Ученик Раковской школы Евгений Анисович

Во Дворце хорошо, но дома лучше подросток о поездке к Лукашенко

23277
(обновлено 20:40 12.03.2020)
Специально к общению с главой государства ученика Раковской школы Евгения Анисовича не готовили, признались в школе и объяснили Sputnik почему.

Торжественная церемония состоялась во вторник во Дворце Независимости. Президент Беларуси Александр Лукашенко лично вручил паспорта 25 успешным подросткам из разных регионов страны.

"Женя все переживал, чтобы все правильно сделал. В итоге самое главное наше напутствие было таким: не переживай и будь таким, какой ты есть. Он очень хороший мальчик. Но перед поездкой у него вдруг стали возникать вопросы: а если меня будут спрашивать, можно ли мне вот так сказать… Я его настраивала: говори так, как ты думаешь, смело отвечай. Потому что, в принципе, у него и поступков, и мыслей таких, за которые было бы стыдно, нет", - рассказывает директор Раковской средней школы Анна Викторович.

Президент Беларуси Александр Лукашенко и ученик Раковской школы Евгений Анисович
© Photo : пресс-служба президента Беларуси
Президент Беларуси Александр Лукашенко и ученик Раковской школы Евгений Анисович

О том, как Женя оказался в компании подростков, которых пригласили к президенту, а также о случайном нарушении протокола, его впечатлениях и мечте Sputnik расспросил самого мальчика и директора Раковской школы.

Настраивали, чтобы не боялся

Женя из самой обычной семьи. Живет в небольшой деревеньке Юржишки. Мама – оператор машинного доения. Папа – бригадир на молочно-товарной ферме. Все лето, да и сейчас, когда есть возможность, Женя тоже проводит на ферме.

"Он у нас каждое лето подрабатывает в нашем хозяйстве КСУП "Воложинское". В этом году на линейке 1 сентября его даже награждало хозяйство – дали диплом и премию", - рассказывает Анна Геннадьевна.

Директор Раковской средней школы Анна Викторович
© Sputnik / Вера Дашкевич
Директор Раковской средней школы Анна Викторович

Собственно, благодаря этому увлечению, да и другим активностям Жени – он хорошо учится, волонтерит, играет в спектаклях и КВН, увлекается спортивным туризмом – его и предложили для участия в церемонии вручения паспортов во Дворце Независимости.

Женю, а также других ребят из близлежащих деревень на занятия подвозит школьный автобус
© Sputnik / Вера Дашкевич
Женю, а также других ребят из близлежащих деревень на занятия подвозит школьный автобус

"Это ежегодная акция. Наши дети раньше попадали на районную акцию. В областную – не каждый год, но попадали, на таком уровне оказались впервые", - немного смущаясь, признается Анна Геннадьевна.

В Раковской школе учится 576 детей
© Sputnik / Вера Дашкевич
В Раковской школе учатся 576 детей

О том, что Женя едет к президенту, узнали недели за две до мероприятия. Волновались все. Очень волновались.

"Эмоции были смешанные, потому что это большая ответственность. Собирали документы, чтобы подтвердить Женины заслуги, и одновременно беседовали с Женей. Настраивали на то, чтобы он не боялся: если задают вопрос, чтобы уверено старался отвечать. Ему было очень неожиданно. Страх если и был, то страх ответственности. По-моему, он до последнего не верил", - признается Анна Геннадьевна.

Школьник Женя Анисович сильно переживал перед поездкой к президенту
© Sputnik / Вера Дашкевич
Восьмиклассник Женя Анисович сильно переживал перед поездкой к президенту

Белые носки

А можно я больше не буду рассказывать, смущается парень. За эти пару дней он явно слишком устал от эмоций и внимания.

"Нормально все было, с президентом поговорили. Я сказал: "Приезжайте". А он приобнял, спросил, как дела… Не буду больше вспоминать, волнительно до сих пор", - смущается Женя.

