Где живут Хадижа и Мустафа? Ивье столица белорусских татар

2105
(обновлено 10:01 20.03.2020)
О чужой земле, которая смогла стать родной на века, больших урожаях, которые может погубить коронавирус, и о том, почему умирает главный татарский промысел в нашей стране.

В этом белорусском городе мужчин с именами Мустафа и Ибрагим едва ли не больше, чем Миш и Игорей. Именно в Ивье живет самая большая татарская община в нашей стране – больше 600 человек.

Каждый из них ассоциирует себя не отдельно со своей семьей, а непременно со всем народом.

На обычный вопрос "Сколько вы живете в Ивье?" любой татарин, не задумываясь, ответит: "Так 620 лет живем". Считается, что примерно столько они живут на территории Беларуси. И только потом расскажет, когда и где жили именно его прадеды.

Еще они любят пересказывать легенду о том, как Витовт Великий подарил эти земли их предкам, как знатная полька дала материал на ту самую Ивьевскую мечеть, которая ни разу с 1882 года не прекращала работу.

Появление татар на наших землях связывают с именем Витовта
© Sputnik Тамара Зенина
Появление татар на наших землях связывают с именем Витовта

Гордятся тем, что земляк Абу-Бекир Шабанович занимает почетную должность муфтия, и радуются тому, что на белорусской земле во все времена чувствовали себя как дома.

В последние десятилетия ивьевских татар обязательно связывают… с помидорами, которые с ранней весны высаживают в огромных теплицах в каждом огороде.

Корреспондент Sputnik Тамара Зенина отправилась в город, который называют "столицей белорусских татар".

В огород раньше, чем в школу

Если заглянуть в любую татарскую теплицу в марте, в нос непременно ударит ядреный запах свежего лука. В этом году он вырос раньше почти на месяц, потому что зима была аномально теплой.

Жанна Радецкая и Алла Радкевич в свободное от теплиц время создают красоту
© Sputnik Тамара Зенина
Жанна Радецкая и Алла Радкевич в свободное от теплиц время создают красоту

"Сейчас идут лук и редиска, потом начнутся у кого огурцы, у кого капуста, но в основном у всех помидоры", – говорят три подруги: Оксана Радкевич, Жанна Радецкая и Алла Радкевич.

Молодые женщины и живут по соседству, и теплицы имеют одинаковые, а недавно объединили свои усилия в один бизнес – открыли небольшой магазинчик, чтобы продавать в нем замечательные вещи, которые делают своими руками.

"Конечно, теплицы есть у нас всех, у кого-то даже две или три", – загибает Жанна Радецкая ноготки с ярким маникюром.

Оксана Радкевич со светильником ручной работы
© Sputnik Тамара Зенина
Оксана Радкевич со светильником ручной работы

 – А в теплице с таким разве можно работать?

"Конечно, перчатки надел и пошел!" – смеется умелица.

"Лук скороспелый, его ничем не обработаешь, людей травить же не будешь. Так что продукт у нас – натуральный", – ручается за всех Алла Радкевич.

А потом все втроем подруги рассказывают про то, что в прошлом году из-за непогоды не взошла половина лука, про то, что в Минске на рынке самим урожай продать уже не получается, одна надежда на скупщиков и россиян.

День помидоров в Ивье
© Sputnik Тамара Зенина
В Ивье традиционно выращивают самые вкусные помидоры

"Иногда и половину обратно везешь домой и по дороге в лесу выбрасываешь от отчаяния", – делятся наболевшим собеседницы.

Красоту, которую они выставили в своем магазине, делают в "свободное от теплиц" время, поясняя, что "в ящике сидеть" не приучены, а приучены с самого детства работать.

"Нас в огород приводили раньше, чем в школу, а кроме огорода были еще лошади, коровы, гуси", – рассказывают девчонки.

Сегодня, по их словам, "с земли уже сильного заработка нет".

"В прошлом году вообще никто ничего не заработал на помидорах, цены не было. С теплиц в последние годы дохода хватает только на то, чтобы едва "отзимовать", – делают грустный вывод татарки.

Когда из работы колхоз да коммунхоз

В Ивьевском краеведческом музее целый зал посвящен истории местных татар. В начале прошлого века даже на картах эту территорию так и обозначали – "татары".

