Новогодняя витрина ГУМа - 2019

Зимняя сказка за стеклом: как создаются витрины ГУМа

387
(обновлено 10:56 26.12.2019)
В этом году минчане единодушны – у ГУМа получились по-настоящему сказочные витрины: трогательные и волшебные. Sputnik побывал в мастерской витринистов под самой крышей и выяснил, как это чудо создавалось.

Мастерская, в которой работают витринисты ГУМа, напоминает шкатулку. Куда ни глянь – найдешь удивительную мелочь.

На окне стоят пузатые кактусы из картона. Когда-то они создавали уют на витринах. Под компьютерную мышку брошен рисунок. На нем – одна из последних новогодних витрин. В углу рассыпана пригоршня бус. На столе – свертки цветной бумаги. В мастерской играет легкая музыка, а за окном идет декабрьский снег...

Так хочется остаться здесь и говорить о самом важном. Тем более когда компания такая приятная.

Художник-витринист Инесса Соломатина работает в ГУМе почти 20 лет
© Sputnik / Виктор Толочко
Художник-витринист Инесса Соломатина работает в ГУМе почти 20 лет

О себе и своей профессии Sputnik рассказала заведующая сектором художественно-оформительских работ ГУМа Инесса Соломатина.

Первая витрина

В профессии я уже 20 лет, окончила художественное училище. Состояние творчества у меня 24 часа в сутки. Это просто мое.

Я никогда не работала художником росписи по дереву – такая специальность у меня в дипломе. Чисто случайно стала художником по свечам. Потом мы из старых жалюзи и ниток делали декоративные штучки и продавали их. А потом мне захотелось пойти выше. Мне хотелось быть художником по оформлению подарков. Я приходила в секции ГУМа, наблюдала, как они крутят эти банты. Покупала эту ленту и дома ее крутила.

© Sputnik / Виктор Толочко
ГУМ уже мерцает новогодними огнями

Потом я пришла в ГУМ уже спросить о своих шансах. А мне говорят: "Знаете, мы не можем вас взять художником по оформлению подарков, так как для этого нужно торговое образование". Я уже повернулась, чтобы уйти, а замдиректора предложила: "Вы бы не хотели быть у нас художником по витринам?"

Для меня это был космос. Они не набирали никого. У них был сплоченный коллектив. Там уже все были такие аксакалы. И тут пришла я – зеленый воробей. Мне, конечно, было тяжело первое время. Мне казалось, что я ничего не понимаю.

Первую витрину мне дали на второй день. Раньше у нас на первом этаже были такие большие стеклянные витрины с подставкой. И мне говорят: "Иди и оформи ее". Никто не помогал. Я два часа там провозилась. С меня сошло десять потов. Помню, что были какие-то пластмассовые изделия – прищепки, дуршлаги…

В этом году витрины оформлены по мотивам картин белорусской художницы Анны Силивончик
© Sputnik / Виктор Толочко
В этом году витрины оформлены по мотивам картин белорусской художницы Анны Силивончик

Потом пришла мой куратор, посмотрела: "Ну нормально". И я подумала: все – больше не буду работать. А она мне говорит: "Я вижу, что ты боишься. Но ты должна просто понять, и все потом пойдет". Видимо, эта поддержка меня тогда вдохновила. С того момента все стало гораздо проще.

Ты мне – я тебе

У нас же поначалу ничего не было. Ни интернета, ни гугла в помощь. Я помню, как у нас появился первый компьютер. О, это было такое событие! А потом уже купили режущую машинку. До нее мы вырезали все руками, мастерили из всяких кусочков.

Потом стали покупать дорогие книги по витринистике. Нас возили в Москву, мы смотрели тамошнее оформление. В общем, жизнь потекла уже в нужном русле.

Минчанам сразу понравились новые витрины ГУМа
© Sputnik / Виктор Толочко
Минчанам сразу понравились новые витрины ГУМа

Но изначально была не то чтобы романтика. Было очень интересно. Ты находишься в той сфере, о которой даже не мечтал. И тебе ее дали. И ты в этой сфере просто получаешь кайф. Ты работаешь в удовольствие. Ты идешь домой в этом удовольствии.

Раньше была тенденция, когда выкладывали очень много товара на витрины. Эти 120 бутылочек косметики, краски для волос. Выкладывалось много кукол, много плюшевых зайцев. Но в голове у меня все время была мысль: зачем? Мне хотелось воздуха в витринах. Но так как ты зеленый, ты не можешь свое видение защитить. Поэтому я ходила первое время и напитывалась идеями.