Говорит, как только услышал о грядущей поездке, испугался. Потом стало интересно, потом - снова страшно. Как-то специально к поездке не готовился, костюм точно не покупали. Поехал в брюках и рубашке с длинным рукавом. Молодых гостей попросили соблюсти ряд требований к внешнему виду.

"Там было много условий по одежде: нельзя было, к примеру, рубашку с коротким рукавом, брюки на манжете. Много чего нельзя. А еще, оказывается, нужны были носки в тон брюк. А я этого не знал и надел белые. Мне об этом сказали только, когда я вышел, но где я их в тот момент возьму?! У нас про носки написано не было…" - рассказывает Женя.

Ребят попросили соблюсти несколько требований к внешнему виду, но о правильном цвете носков не предупредили
© Photo : из личного архива Жени Анисовича
Ребят попросили соблюсти несколько требований к внешнему виду, но о "правильном" цвете носков заранее не предупредили

В Минск ребят собрали накануне встречи: познакомили, свозили в БРСМ и на экскурсию в Исторический музей. С ними пообщался психолог, попытался успокоить.

"На следующее утро приехали во Дворец, разделись, пришли в зал. Там играл оркестр, сыграл три песни…  Довольно долго колени дрожали. Успокоился, когда получил паспорт", - смеется парень.

Парня впечатлила экскурсия по Дворцу Независимости
© Photo : из личного архива Жени Анисовича
Парня впечатлила экскурсия по Дворцу Независимости

Директор школы, которая одна из первых успела расспросить Женю о впечатлениях, помогает: момент вручения паспорта - однозначно, самое яркое впечатление. Но и экскурсия по президентскому Дворцу, судя по всему, парню понравилась.

"По поводу Дворца сказал, что очень красиво, но столько всего! Ноги заболели там ходить. Говорит: "Он такой большой, такой большой…", и еще одно из ярких впечатлений, что ему разрешили посидеть в кресле президента, где он ведет переговоры, и в микрофон поговорить. Это тоже для него было событие", - рассказывает Анна Геннадьевна.

За последние пару дней Женя устал от эмоций и внимания, вспоминать о встрече с президентом ему волнительно до сих пор
© Sputnik / Вера Дашкевич
За последние пару дней Женя устал от эмоций и внимания, вспоминать о встрече с президентом ему волнительно до сих пор

"Люстры очень красивые, зал очень большой. Красивый дворец, но дома лучше. Там я в своей тарелке", - добавляет мальчишка.

Город – не мое

Заработанные летом деньги Женя потратил на подарки: младшей сестренке купил мишку, маме – мультиварку. Ну и себе позволил кроссовки. За его подработки на ферме в течение учебного года ему деньги не начисляют, премируют маму.

Его это не смущает, равно как и, в принципе, небольшие зарплаты в сельском хозяйстве.

"Зарплаты не смущают. Тем более, что потом я сделаю себе бизнес, и все будет хорошо", - признается парень.

Он уже все для себя решил – после школы намерен поступить в Витебскую ветакадемию, а потом вернуться и со временем стать ИП.

"Хочу сделать ИП по продаже молока. Купить пару хороших коров и самому сделать небольшую ферму. Я хотел бы разные породы попробовать, от голштина до ярославки. Хотя лучше, наверное, для этого альширка…. У них хорошая плотность и жирность молока. И они более устойчивые к болезням. В нашем хозяйстве таких нет", - о породах коров парень рассказывает охотнее, чем о недавней волнительной поездке.

Поездка в Минск не соблазнила школьника стать большим начальником
© Sputnik / Вера Дашкевич
Поездка в Минск не вдохновила школьника стать большим начальником

В идеале, говорит, хотел бы ферму коров на 25. При этом вариант переехать в город он не рассматривает.

"В городе жить не хочу. За интересным можно съездить, но не жить. В городе шумно, некомфортно. Болезней много", - смеется парень.

