Работа агрофирмы

Зарплата тысяча долларов, но очереди нет: почему колхоз зовет украинцев

58414
(обновлено 11:44 14.03.2020)
Sputnik нашел хозяйство, где механизаторам, трактористам и ветврачам обещают зарплату в тысячу долларов. Но очереди из желающих нет. Разобрались, почему белорусы не хотят получать такие деньги.

Недавно украинцы увидели в своих чатах заманчивое объявление: "Сельхозпредприятию с высоким уровнем развития в Беларуси требуются следующие специалисты: механизаторы – зарплата от $1000, ветврачи – зарплата от $900… Комфортабельное жилье предоставляется…".

Механизированные и роботизированные фермы, иностранные трактора, годовой склад запчастей, отборные семена и лучшие удобрения – картинка-сказка для белорусской глубинки. Но почему людей-то не хватает?

Руководитель хозяйства Виктор Леоник уверен, что путь выбран правильный
© Sputnik Тамара Зенина
Руководитель хозяйства Виктор Леоник уверен, что путь выбран правильный

"По объявлению звонили несколько человек, в том числе и из Беларуси. Четверо обещали серьезно подумать. Я действительно готов принять украинцев, я с ними работал, и это очень трудолюбивые люди. Одна украинская семья ветврачей недавно переехала в Брестскую область, но я готов предложить лучшие условия и большую зарплату и уже послал к ним своего зама", – говорит Виктор Леоник, руководитель крупного сельскохозяйственного предприятия, автор того самого отчаянного объявления.

Понять, почему при таком количестве собственных безработных сразу несколько белорусских районов сражаются за одну украинскую семью, корреспондент Sputnik Тамара Зенина смогла только после того, как сама отправилась в завидное хозяйство, своими глазами увидела "расчетники" сельчан и услышала их истории.

Сначала везде поставили камеры

Филиал "Азот-Агро" унитарного сельскохозяйственного предприятия "Новый Двор – Агро" – хозяйство большое даже в пределах республики. В Ивьевском районе Гродненской области на его долю приходится и половина площадей, и половина объемов производства всей сельхозпродукции.  

Впрочем, история его создания для Беларуси типична. С 2012 года "под крыло" ОАО "Гродно Азот" один за другим попали семь не самых успешных хозяйств.

В их модернизацию и перестройку были инвестированы миллионы. Спустя несколько лет объединенное хозяйство начало-таки давать отдачу и постепенно уменьшать объем инвестиций.

До полной самоокупаемости еще, конечно, далеко, но путь выбран правильный. В этом уверен нынешний руководитель Виктор Леоник.

Буренки здесь на жизнь не жалуются
© Sputnik Тамара Зенина
Буренки здесь на жизнь не жалуются

Больше года назад его пригласили на эту должность – и он согласился. Во-первых, потому что появилась возможность вернуться домой из Слуцка, где возглавлял похожее хозяйство.

Во-вторых, потому что, вопреки большинству… верит в успех сельского хозяйства.

Не преуменьшая роли богатого инвестора, Леоник уверен, что секрет успеха кроется не только в этом.

"Есть предприятия, в которых правильно поставлена политика ведения сельского хозяйства еще с 2008-2010 годов – они не упустили время и сразу приучили людей к строжайшей дисциплине и неукоснительному соблюдению технологий", – директор "Азот-Агро" тут же навскидку перечисляет с десяток передовых СПК.

Леоник рассказывает, как сам на новой должности начал с укрепления дисциплины.

Зарплаты у трактористов такие, что не стыдно расчетник показать. К выдаче 2095 рублей
© Sputnik Тамара Зенина
Зарплаты у трактористов такие, что не стыдно расчетник показать. К выдаче 2095 рублей

"Хозяйство большое, протяженность больше 50 км. Всюду одновременно не проконтролируешь. Поэтому сначала мы везде поставили камеры. Не поверите, производительность труда сразу поднялась", – улыбается директор.

Почему доярка зависит от осеменатора

Главное "ноу-хау" в хозяйстве – акты выполненных работ, ежедневные и персональные для каждого.

"Началось с того, что ко мне по очереди бегали доярки, ветврачи, начальники комплексов и друг на друга жаловались, мол, никто ничего не делает. Тогда я предложил каждому в конце дня перечислить то, что он сегодня сделал, и дать подписать этот акт трем смежным работникам.

Например, работу доярки должны завизировать ветврач, осеменатор и начальник фермы. В свою очередь, ветврачу одобрение должны дать доярка, санитарка и животновод.