Когда открылись новые витрины ГУМа, у всех появилось ощущение, что Новый год уже совсем рядом
© Sputnik / Виктор Толочко
Когда открылись новые витрины ГУМа, у всех появилось ощущение, что Новый год уже совсем рядом

Теперь, когда к нам приходят новые люди, я жду, чтобы от них напитаться. Но вы знаете, не всегда это возможно. Те люди, которые просто отрабатывают и уходят, они могут быть очень профессиональны. Но ты не получаешь этого кайфа, потому что нет "ты мне – я тебе". А те люди, с которыми ты чувствуешь кайф, они уходят очень быстро. Потому что иногда есть финансовая сторона, которая не всех может удержать.

Мы, бывало, работали не из-за денег. Мы знали, что нам не заплатят премию. Но пытались не столько кому-то, сколько самим себе доказать, что мы что-то можем.

А потом – мы постоянно соревновались с ЦУМом. Мы же раньше все хорошо общались, ходили друг к другу в гости, что-то обсуждали. Правда, всегда скрывали, над чем работаем, чтобы у нас это "не смылили".

В этом году в ГУМе  решили, что здесь должна быть настоящая сказка
© Sputnik / Виктор Толочко
В этом году в ГУМе решили, что здесь должна быть настоящая сказка

Мы все вместе на пикники ездили, праздники отмечали. Мы вместе ездили "на халтуры". Нас приглашали оформлять витрины в других белорусских городах. На работе отработаешь неделю – и все выходные халтуришь. Потому что чего-то хотелось. Еще ты этого не наелся.

А сейчас уже поколение другое. Если те были как мои мама и папа, то сейчас есть интернет, сейчас нет уже такой нужды в общении человеческом.

Идеи из ниоткуда

Сейчас мы начали готовить весеннюю витрину. Она должна открыться к 8 марта. К концу декабря должны быть готовы первые эскизы. Каких-то идей пока нет. Мы только-только подняли головы после новогодней.

Когда к нам приходят гости, все спрашивают, откуда мы берем вдохновение. Знаете, по-разному. Иногда оно ниоткуда выстреливает. Бывает, что интернет помогает или литература.

Сидишь в интернете, ищешь что-то к Новому году. Видишь – хорошая идея для осени. Скидываешь к себе. Потом, когда приходит момент, заходишь в свои папки и начинаешь их просто перелистывать.

Такой уютный зимний сон...
© Sputnik / Виктор Толочко
Такой уютный зимний сон...

Для новогодних витрин, которые у нас сейчас, мы сразу хотели использовать рисунки Анны Силивончик. Но мы задумывали, чтобы у нас была сказка. Чтобы была Алиса в Стране чудес, принцесса на горошине. Потом передумали, переделали, и получилось еще лучше, как мне кажется.

Как у нас говорят: передрать мировую витрину – это не самое худшее. Ведь это тоже нужно уметь. Витрина никогда не будет похожа на ту, которую ты взял. Чаще бывает так, что ты берешь идею, но в конечном итоге она получается абсолютно другая. Потому что вы начинаете обсуждать, рисовать, и получается то, что хотели.

Бывают и творческие муки – куда же без них. У нас было пару раз, когда уже пора начинать, а работа не идет. Мы на нее смотрим и понимаем: не то. Это очень мучительное состояние, тем более что пора. Тогда мы себе говорим: "Надо ее просто бросить". Переключиться на эту текучку. Начать с чего-то нового. И тогда, когда передохнули, она и получается.

Покупатели только начинают размышлять о новогодних подарках, а художники ГУМа уже пережили зимние праздники и думают над весенними витринами
© Sputnik / Виктор Толочко
Покупатели только начинают размышлять о новогодних подарках, а художники ГУМа уже "пережили" зимние праздники и думают над весенними витринами

Руководство ГУМа принимает участие в согласовании. А иначе никак, ведь на его плечах – ответственность за то, каким выглядит универмаг. Но творческое всегда остается за нами.

В мире животных

Декорации появляются разными способами. Что-то мы вырезаем сами. Что-то заказываем на фирмах. Что-то привозим свое из дома. Вот сейчас у нас стоит тумбочка, а в прошлом году я приносила из дома здоровый старый стул.

Потом были у нас ретро-витрины. Мы обращались в интернете к покупателям, просили: "Может, у кого-то дома стоит транзистор ненужный или хрусталь – приносите". Писали, что берем на временное пользование, но денег заплатить не можем. Зато какое удовольствие вы получите: у вас дома вещь пилится, а тут будете идти мимо и говорить: "Ой, это же мой сервант стоит, это мои рыбки, мое детство, мои мама или папа".

Сначала оформление витрин было полностью ручным, а некоторые вещи художники даже приносили из дома
© Sputnik / Виктор Толочко
Сначала оформление витрин было полностью ручным, а некоторые вещи художники даже приносили из дома

Вы не поверите: некоторые не только привозили нам свои вещи, но и оставляли их в дар.