Женя хочет поступить в Витебскую ветакадемию, а потом вернуться в родные места
© Sputnik / Вера Дашкевич
Женя хочет поступить в Витебскую ветакадемию, а потом вернуться в родные места

Поездка в президентский Дворец не изменила его взглядов, не соблазнила идеей стать большим начальником. И все-таки эта поездка была очень важна именно для этого ребенка, убеждена директор школы.

"Мы очень рады, что попал именно Женя… Попасть же может любой ребенок, но не каждый ребенок это оценит. А вот для него это очень знаковое событие. Во-первых, он из деревушки, они живут практически на хуторе. Ребенок живет в своем таком довольно закрытом мире, невзирая на то, что, да, он ездит на многочисленные конкурсы… Так вот, мне кажется, что после этой поездки он почувствовал, что он что-то значит, что его жизнь – это не только "я хожу в школу, чем-то занимаюсь", что у него есть дальнейшие пути развития. И что, если он хочет быть ветеринаром, он почувствовал в себе уверенность, что он может", - говорит Анна Геннадьевна.

В последние годы количество учащихся школы растет – в агрогородок активно перебираются минские семьи
© Sputnik / Вера Дашкевич
В последние годы количество учащихся школы растет – в агрогородок активно перебираются минские семьи

Перед тем, как попрощаться, спрашиваем про заграницу – пусть не уехать насовсем, хотя бы посмотреть. "Хочу во Львов, - признается парень. - Много читал об этом городе. Еще съездил бы на Балтийское море. Но не сейчас, потом, когда будет своя семья и дети..."

23277
Теги:
сельское хозяйство, Александр Лукашенко, Дворец независимости, дети, Минск, Беларусь

Главный тренер сборной Беларуси по лыжной акробатке Николай Козеко

Бегущая строка памяти: неюбилейный разговор с Николаем Козеко

1266
(обновлено 01:07 04.04.2020)
Колумнист Sputnik Игорь Козлов накануне юбилея поговорил с легендарным тренером не о победах и успехах, а о простом, человеческом: юности, родном городе, жизни.

У любой спортивной победы есть два слагаемых – спортсмен и подготовивший его тренер. Мы видим их на телеэкранах во время их общего триумфа. А каковы они в жизни? Что ими движет? В канун своего 70-летия выдающийся белорусский тренер по фристайлу Николай Иванович Козеко рассказал, прежде всего, о жизни – о тех людях, которые его окружали, о времени и о себе.

Главный тренер национальной сборной по фристайлу Николай Козеко
© Sputnik Владимир Нестерович

История семьи: от эмиграции до коммуны

Я родился 5 апреля 1950 года в Минске в роддоме на улице Володарского – это был первый роддом в городе, он просуществовал до начала 90-х годов. Сегодня в этом здании другое лечебное учреждение. Мой отец в это время служил в армии, и меня с матерью забрала к себе бабушка, которая жила в Мачулищах. Дом, в котором мы жили, вскоре сгорел. Семье пришлось перебраться в землянку. Но это продолжалось недолго, в 1952 году отца, который к этому времени еще служил, перевели на новое место службы в Ульяновск. В Минск мы вернулись в 1956 году.

Стержнем всей нашей семьи была моя бабушка по матери Агафья Антоновна. Она родилась в 1886 году в деревне Колядичи – сегодня это промзона недалеко от Мачулищей. В 13 лет ее отдали в услужение настоятелю Сенницкой церкви. В первом браке у нее родилась дочь Анюта. 

Но этот брак оказался недолгим, вскоре она развелась и вышла замуж за Дмитрия Ивановича Федоренчика – это мой дед. Он служил на Ярославской железной дороге, в состав которой входило все железнодорожное сообщение Беларуси. В начале 1913 года на Ярославской железной дороге прошла стачка, многих рабочих, в том числе и деда, уволили. Оставшись без работы, бабушка с дедом эмигрировали в Америку и обосновались в Нью-Йорке.