Позже у местечка появилось название Муравщизна. Сейчас это несколько улиц в одном из районов Ивье, на которых по-прежнему живут татары. Из любой части города увидеть Муравщизну можно по возвышающемуся минарету.

Мустафа Халильевич много лет работал в колхозе, да и сейчас без скотины свою жизнь не мыслит
© Sputnik Тамара Зенина
Мустафа Халильевич много лет работал в колхозе, да и сейчас без скотины свою жизнь не мыслит

На одной из улиц поселения встречаю ловко лавирующего на телеге между иномарками Мустафу Халильевича.

"Не знаю, что будет в этом году с урожаем… Раньше мы наберем коробок из-под бананов, уложим в них свой товар – и никто не смотрел на те коробки, главное, чтобы помидоры были хорошие.

А теперь трэба, чтобы коробки были новыми, и каждую продают по доллару. Тысяча коробок – тысяча долларов. А где мне их взять?" – говорит Мустафа о новых требованиях к таре, а потом показывает свою теплицу с редиской, "которая скоро взойдет".

"Ивье – очень красивое, тут как на курорте. Но жить можно только пенсионерам, як у тябе есть пенсия и яшчэ яки даход, – Мустафа указывает на свой огород. – А так тут работы вообще нет: колхоз да коммунхоз". 

Мустафа по образованию ветврач, много лет отработал в колхозе на разных должностях, вплоть до руководителя.

"Свое всегда лучше, чем колхозное. Вот у меня одногруппник, вместе Витебский институт оканчивали, всю жизнь прорабиу у колхозе, был передовиком, грамоты, медали.  Памер – и что детям осталось? Грамоты и медали", – рассуждает Мустафа.

В Ивье находится старейшая на территории Беларуси мечеть
© Sputnik Тамара Зенина
В Ивье находится старейшая на территории Беларуси мечеть

Говорит, что сам всегда держал много скотины – и лошадей, и коров, только теперь осталась "одна Машка".

"И пахать, и сеять – все она. Можно было б купить мини-трактор, но они слабенькие. Лошадь сильней за трактор, да и привык я к лошади", – привычно поправляет упряжь хозяин.

Вспоминает, что раньше и теплиц было "пять-шесть", и земли не в пример больше нынешних 25 соток.

"Постарели мы, силы уже не те, а дети уехали и давно ни в чем не нуждаются", – объясняет татарин.

 – Раз им помогать не нужно, зачем же вы так много работаете? – пытаюсь охватить глазом уходящий за горизонт распаханный надел с огромными теплицами. 

"Брось, разве это много – всего две теплицы", – искренне удивляется Мустафа.

Намаз вместе с мужем совершаем по пять раз в день

С Аминой Шабанович, женой председателя общины, мы встречаемся как раз во время начала распространения коронавируса среди студентов БНТУ, где учится и ее сын.

"Он сразу позвонил нам и сказал, что все факультеты перевели на дистанционное обучение, кроме его – военного", – рассказывает Амина.

 – Волнуетесь за сына?

"На все воля Аллаха!" – спокойно отвечает женщина и проводит меня в ту самую старейшую на территории Беларуси мечеть.

"Предыдущий имам наш был простой человек, работал в колхозе. Наверное, поэтому не вызывал подозрения, и нашу мечеть так и не закрыли, даже когда в Ивье закрыли и костел, и православный храм. Наш новый имам – учитель", – рассказывает Амина.

Сегодня и Коран, и святые мусульманские мугиры есть в доме каждого татарина
© Sputnik Тамара Зенина
Сегодня и Коран, и святые мусульманские мугиры есть в доме каждого татарина

Фотографироваться женщина отказывается.

"Мы с мужем были в хадже в Мекке и Медине. После хаджа сниматься нежелательно", – объясняет мусульманка.

Она рассказывает, что дома вместе с мужем пять раз совершают намаз, а по пятницам обязательно идут в мечеть на главный джума-намаз.

"Теплицы тоже есть, куда без них, мы другой жизни не знаем", – улыбается Амина.

Она вспоминает, как в детстве все росло просто в огороде.

"Потом стали на дугах накрывать парники, поставили для себя маленькие теплички на 5-6 метров. А потом подумали: раз вырастили для себя, почему не вырастить для всех?" – рассказывает собеседница.

Сейчас размер стандартной ивьевской теплицы – 30 на 10 метров, и в каждом огороде их возвышается не меньше двух.

