У Светланы нет и года трудового стажа, заработать больше она не может при всем желании

Мамы в ловушке: некоторые белорусские женщины могут остаться без пенсии

78158
(обновлено 16:39 29.01.2020)
Сначала мамы вынуждены безотлучно заботиться о своих беспомощных детях, а после могут рассчитывать только на социальную пенсию – почему так получилось, разбирался Sputnik.

В пенсионной ловушке оказались мамы детей с тяжелыми нарушениями развития. Они не могут работать, поскольку их дети нуждаются в постоянной опеке, следовательно – не могут выработать стаж. Все, что им светит, – 115 рублей социальной пенсии.

Справка Sputnik. Чтобы получать пенсию по возрасту, в Беларуси нужно наработать трудовой и страховой стаж.

* В трудовой входит то количество лет, которые вы отработали официально.

* Страховой стаж – тот период, за который производились отчисления в ФСЗН (Фонд социальной защиты населения).

Трудовой и страховой стаж – это разные вещи. Можно, к примеру, работать ремесленником, но при этом не уплачивать социальные взносы.

ФСЗН – это своего рода хранилище, куда стекаются все отчисления от рабочей части населения, из которых потом выплачиваются пенсии для стариков и людей с инвалидностью, пособия и другие социальные выплаты.


* В 2020 году минимальный страховой стаж составит 17,5 года.

Есть категории граждан, для которых он сокращен до пяти лет. К ним относятся матери людей с инвалидностью. Но даже эти послабления не всегда спасают тех, кто растит детей с тяжелыми нарушениями развития.

Невыдуманная история

Чтобы вы понимали, что это за дети и как живут их семьи, расскажем на примере семьи Светланы Корбут из Минска. У нее двое сыновей. И у каждого – интеллектуальные нарушения тяжелой степени.

Взрослые дети постоянно нуждаются в помощи Светланы
© Sputnik / Виктор Толочко
Взрослые дети постоянно нуждаются в помощи Светланы

Они беспомощны, как дети. Не говорят, не могут самостоятельно одеться и помыться. Боятся чужих людей. Когда им страшно, они кричат. Они редко бывают агрессивными. Но младший может бить самого себя. 

Своего первого сына Светлана родила в 19 лет. К тому моменту она успела окончить техникум и поработать семь месяцев в магазине.

В декретном стало понятно, что у ребенка – задержка развития. В детский сад его не взяли. В четыре годика Кириллу поставили инвалидность. Так Светлана оказалась запертой дома.

Только когда Кириллу исполнилось 10 лет, в Минске открылся первый ЦКРОиР (Центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации). Мальчик стал первым его посетителем. Такой центр стал неоценимой помощью для родителей, ведь ребенок может находиться здесь целый день, с ним занимаются педагоги.

Несмотря на непростые жизненные обстоятельства, Светлана не теряет присутствия духа
© Sputnik / Виктор Толочко
Несмотря на непростые жизненные обстоятельства, Светлана не теряет присутствия духа

Но Светлане не удалось снова выйти на работу. В семье появился второй ребенок Роман. По злой иронии судьбы к двум годам стало понятно, что у него тоже задержка в развитии. Он также не может посещать детский сад.

По правилам, в ЦКРОиР ребенок проходит обучение девять лет. После он переходит в отделение дневного пребывания инвалидов Территориального центра социального обслуживания населения (ТЦСОН).

В 19 лет Кирилл тоже должен был перевестись. Но вышло постановление Министерств здравоохранения и соцзащиты от 10 января 2013 г. №3/4.  В нем обозначены противопоказания для посещения ТЦСОН. Услугами центра, как выяснилось, не могут воспользоваться люди с тяжелыми нарушениями.

"Поэтому снова мы остались дома", – продолжает собеседница Sputnik.

В тот год, когда Кирилл закончил ЦКРОиР, ввели противопоказания для посещения ТЦСОН. Просто закон подлости!
© Sputnik Юлия Балакирева
В тот год, когда Кирилл закончил ЦКРОиР, ввели противопоказания для посещения ТЦСОН. Просто закон подлости!

А как сейчас?

Старшему сыну Светланы скоро будет 26 лет. По будням Кирилл посещает психоневрологический интернат №4. Здесь действует пилотный проект для людей с тяжелыми нарушениями. Их обслуживают, кормят, моют при необходимости, а вечером они возвращаются в семью.

Для Светланы этот проект – настоящая палочка-выручалочка. Она очень боится, что его не поддержат и закроют. В таком случае сыну придется посещать ТЦСОН. Сейчас это уже возможно: при центрах стали открываться отделения, в которых принимают людей с тяжелыми нарушениями.

Но в Московском районе отделение переполнено. Кирилла можно приводить туда только во второй половине дня.

"Для нас оно не подходит, потому что Кирилл нуждается в помощи санитарок. А в ТЦСОН их нет", – говорит его мама.

Светлана рядом с детьми в режиме 24/7
© Sputnik / Виктор Толочко
Светлана рядом с детьми в режиме 24/7

Младшему сыну Светланы скоро исполнится 20 лет. Были попытки определить его в ТЦСОН. Но график его работы не подошел.

"Мне нужно приводить его в 13:30. Затем успокаивать после улицы минут 40. И через два часа снова забирать", – говорит Светлана.