Потрясающий кадр: Николай Козеко парит над Дворцом культуры Белсофпрофа
© Photo : из личного архива
Потрясающий кадр: Николай Козеко парит над Дворцом культуры Белсофпрофа

Там дед работал электрогазосварщиком. В 1914 году в Нью-Йорке родился мой дядя Иван, а в 1916-м – моя мать Ольга. После революции советская власть призвала всех граждан, кто эмигрировал, вернуться домой. В 1924 году в Беларусь приехала большая группа возвращенцев, среди которых была и семья моей матери. Они обосновались в Марьиной Горке, где создали одну из первых сельскохозяйственных коммун в Беларуси – это было задолго до создания колхозов.

Бабушка была рабочей, а дед Иван Дмитриевич был заместителем председателя коммуны. Но вскоре семья распалась, бабушка поймала деда с любовницей. Измены простить не смогла, и они расстались. После развода бабушка переехала в Мачулищи, вышла в третий раз замуж за Якова Викентьевича Минича. С Миничем они были давно знакомы, вместе вернулись из США. Он родом с Пинщины, у него там была семья. Но найти свою семью он не смог, в то время Пинщина была территорией Польши. В этом браке у них родился общий сын Павел.

Родители: мать - Ольга Дмитриевна, отец - Иван Дорофеевич
© Photo : из личного архива
Родители: мать - Ольга Дмитриевна, отец - Иван Дорофеевич

Немецкая овчарка и выстрел

Мой отец Иван Дорофеевич Козеко родился в деревне Костевичи Кировского района Могилевской области. Родители познакомились во время учебы в Минском пединституте. В 1939 году они поженились, и в этом же году отца забрали служить в армию. Отец был тяжело ранен под Вязьмой. В полевом госпитале, где он проходил лечение – по сути это была большая палатка, – он лежал с самого края. Эвакуация госпиталя проходила под бомбежкой, и санитары успели забрать в поезд только тех, кто лежал близко. После лечения в тылу отец стал политработником. Издавал сначала полковую, а затем армейскую газеты.

А мать с бабушкой остались дома в Мачулищах. Яков Викентьевич Минич ушел в партизаны, но связи с домом не терял. Связь с партизанами стоила жизни их общему сыну Павлу, который был расстрелян немцами.

В Мачулищах был аэродром, который немцы после оккупации использовали для своих летных частей. Все летчики и летная обслуга располагались по близлежащим хатам у местных жителей.

Немцы в белорусской деревне, архивное фото
© Public Domain.
Немцы в белорусской деревне, архивное фото

Немецкие летчики стояли на постое и у моей бабушки. В нашей семье всегда любили собак, а у бабки была овчарка, которую она запирала в хлев, когда немцы возвращались со службы. В один из дней подвыпившие летчики пошли в хлев за яйцами. Понятно, что реакция собаки на непрошеных гостей была естественной. Немцы застрелили овчарку, а мать и бабушку посадили на скамейку возле дома для проведения "воспитательной беседы". Немец поводил пистолетом перед их лицами, а затем, рассмеявшись, выстрелил в воздух. Мать говорила, что в этот момент она руками вцепилась в скамейку, на которой сидела. После этого случая мать с бабушкой ушли в партизанский отряд в Пуховичский район, где были в обозе – стирали, убирали, готовили, пряли. Во время карательных операций они вместе с партизанами по несколько недель сидели в болоте.

По городу моего детства

В Минск наша семья вернулась в 1956 году после демобилизации отца из армии. Отец получил две комнаты в коммунальной квартире в доме напротив железнодорожного вокзала, который знают все минчане – ворота Минска. Через год я пошел в первый класс в 9-ю школу, которая находилась напротив Михайловского сквера.

До революции в здании на улице Кирова располагалась гимназия Рейман
© Public Domain.
До революции в здании на улице Кирова располагалась гимназия Рейман

До революции в этом здании располагалась женская гимназия, сегодня после реставрации здесь Евразийский экономический суд. В этой школе я проучился ровно год, а на следующий год, когда отец получил отдельную квартиру в доме напротив филармонии, меня перевели в 64-ю школу на улице Куйбышева, которую я и окончил.

