детей на самотек. Он напомнил, что за безопасность и здоровье подростков в первую очередь отвечают родители, а уже потом школа. А чтобы несовершеннолетние не "заморачивались" различными опасными группами, их обязательно нужно занимать, отдавая в различные кружки и спортивные секции. Это не только убережет их, но и даст им дополнительные знания и умения, которые потом могут пригодиться в жизни.

Читайте также:

Самые важные и интересные новости Беларуси — в Telegram. Присоединяйтесь!

5068
Теги:
психология подростка, суицид среди подростков, Витебская область, Беларусь
Белорусский детский хоспис

"Хоспис - не про смерть": как тяжелобольным детям дают надежду на жизнь

1026
(обновлено 17:57 14.06.2021)
За более чем четвертьвековую историю в этом медико-социальном учреждении оказали паллиативную помощь тысячам тяжело больных детей, а в обществе еще мало кто понимает, в чем смысл паллиативной, то есть поддерживающей, медицины.

Здесь нет такого понятия: откладывать дела на потом. Потому что потом может уже и не быть. В Белорусском детском хосписе стремятся делать все здесь и сейчас, по возможности.

И почему-то принято считать, что в хосписе умирают. Но это не совсем так. Да, сюда попадают люди с тяжелыми и, увы, неизлечимыми заболеваниями. Но все же хоспис – это место, где человеку помогают жить с диагнозом.

Вообще, Белорусский детский хоспис – это первая в своем роде общественная организация на просторах бывшего СССР. Она была создана в 1994 году. И вот уже 26 лет подряд здесь оказывают помощь сотням детей с неизлечимыми заболеваниями.

А идея создать детский хоспис принадлежит одному человеку – Анне Горчаковой. С момента открытия этого учреждения и по сей день – она и руководитель, и в буквальном смысле душа сотрудников и подопечных хосписа.

Корреспондент Sputnik Денис Кошелев пообщался с директором Белорусского детского хосписа и узнал, как много семей в стране нуждается в паллиативной поддержке, почему помощь нужна не только тяжелобольным детям, но и их родителям. А еще спросили – почему врачи зачастую циничны, легко ли заниматься паллиативом в белорусской системе здравоохранения, и есть ли по версии врачей жизнь после смерти.

Как создавали Белорусский детский хоспис

Анна Горчакова признается: никогда не хотела работать в медицине. Наоборот, было четкое убеждение – работать где угодно, но только не в системе здравоохранения.

"Я мечтала работать в сфере защиты животных, потом попала в школу, затем – в науку (биохимию). Но жизнь занесла в 1983 году в детский онкоцентр, где я стала работать воспитателем. Именно там и поняла: мне это так нравится! И дальше пошла учиться на клинического психолога", - рассказывает Анна Георгиевна.

С ее слов, тогда было непростое, но очень развивающееся время в онкологии. Если поначалу выживаемость была 10%, а врачи ходили, опустив голову от безысходности, то потом наука двинулась вперед. Стала расти выживаемость: 67% и выше.

>> Детский хоспис: жизнь пациентов без боли – видео

"Меня отправили на стажировку в 1994 году в Америку. По возвращении спросили, что можно сделать в Беларуси для паллиативной помощи. Я сказала, что в нашей стране можно организовать домашний детский хоспис. Почему домашний? Потому что построить и содержать здание в то время было чем-то невозможным", - вспоминает директор детского хосписа.

Зарегистрировали устав. Собрали команду. Сперва арендовали помещение. Со временем за счет меценатов был приобретен трехэтажный дом в поселке Боровляны. А потом и вообще построили новое здание.  

"Мы были первыми на просторах бывшего СССР. Более того, на просторах Восточной Европы такого не было, не считая острова Великобритания. Мы были первыми вместе с поляками", - говорит Анна Георгиевна.

Хоспис – место, где умирают?

Деревянная беседка, цветы у входа, позади здания небольшой сад. На первом этаже в доме — уютный холл. Гостевая комната и много-много игрушек. Стол, кресла и диваны. На третьем этаже маленькая часовня. Обычно в голливудских фильмах такими изображают дома для пожилых людей.

Так сложилось ментально, что для большинства людей хоспис – это жуткое место, где заканчивается жизнь человека. Анна Горчакова говорит, что это в корне не так.