"Аджика, томаты маринованные, томаты дольками, кетчуп, лечо, разные огурцы – все рецепты старые, меня учила свекровь, мама умерла рано. Я люблю делать закатки, все лето делаю, а потом большую половину раздаю", – делится своим главным рецептом Амина.

Пироги и колдуны для настроения

Из погреба ее соседки Айши Сафаревич из всего помидорного ассортимента я выбираю бутылку томатного сока с осевшими хлопьями густой мякоти.   

Мне ароматный напиток напоминает о вкусах из прошлого. О прошлом вспоминает и моя собеседница.

"Мы с детства воспитывались в религиозном духе, сестра училась тайно в специальных классах, которые были в нескольких домах, "медресе".

Арабской грамоте здесь всех научили деды и прадеды, чтобы читать молитвы и суры из Корана
© Sputnik Тамара Зенина
Арабской грамоте здесь всех научили деды и прадеды, чтобы читать молитвы и суры из Корана

Меня арабской грамоте научил дед, он читал молитвы и суры из Корана", – Айша Ибрагимовна трепетно листает Священную книгу.

Сегодня и Коран, и святые мусульманские мугиры есть в доме каждого татарина. Развал Советского Союза вернул татарам и веру, и настоящие имена: Борисы стали Абу-Бекирами, Мишу стали звать Мустафой, а Анна Сафаревич узнала, что она Айша.

"Нынешнее поколение женятся на всех, а вот наши родители были очень категоричны. Мой брат влюбился здесь в Ивье в полячку и решил на ней жениться. Мама от него отреклась, и это была трагедия в нашей семье. Брату с женой пришлось переехать в другой город. На рождение его детей мы приезжали с отцом. Прошло лет пять, прежде чем мама смогла смириться с невесткой другой веры", – рассказывает Айша Ибрагимовна.

Сама она прожила со своим мужем-татарином больше сорока лет, потом овдовела.

"Когда мы поженились, родители подарили нам этот участок и сказали: работайте и обживайтесь. Мы засадили весь участок огурцами, потом возили их в Минск на Комаровку, и там за ними очереди выстраивались. Тогда еще даже пинских не было, только ивьевские", – вспоминает собеседница.

С этого свадебного подарка они с мужем и дом справили, и машину купили.

Айша Сафаревич - настоящая труженица, все своими руками делает, в том числе и вкусные пироги печет
© Sputnik Тамара Зенина
Айша Сафаревич - настоящая труженица, все своими руками делает

"Раньше семена сами делали, помидоры были вкусные, но не транспортабельные. Теперь покупаем голландские гибриды. Вот я уже купила почти на двести долларов", – Айша Ибрагимовна показывает цветные пакетики.

Она сетует на то, что в прошлом году из-за упавшей цены на помидоры до 30 копеек за килограмм только семена и удалось окупить. Прогнозы на этот год хозяйка делать боится.

"Если коронавирус не прекратится и россияне не заберут овощи, вся наша работа и весь урожай пропадет", – вторит ей зашедшая в гости подруга Хадижа Ризванович.

Хадижа выкладывает на стол румяный пирог, а Айша тут же достает из морозильника домашние пельмени, которые татары называют "колдунами".

"Мы на днях налепили аж 200 штук с говядиной и курятиной", – говорят подруги и признаются, что долгие зимние вечера частенько коротают вместе за приготовлением национальных блюд, "просто так, для настроения".

После обеда отправляемся на экскурсию по огороду.

В доме у Айши Ибрагимовны всегда тепло и уютно
В доме у Айши Ибрагимовны всегда тепло и уютно

"Лука раньше я садила тонну, теперь половину. В этой теплице к середине апреля будет редиска, потом везде помидоры. У меня есть еще малая тепличка, я там всякую экзотику высаживаю: помидоры черные, малиновые, де-барао", – с гордостью демонстрирует свое хозяйство Айша Сафаревич.

Как настоящая труженица, она жалуется на спину, называя радикулит своим "профзаболеванием", а как настоящая татарка, тут же размышляет о том, что на ее 15 сотках могла бы вместиться еще одна теплица.   

 – Все говорят о том, что  помидоры перестали быть прибыльным делом, наверное, нет смысла так много работать?