Трактористу акт подписывают завгаражом, начальник участка и  бухгалтер и так далее. Не доволен результатами предыдущего звена – не ставь подпись, помоги исправить или укажи – мы поможем", – рассказывает про необычный эксперимент директор.

Он объясняет, что в сельском хозяйстве конечный результат зависит от каждого звена. Например, если животновод плохо перемешает корма, доярка не получит нужный объем и сорт молока.

У каждой коровы свой характер
© Sputnik Тамара Зенина
У каждой коровы свой характер

Эти персональные акты, которые теперь непременно учитываются при начислении зарплаты, поставили всех в зависимость от результата общей работы.

А главное, они наглядно продемонстрировали, что желающих брать на себя ответственность совсем немного. За надлежащее исполнение своих обязанностей Леоник предложил всем завидные, даже по меркам города, зарплаты.  

Однако согласились работать по новым правилам далеко не все.

Тракторист, который хорошо учился в школе

"Здесь почти 700 коров, запоминаем только особенных: одна больше молока дает, другая бьется, но я знаю к ней подход, нужно немного подождать, и она успокоится", – рассказывает доярка-"укротительница" Оксана Данейко.

Доярка Оксана Данейко знает подход к каждой корове
© Sputnik Тамара Зенина
Доярка Оксана Данейко знает подход к каждой корове

Своей работой Оксана вполне довольна: десять минут на велосипеде от дома из соседней деревни, полная автоматизация и больше 800 рублей зарплаты "чистыми". Текучки доярок на этой ферме с немецким доильным оборудованием нет.

Животновод Ирина Швайковская тоже работает в хозяйстве много лет.

Животновод Ирина Швайковская подумывает завести поросят - в хозяйстве выдают по 200 килограммов комбикорма на каждого работника
© Sputnik Тамара Зенина
Животновод Ирина Швайковская подумывает завести поросят - в хозяйстве выдают по 200 килограммов комбикорма на каждого работника

"Зарплата у меня 700 рублей, бывают премии. И раз в году нам дают по 200 килограммов комбикормов. Мы здесь работаем с мужем, получается 400. Кормим кур, даже подумываем завести поросят", – по-хозяйски рассуждает животновод.

Уборщица служебных помещений Тамара Змейкова в прошлом была поваром в школьной столовой. На пенсии пришла подработать в "Азот-Агро".

Раньше Тамара Змейкова работала поваром в школьной столовой, но теперь с удовольствием убирает служебные помещения на ферме
© Sputnik
Раньше Тамара Змейкова работала поваром в школьной столовой, но теперь с удовольствием убирает служебные помещения на ферме

"Почему мне быть недовольной? Раньше я получала 300 рублей, а здесь мне платят 450", – говорит женщина и продолжает старательно вымывать навоз.

"За прошлое полугодие у меня в среднем выходило 1500 рублей в месяц, в сезон получается больше 2000 в месяц", – говорит тракторист Станислав Патук.

Тракторист Станислав Патук утверждает, что в кабине его любимого Бертольда все сделано для человека
© Sputnik Тамара Зенина
Тракторист Станислав Патук утверждает, что в кабине его любимого "Бертольда" все "сделано для человека"

На мехдворе, где он работает, какой только техники нет: наши МТЗ, французские Berthoud, немецкие Jaguar и Klein.

"Разница между ними как между небом и землей", – честно признается специалист и описывает все, что "сделано для человека" в кабине его любимого "Бертольда" (Berthoud): климат-контроль, навигатор, компьютер.

– Он очень сложный в управлении?

– Надо уметь все просчитывать, но мне школьного образования хватает, может, потому что раньше хорошо учили и я учился почти на "отлично", – предполагает тракторист-пенсионер.

А потом, перейдя на родную "трасянку", он попытается объяснить, почему на его место с немаленькой зарплатой сложно найти преемника.

"Зарабляе той, хто робiць, не глядзiць на время. Маладыя не пайдуць, им нада выхадныя. Яны лучше паедуць на вахту на дзве недели за тыя ж деньгi, а потом прыедуць i будуць отдыхать", – рассуждает тракторист.   

А если бы вам платили 900 долларов?

Директор Леоник позже подтвердит его слова: работников, таких как Станислав Патук, в хозяйстве можно пересчитать по пальцам одной руки.

Остальные – агрономы, ветврачи и зоотехники – будут жаловаться на свою зарплату в 600-800 рублей, в доказательство предоставляя "расчетники".