"Это ментальность наша, и она меняется очень медленно. Я прочитала, что где-то на 2% в 100 лет. И то, что заложено предками, не так просто изменить в голове. Но такое впечатление объяснимо: раньше хосписы были при больницах. И там действительно умирали люди. Сейчас хоспис – это отдельное учреждение, где больше жизни, нежели смерти. Но только если мы говорим о детских учреждениях. Если о взрослых, то это, увы, пока больше про смерть", - делится мнением собеседница.

Директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова
© Sputnik Дмитрий Марков
Директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова

Причем паллиатив – это не только дети, у которых последние стадии рака. Хоспис помогает пациентам с тяжелыми формами ДЦП, с метаболическими заболеваниями, с генетическими заболеваниями и др. Более того, последнее время мы берем под опеку онкобольных во время тяжелого лечения, чтобы помочь им выйти в ремиссию. Вся помощь оказывается на дому, где ребенку комфортно. В нашем здании – студия абилитации "ПроАктивность", кабинеты психологов, уютные комнаты для временного пребывания.

"Мы оказываем помощь порядка 500 семьям со всей страны, в хосписе работает 33 сотрудника на полную ставку и 22 – по договору подряда. Персонал выезжает во все точки республики. Обучает родителей, как ухаживать за больным ребенком, есть социальные работники, сиделка. Особенность паллиатива – это индивидуальный подход к каждому. К примеру, ребенку нужна ванна, и мы под ребенка покупаем ванну. Нужен кислородный аппарат – значит покупаем его", - говорит руководитель БДХ.

Про отношения с родителями

Когда у семейной пары ребенок, который тяжело и неизлечимо болеет, помощь хосписа нужна всем. Сотрудники медико-социального учреждения стремятся работать так, чтобы поддерживать всех членов семьи. Отношения родителей и сотрудников хосписа не всегда складываются легко.

"Но мы всегда стремимся найти компромисс и всегда его находим. Помощь оказывается индивидуально. Если ребенок маленький, то ему оказывается медико-социальная помощь, а родственникам – психологическая и духовная. Есть еще одна особенность – сиблинги – братья и сестры больного ребенка. Не так просто жить в семье, где у тебя есть больной брат или сестра, а ты на втором плане. И у нас есть программа, когда мы помогаем "сиблингам" адаптироваться к такому укладу жизни", - добавила Анна Горчакова.

При этом отмечает, что важно не приучать семьи к тому, что хоспис будет делать все в плане паллиатива и ухода за ребенком.

"Мы всего лишь помогаем, облегчаем симптомы. Но мы не можем, к сожалению, их полностью убрать. Поэтому берем семью под опеку на время в тяжелый период, а затем снимаем с опеки. Но при ухудшении состояния можем взять обратно", - говорит директор БДХ.

По словам Анны Горчаковой, лучше всего паллиативной помощью охвачен Минск. С регионами есть трудности. С ее слов, даже если ребенка на некоторое время доставят в хоспис – после его все равно нужно возвращать домой, порой это глухие деревни.

"Ни один участковый врач не может оказать полноценную паллиативную помощь тяжело больному ребенку. Потому что у такого врача много работы, ему элементарно не хватает времени и знаний. Потому мы запустили проект, когда в регионах у нас работают уже подготовленные специалисты. Но все равно их не хватает.  Проблема в том, что не хватает и общественных организаций, которые бы занимались паллиативом. А еще катастрофическая нехватка специалистов. Паллиатив – ведь это про каждый день", - отметила Анна Георгиевна.

Про отношения хосписа с государством

Анна Горчакова отмечает, что работать общественной организации с государством в медицине непросто. А сейчас стало еще сложнее. Начались проблемы с оформлением работников. Оказалось, теперь сотрудникам учреждения не включают годы работы в хосписе в профессиональный стаж.

"Мы хотели, чтобы у наших сотрудников сохранялся профессиональный стаж. Пришел человек – 25 лет ему всего. Он работает, а через 5 лет захотел уйти в госсужбу. И что это не засчитывается? Как так? Причем узнали мы об этом постфактум. А кричим везде, что медицине нужны молодые кадры. А как их привлечь? Когда стаж профессиональный не идет – получается, что годы впустую", - отмечает она.