Люди очень следят за нами, нашими витринами. Было несколько случаев, когда они наделали много шуму.

Как-то мы делали витрину на тему животного мира. Взяли чучела животных в музее. Очень много было непонимания: как так – мертвых животных на витрину. Нам звонили уже сами сотрудники музея и просили объяснить покупателям, что животных они не убивали.

Я считаю, что ко всему нужно относится не то чтобы с иронией... Главное – не нагнетать. Вы же приходите на рынок, покупаете мясо. Никто не сказал: "Фу, я этого есть не буду".

Мастерская витринистов ГУМа напоминает шкатулку, где повсюду необычные вещи и материалы
© Sputnik / Виктор Толочко
Мастерская витринистов ГУМа напоминает шкатулку, где повсюду необычные вещи и материалы

Один мужчина очень смешно написал в нашей книге отзывов: "Не знаю, а моим детям очень понравилось. Завтра иду на охоту, жена запросила шубку".

Девочка с пятачком

Недавно, когда оформляли новогодние витрины, на девочку одели маску-пятачок. У всех есть дети. Все ходили на утренники, и когда ты там смотришь на ребенка и не сразу понимаешь, кто перед тобой, то это как бы нормально.

Одели девочке пятачок – год поросенка, что здесь такого? Мальчик был Чарли Чаплином. Но в интернете поднялся такой шум! Усы Чаплина все приняли за гитлеровские… Но в итоге эта негативная вспышка стала хорошим пиаром. Как мне рассказывали, бабушка приходила к своей дочке и говорила: "Специально за носками пойду в ГУМ, потому что слышала про какую-то девочку с пяточком".

© Sputnik / Виктор Толочко
Новогодний декор - один из самых приятных. И дорогих

Первое время было очень болезненно выслушивать негативные отзывы. А потом пришло спасительное "Ну и ладно".

У меня нет нелюбимой витрины, которой я не горжусь. Каждая витрина – это как твой ребенок. Ты его месяц-два выносил, ты его родил, ты часть себя в него вложил. И какой бы он ни был, он твой. Ты ему дал жизнь, и не важно, какой он получился. Да, с девочкой-поросенком было не так, как всем хотелось. Но это было наше. Это было не чье-то.

Полеты во сне и наяву

Витрины – это дорогое удовольствие. Дороже всего обходятся осенние и новогодние. Да и содержать такое количество художников не каждый магазин может себе позволить. Но я считаю, что эмоции бесценны.

В оформлении витрин по-прежнему много ручного труда, может быть, поэтому они получаются такими теплыми и душевными
© Sputnik / Виктор Толочко
В оформлении витрин по-прежнему много ручного труда, может быть, поэтому они получаются такими теплыми и душевными

Само здание универмага диктует, что мы не можем сделать что-то "на грани". Оно старинное, величественное. Мы не можем позволить себе витрины с Камасутрой, как в Москве, которые попали под запрет. Вы не видели их? Конечно, работа была проделана колоссальная. Выглядело, на мой взгляд, эффектно. Потому что там использовали роботов. Все эти проводочки, огонечки…

Но у нас это просто нереально. Мы не можем позволить себе даже того, чтобы манекен стоял голый, пока мы его переодеваем. Нужно обязательно его чем-то прикрыть или заклеить витрину.

Был случай, когда мы сняли манекену руки. Положили и положили. А люди уже нафоткали, уже в интернет выложили, что манекен без руки сидит, значит, он инвалид. Когда они успели?

Для меня идеал витрин представлен в московских ГУМе и ЦУМе. Правда, там много всего – хотелось бы больше воздуха. А так глаза разбегаются. Но там, конечно, работает не команда, а командища.

Инесса говорит, что  любит все свои работы, но нынешние витрины особенно всем понравились
© Sputnik / Виктор Толочко
Инесса говорит, что любит все свои работы, но нынешние витрины особенно всем понравились

Чаще нам приходится думать о своих буднях. Есть эскизы, которые не удалось реализовать. Не то чтобы это было нереально. Просто есть эскиз, который понравился больше, а твой нет. Но это не говорит о том, что он не может жить, что со временем ты не можешь его принести и сказать: "А давайте все-таки этот".

Вот, например, у меня была задумка, чтобы все-все герои парили в воздухе. Висит кровать, над ней – человечек. Потом был маляр и часть крыши, с которой свисали ленты, как будто краска. Был воздушный шар… Все было связано с небом. Потому что мы, наш ГУМ, наш Минск в полете.

Видимо, этой идее суждено дождаться своего часа. А значит, мы еще удивим наш любимый город.

Читайте также:

387
Теги:
Анна Силивончик, торговля, ГУМ, Минск, Беларусь
Загрузка...


Беларусь.Live

Орбита Sputnik