Коровы уже привыкли к тому, что их доят роботы, и стоят смирно, не волнуются
© Sputnik Тамара Зенина
Коровы уже привыкли к тому, что их доят роботы, и стоят смирно, не волнуются

Одни будут пенять на погоду, другие – на большой объем работы, третьи, отвечая на вопрос, считают ли свою зарплату адекватной собственным затратам, вообще начнут рассказывать про большую многодетную семью.

"Я знаю, что наш руководитель ищет работников за границей и обещает большую зарплату. Мы тоже вроде стараемся, но, наверное, все-таки не до конца, раз наш труд так не оценивают", – предположил один из специалистов.   

– А если бы вам платили 900 долларов, вы бы работали лучше?

"Конечно! Можно и большие объемы молока давать, и больше продукции", – ответил он, не задумываясь.

Вопрос, нельзя ли сначала дать результат, а потом, соответственно, рассчитывать на большие деньги, остался непонятым и без ответа.

Только хорошие надои – этого мало

К слову, "Азот-Агро" в своем районе ежегодно входит в топ по всем показателям производства. Однако руководителю этого недостаточно.

"У нас четыре молочно-товарных комплекса с доильными залами немецкого производства, плюс один, в котором доят восемь роботов-астронавтов. У нас очень сильный тракторный парк, больше ста единиц различной техники. Поголовье мы не уменьшаем, а увеличиваем: было 11 тысяч, за год стало 13,5.  

Ветеринарный врач Галина Янушкевич пока работает в хозяйстве временно, присматривается
© Sputnik Тамара Зенина
Ветеринарный врач Галина Янушкевич пока работает в хозяйстве временно, присматривается

Семена у нас есть, удобрения есть, посмотрите на наш склад запчастей – не в каждом магазине такой запас! А ветаптеку вы когда-нибудь такую видели?" – один за одним открывает заполненные препаратами холодильники Виктор Леоник.

Он утверждает, что при таких исходных, имея такого инвестора, останавливаться на достигнутом никак нельзя. 

"Недостаточно иметь просто хорошие надои, мы должны серьезно заниматься селекцией, а не только уметь вакцинировать коров. Наши инженеры забыли, что такое ремонтотехника, как вести учет вторсырья. Трактор выехал – и ладно!

Ни один агроном не расскажет мне, на какую глубину пашет механизатор. А ведь каждый сантиметр поднимания плугов – это экономия топлива в свой карман.

Руководитель хозяйства с удовольствием демонстрирует запасы ветеринарных препаратов
© Sputnik Тамара Зенина
Руководитель хозяйства с удовольствием демонстрирует запасы ветеринарных препаратов

Результат зависит от каждой мелочи, и этого я жду от специалистов: чтобы он пришел и рассказал мне, не как он бесцельно целый день ездил по полям, а что он придумал для того, чтобы добиться лучшего результата. Вот за это я готов платить обещанные зарплаты", – эмоционально поясняет Леоник.

Свои требования к "кандидатам на тысячу долларов" он популярно объяснил и всем работникам, после чего… большинство предпочли по-прежнему "просто ходить на работу" за минимальные 600 рублей. 

"Большинство, но не все!" – оживляется руководитель и рассказывает о тех, кто смог открыть для себя новые перспективы.

Например, у всех осеменаторов показатель покрываемости больше 60%, а у одного – 98%!

"Получается, что один думает, как увеличить выход телят, а другой – нет. Почему им нужно одинаково платить?" – рассуждает руководитель.

Или простая санитарка на ферме, казалось бы, низшее звено.

На мехдворе техника - на зависть любому хозяйству
© Sputnik Тамара Зенина
На мехдворе техника - на зависть любому хозяйству

"Вот есть у меня девочка, работает на маститах, очень старательная. После введения актов поняла, что ее зарплата зависит от работы доярок, и решительно стала требовать от них соблюдения технологий.

Конечно, не всем это нравится, но здесь я однозначно на ее стороне. У нее зарплата всего 400 рублей. А за результат я ей дам премию 300 и еще найду возможность добавить столько же. Кроме того, семье ее мы дали жилье", – сыпет аргументами руководитель.

Капризные роботы-астронавты

"К нам приходят устраиваться на работу, услышав о зарплате, а потом видят наши акты выполненных работ, разворачиваются и уходят", – констатирует директор.

Но отступать он не собирается. Ведь дисциплина – не только для галочки. Речь идет еще и о том, что люди работают с очень дорогой техникой, где и ответственность должна быть высочайшая.

Робот-астронавт раздает корма и доит коров
© Sputnik Тамара Зенина
Робот-астронавт раздает корма, на ферме вообще много процессов роботизировано

К примеру, на ферме в деревне Тивновичи роботы-астронавты раздают корма и доят коров. Они вообще могут многое – определить, здорова ли корова, давно ли доилась и даже сколько с нее вообще можно взять молока. 