Моя малая родина в Минске – это Комаровка, так назывался в то время район нынешней площади Якуба Коласа. Комаровский рынок в то время был очень маленьким, он начинался сразу за полиграфкомбинатом – сегодня на этом месте площадь. За рынком находилась конечная диспетчерская станция многих автобусных маршрутов, а за ней начинался частный сектор и опытные поля Болотной станции, которая располагалась на нынешней площади Бангалор. Дорога вдоль рынка представляла собой деревянные настилы из досок и бревен. Во время весенних разливов или после сильных дождей были места, которые было невозможно пройти – прокладывались деревянные кладки для движения людей.

В спорт Николая Козеко тянуло всегда
© Photo : из личного архива
В спорт Николая Козеко тянуло всегда

Мужское население любило Комаровку за то, что там можно было купить за копейки стакан вина, которое продавалось молдаванами из бочек. Все лето на рынке продавалась газировка – без сиропа стакан воды с газом стоил одну копейку, а с сиропом – четыре. Аромат сиропов, которые наливались в стеклянные колбы, разносился по всей округе.

Во фристайле у нас все должно получиться!

В спорт я пришел неожиданно и незаметно для самого себя. В четвертом классе к нам в школу на практику пришел Леонид Иосифович Лившиц. Он показал нам прыжки на батуте. Они нравились всем, другой вопрос, что не у всех хватало умения, а если честно, то смелости делать сложные акробатические упражнения. Так я оказался в секции спортивной акробатики, которая находилась на площади 8-го Марта. Она и сегодня расположена в том же здании по проспекту Победителей, 2.

Я занимался не только прыжками на батуте, но и прыжками в воду. Чемпионом СССР в прыжках на батуте я стал в 1973 году, а по прыжкам в воду выиграл только зональные соревнования, которые в 70-е годы проходили в Прибалтике.

Флаг ЕОК несли легенды белорусского спорт - олимпийские чемпионы Алла Цупер, Елена Белова, Игорь Макаров, Николай Козеко, Александр Романьков и Янина Провалинская-Корольчик.
© Sputnik / Виктор Толочко
Николай Козеко вместе с другими легендами белорусского спорта Аллой Цупер, Еленой Беловой, Игорем Макаровым, Александром Романьковым и Яниной Провалинской-Корольчик несет флаг ЕОК.

Страх является природным инстинктом человека, но я умею и знаю, как преодолеть его. Моя тетка была профессиональным испытателем мотоциклов на Минском мотовелозаводе, чемпионкой СССР по мотокроссу. У меня с моим двоюродным братом был один мотоцикл на двоих, на котором мы беспощадно гоняли и получали от этого удовольствие.

У меня есть стойкое убеждение, что математический закон парных чисел (с математикой и особенно геометрией во время учебы в школе у меня никогда не было проблем – это были мои любимые предметы) с каждым из нас повторяется в жизни.

С 1968 по 1970 годы я по приглашению местных спортивных властей выступал за спортивные общества в Ставрополе. В памяти отложилось на то время вполне заурядное событие. Группу спортсменов, в которой был и я, как победитель Кубка СССР и призер чемпионата страны, награждали грамотами.

Главный тренер белорусских фрисайлистов Николай Козеко
© Sputnik Павел Антонов
Успех - это всегда годы тренировок и сборов

Грамоты вручал нам на то время секретарь Ставропольского крайкома КПСС Михаил Горбачев. Когда Михаила Сергеевича избрали Генеральным секретарем ЦК КПСС, то я почувствовал то обаяние, которое испытал при нашей первой и единственной встрече. В нашем обществе отношение к этому политику очень неоднозначное, оценки очень полярные и эмоции порой зашкаливают. Лично я к Горбачеву отношусь нейтрально. Многое можно понять, но не принять. Но я не могу себе позволить смелость судить о тех или иных поступках этого человека – признаемся честно, мы очень мало знаем, что происходило и как происходило. На все нужно время.