Мама обращалась в Комитет по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома. Ей посоветовали водить сына в другой район. Это значит, что поездка по городу станет дольше, что критично для Романа, который очень боится улицы. В дороге у него может случиться истерика. Поэтому он пока остается дома.

Как найти работу?

В трудовой книжке у Светланы – чуть меньше года страхового стажа. А должно быть хотя бы пять.

В феврале Светлане исполнится 45 лет. Если она не заработает страховой стаж, ей назначат социальную пенсию, размер которой составляет 50% бюджета прожиточного минимума  (сейчас он равен 231,83 рубля – Sputnik) – чуть больше 115 рублей.

По будням Кирилл посещает психоневрологический интернат №4
© Sputnik / Виктор Толочко
По будням Кирилл посещает психоневрологический интернат №4

У родителей детей с инвалидностью есть возможность оформить пособие по уходу. Тогда идет трудовой стаж, а страховой не засчитывается. Ведь нет отчислений в ФСЗН.

Светлана признается, что даже подумывала о крайних мерах. Хотела оформить детей в интернат – фактически отказаться от них, чтобы наработать стаж. Но выяснилось, что это непросто, причем не только морально.

"Мы узнавали, что, если оформить сыновей в психоневрологический интернат, мы должны за них платить. В месяц за двоих выходит 1000 рублей. Не знаю, где должна в таком случае работать", – признается собеседница Sputnik.

Помочь Светлане некому. Ее отец болен, а мать уже довольно пожилая женщина. Родители мужа Светланы умерли.

В общественном транспорте дети ездить боятся - Светлана возит их на маленьком автомобильчике
© Sputnik / Виктор Толочко
В общественном транспорте дети ездить боятся - Светлана возит их на маленьком автомобильчике

Финансовой помощи тоже ждать неоткуда. Семья живет на зарплату мужа, который работает учителем физкультуры в школе.

"Я понимаю, что это моя проблема. Не государство рожало моих детей. Но у нас все-таки социально-ориентированное государство. Хотелось бы понимания, что инвалид инвалиду рознь. Я считаю, нужно освобождать от выработки страхового стажа родителей ребенка-инвалида, имеющего 4-ю степень утраты здоровья, который после 18 получил первую группу инвалидности и лишен дееспособности. Они привязаны к ребенку. И они его не бросили. Если бы их отдали в спецучреждения – для государства это было бы намного дороже", – отмечает Светлана.

Кого касается эта проблема?

Около 60-70% людей с инвалидностью не переходят в ТЦСОН и остаются сидеть дома, как Роман, сообщили Sputnik специалисты ОО "Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам" ("БелАПДИиМИ").

Основная причина в том, что далеко не все отделения дневного пребывания для инвалидов ТЦСОН имеют условия для того, чтобы в них находились люди с тяжелыми нарушениями.

"Это признает и государство, что большой процент людей с инвалидностью (60-70%) после окончания ЦКРОиР не переходят в отделения дневного пребывания, так как не везде созданы условия", – говорит Елена Титова, председатель Центрального совета ОО "БелАПДИиМИ".

Младший сын Светланы Роман практически все время сидит дома
© Sputnik / Виктор Толочко
Младший сын Светланы Роман практически все время сидит дома

В Минске ситуация попроще. Тут открыты 11 отделений. Они работают целый день, что дает возможность родителям ходить на работу. Хотя, как показывает пример Светланы, встречаются исключения.

Но в регионах есть проблемы. Отделения могут работать неполный день или находиться далеко, и к ним нет подвоза.

"Государство знает об этих проблемах. Условия пока еще формируются", – добавляет спикер агентства.

Люди с тяжелыми нарушениями, как правило, имеют первую группу инвалидности. Они недееспособны, они не могут устроиться на работу. Более того, нуждаются в регулярном или постоянном уходе со стороны. Созданные условия вынуждают родителей уйти с работы.

Какая нужна помощь?

С описанной проблемой сталкиваются родители людей с инвалидностью, которым исполнилось 18 лет. Но специалисты уверяют: сохранить работу фактически невозможно и мамам детей помладше. Несмотря на то, что они посещают ЦКРОиР, где созданы все необходимые условия.

Таким был Роман в детстве
© Sputnik / Виктор Толочко
Таким был Роман в детстве

Дело в том, что у детей с тяжелыми нарушениями снижен иммунитет, они часто болеют. Особенно это актуально при неврологических заболеваниях. Как показывает практика, родители вынуждены постоянно брать больничные. В какой-то момент наниматель понимает, что не готов терпеть такого сотрудника.

"Официально работать никак не получится. К таким выводам мы пришли, изучив истории наших семей, а их в ассоциации 2,2 тысячи", – подчеркивает Елена Титова.

В этой истории есть еще один нюанс. Если до 18 лет родителю без проблем дают больничный на ребенка, то после это уже запрещено. Поэтому работающим мамам приходится брать отпуск за свой счет, чтобы лечить своего взрослого ребенка. Как рассказывает Титова, ассоциация уже пять лет пытается добиться решения этого вопроса.

При этом, подчеркивает специалист, государству экономически выгодно, чтобы ребенок воспитывался в семье. Ведь содержание ребенка с инвалидностью в интернате обходится ему в две тысячи рублей ежемесячно. Мама получает не больше 400 рублей пособия.