Но на этой чудо-ферме тоже никто не спешит хвастаться своими зарплатами.

"С роботами нельзя упустить в цепочке абсолютно ничего! Если вдруг не успели, например, вовремя сделать техническое обслуживание, программа даст сбой", – говорят сотрудники фермы и честно признаются, что сбои, к сожалению, бывают.

Техника работает исправно. А вот вопрос с человеческим фактором остается открытым.

58414
Теги:
сельское хозяйство, колхоз, Гродненская область, Беларусь

Главный тренер сборной Беларуси по лыжной акробатке Николай Козеко

Бегущая строка памяти: неюбилейный разговор с Николаем Козеко

1266
(обновлено 01:07 04.04.2020)
Колумнист Sputnik Игорь Козлов накануне юбилея поговорил с легендарным тренером не о победах и успехах, а о простом, человеческом: юности, родном городе, жизни.

У любой спортивной победы есть два слагаемых – спортсмен и подготовивший его тренер. Мы видим их на телеэкранах во время их общего триумфа. А каковы они в жизни? Что ими движет? В канун своего 70-летия выдающийся белорусский тренер по фристайлу Николай Иванович Козеко рассказал, прежде всего, о жизни – о тех людях, которые его окружали, о времени и о себе.

Главный тренер национальной сборной по фристайлу Николай Козеко
© Sputnik Владимир Нестерович

История семьи: от эмиграции до коммуны

Я родился 5 апреля 1950 года в Минске в роддоме на улице Володарского – это был первый роддом в городе, он просуществовал до начала 90-х годов. Сегодня в этом здании другое лечебное учреждение. Мой отец в это время служил в армии, и меня с матерью забрала к себе бабушка, которая жила в Мачулищах. Дом, в котором мы жили, вскоре сгорел. Семье пришлось перебраться в землянку. Но это продолжалось недолго, в 1952 году отца, который к этому времени еще служил, перевели на новое место службы в Ульяновск. В Минск мы вернулись в 1956 году.

Стержнем всей нашей семьи была моя бабушка по матери Агафья Антоновна. Она родилась в 1886 году в деревне Колядичи – сегодня это промзона недалеко от Мачулищей. В 13 лет ее отдали в услужение настоятелю Сенницкой церкви. В первом браке у нее родилась дочь Анюта. 

Но этот брак оказался недолгим, вскоре она развелась и вышла замуж за Дмитрия Ивановича Федоренчика – это мой дед. Он служил на Ярославской железной дороге, в состав которой входило все железнодорожное сообщение Беларуси. В начале 1913 года на Ярославской железной дороге прошла стачка, многих рабочих, в том числе и деда, уволили. Оставшись без работы, бабушка с дедом эмигрировали в Америку и обосновались в Нью-Йорке.

Потрясающий кадр: Николай Козеко парит над Дворцом культуры Белсофпрофа
© Photo : из личного архива
Потрясающий кадр: Николай Козеко парит над Дворцом культуры Белсофпрофа

Там дед работал электрогазосварщиком. В 1914 году в Нью-Йорке родился мой дядя Иван, а в 1916-м – моя мать Ольга. После революции советская власть призвала всех граждан, кто эмигрировал, вернуться домой. В 1924 году в Беларусь приехала большая группа возвращенцев, среди которых была и семья моей матери. Они обосновались в Марьиной Горке, где создали одну из первых сельскохозяйственных коммун в Беларуси – это было задолго до создания колхозов.

Бабушка была рабочей, а дед Иван Дмитриевич был заместителем председателя коммуны. Но вскоре семья распалась, бабушка поймала деда с любовницей. Измены простить не смогла, и они расстались. После развода бабушка переехала в Мачулищи, вышла в третий раз замуж за Якова Викентьевича Минича. С Миничем они были давно знакомы, вместе вернулись из США. Он родом с Пинщины, у него там была семья. Но найти свою семью он не смог, в то время Пинщина была территорией Польши. В этом браке у них родился общий сын Павел.

Родители: мать - Ольга Дмитриевна, отец - Иван Дорофеевич
© Photo : из личного архива
Родители: мать - Ольга Дмитриевна, отец - Иван Дорофеевич

Немецкая овчарка и выстрел

Мой отец Иван Дорофеевич Козеко родился в деревне Костевичи Кировского района Могилевской области. Родители познакомились во время учебы в Минском пединституте. В 1939 году они поженились, и в этом же году отца забрали служить в армию. Отец был тяжело ранен под Вязьмой. В полевом госпитале, где он проходил лечение – по сути это была большая палатка, – он лежал с самого края. Эвакуация госпиталя проходила под бомбежкой, и санитары успели забрать в поезд только тех, кто лежал близко. После лечения в тылу отец стал политработником. Издавал сначала полковую, а затем армейскую газеты.