Но самым ярким ощущением этого математического закона была Олимпиада в Сочи. Сегодня как-то подзабылось то обстоятельство, что Игры в Сочи должны были состояться в 1998 году. Идея проведения зимней Олимпиады в Сочи впервые была озвучена в 1989 году на самом высоком уровне руководства СССР. В то время два наших специалиста по горным лыжам: директор Раубичей Василий Грищенко и старший тренер по горным лыжам Геннадий Минеев – выезжали в Сочи для консультаций по вопросу строительства горнолыжной трассы.

В 2014 году в Сочи у меня было стойкое ощущение, о котором я никому не говорил, что во фристайле у нас должно все получиться. И получилось!

Концерт Магомаева во Дворце спорта

Я вырос в творческой семье. Мой отец Янка Козеко был известным литературным критиком, работал главным редактором Белгосиздата, был заместителем Петруся Бровки в Белорусской энциклопедии.

Парковая магистраль - Минск 1960-х
© Sputnik / Юрий Иванов
Дворец спорта на Парковой магистрали в Минске открылся концертом Муслима Магомаева

Писательская среда, которая была постоянно в нашем доме, воспринималась мною естественно и органично. Сам я был фанатичным меломаном и балетоманом. С возрастом страсть ушла, но увлечение осталось. Я воспринимаю музыку и балет как два универсальных мировых языка, понятных всем и каждому. Совсем недавно получил удовольствие, посмотрев в нашем Большом театре "Анну Каренину".

Вторым ярким событием сегодняшнего дня стал сериал "Магомаев", прошедший недавно по телевидению. Этот сериал вернул меня к одному из самых ярких событий молодости – открытию в Минске Дворца спорта. Дворец открылся в 1966 году концертом Муслима Магомаева. На этот концерт я не попал, но помню, какое было столпотворение. С рук билеты продавались по десять рублей. Чтобы было понятно, что такое десять рублей на то время, поясню, что зарплата женщины, зарабатывавшей сорок, в то время считалась приличной.

Гастроли джаз-оркестра Дюка Эллингтона в СССР.  Во время выступления Дюка Эллингтона в Минске.
© Sputnik / Юрий Иванов
Гастроли джаз-оркестра Дюка Эллингтона в СССР. Во время выступления Дюка Эллингтона в Минске.

Но на концерт Дюка Эллингтона, который был в СССР в 1972 году с единственным гастрольным туром, я попал. К нам в Минск на этот концерт приехало очень много людей из Прибалтики. Попасть на Эллингтона удалось не всем – он дал всего два концерта. В кассе Дворца спорта по удостоверению мастера спорта СССР я купил два билета. На концерт я пошел с другом Юрием Путыгиным – известным тренером по прыжкам в воду, тренировавшим украинских и финских спортсменов.

Сверхэкстремальный вид спорта

У меня часто спрашивают, кого из своих учеников я смог бы выделить. Я всегда отвечаю: "Никого". С моей стороны это честный ответ. Ждать от меня каких-то скандальных откровений не стоит. Причина этого не в моей закрытости, а в понимании того, чем я занимаюсь всю жизнь. Наш вид спорта сверхэкстремальный. Любой человек, который хоть раз прыгнул с трамплина, – уже личность.

Машину Николай Козеко всегда водит сам
© Photo : из личного архива
Машину Николай Козеко всегда водит сам

Тренерский успех пришел ко мне постепенно. Медали Олимпиад у многих как-то стерли в памяти, что первой чемпионкой Советского Союза во фристайле стала Светлана Бондарчук, а первым обладателем Кубка СССР по фристайлу стал призер Монреальской и Московской Олимпиад Владимир Алейник. Оба эти спортсмена тренировались у меня.

Первая медаль на Олимпиаде в Нагано у Дмитрия Дащинского была завоевана, когда мне было 48 лет, а первое золото Алексея Гришина в Ванкувере пришлось на мой 60-летний юбилей.