Без помощи мамы парни не могут даже одеться
© Sputnik / Виктор Толочко
Без помощи мамы парни не могут даже одеться

Содержание взрослого обходится в тысячу рублей. При этом интернаты переполнены, есть очередь, что для государства тоже образует проблему.

"Мы, родители, настаиваем на том, что уход за ребенком-инвалидом – это работа. Очень сложная работа. Мы выполняем эту работу круглосуточно, без выходных и отпуска. Если человеку ставят первую группу инвалидности или 4-ю степень утраты здоровья – это значит, что он нуждается в постоянном уходе со стороны", – говорит собеседница агентства.

"Таких мам просто необходимо освободить от выработки страхового стажа или увеличить пособие по уходу, из которого могли бы производиться отчисления", – добавляет она.

Sputnik обратился за комментарием в Министерство труда и социальной защиты. В ведомстве отметили, что занимаются этим вопросом.

"Министерству труда и социальной защиты известна и понятна существующая проблема формирования права на трудовую пенсию для родителей инвалидов с детства. В силу объективных причин отдельные из них не могут выработать даже минимальный пятилетний страховой стаж, необходимый для назначения этой пенсии. В настоящее время Министерством прорабатывается вопрос об установлении дополнительных пенсионных гарантий для такой категории лиц", – сообщили в министерстве.

Также в ведомстве пояснили, что Светлану Корбут неправильно информировали по поводу оплаты проживания ее детей в интернате.

Уход за ребенком-инвалидом - это тоже работа, тяжелая и не знающая выходных и отгулов,  государству необходимо это учитывать
© Sputnik / Виктор Толочко
Уход за ребенком-инвалидом - это тоже работа, тяжелая и не знающая выходных и отгулов, государству необходимо это учитывать

"Если бы героиня статьи пожелала поселить своих взрослых детей в психоневрологический интернат Минска, то ее доплата за них ежемесячно составляла бы порядка 123 рублей. В целом хотелось бы отметить, что плата за содержание проживающих в психоневрологических домах-интернатах зависит от их семейного статуса (одинокий либо имеющий трудоспособных членов семьи, обязанных его содержать) и размера получаемой пенсии", – отметили в министерстве.

Одинокие инвалиды I и II группы и одинокие граждане пожилого возраста поселяются в психоневрологические дома-интернаты бесплатно. С частичным возмещением средств бюджета поселяются граждане при наличии трудоспособных членов семьи, обязанных по закону их содержать.

При этом трудоспособный член семьи за проживание родственника в интернате осуществляет доплату в сумме, равной разнице между стоимостью проживания и размером пенсии поселяемого гражданина.

Читайте также: 

78158
Теги:
социальная пенсия, Пенсия, уход за инвалидом, инвалидность, Беларусь
Темы:
Что ждет белорусских пенсионеров (72)

Граница теперь все время на замке. Для всех

"Украинцы переживают больше". Что происходит на закрытой границе

3775
(обновлено 19:41 27.03.2020)
Сегодня Украина полностью закрыла свои границы для всех, чтобы защититься от коронавируса. В последние полторы недели лишь единичные люди могли попасть за шлагбаум. Как изменилась жизнь белорусов в приграничье, выяснял Sputnik.

"Когда Украина закрылась, это было как гром среди ясного неба", – говорят жители приграничья.

"Коронавирусная блокада" длится вот уже десять дней. Люди учатся жить по-новому, прикрываясь медицинскими масками и уповая на помощь бога. Кому-то тревожно, кто-то храбрится. Чего ждут, во что верят и о чем говорят на закрытой украинской границе, читайте в репортаже корреспондента Sputnik Ирины Букас.

На пункте пропуска Глушкевичи пусто
© Sputnik / Виктор Толочко
На пункте пропуска "Глушкевичи" пусто

Безлюдье в "Глушкевичах"

На подъезде к пункту пропуска "Глушкевичи" пусто: сюда уже больше недели никто не ездит. Шлагбаумы опущены, из-под земли выглядывают болларды  (автоматические выдвижные столбы). Только ветер и птицы временами нарушают покой пограничников. Людей нет. Киоски страховых агентов закрытыми роллетами.

"С 16 марта Украина прекратила пропуск физлиц и транспортных средств. Военнослужащие нашего подразделения как работали, так и работают", – рассказывает начальник отделения пограничного контроля "Глушкевичи" подполковник Валентин Негрей.

Желающих проехать на территорию Украины белорусские пограничники пропускают, но предупреждают, что их развернут.

Начальник отделения пограничного контроля Глушкевичи подполковник Валентин Негрей
© Sputnik / Виктор Толочко
Начальник отделения пограничного контроля "Глушкевичи" подполковник Валентин Негрей

Обычно поток людей и машин в этом пункте пропуска возрастал в предвыходные и выходные дни. "Ездили к родственникам, посещали рынки. Ежесуточно до 400 человек пересекали границу и около 150 автомобилей. Сейчас, естественно, не проезжает никто", – констатирует пограничник.

Чтобы пресечь попытки нелегально попасть на Украину, военнослужащие следят не только за пунктом пропуска, но и за прилегающей территорией. Не исключают, что в преддверии Пасхи и Радуницы местные жители могут пойти в обход.