А мать с бабушкой остались дома в Мачулищах. Яков Викентьевич Минич ушел в партизаны, но связи с домом не терял. Связь с партизанами стоила жизни их общему сыну Павлу, который был расстрелян немцами.

В Мачулищах был аэродром, который немцы после оккупации использовали для своих летных частей. Все летчики и летная обслуга располагались по близлежащим хатам у местных жителей.

Немцы в белорусской деревне, архивное фото
© Public Domain.
Немцы в белорусской деревне, архивное фото

Немецкие летчики стояли на постое и у моей бабушки. В нашей семье всегда любили собак, а у бабки была овчарка, которую она запирала в хлев, когда немцы возвращались со службы. В один из дней подвыпившие летчики пошли в хлев за яйцами. Понятно, что реакция собаки на непрошеных гостей была естественной. Немцы застрелили овчарку, а мать и бабушку посадили на скамейку возле дома для проведения "воспитательной беседы". Немец поводил пистолетом перед их лицами, а затем, рассмеявшись, выстрелил в воздух. Мать говорила, что в этот момент она руками вцепилась в скамейку, на которой сидела. После этого случая мать с бабушкой ушли в партизанский отряд в Пуховичский район, где были в обозе – стирали, убирали, готовили, пряли. Во время карательных операций они вместе с партизанами по несколько недель сидели в болоте.

По городу моего детства

В Минск наша семья вернулась в 1956 году после демобилизации отца из армии. Отец получил две комнаты в коммунальной квартире в доме напротив железнодорожного вокзала, который знают все минчане – ворота Минска. Через год я пошел в первый класс в 9-ю школу, которая находилась напротив Михайловского сквера.

До революции в здании на улице Кирова располагалась гимназия Рейман
© Public Domain.
До революции в здании на улице Кирова располагалась гимназия Рейман

До революции в этом здании располагалась женская гимназия, сегодня после реставрации здесь Евразийский экономический суд. В этой школе я проучился ровно год, а на следующий год, когда отец получил отдельную квартиру в доме напротив филармонии, меня перевели в 64-ю школу на улице Куйбышева, которую я и окончил.

Моя малая родина в Минске – это Комаровка, так назывался в то время район нынешней площади Якуба Коласа. Комаровский рынок в то время был очень маленьким, он начинался сразу за полиграфкомбинатом – сегодня на этом месте площадь. За рынком находилась конечная диспетчерская станция многих автобусных маршрутов, а за ней начинался частный сектор и опытные поля Болотной станции, которая располагалась на нынешней площади Бангалор. Дорога вдоль рынка представляла собой деревянные настилы из досок и бревен. Во время весенних разливов или после сильных дождей были места, которые было невозможно пройти – прокладывались деревянные кладки для движения людей.

В спорт Николая Козеко тянуло всегда
© Photo : из личного архива
В спорт Николая Козеко тянуло всегда

Мужское население любило Комаровку за то, что там можно было купить за копейки стакан вина, которое продавалось молдаванами из бочек. Все лето на рынке продавалась газировка – без сиропа стакан воды с газом стоил одну копейку, а с сиропом – четыре. Аромат сиропов, которые наливались в стеклянные колбы, разносился по всей округе.

Во фристайле у нас все должно получиться!

В спорт я пришел неожиданно и незаметно для самого себя. В четвертом классе к нам в школу на практику пришел Леонид Иосифович Лившиц. Он показал нам прыжки на батуте. Они нравились всем, другой вопрос, что не у всех хватало умения, а если честно, то смелости делать сложные акробатические упражнения. Так я оказался в секции спортивной акробатики, которая находилась на площади 8-го Марта. Она и сегодня расположена в том же здании по проспекту Победителей, 2.

Я занимался не только прыжками на батуте, но и прыжками в воду. Чемпионом СССР в прыжках на батуте я стал в 1973 году, а по прыжкам в воду выиграл только зональные соревнования, которые в 70-е годы проходили в Прибалтике.

Флаг ЕОК несли легенды белорусского спорт - олимпийские чемпионы Алла Цупер, Елена Белова, Игорь Макаров, Николай Козеко, Александр Романьков и Янина Провалинская-Корольчик.
© Sputnik / Виктор Толочко
Николай Козеко вместе с другими легендами белорусского спорта Аллой Цупер, Еленой Беловой, Игорем Макаровым, Александром Романьковым и Яниной Провалинской-Корольчик несет флаг ЕОК.