Возраст имеет одну особенность – порог терпимости, внутренние тормоза практически во всех экстремальных ситуациях срабатывают мгновенно и помимо вашего сознания.

Для меня Дмитрий Дащинский, который работает со мной, – это абсолютное откровение. Практически весь сезон я за рулем, на сборы за границу мы выдвигаемся на машине. Когда Дима выступал, то мог всю дорогу от Беларуси до Франции не проронить ни слова. Сложно себе представить, что спортсмен, выступающий на Олимпийских играх, может быть стеснителен и застенчив.

Белорусские фристайлисты вместе с тренером Николаем Козеко
© Sputnik / Виктор Толочко
Белорусские фристайлисты вместе с тренером Николаем Козеко

А сегодня – это вулкан в общении! Ему все интересно, все он хочет обсудить со своими собеседниками. Сверхталантливый, утонченный, схватывающий все с первого раза за одну тренировку Алексей Гришин и упрямый, ничего не принимающий на веру Антон Кушнир.

О девочках я не говорю – все они примы. Каждый из них – часть моей жизни, точно так же, как и я – часть их жизни.

Чего я жду и о чем мечтаю? О победах своих учеников. Чего желаю им и себе? Удачи и везения. В нашем виде спорта без этого никак.

1266
Теги:
Николай Козеко, фристайл, спорт, Беларусь
На фудкортах прежде яблоку негде было упасть, теперь встречаются единичные посетители

Сидим и чего-то ждем: рестораны и кафе переживают непростые времена

2949
(обновлено 18:09 03.04.2020)
Корреспондент Sputnik прошлась по увеселительным заведениям Минска и понаблюдала, что изменилось в них за последние недели.

Из опасений заразиться и самоизоляции клиенты все реже отваживаются посетить столичный общепит. И блюда в ресторанах в ожидании посетителей совсем остыли...

Корреспондент Sputnik Юлия Балакирева прошлась по некоторым прежде многолюдным заведениям.

К врачу – без кофе

Несколько лет назад в моей поликлинике открылся небольшой буфет. Я все не могла нарадоваться ему. Удобно: пока ждешь своей очереди, можно зайти за кофе.

Но сейчас так уже не получится. Двери буфета закрыты. Висит объявление: "Временно не работаем". В последние дни такие объявления встречаются довольно часто.

Буфет в поликлинике уже закрылся
© Sputnik Юлия Балакирева
Буфет в поликлинике уже закрылся

А еще несколько дней назад, когда буфет работал, пока готовился заказ, разговорились с продавцом. Говорили, конечно, о коронавирусе.

Девушка-продавец рассказывала, что покупателей почти не осталось. Сотрудники поликлиники еще заходят, а посетители пробегают мимо.

Выручка у буфета падает. Кулинарию, которую заказывают на день, не раскупают… Грустная, в общем, история. Встал вопрос, чем платить за аренду.

Продавец мне говорит: "Пойдем сегодня к главврачу разговаривать". Видимо, договориться не удалось. Буфет закрылся.

Три человека в зале

Честно говоря, не хочется заражаться паникой. Именно заражаться – она опаснее, чем само заболевание. Стараешься замечать хорошее вокруг. Но, увы, иногда на глаза попадаются грустные примеры.

В общественных местах сейчас питаются только очень смелые люди
© Sputnik Юлия Балакирева
В общественных местах сейчас питаются только очень смелые люди

Возле работы есть гостиница, а там – столовая. В середине марта заметила, что людей в ней стало меньше. Если раньше к кассе выстраивалась очередь, то теперь подходи спокойно, выбирай любой понравившийся столик.

Пару дней назад, когда я была там, вместе со мной пообедать пришли три человека.

Лимонный пирог

Есть в Минске кафешка, куда я люблю наведываться после работы. Ничего особенного. Заказать можно кофе и что-нибудь к нему. Полноценные блюда там не готовят.

Но, как ни странно, зал всегда битком. Для меня прелесть этого кафе заключается в виде, который открывается из окна. Сидишь себе, пьешь кофе и смотришь на оживленную Немигу.