"Но в целом они воспринимают сложившуюся ситуацию спокойно. Понимают, что происходит в соседней стране, и следят за тем, какая ситуация с коронавирусом в Беларуси. Знают, что все серьезно", – отметил Негрей.

Пока, по крайней мере, нарушителей здесь не ловили.

Теперь на границе все время горит красный свет
© Sputnik / Виктор Толочко
Теперь на границе все время горит красный свет

Отделение "Беларусбанка" в пункте пропуска выглядит осиротевшим. Клиентов стало меньше, хотя местные ездят сюда, чтобы снять наличные и оплатить коммуналку. Работница банка Валентина Федоровна шутит: "Ребята, долларов нет". Но когда речь заходит о коронавирусе, становится серьезной.

"Думаю, все это с коронавирусом скоро закончится. Еще какое-то время пройдет, и болезнь победим. Дай бог, все пройдет мимо нас. Не будет, как в Китае", – говорит она.

Новости из сельсовета

В ближайшем к границе поселке Глушковичи под трели петухов течет обычная жизнь. Кажется, время здесь застыло, и люди ничего не знают о коронавирусе, ушедшем в пике курсе доллара и прочих напастях. В 13:00 закрываются магазины, почта, сельсовет. Работники садятся на велосипеды и разъезжаются по домам – на обед.

В  поселке Глушковичи течет обычная жизнь
© Sputnik / Виктор Толочко
В поселке Глушкевичи течет обычная жизнь

"На жизни жителей поселка все это никак не отразилось. Никто сейчас на Украину часто не ездит. Раньше ездили за вещами, потому что было дешевле. Но цены сравнялись уже. Сейчас наоборот они к нам едут за вещами, потому что у нас лучше качество. Граница уже сколько времени закрыта украинская, а ажиотажа нет", – объясняет исполняющий обязанности председателя Глушковичского сельского исполкома Василий Данилейко.

В народе говорят, что "лихой коронавирус влез, никто его не ожидал". Но паники нет, нет такого, чтобы кто-то говорил: "Ой, этот коронавирус всех убьет".

Люди работают и стараются поменьше думать о всяких вирусах
© Sputnik / Виктор Толочко
Люди работают и стараются поменьше думать о всяких вирусах

"То, что в газетах пишут, что по телевидению, по радио рассказывают – чистая правда. А то, что в интернете… Залезли, написали: "Одна бабка сказала, один дед сказал". Никто уже на это внимания не обращает", – отмахивается собеседник на вопрос о доверии к официальным цифрам.

"Люди у нас тут работой заняты постоянно, некогда им заниматься ерундой. Пришли с работы, руки помыли с мылом, как написано, и давай работать дальше. Труд – лучшее лекарство", – улыбается Василий Иванович.

Переживем и это

Из дверей исполкома выскакивает женщина с платком на плечах – главбух Тамара Ковалевич. Не упускаем возможности поговорить "за жизнь", хоть она и смущается немного.

Главбух сельсовета Тамара Ковалевич надеется, что поселок вирус не достанет
© Sputnik / Виктор Толочко
Главбух сельсовета Тамара Ковалевич надеется, что поселок вирус не достанет

"Ну, конечно, все люди очень боятся коронавируса. Приграничная зона все-таки. У нас очень много людей за границей работают – в Польше, в России. Вот они поприезжают сейчас с заработков, мало ли что привезут. Все переживают за семьи, за детей, за себя. Страшно", – поежилась она, кутаясь в платок.

Глушковичанка надеется, что поселок вирус не достанет.

"Но новости слушаем, смотрим, читаем. Конечно, переживаем за людей в других странах. Жалко, столько людей умерло", – со слезами на глазах говорит женщина.

Едем посмотреть на местную достопримечательность – щебеночный завод "Глушкевичи". Тут вовсю кипит работа. "Люди работают, заняты, им некогда думать о коронавирусе", – говорит директор предприятия Роман Михалков.

Директор щебеночного завода Глушкевичи Роман Михалков
© Sputnik / Виктор Толочко
Директор щебеночного завода "Глушкевичи" Роман Михалков

Но новости люди по вечерам все же смотрят, чтобы быть в курсе событий. "Конечно, стараемся себя обезопасить. Но не боимся. Народ белорусский вытерпел уже много всего. Победим и коронавирус", – уверен он.

Завмаги в масках

Только зайдя в один из глушковичских магазинов, понимаем, что в поселке о ситуации с коронавирусом беспокоятся больше, чем говорят. Продавцы Татьяна и Ирина в перчатках и марлевых повязках раскладывают продукты. Посетителей ничуть не смущает их внешний вид: люди в курсе, для чего нужна эта амуниция.

"Думали, что маски наденем, так люди будут бояться в магазин зайти, но нет, все нормально у нас", – одними глазами улыбается Татьяна.

В магазине в Глушковичах продавцы в перчатках и марлевых повязках раскладывают продукты
© Sputnik / Виктор Толочко
В магазине в Глушкевичах продавцы в перчатках и марлевых повязках раскладывают продукты

"Но меньше клиентов у нас стало, как границу закрыли", – вздыхает Ирина.