"Может, смысла и нет, но сидеть без дела все равно никто не будет. Я весны не могла дождаться, засиделась в этом планшете с сериалами, одышка появилась. А теперь вот снова начала шевелиться. Если я брошу теплицы и перестану работать, то и мне будет конец", – красноречиво объясняет свою жизненную позицию Айша Сафаревич.

Читайте также:

2105
Теги:
Ивье, Беларусь

Главный тренер сборной Беларуси по лыжной акробатке Николай Козеко

Бегущая строка памяти: неюбилейный разговор с Николаем Козеко

1049
(обновлено 01:07 04.04.2020)
Колумнист Sputnik Игорь Козлов накануне юбилея поговорил с легендарным тренером не о победах и успехах, а о простом, человеческом: юности, родном городе, жизни.

У любой спортивной победы есть два слагаемых – спортсмен и подготовивший его тренер. Мы видим их на телеэкранах во время их общего триумфа. А каковы они в жизни? Что ими движет? В канун своего 70-летия выдающийся белорусский тренер по фристайлу Николай Иванович Козеко рассказал, прежде всего, о жизни – о тех людях, которые его окружали, о времени и о себе.

Главный тренер национальной сборной по фристайлу Николай Козеко
© Sputnik Владимир Нестерович

История семьи: от эмиграции до коммуны

Я родился 5 апреля 1950 года в Минске в роддоме на улице Володарского – это был первый роддом в городе, он просуществовал до начала 90-х годов. Сегодня в этом здании другое лечебное учреждение. Мой отец в это время служил в армии, и меня с матерью забрала к себе бабушка, которая жила в Мачулищах. Дом, в котором мы жили, вскоре сгорел. Семье пришлось перебраться в землянку. Но это продолжалось недолго, в 1952 году отца, который к этому времени еще служил, перевели на новое место службы в Ульяновск. В Минск мы вернулись в 1956 году.

Стержнем всей нашей семьи была моя бабушка по матери Агафья Антоновна. Она родилась в 1886 году в деревне Колядичи – сегодня это промзона недалеко от Мачулищей. В 13 лет ее отдали в услужение настоятелю Сенницкой церкви. В первом браке у нее родилась дочь Анюта. 

Но этот брак оказался недолгим, вскоре она развелась и вышла замуж за Дмитрия Ивановича Федоренчика – это мой дед. Он служил на Ярославской железной дороге, в состав которой входило все железнодорожное сообщение Беларуси. В начале 1913 года на Ярославской железной дороге прошла стачка, многих рабочих, в том числе и деда, уволили. Оставшись без работы, бабушка с дедом эмигрировали в Америку и обосновались в Нью-Йорке.

Потрясающий кадр: Николай Козеко парит над Дворцом культуры Белсофпрофа
© Photo : из личного архива
Потрясающий кадр: Николай Козеко парит над Дворцом культуры Белсофпрофа

Там дед работал электрогазосварщиком. В 1914 году в Нью-Йорке родился мой дядя Иван, а в 1916-м – моя мать Ольга. После революции советская власть призвала всех граждан, кто эмигрировал, вернуться домой. В 1924 году в Беларусь приехала большая группа возвращенцев, среди которых была и семья моей матери. Они обосновались в Марьиной Горке, где создали одну из первых сельскохозяйственных коммун в Беларуси – это было задолго до создания колхозов.

Бабушка была рабочей, а дед Иван Дмитриевич был заместителем председателя коммуны. Но вскоре семья распалась, бабушка поймала деда с любовницей. Измены простить не смогла, и они расстались. После развода бабушка переехала в Мачулищи, вышла в третий раз замуж за Якова Викентьевича Минича. С Миничем они были давно знакомы, вместе вернулись из США. Он родом с Пинщины, у него там была семья. Но найти свою семью он не смог, в то время Пинщина была территорией Польши. В этом браке у них родился общий сын Павел.

Родители: мать - Ольга Дмитриевна, отец - Иван Дорофеевич
© Photo : из личного архива
Родители: мать - Ольга Дмитриевна, отец - Иван Дорофеевич

Немецкая овчарка и выстрел

Мой отец Иван Дорофеевич Козеко родился в деревне Костевичи Кировского района Могилевской области. Родители познакомились во время учебы в Минском пединституте. В 1939 году они поженились, и в этом же году отца забрали служить в армию. Отец был тяжело ранен под Вязьмой. В полевом госпитале, где он проходил лечение – по сути это была большая палатка, – он лежал с самого края. Эвакуация госпиталя проходила под бомбежкой, и санитары успели забрать в поезд только тех, кто лежал близко. После лечения в тылу отец стал политработником. Издавал сначала полковую, а затем армейскую газеты.