Страх является природным инстинктом человека, но я умею и знаю, как преодолеть его. Моя тетка была профессиональным испытателем мотоциклов на Минском мотовелозаводе, чемпионкой СССР по мотокроссу. У меня с моим двоюродным братом был один мотоцикл на двоих, на котором мы беспощадно гоняли и получали от этого удовольствие.

У меня есть стойкое убеждение, что математический закон парных чисел (с математикой и особенно геометрией во время учебы в школе у меня никогда не было проблем – это были мои любимые предметы) с каждым из нас повторяется в жизни.

С 1968 по 1970 годы я по приглашению местных спортивных властей выступал за спортивные общества в Ставрополе. В памяти отложилось на то время вполне заурядное событие. Группу спортсменов, в которой был и я, как победитель Кубка СССР и призер чемпионата страны, награждали грамотами.

Главный тренер белорусских фрисайлистов Николай Козеко
© Sputnik Павел Антонов
Успех - это всегда годы тренировок и сборов

Грамоты вручал нам на то время секретарь Ставропольского крайкома КПСС Михаил Горбачев. Когда Михаила Сергеевича избрали Генеральным секретарем ЦК КПСС, то я почувствовал то обаяние, которое испытал при нашей первой и единственной встрече. В нашем обществе отношение к этому политику очень неоднозначное, оценки очень полярные и эмоции порой зашкаливают. Лично я к Горбачеву отношусь нейтрально. Многое можно понять, но не принять. Но я не могу себе позволить смелость судить о тех или иных поступках этого человека – признаемся честно, мы очень мало знаем, что происходило и как происходило. На все нужно время.

Но самым ярким ощущением этого математического закона была Олимпиада в Сочи. Сегодня как-то подзабылось то обстоятельство, что Игры в Сочи должны были состояться в 1998 году. Идея проведения зимней Олимпиады в Сочи впервые была озвучена в 1989 году на самом высоком уровне руководства СССР. В то время два наших специалиста по горным лыжам: директор Раубичей Василий Грищенко и старший тренер по горным лыжам Геннадий Минеев – выезжали в Сочи для консультаций по вопросу строительства горнолыжной трассы.

В 2014 году в Сочи у меня было стойкое ощущение, о котором я никому не говорил, что во фристайле у нас должно все получиться. И получилось!

Концерт Магомаева во Дворце спорта

Я вырос в творческой семье. Мой отец Янка Козеко был известным литературным критиком, работал главным редактором Белгосиздата, был заместителем Петруся Бровки в Белорусской энциклопедии.

Парковая магистраль - Минск 1960-х
© Sputnik / Юрий Иванов
Дворец спорта на Парковой магистрали в Минске открылся концертом Муслима Магомаева

Писательская среда, которая была постоянно в нашем доме, воспринималась мною естественно и органично. Сам я был фанатичным меломаном и балетоманом. С возрастом страсть ушла, но увлечение осталось. Я воспринимаю музыку и балет как два универсальных мировых языка, понятных всем и каждому. Совсем недавно получил удовольствие, посмотрев в нашем Большом театре "Анну Каренину".

Вторым ярким событием сегодняшнего дня стал сериал "Магомаев", прошедший недавно по телевидению. Этот сериал вернул меня к одному из самых ярких событий молодости – открытию в Минске Дворца спорта. Дворец открылся в 1966 году концертом Муслима Магомаева. На этот концерт я не попал, но помню, какое было столпотворение. С рук билеты продавались по десять рублей. Чтобы было понятно, что такое десять рублей на то время, поясню, что зарплата женщины, зарабатывавшей сорок, в то время считалась приличной.

Гастроли джаз-оркестра Дюка Эллингтона в СССР.  Во время выступления Дюка Эллингтона в Минске.
© Sputnik / Юрий Иванов
Гастроли джаз-оркестра Дюка Эллингтона в СССР. Во время выступления Дюка Эллингтона в Минске.

Но на концерт Дюка Эллингтона, который был в СССР в 1972 году с единственным гастрольным туром, я попал. К нам в Минск на этот концерт приехало очень много людей из Прибалтики. Попасть на Эллингтона удалось не всем – он дал всего два концерта. В кассе Дворца спорта по удостоверению мастера спорта СССР я купил два билета. На концерт я пошел с другом Юрием Путыгиным – известным тренером по прыжкам в воду, тренировавшим украинских и финских спортсменов.