"К нам люди из Украины приезжали за продуктами, им нравится наш хлебушек, наше сгущенное молочко, масло наше нравится. Может, они сейчас и больше страдают, чем мы", – предположила ее коллега.

По словам продавцов, люди спокойно в магазин приходят. "У нас всего всем хватает. И туалетная бумага есть", – смеются девушки.

Ломящиеся от изобилия полки тому подтверждение. Минчане, поддавшиеся панике, позавидовали бы такому ассортименту.

Товаров в сельском магазине - с избытком, в том числе и тех, которые быстро разбирают в случае паники
© Sputnik / Виктор Толочко
Товаров в сельском магазине - с избытком, в том числе и тех, которые быстро разбирают в случае паники

"Вряд ли нас вирус минует. Придет – то и придет. Что будет, то будет. Не надо унывать. И это переживем", – уверенно заключает Татьяна.

Как раз в этот момент у одной из посетительниц сельского супермаркета зазвонил телефон. "I will survive", – жизнеутверждающе заголосила Глория Гейнор. Подумалось: "Ну, точно выживем".

Под забором напротив магазина на солнце греется Владимир. Мужчина чуть навеселе, поэтому готов пофилософствовать.

"Про коронавирус слышали. Да что там страшно?.. Помирать один раз. Гляжу телевизора. Коронавирус этот… Жонка не допускае, никуда не выходить. Вот и вся зараза", – по-полесски говорит он.

Глушковичский эксперт по коронавирусу Владимир убежден, что от заразы никто не застрахован
Глушковичский эксперт по коронавирусу Владимир убежден, что от заразы никто не застрахован

О мерах предосторожности знает. "Ну, маски надо. Бачу, у нас заумаги у масках торгуют. А так в основном что… Это такая зараза, что она причэпывается к любому", – экспертно заключает глушковчанин.

Миссия невыполнима: из Гомеля в Киев

Минчанин, оказавшийся на улицах Гомеля, наверняка заметит, что людей здесь сейчас больше, чем в столице. Местные говорят, что город живет обычной жизнью, как будто никакого коронавируса и нет.

На форумах те, кому ну очень надо на Украину, обсуждают, как туда можно попасть. Говорят о какой-то призрачной электричке, соединяющей Гомель с Киевом, и маршрутчиках, готовых прорвать "блокаду" за определенную плату. Решаем проверить эти мифы.

С гомельского автовокзала отправляются только местные рейсы
© Sputnik / Виктор Толочко
С гомельского автовокзала отправляются только местные рейсы

Международная касса на автовокзале не работает: в ней нет надобности. В зале ожидания в основном пенсионеры. Они уже открыли дачный сезон и едут за город, чтобы отвлечься от страхов и мрачных мыслей.

Светлана из справочной автовокзала рассказала, что сейчас на территорию Украины белорусам никак не попасть. По крайней мере, автобусом. Тем временем мимо проходит неприметный мужчина в кепке. "Россия, Украина", – вполголоса говорит он, подходя к посетителям автовокзала. Идем за ним. "А что, и правда в Россию или Украину отвезете, несмотря на закрытые границы?" – спрашиваю. "Да не, там же не проедешь", – тушуется он, завидев фотоаппарат, и советует поговорить с "главным".

Только вождь мирового пролетариата на вокзале безмятежен. Он как бы рукой указывает: выход из ситуации - там. А где это там? Только он и знает
© Sputnik / Виктор Толочко
Только вождь мирового пролетариата на вокзале безмятежен. Он как бы рукой указывает: выход из ситуации - там. А где это там? Только он и знает

"Главный" – немолодой мужчина кавказской наружности – стоит прямо на входе в автовокзал. Когда узнает, для чего интересуемся, сразу уходит в отказ: никто сейчас в Россию и Украину не ездит – нельзя. Довезти могут только до границы тех, у кого украинский паспорт или вид на жительство. А дальше – сами. Все это удовольствие стоит 40 рублей, но спроса якобы нет. Почему-то кажется, что нам что-то недоговаривают. Но даже если и так, не пойман – не вор.

Рядом с ж/д вокзалом стоят междугородние маршрутки. Водители в ожидании пассажиров, как воробьи, сбиваются в кучки и греются на солнце.

"У меня, допустим, люди заказывают маршрутку из Микашевичей, чтобы доехать до Гомеля, а там дальше на работу, но потом отменяют ее. Говорят, прочитали, что граница закрыта. Получается меньше пассажиропоток. На Украину сейчас вообще никто не ездит", – говорит Василий.

Маршрутчик Василий признается, что пассажиров стало совсем мало, но он руки не опускает
© Sputnik / Виктор Толочко
Маршрутчик Василий признается, что пассажиров стало совсем мало, но он руки не опускает

От коронавируса в шоке, признается маршрутчик. "В нашем городе вроде как про заболевшую женщину уже говорили. Опаска, может, и есть какая-то, но работать-то надо. Если вдруг у нас карантин введут, пока не думал, чем буду заниматься. Но руки не опущу. Я не из того сорта людей, чтобы на месте сидеть. Что-нибудь придумаем", – храбрится он.

Коньяк для бабуси

По дороге в пункт пропуска "Новая Гута" на границе с Украиной непривычно мало машин. Всего пара-тройка легковушек и несколько грузовиков. Неподалеку от пункта пропуска стоят закрытые киоски страховых компаний. "Живет" один из них, там работает Елена.