А мать с бабушкой остались дома в Мачулищах. Яков Викентьевич Минич ушел в партизаны, но связи с домом не терял. Связь с партизанами стоила жизни их общему сыну Павлу, который был расстрелян немцами.

В Мачулищах был аэродром, который немцы после оккупации использовали для своих летных частей. Все летчики и летная обслуга располагались по близлежащим хатам у местных жителей.

Немцы в белорусской деревне, архивное фото
© Public Domain.
Немцы в белорусской деревне, архивное фото

Немецкие летчики стояли на постое и у моей бабушки. В нашей семье всегда любили собак, а у бабки была овчарка, которую она запирала в хлев, когда немцы возвращались со службы. В один из дней подвыпившие летчики пошли в хлев за яйцами. Понятно, что реакция собаки на непрошеных гостей была естественной. Немцы застрелили овчарку, а мать и бабушку посадили на скамейку возле дома для проведения "воспитательной беседы". Немец поводил пистолетом перед их лицами, а затем, рассмеявшись, выстрелил в воздух. Мать говорила, что в этот момент она руками вцепилась в скамейку, на которой сидела. После этого случая мать с бабушкой ушли в партизанский отряд в Пуховичский район, где были в обозе – стирали, убирали, готовили, пряли. Во время карательных операций они вместе с партизанами по несколько недель сидели в болоте.

По городу моего детства

В Минск наша семья вернулась в 1956 году после демобилизации отца из армии. Отец получил две комнаты в коммунальной квартире в доме напротив железнодорожного вокзала, который знают все минчане – ворота Минска. Через год я пошел в первый класс в 9-ю школу, которая находилась напротив Михайловского сквера.

До революции в здании на улице Кирова располагалась гимназия Рейман
© Public Domain.
До революции в здании на улице Кирова располагалась гимназия Рейман

До революции в этом здании располагалась женская гимназия, сегодня после реставрации здесь Евразийский экономический суд. В этой школе я проучился ровно год, а на следующий год, когда отец получил отдельную квартиру в доме напротив филармонии, меня перевели в 64-ю школу на улице Куйбышева, которую я и окончил.

Моя малая родина в Минске – это Комаровка, так назывался в то время район нынешней площади Якуба Коласа. Комаровский рынок в то время был очень маленьким, он начинался сразу за полиграфкомбинатом – сегодня на этом месте площадь. За рынком находилась конечная диспетчерская станция многих автобусных маршрутов, а за ней начинался частный сектор и опытные поля Болотной станции, которая располагалась на нынешней площади Бангалор. Дорога вдоль рынка представляла собой деревянные настилы из досок и бревен. Во время весенних разливов или после сильных дождей были места, которые было невозможно пройти – прокладывались деревянные кладки для движения людей.

В спорт Николая Козеко тянуло всегда
© Photo : из личного архива
В спорт Николая Козеко тянуло всегда

Мужское население любило Комаровку за то, что там можно было купить за копейки стакан вина, которое продавалось молдаванами из бочек. Все лето на рынке продавалась газировка – без сиропа стакан воды с газом стоил одну копейку, а с сиропом – четыре. Аромат сиропов, которые наливались в стеклянные колбы, разносился по всей округе.

Во фристайле у нас все должно получиться!

В спорт я пришел неожиданно и незаметно для самого себя. В четвертом классе к нам в школу на практику пришел Леонид Иосифович Лившиц. Он показал нам прыжки на батуте. Они нравились всем, другой вопрос, что не у всех хватало умения, а если честно, то смелости делать сложные акробатические упражнения. Так я оказался в секции спортивной акробатики, которая находилась на площади 8-го Марта. Она и сегодня расположена в том же здании по проспекту Победителей, 2.

Я занимался не только прыжками на батуте, но и прыжками в воду. Чемпионом СССР в прыжках на батуте я стал в 1973 году, а по прыжкам в воду выиграл только зональные соревнования, которые в 70-е годы проходили в Прибалтике.