Сверхэкстремальный вид спорта

У меня часто спрашивают, кого из своих учеников я смог бы выделить. Я всегда отвечаю: "Никого". С моей стороны это честный ответ. Ждать от меня каких-то скандальных откровений не стоит. Причина этого не в моей закрытости, а в понимании того, чем я занимаюсь всю жизнь. Наш вид спорта сверхэкстремальный. Любой человек, который хоть раз прыгнул с трамплина, – уже личность.

Машину Николай Козеко всегда водит сам
© Photo : из личного архива
Машину Николай Козеко всегда водит сам

Тренерский успех пришел ко мне постепенно. Медали Олимпиад у многих как-то стерли в памяти, что первой чемпионкой Советского Союза во фристайле стала Светлана Бондарчук, а первым обладателем Кубка СССР по фристайлу стал призер Монреальской и Московской Олимпиад Владимир Алейник. Оба эти спортсмена тренировались у меня.

Первая медаль на Олимпиаде в Нагано у Дмитрия Дащинского была завоевана, когда мне было 48 лет, а первое золото Алексея Гришина в Ванкувере пришлось на мой 60-летний юбилей.

Возраст имеет одну особенность – порог терпимости, внутренние тормоза практически во всех экстремальных ситуациях срабатывают мгновенно и помимо вашего сознания.

Для меня Дмитрий Дащинский, который работает со мной, – это абсолютное откровение. Практически весь сезон я за рулем, на сборы за границу мы выдвигаемся на машине. Когда Дима выступал, то мог всю дорогу от Беларуси до Франции не проронить ни слова. Сложно себе представить, что спортсмен, выступающий на Олимпийских играх, может быть стеснителен и застенчив.

Белорусские фристайлисты вместе с тренером Николаем Козеко
© Sputnik / Виктор Толочко
Белорусские фристайлисты вместе с тренером Николаем Козеко

А сегодня – это вулкан в общении! Ему все интересно, все он хочет обсудить со своими собеседниками. Сверхталантливый, утонченный, схватывающий все с первого раза за одну тренировку Алексей Гришин и упрямый, ничего не принимающий на веру Антон Кушнир.

О девочках я не говорю – все они примы. Каждый из них – часть моей жизни, точно так же, как и я – часть их жизни.

Чего я жду и о чем мечтаю? О победах своих учеников. Чего желаю им и себе? Удачи и везения. В нашем виде спорта без этого никак.

1266
Теги:
Николай Козеко, фристайл, спорт, Беларусь
На фудкортах прежде яблоку негде было упасть, теперь встречаются единичные посетители

Сидим и чего-то ждем: рестораны и кафе переживают непростые времена

2954
(обновлено 18:09 03.04.2020)
Корреспондент Sputnik прошлась по увеселительным заведениям Минска и понаблюдала, что изменилось в них за последние недели.

Из опасений заразиться и самоизоляции клиенты все реже отваживаются посетить столичный общепит. И блюда в ресторанах в ожидании посетителей совсем остыли...

Корреспондент Sputnik Юлия Балакирева прошлась по некоторым прежде многолюдным заведениям.

К врачу – без кофе

Несколько лет назад в моей поликлинике открылся небольшой буфет. Я все не могла нарадоваться ему. Удобно: пока ждешь своей очереди, можно зайти за кофе.

Но сейчас так уже не получится. Двери буфета закрыты. Висит объявление: "Временно не работаем". В последние дни такие объявления встречаются довольно часто.

Буфет в поликлинике уже закрылся
© Sputnik Юлия Балакирева
Буфет в поликлинике уже закрылся

А еще несколько дней назад, когда буфет работал, пока готовился заказ, разговорились с продавцом. Говорили, конечно, о коронавирусе.

Девушка-продавец рассказывала, что покупателей почти не осталось. Сотрудники поликлиники еще заходят, а посетители пробегают мимо.

Выручка у буфета падает. Кулинарию, которую заказывают на день, не раскупают… Грустная, в общем, история. Встал вопрос, чем платить за аренду.

Продавец мне говорит: "Пойдем сегодня к главврачу разговаривать". Видимо, договориться не удалось. Буфет закрылся.

Три человека в зале

Честно говоря, не хочется заражаться паникой. Именно заражаться – она опаснее, чем само заболевание. Стараешься замечать хорошее вокруг. Но, увы, иногда на глаза попадаются грустные примеры.

В общественных местах сейчас питаются только очень смелые люди
© Sputnik Юлия Балакирева
В общественных местах сейчас питаются только очень смелые люди

Возле работы есть гостиница, а там – столовая. В середине марта заметила, что людей в ней стало меньше. Если раньше к кассе выстраивалась очередь, то теперь подходи спокойно, выбирай любой понравившийся столик.