"Какие клиенты? Все закрыты вагоны, вы видите? Все страховые компании отправили в отпуска своих агентов. Сказали, завтра Украина закрывает границы до 25 апреля. Даже дьюти-фри закрыли", – рассказала она.

На Новой Гуте практически все киоски страховых компаний закрыты, работает только один
© Sputnik / Виктор Толочко
На "Новой Гуте" практически все киоски страховых компаний закрыты, работает только один

Женщина по совместительству работает в местном магазине. "Так у нас гречки и сахара сейчас пока нет даже на складе. И это при том, что государственная торговля. Все остальные продукты есть", – уверяет собеседница.

Елена коронавируса не боится. "Чего паниковать? Батька говорит: "Не бойтесь, коронавирус нас обойдет". Молодец! У нас так все нормально. Бабуси-пенсионерки хоть коньячку попьют сейчас, не жалеют. Говорят, "надо лечить коронавирус". По 50 грамм же можно, – смеется она. – Господи, да мы чуму пережили, куриный грипп пережили, коронавирус, я думаю, переживем. Дай бог!" – вздыхает она.

Мир не может существовать без белорусов

Перед пунктом пропуска стоит несколько фур. Дальнобойщик Валерий в медицинской маске говорит, что в последнюю неделю стало легче. "До этого через Польшу выходили на Украину, пять суток стояли", – припоминает мужчина.

Он слышал, что в Китае уже победили коронавирус. "Говорят, и у нас скоро закончится. И мы будем жить, и наши дети, и внуки. Все будет хорошо", – говорит он и спешит проехать под открывшимся шлагбаумом.

Дальнобойщик Валерий говорит, что в последнюю неделю переходить границу стало легче
© Sputnik / Виктор Толочко
Дальнобойщик Валерий говорит, что в последнюю неделю переходить границу стало легче

На парковке перед пунктом пропуска в машине сидит таксист Игорь из Гомеля. Он привез на границу свою родственницу и ждет, пока та ее пересечет и отзвонится.

"Конечно, страшно. Вон, люди погибают пачками, а у нас границы открыты. У нас тут половина боится, половина не боится. У меня жена родила недавно, так говорит, чтоб кидал такси и сидел дома. Я думаю, что так и сделаю", – признается он.

"Будем надеяться, что будет тепло. А там, как ученые сказали, будет 26 градусов – и вирус пропадет. Будем ждать тепла", – говорит его спутница.

По ту сторону шлагбаума

На стойке оператора платных дорог замечаем мужчину, который только приехал из Украины. Его зовут Павел, он из Киева. В Беларуси – транзитом, потому что из Украины не летают самолеты, не ездят поезда и автобусы, а ему очень нужно попасть в Литву – там у него фирма.

Павел едет транзитом из Украины в Литву - через границу его пропустили только потому, что есть авиабилет до Вильнюса
© Sputnik / Виктор Толочко
Павел едет транзитом из Украины в Литву - через границу его пропустили только потому, что есть авиабилет до Вильнюса

"Это можно сделать только через ваш аэропорт. Причем билет стоит 75 евро в одну сторону, а из Украины мы летаем за 20 евро. Но тут безвыходное положение: хочешь попасть за границу – переплачивать придется", – без тени обреченности говорит он.

Интересуемся, есть ли жизнь по ту сторону шлагбаума. "Наш народ безразличный какой-то. Есть паника во всем мире: вирус из Китая пришел в Италию и убивает людей. А в Украине все спокойно до последнего, пока не начали чрезвычайное положение вводить в областях. Тогда люди поняли, что что-то серьезное, что надо надевать макси, перчатки, не ходить по улице, не обниматься и не целоваться ни с кем", – рассказал Павел.

"В Киеве метро закрыто, общественный транспорт не ходит, и в других городах тоже. И люди начали сидеть дома на карантине. Магазины только продуктовые работают", – отметил он.

При этом на Украине с каждым днем все больше и больше заразившихся. "Если бы карантин ввели раньше, возможно, не было бы сегодня столько заболевших", – делится Павел.

На АЗС возле границы признаются, что реализация топлива упала очень сильно
© Sputnik / Виктор Толочко
На АЗС возле границы признаются, что реализация топлива упала очень сильно

Украинец удивляется, что в Беларуси до сих пор открыты границы. "Но когда я заезжал, меня белорусская пограничная служба пропустила только при условии, что у меня есть билет на самолет. Если бы не было, не пропустили бы", – говорит собеседник.

В пункте пропуска на белорусской стороне ему померили температуру бесконтактным градусником. "Все в норме – 36 и 6. Больше никаких анализов, ничего. Заполнил анкету о том, кто я, откуда еду и куда. И ознакомился с документом, что при каких-то симптомах необходимо самоизолироваться даже на территории Беларуси", – описал процедуру он.