Флаг ЕОК несли легенды белорусского спорт - олимпийские чемпионы Алла Цупер, Елена Белова, Игорь Макаров, Николай Козеко, Александр Романьков и Янина Провалинская-Корольчик.
© Sputnik / Виктор Толочко
Николай Козеко вместе с другими легендами белорусского спорта Аллой Цупер, Еленой Беловой, Игорем Макаровым, Александром Романьковым и Яниной Провалинской-Корольчик несет флаг ЕОК.

Страх является природным инстинктом человека, но я умею и знаю, как преодолеть его. Моя тетка была профессиональным испытателем мотоциклов на Минском мотовелозаводе, чемпионкой СССР по мотокроссу. У меня с моим двоюродным братом был один мотоцикл на двоих, на котором мы беспощадно гоняли и получали от этого удовольствие.

У меня есть стойкое убеждение, что математический закон парных чисел (с математикой и особенно геометрией во время учебы в школе у меня никогда не было проблем – это были мои любимые предметы) с каждым из нас повторяется в жизни.

С 1968 по 1970 годы я по приглашению местных спортивных властей выступал за спортивные общества в Ставрополе. В памяти отложилось на то время вполне заурядное событие. Группу спортсменов, в которой был и я, как победитель Кубка СССР и призер чемпионата страны, награждали грамотами.

Главный тренер белорусских фрисайлистов Николай Козеко
© Sputnik Павел Антонов
Успех - это всегда годы тренировок и сборов

Грамоты вручал нам на то время секретарь Ставропольского крайкома КПСС Михаил Горбачев. Когда Михаила Сергеевича избрали Генеральным секретарем ЦК КПСС, то я почувствовал то обаяние, которое испытал при нашей первой и единственной встрече. В нашем обществе отношение к этому политику очень неоднозначное, оценки очень полярные и эмоции порой зашкаливают. Лично я к Горбачеву отношусь нейтрально. Многое можно понять, но не принять. Но я не могу себе позволить смелость судить о тех или иных поступках этого человека – признаемся честно, мы очень мало знаем, что происходило и как происходило. На все нужно время.

Но самым ярким ощущением этого математического закона была Олимпиада в Сочи. Сегодня как-то подзабылось то обстоятельство, что Игры в Сочи должны были состояться в 1998 году. Идея проведения зимней Олимпиады в Сочи впервые была озвучена в 1989 году на самом высоком уровне руководства СССР. В то время два наших специалиста по горным лыжам: директор Раубичей Василий Грищенко и старший тренер по горным лыжам Геннадий Минеев – выезжали в Сочи для консультаций по вопросу строительства горнолыжной трассы.

В 2014 году в Сочи у меня было стойкое ощущение, о котором я никому не говорил, что во фристайле у нас должно все получиться. И получилось!

Концерт Магомаева во Дворце спорта

Я вырос в творческой семье. Мой отец Янка Козеко был известным литературным критиком, работал главным редактором Белгосиздата, был заместителем Петруся Бровки в Белорусской энциклопедии.

Парковая магистраль - Минск 1960-х
© Sputnik / Юрий Иванов
Дворец спорта на Парковой магистрали в Минске открылся концертом Муслима Магомаева

Писательская среда, которая была постоянно в нашем доме, воспринималась мною естественно и органично. Сам я был фанатичным меломаном и балетоманом. С возрастом страсть ушла, но увлечение осталось. Я воспринимаю музыку и балет как два универсальных мировых языка, понятных всем и каждому. Совсем недавно получил удовольствие, посмотрев в нашем Большом театре "Анну Каренину".

Вторым ярким событием сегодняшнего дня стал сериал "Магомаев", прошедший недавно по телевидению. Этот сериал вернул меня к одному из самых ярких событий молодости – открытию в Минске Дворца спорта. Дворец открылся в 1966 году концертом Муслима Магомаева. На этот концерт я не попал, но помню, какое было столпотворение. С рук билеты продавались по десять рублей. Чтобы было понятно, что такое десять рублей на то время, поясню, что зарплата женщины, зарабатывавшей сорок, в то время считалась приличной.

Гастроли джаз-оркестра Дюка Эллингтона в СССР.  Во время выступления Дюка Эллингтона в Минске.
© Sputnik / Юрий Иванов
Гастроли джаз-оркестра Дюка Эллингтона в СССР. Во время выступления Дюка Эллингтона в Минске.