На днях решила совершить приятный ритуал после работы. Очень захотелось лимонного пирога. Но его не оказалось. Как и посетителей. На меня уставился один мужчина.

Кондитерские витрины становятся все более диетическими - спрос все меньше
© Sputnik Юлия Балакирева
Кондитерские витрины становятся все более "диетическими" - спрос все меньше

Продавец оживилась, а когда я представилась журналистом, честно призналась: работы стало меньше. Посетителей уменьшилось вдвое. Причем случилось это внезапно. Еще неделю назад кафе жило обычной жизнью.

Выручка упала в два раза. Что будет дальше, в кафе не знают.

Пока же кризис "сожрал" витрину. Раньше полки ломились от тортов. А сейчас кафе превратилось в рай для худеющих. Свежую выпечку потихоньку начали вытеснять конфеты, которые портятся не так быстро.

Ждем зарплату за январь

Владельцы ресторанов, конечно, несут убытки. Но если говорить об официантах – чаще всего речь идет о средствах к существованию.

В еще одном кафе на Немиге сложно было дождаться свободного столика. А сейчас здесь тихо и пусто.

Официант признался, что я первый посетитель за день. На часах был полдень.

"Если открываемся в 12:00, то первый стол приходит в 18:00. Шесть часов сидим и не знаем, что делать. Я уже умираю от количества кофе, которое выпиваю за это время", – пожаловался молодой человек.

Он рассказывал, что за день заказывают только 2-3 столика. И так уже месяц. Выручка у кафе минимальная. Людям нечем платить зарплату.

"Официантам еще не выплатили зарплату за январь. У нас принято ее задерживать. Но никогда такого не было, чтобы настолько. Никто не знает, что будет дальше… У нас сеть ресторанов. Все закрылись, кроме нашего. Уволить нас не могут, потому что нужно выплатить деньги", – продолжал парень.

Теперь рестораны предлагают есть их блюда, но не выходя из дома
© Sputnik Алеся Зеленко
Теперь рестораны предлагают есть их блюда, но не выходя из дома

Да и сами доходы сильно упали. Если раньше официант отрабатывал по 5-6 смен в неделю, то теперь только две. Людей отправляют отсиживаться домой.

Один час работы в кафе оценивается в один рубль. За смену получается шесть рублей. А за неделю – 12.

"Я не вижу смысла в такой работе вообще. Но уйти не могу – в других кафе ситуация не лучше. Сидим и чего-то ждем", – добавил официант.

Честно скажу: очень хотелось написать хоть что-то позитивное. Я искала такие примеры, но не нашла. Ушла в подавленном состоянии.

С семьей решили: сходить в ресторан на выходных, что ли?

Или все-таки не стоит рисковать?..

Читайте также:

2949
Теги:
общепит, рестораны, коронавирус COVID-19, Беларусь
Темы:
Коронавирус COVID-19 в Беларуси
Чемпионат Беларуси по футболу, матч Шахтер - Неман

"Шахтер" не обыграл "Неман" в чемпионате Беларуси

14
(обновлено 17:51 04.04.2020)
Поединок третьего тура чемпионата страны прошел в Солигорске практически при пустых трибунах.

МИНСК, 4 апр – Sputnik. Солигорский "Шахтер" и гродненский "Неман" разошлись миром в матче чемпионата Беларуси по футболу, сообщает Sputnik.

Сегодня на стадионе "Строитель" в Солигорске местный "Шахтер" принимал в гостях "Неман" из Гродно. Соперники не смогли выявить сильнейшего – 0:0.

После туров у обеих команд по четыре балла в активе. "Горняки" и "Неман" делят пятое место в таблице. 

Следующий матч "Шахтер" проведет 8 апреля в Бресте против "Динамо" в рамках полуфинала Кубка Беларуси. "Неман" 10 апреля примет бобруйскую "Белшину".

14
Теги:
Чемпионат Беларуси по футболу, футбол, ФК Шахтер (Солигорск)