Пару дней назад, когда я была там, вместе со мной пообедать пришли три человека.

Лимонный пирог

Есть в Минске кафешка, куда я люблю наведываться после работы. Ничего особенного. Заказать можно кофе и что-нибудь к нему. Полноценные блюда там не готовят.

Но, как ни странно, зал всегда битком. Для меня прелесть этого кафе заключается в виде, который открывается из окна. Сидишь себе, пьешь кофе и смотришь на оживленную Немигу.

На днях решила совершить приятный ритуал после работы. Очень захотелось лимонного пирога. Но его не оказалось. Как и посетителей. На меня уставился один мужчина.

Кондитерские витрины становятся все более диетическими - спрос все меньше
© Sputnik Юлия Балакирева
Кондитерские витрины становятся все более "диетическими" - спрос все меньше

Продавец оживилась, а когда я представилась журналистом, честно призналась: работы стало меньше. Посетителей уменьшилось вдвое. Причем случилось это внезапно. Еще неделю назад кафе жило обычной жизнью.

Выручка упала в два раза. Что будет дальше, в кафе не знают.

Пока же кризис "сожрал" витрину. Раньше полки ломились от тортов. А сейчас кафе превратилось в рай для худеющих. Свежую выпечку потихоньку начали вытеснять конфеты, которые портятся не так быстро.

Ждем зарплату за январь

Владельцы ресторанов, конечно, несут убытки. Но если говорить об официантах – чаще всего речь идет о средствах к существованию.

В еще одном кафе на Немиге сложно было дождаться свободного столика. А сейчас здесь тихо и пусто.

Официант признался, что я первый посетитель за день. На часах был полдень.

"Если открываемся в 12:00, то первый стол приходит в 18:00. Шесть часов сидим и не знаем, что делать. Я уже умираю от количества кофе, которое выпиваю за это время", – пожаловался молодой человек.

Он рассказывал, что за день заказывают только 2-3 столика. И так уже месяц. Выручка у кафе минимальная. Людям нечем платить зарплату.

"Официантам еще не выплатили зарплату за январь. У нас принято ее задерживать. Но никогда такого не было, чтобы настолько. Никто не знает, что будет дальше… У нас сеть ресторанов. Все закрылись, кроме нашего. Уволить нас не могут, потому что нужно выплатить деньги", – продолжал парень.

Теперь рестораны предлагают есть их блюда, но не выходя из дома
© Sputnik Алеся Зеленко
Теперь рестораны предлагают есть их блюда, но не выходя из дома

Да и сами доходы сильно упали. Если раньше официант отрабатывал по 5-6 смен в неделю, то теперь только две. Людей отправляют отсиживаться домой.

Один час работы в кафе оценивается в один рубль. За смену получается шесть рублей. А за неделю – 12.

"Я не вижу смысла в такой работе вообще. Но уйти не могу – в других кафе ситуация не лучше. Сидим и чего-то ждем", – добавил официант.

Честно скажу: очень хотелось написать хоть что-то позитивное. Я искала такие примеры, но не нашла. Ушла в подавленном состоянии.

С семьей решили: сходить в ресторан на выходных, что ли?

Или все-таки не стоит рисковать?..

Читайте также:

2954
Теги:
общепит, рестораны, коронавирус COVID-19, Беларусь
Темы:
Коронавирус COVID-19 в Беларуси
Чемпионат Беларуси по футболу, матч Шахтер - Неман

"Шахтер" не обыграл "Неман" в чемпионате Беларуси

16
(обновлено 17:51 04.04.2020)
Поединок третьего тура чемпионата страны прошел в Солигорске практически при пустых трибунах.

МИНСК, 4 апр – Sputnik. Солигорский "Шахтер" и гродненский "Неман" разошлись миром в матче чемпионата Беларуси по футболу, сообщает Sputnik.

Сегодня на стадионе "Строитель" в Солигорске местный "Шахтер" принимал в гостях "Неман" из Гродно. Соперники не смогли выявить сильнейшего – 0:0.

После туров у обеих команд по четыре балла в активе. "Горняки" и "Неман" делят пятое место в таблице. 

Следующий матч "Шахтер" проведет 8 апреля в Бресте против "Динамо" в рамках полуфинала Кубка Беларуси. "Неман" 10 апреля примет бобруйскую "Белшину".

16
Теги:
Чемпионат Беларуси по футболу, футбол, ФК Шахтер (Солигорск)