С одной стороны, Павел удивлен спокойствием по поводу коронавируса в Беларуси, а с  другой - хорошо, что еще есть возможность хоть через нашу страну попасть в Литву
© Sputnik / Виктор Толочко
С одной стороны, Павел удивлен спокойствием по поводу коронавируса в Беларуси, а с другой - хорошо, что еще есть возможность хоть через нашу страну попасть в Литву

Павел в курсе того, что происходит в Европе – у него там много знакомых. "Я знаю, что люди умирают старшего поколения от вируса. Молодежь, по отзывам, может даже переболеть и не почувствовать. В Беларуси как-то спокойно все. Это странно. Соседние страны – Литва, Польша, Россия, Украина – все строго. У вас как-то не так. Дай бог, чтобы ничего тут и не было у вас, чтобы все было хорошо", – пожелал он и умчался в сторону Минска по гладким белорусским дорогам.

Мы увидели все, что хотели, и с отчаянной уверенностью, вселенной в нас жителями приграничья, что все переживем, помчались вслед за ним.

Читайте также:

3775
Теги:
коронавирус COVID-19, граница, Украина, Беларусь
Темы:
Коронавирус COVID-19 в Беларуси
Жизнь в Китае начинает постепенно восстанавливаться

Подавился, а откашляться побоялся: аспирант из Китая о родине и Беларуси

8139
(обновлено 15:22 25.03.2020)
Ограничения принесли в Китае быстрый эффект потому, что жители поднебесной очень дисциплинированные, убежден аспирант Фэй; даже в Беларуси китайцы уже отказались от встреч и вечеринок.

Аспиранта факультета Международных отношений БГУ китайца по имени Фэй пандемия коронавируса застала в Беларуси, где он живет уже четвертый год.

Последний раз в Китае Фэй был полтора года назад и попадет туда, по всей видимости, не скоро. Тем не менее, молодой человек общается со своими земляками, которые возвращаются в Беларусь и уезжают в Китай.

Он рассказал Sputnik о переменах в своей жизни и у родных и близких в связи с эпидемией.

Аспирант факультета Международных отношений БГУ Фэй живет в Беларуси уже четвертый год
© Sputnik Тамара Зенина
Аспирант факультета Международных отношений БГУ Фэй живет в Беларуси уже четвертый год

500 масок из Стамбула

"Я родом из провинции Ганьсу из маленького города Луннань. В нашем городе было подтверждено только четыре случая  коронавируса. Всех вылечили, все в порядке", - говорит Фэй и уточняет, что население его "маленького" города – это около трех миллионов человек.

Исходя из этих цифр, действительно становится очевидным, что в родной провинции Фэя эпидемии не было. Но, не смотря на это, говорит Фэй, все необходимые карантинные мероприятия  соблюдались жителями  неукоснительно.

В городе были закрыты все предприятия и учреждения, а также магазины.

"У одного моего родственника небольшой магазин, его пришлось закрыть. Продукты можно было купить только в больших супермаркетах.

Никаких штрафов за выход из дома в нашем городе не было. Но и случаев, когда кто-нибудь нарушил правила карантина и просто пошел прогуляться, тоже не было. Китайцы – очень законопослушные и ответственные граждане. Они неукоснительно выполняли единственное условие, выходить из дома можно было только в маске", - уточнил Фэй.

В крупных городах Китая в метро снова появились люди - уровень угрозы за последние дни был снижен
© REUTERS / ALY SONG
В крупных городах Китая в метро снова появились люди - уровень угрозы за последние дни был снижен

Как и все, он очень хотел помочь своим землякам и отправить им маски, которых не хватало, но в минских аптеках купить не успел.

"Мама заранее купила двести масок - и их оказалось достаточно  на все время карантина. Один мой одногруппник из университета работает в Стамбуле, и он там купил 500 масок и отправил своим родным в Китай", - рассказал молодой человек.

Экстремальные условия по-разному отразились на людях.

"В некоторых аптеках во много раз поднимали  цены на маски, а в магазинах – на продукты первой необходимости. За такие факты наше правительство ввело очень большие штрафы.

Но были и другие случаи. Одна наша знакомая сдавала помещение под кафе, которое закрылось и почти два месяца не работало. И эта женщина отказалась от арендной платы за время простоя", - рассказывает китаец. 

Все жители Поднебесной в обязательном порядке носили маски
© REUTERS / ALY SONG
Все жители Поднебесной в обязательном порядке носили маски

Домой лучше не ехать

В настоящее время в его стране карантин завершен, жизнь потихоньку начинает налаживаться, но это уже другая жизнь, считает Фэй.

"Конечно, у всех ситуация тяжелая. Многим не платили деньги.  У моего старшего брата двое детей, он инструктор по вождению. Все это время он не работал и до сих пор его фирма не работает, поэтому он просто начал брать учеников, чтобы заработать хоть что-то.

Мой младший брат учитель танцев. Он преподавал в городе Шэньчжэ́нь. Приехал домой на Новый год, как обычно, на неделю, но задержался почти на два месяца. Никакой рекламы о наборе новых учеников он разместить не смог и когда сможет, пока не понятно. Люди в Китае по-прежнему не хотят собираться большими группами.

Мои родители занимались бизнесом, поэтому у них нет пенсии. Они жили за счет ренты за дом, который построили. Смогут ли сейчас платить квартиросъемщики, тоже не известно", - переживает за свою семью парень.

Он говорит, что сам поехать и чем-то помочь родным не может.

"Если раньше из Минска в Пекин можно было добраться за 800 долларов, то сейчас цены на билеты на май от трех тысяч," - говорит Фэй.