Анна Горчакова убеждена: общественные организации крайне необходимы для развития паллиативной помощи. Потому что паллиатив – это гибкость, индивидуальный подход, а не только протокол лечения.

"Хоспис – это качество жизни пациента. И ни одна госорганизация не может обеспечить на продолжительный период качество жизни тяжелобольного человека. Поскольку они работают по протоколам и потому не могут быть гибкими, а общественные организации работают более индивидуально. Поэтому нужно уметь делегировать некоторые полномочия, и работать не вместо, а вместе на правах полноценных партнеров", - убеждена директор детского хосписа.

По ее словам, донести эту позицию до госорганов не просто, потому что это требует принятия решения, а в системе кто-либо всегда боится принимать важное решение. Потому что это рискованно и ответственно.

"Когда мы видим, что ребенку остается жить буквально пару дней, а ему в медучреждении предлагают сделать компьютерную томографию. А зачем? Посмотреть, как опухоль растет? У него паллиатив. Это ничего не меняет. Он умирает. Его нужно обезболить и обеспечить ему право спокойно уйти.

И еще одна вещь – государство не всегда умеет считать деньги. Когда мы построили новое здание хосписа, которое после передали на баланс государства как центр паллиативной помощи, то стоимость здания в конце строительства и его начале была одинаковой, потому что мы четко просчитали каждую позицию, ведь деньги доставались с большим трудом и это учило нас считать. Слали деньги рабочие, пенсионеры, заключенный даже отправлял средства. Деньги не упали с неба, потому все считали до копейки", - поделилась мнением она.

Корреспондент Sputnik Денис Кошелев пообщался с директором Белорусского детского хосписа
© Sputnik Дмитрий Марков
С оказанием паллиативной помощи регионами есть трудности, констатирует Анна Горчакова

Анна Георгиевна убеждена: государство дает стабильность. Но стране не хватает партнерства. Когда бизнес и государство не вместо, а вместе в сотрудничестве.

Почему многие медработники уходят из хосписа

Далеко не каждый может работать в таком медико-социальном учреждении. Как считает Анна Горчакова, здесь важен не только набор профессиональных качеств, нужен особый склад характера.

"Бывает, профессионал, а эмпатии нет.  Или наоборот, когда много эмпатии, а профессионализма нет. Кроме того, эмпатия - это одно, жалость - другое. Когда эмпатия в медицинской профессии меняется на жалость – все, можно уходить. В основе должно лежать уважение к человеку, а не жалость", - убеждена Анна Горчакова.

По ее мнению, чтобы в такой непростой специализации понять, твое это или нет, нужно около года.

"В принципе, большинство, медсестер работает восемь-десять лет. Есть сотрудники, которые работают по 25 лет – это три человека. Причем, одна пришла из родителей, то есть когда-то была мамой нашего подопечного. Современная молодежь другая - они часто не могут найти себя. Поработают полгода и не знают, что дальше делать", - говорит она.

Эвтаназия – возможность спокойно уйти или убийство?

Слово "эвтаназия" происходит от греческого еu — "хорошо" и thanatos — "смерть". В наши дни определение "эвтаназия" описывают в юридическом словаре как " удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни".

То есть уходу из жизни человека должны предшествовать тяжелейшие страдания от неизлечимого заболевания. Собственно, главная задача доктора – прекратить страдания пациента. И в такой ситуации смерть – единственная возможность прекратить мучения. Значит, для пациента – это благо?

"К взрослой эвтаназии я отношусь хорошо. Это одно из важнейших прав. Но к детской эвтаназии отношусь плохо – потому что это не право выбора ребенка, а право выбора родителей. То есть ребенок не просит", - рассказывает Анна Георгиевна.

В ее практике был случай, в начале 90-х годов, когда парня после лечения в Голландии вывели в ремиссию, отправили домой со словами, что это максимум на год.

"И врачи ему дали три таблеточки, сказали, что когда он будет умирать, то может принять эти таблетки для быстрой смерти. И он до последнего сжимал в ладошке эти таблетки. А умирал очень тяжело. Он открывал эту ладошку, посмотрит, улыбнется и закроет.  И так умер. Держа в руках таблетки. Но важно другое, что у него был выбор. И у него было право на эвтаназию, которым он решил не пользоваться. Но страшнее, когда этого права нет", - считает она. 

Придет ли Беларусь к эвтаназии?

По словам директора БДХ, Беларусь нескоро придет к вопросу об эвтаназии. И дело здесь не в государстве, а в обществе.

"Это очень сложная правовая акция, не потому что у нас плохо с законами. Представьте, эвтаназия у нас есть. Человек хочет ею воспользоваться. И вот запустился сложный процесс. Выдают по итогу заключение – пациенту эвтаназия разрешена. И тут его дальние родственники или друзья начинают возмущаться, писать письма, выступать в прессе, что, мол, как так – лишают жизни нашего родственника. И в системе обязательно кто-то и струсит. Скажут, а давайте вас все-таки полечим. У нас люди до сих пор не воспринимают смерть как естественное. Жизнь принимают, а смерть нет".

Почему многие врачи циники

Многие явно сталкивались с хладнокровием врачей. О смерти близких говорят спокойно, о тяжелых недугах – прямо в лоб, не церемонясь. И как правило, это обижает людей. Мол, как же так? А где сострадание и гуманность? Ведь задача медработника – исцелять, помогать. Анна Горчакова уверена, что многие врачи циничны по одной простой причине.

"Это защита. Включается блок. Потому что врачи не получают психологической разгрузки, у них нет групп психологической поддержки. Но не это главное. Главное то, что они загружены не только своими обязанностями, но и массой других. Их не учат в университетах, как работать с разными типами пациентов, как самому защищаться, что говорить и что не говорить в той или иной ситуации".

Анна привела в пример методы работы врачей в клиниках Швейцарии. Отмечает, что там тоже нет психологов у врачей. Но там иной формат работы медработника и пациента.

"Там четкие должностные инструкции. Их не должно быть больше 10. И за каждую врач отвечает головой. А вот за 11 он отвечать не обязан. И если его вызывает главный врач и говорит – иди сделай то и то для общего дела, то сотрудник клиники запросто откажет, это не входит в его обязанности. У нас это, к сожалению, не так. Врачи выгорают морально", - убеждена Анна Георгиевна.

Есть ли жизнь после смерти

Принято считать, что люди из сферы науки и медицины не верят в потустороннюю жизнь. Но на самом деле, есть целый раздел в науке, который изучает физические изменения в теле человека, происходящие перед смертью и после неё. И многие ученые верят – новая жизнь после смерти есть.

"Вообще я считаю, что каждый уходит туда, куда он хочет. Как говорится, во что верите – так и случится. Я преподаю небольшой курс танатологии, даю модель смерти. В моей модели – человек попадает во временную капсулу, потом переходит в пространство, когда он видит своих родственников, потом, когда молекулярная масса раскручивается, он уходит в коридор Моуди и дальше случается новая жизнь", - рассказывает директор хосписа.

Но, по ее словам, главное - жизнь заканчивается, когда нету памяти.

"То есть мы умираем тогда, когда наша молекулярная масса переносится в другое пространство и родится кто-то другой. Но меня уже это не волнует. То есть все, что я успеваю сделать, нужно успеть сделать в этой жизни. Вот такая вот теория", - подытоживает Анна Горчакова.

Читайте также:

1026
Теги:
Белорусский детский хоспис

Лучшим косцом стала женщина как в Липнишках праздник сенокоса отметили

1134
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
"Каса любіць брусок і сала кусок", - гласит белорусская народная пословица. Соблюдая традиции предков, в Ивьевском районе провели конкурс "Липнишковские сенокосы".

Сначала косцы продемонстрировали, как украсили свои косы куклами-оберегами. "Покосницу" с древних времен делали в июне из самых разных материалов и брали с собой на сенокос. Ее садили у стога, чтобы она оберегала косцов от порезов и приносила удачу.

Но самое главное для участников конкурса – показать свои умения на лугу. Необходимо будет скосить траву на площади около одной сотки. Оценивали не только скорость работы, но и ее качество, высоту покоса.

Третий этап соревнований под названием "Обед на траве" - самый приятный. Сало, колбаса, окорок, драники и блины, огурцы с медом - выбрать победителя было не просто.