Карантин в Китае завершен, жизнь потихоньку начинает налаживаться - но это уже другая жизнь
© REUTERS / ALY SONG
Карантин в Китае завершен, жизнь потихоньку начинает налаживаться - но это уже другая жизнь

К тому же, прекратив распространение вируса внутри страны, сейчас Китай предпринимает огромные усилия для того, чтобы вирус не попал в страну извне.

"Все знают, каких усилий стоило моей стране остановить коронавирус  внутри, поэтому я понимаю политику властей, которые сейчас настоятельно советуют всем китайцам, находящимся за границей, не ехать домой", - говорит молодой человек.

Платный и бесплатный карантин

Однако, несмотря на закрытые границы и повсеместные ограничительные меры, поездки граждан не прекращаются. Знакомые собеседника Sputnik в эти дни въезжают и в Беларусь, и в Китай.

"Много моих друзей как раз сейчас возвращаются или уже вернулись из Китая. Все они проходят через карантин под Минском. Я постоянно с ними на связи. Они рассказывают, что живут по два человека в комнате, периодически сдают анализы, могут гулять по территории", - передает китаец.

Минский областной центр медицинской реабилитации Загорье
© Sputnik / Виктор Толочко
Карантин для китайских студентов, вернувшихся с родины, был организован в оздоровительном центре "Загорье"

Земляки практически ни на что не жалуются, потому что и сами хотят убедиться в том, что здоровы. Единственное, чем они недовольны  - это еда.

"Если бы им пришлось есть вашу непривычную еду один-два дня, ладно, но две недели выдержать без наших специй, приправ, соусов и продуктов некоторым сложно. Их кормят кашами, мясом, рыбой, но все приготовлено не как у нас. Поэтому иногда я заказываю им из китайского ресторана лапшу и много соуса, чтобы поливать белорусскую еду", - смеется китаец.

Он также рассказывает и о знакомых, которые сейчас проходят карантин в Китае.

"Раньше у нас все проходили карантин бесплатно, но сейчас мест на всех не хватает. Поэтому те, кто не платили национальную медицинскую страховку, например, по причине работы в другой стране, те, кто эмигрировал, по возвращении проходят карантин платно.

Так выглядит обед в бесплатном карантине в Китае
© Photo : из личного архива
Так выглядит обед в бесплатном карантине в Китае

Так, моя знакомая из Минска сейчас находится на карантине в Пекине. Это обычная гостиница, одни сутки в которой обходятся ей в 64 доллара. Там ей предоставляется питание и медицинское обслуживание", - рассказывает Фэй.

Другие его знакомые вернулись на родину из Ирана и сейчас проходят карантин на бесплатной базе в провинции Хэнань. Все ребята охотно делятся с земляком фотографиями своих "карантинных" обедов.

Подавился, но откашляться побоялся

Сам Фэй, находясь в Беларуси во время пандемии, считает себя в безопасности.

"Мне кажется, в вашей стране сумеют удержать ситуацию под контролем. Я сравниваю с Турцией, где первый случай выявили 11 марта, а сейчас там уже полторы тысячи заболевших и больше 30 умерших. В Беларуси выявили вирус раньше, но не дали ему так распространиться", - анализирует молодой человек.

А это фото обеда на карантине в Беларуси
© Photo : из личного архива
А это фото обеда на карантине в Беларуси

По Минску он ездит на собственном автомобиле без маски и в общественных местах маску тоже не надевает.  О неоднозначном отношении к китайцам в связи с коронавирусом слышал, но лично на себе почти ничего не почувствовал. 

"Я работал и продолжаю работать  в Национальной библиотеке. Там никто на меня косо не смотрел, не отворачивался и, увидев  меня, и не уходил. Правда, за обедом в столовой, помню, поперхнулся, но откашляться побоялся, так и давился", - смеется парень.

Также он рассказывает, как однажды таксист приехал, увидел его в качестве пассажира и, не открыв дверь, умчался прочь.

"Со своим научным руководителем я встречался дней двадцать назад. Преподаватель была без маски, она тогда сказала мне: "Берегите себя!", - вспоминает аспирант.

Он говорит, что все его земляки в Беларуси перешли на дистанционное обучение и отказались от традиционных вечеринок, на которые раньше собирались большими компаниями.

"Нам никто не запрещал, просто китайцы очень ответственные и мы соблюдаем правила любой страны, где находимся", - утверждает  парень.

И все-таки, молодость берет свое! Перестав встречаться с земляками, Фэй делится, что недавно ходил в бар с другом-белорусом.

"Девчонки знакомиться с китайскими парнями не перестали и по-прежнему нас не бояться", - улыбается оптимист Фэй и на прощанье цитирует стихи Пушкина: "Все мгновенно, все пройдет, что пройдет, то будет мило…"

Читайте также:

8139
Теги:
коронавирус COVID-19, Китай, Беларусь
Темы:
Коронавирус COVID-19
Советский писатель Юрий Васильевич Бондарев, архивное фото

Умер писатель Юрий Бондарев

0
Автору романов "Батальоны просят огня", "Последние залпы", "Горячий снег", "Тишина", "Берег" было 96 лет.

МИНСК, 29 мар - Sputnik. Умер писатель Юрий Бондарев.

0
Теги:
Юрий Бондарев, Россия, писатель