Ко всеобщему удивлению, по результатам конкурса максимальное количество баллов набрала жительница Липнишек Анна Силюк. А председатель Ивьевского райисполкома Игорь Генец победил в номинации "Знак качества".

Также на Sputnik:

1134
  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    На празднике "Липнишковские сенокосы" в Ивьевском районе определили лучшего косца региона.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Сначала косцы продемонстрировали, как украсили свои косы к празднику. Это был первый этап конкурса.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Куклу-оберег "Покосницу" с древних времен делали в июне из самых разных материалов и брали с собой на сенокос. Ее садили у стога, чтобы она оберегала косцов от порезов и приносила удачу.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Традиции кукол-оберегов в Липнишках сохраняют в кружке "Беларуская лялька" Марии Пякши.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Испокон веков первый сенокос для белорусов был праздничным событием, его ждали с нетерпением.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    В соревновании приняли участие 12 косцов.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    На лугу их встречали с музыкой.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Организаторы отмечают, что принять участие в нем может любой желающий.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Косцы разбирают свой инструмент и готовятся к соревнованию. Оценят не только скорость работы, но и ее качество, высоту покоса.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Самое главное – показать свои умения на лугу. Каждому из участников необходимо было скосить траву на площади около одной сотки.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Касі, каса, пакуль раса", - так назвали этап конкурса на прокосе.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Болельщики поддерживают своих участников.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Третий этап соревнований под названием "Обед на траве" - самый приятный.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Каса любіць брусок і сала кусок", - гласит белорусская народная пословица.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Участники с удовольствием угощали белорусскими блюдами и закусками.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Сало, колбаса, окорок, драники и блины - выбрать победителя было не просто.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Свежий огурец с медом - любимое летнее угощение белорусов.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    По результатам конкурса максимальное количество баллов набрала жительница Липнишек Анна Силюк.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    А председатель Ивьевского райисполкома Игорь Генец победил в номинации "Знак качества".

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik / Виктор Толочко Альфред Микус

    "Обед на траве" завершал соревнования.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Вечером гостей пригласили на общий хоровод.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Липнишковские сенокосы" возрождают традиции предков.

Теги:
соревнования по сенокошению, Ивьевский район (Гродненская область), белорусская кухня, традиции и обряды
Пункт пропуска Домачево

За выезд из Беларуси через Брестскую область придется заплатить

84
(обновлено 07:51 17.06.2021)
Размер сбора составит одну базовую величину, причем количество пассажиров на эту сумму не влияет, то есть один автомобиль – одна оплата.

МИНСК, 17 июня – Sputnik. Сбор за пересечение государственной границы через пункты пропуска Брестской области будут взимать с 1 июля.

Местные власти приняли такое решение еще в конце мая, но официально оно было опубликовано только сегодня. Всего в Брестской области три пункта пропуска: в Домачево, Песчатке и самом Бресте.

Размер сбора — одна базовая величина за одну машину, причем количество пассажиров на эту сумму не влияет. 

Первыми регионами, где ввели обязательную оплату за выезд за рубеж на автомобиле, стали Гомельская и Гродненская области. Там такая услуга действует с 1 июня.

Как сообщают власти, деньги, полученные за выезд из страны, идут на борьбу с пандемией коронавируса.

Кто платит сбор, а кто – нет

Решение о введение сбора за пересечение границы через пункты пропуска на территории Брестской области принял областной Совет депутатов, оно действует до 1 января 2023 года.

Местный налог касается всех авто, принадлежащих организациям, физическим лицам, индивидуальным предпринимателям.

От уплаты сбора на границу освобождаются:

  • автомобили, на которых перемещаются лица, следующие на похороны членов семьи и близких родственников, сопровождающие умерших;
  • иностранные граждане и лица без гражданства, которые выезжают по постановлению властей Беларуси
  • иностранные граждане с безвизом, которые въезжают и выезжают из страны в связи с проведением Международного фестиваля искусств "Славянский базар в Витебске"
  • иностранные граждане, имеющие степень инвалидности;
  • иностранцы, выезжающие из страны после лечения в санаторно-курортных учреждениях Беларуси.

последует

Читайте также:

84
Теги:
граница, Брестская область, Беларусь