Но на концерт Дюка Эллингтона, который был в СССР в 1972 году с единственным гастрольным туром, я попал. К нам в Минск на этот концерт приехало очень много людей из Прибалтики. Попасть на Эллингтона удалось не всем – он дал всего два концерта. В кассе Дворца спорта по удостоверению мастера спорта СССР я купил два билета. На концерт я пошел с другом Юрием Путыгиным – известным тренером по прыжкам в воду, тренировавшим украинских и финских спортсменов.

Сверхэкстремальный вид спорта

У меня часто спрашивают, кого из своих учеников я смог бы выделить. Я всегда отвечаю: "Никого". С моей стороны это честный ответ. Ждать от меня каких-то скандальных откровений не стоит. Причина этого не в моей закрытости, а в понимании того, чем я занимаюсь всю жизнь. Наш вид спорта сверхэкстремальный. Любой человек, который хоть раз прыгнул с трамплина, – уже личность.

Машину Николай Козеко всегда водит сам
© Photo : из личного архива
Машину Николай Козеко всегда водит сам

Тренерский успех пришел ко мне постепенно. Медали Олимпиад у многих как-то стерли в памяти, что первой чемпионкой Советского Союза во фристайле стала Светлана Бондарчук, а первым обладателем Кубка СССР по фристайлу стал призер Монреальской и Московской Олимпиад Владимир Алейник. Оба эти спортсмена тренировались у меня.

Первая медаль на Олимпиаде в Нагано у Дмитрия Дащинского была завоевана, когда мне было 48 лет, а первое золото Алексея Гришина в Ванкувере пришлось на мой 60-летний юбилей.

Возраст имеет одну особенность – порог терпимости, внутренние тормоза практически во всех экстремальных ситуациях срабатывают мгновенно и помимо вашего сознания.

Для меня Дмитрий Дащинский, который работает со мной, – это абсолютное откровение. Практически весь сезон я за рулем, на сборы за границу мы выдвигаемся на машине. Когда Дима выступал, то мог всю дорогу от Беларуси до Франции не проронить ни слова. Сложно себе представить, что спортсмен, выступающий на Олимпийских играх, может быть стеснителен и застенчив.

Белорусские фристайлисты вместе с тренером Николаем Козеко
© Sputnik / Виктор Толочко
Белорусские фристайлисты вместе с тренером Николаем Козеко

А сегодня – это вулкан в общении! Ему все интересно, все он хочет обсудить со своими собеседниками. Сверхталантливый, утонченный, схватывающий все с первого раза за одну тренировку Алексей Гришин и упрямый, ничего не принимающий на веру Антон Кушнир.

О девочках я не говорю – все они примы. Каждый из них – часть моей жизни, точно так же, как и я – часть их жизни.

Чего я жду и о чем мечтаю? О победах своих учеников. Чего желаю им и себе? Удачи и везения. В нашем виде спорта без этого никак.

1049
Теги:
Николай Козеко, фристайл, спорт, Беларусь
На фудкортах прежде яблоку негде было упасть, теперь встречаются единичные посетители

Сидим и чего-то ждем: рестораны и кафе переживают непростые времена

2900
(обновлено 18:09 03.04.2020)
Корреспондент Sputnik прошлась по увеселительным заведениям Минска и понаблюдала, что изменилось в них за последние недели.

Из опасений заразиться и самоизоляции клиенты все реже отваживаются посетить столичный общепит. И блюда в ресторанах в ожидании посетителей совсем остыли...

Корреспондент Sputnik Юлия Балакирева прошлась по некоторым прежде многолюдным заведениям.

К врачу – без кофе

Несколько лет назад в моей поликлинике открылся небольшой буфет. Я все не могла нарадоваться ему. Удобно: пока ждешь своей очереди, можно зайти за кофе.

Но сейчас так уже не получится. Двери буфета закрыты. Висит объявление: "Временно не работаем". В последние дни такие объявления встречаются довольно часто.

Буфет в поликлинике уже закрылся
© Sputnik Юлия Балакирева
Буфет в поликлинике уже закрылся

А еще несколько дней назад, когда буфет работал, пока готовился заказ, разговорились с продавцом. Говорили, конечно, о коронавирусе.

Девушка-продавец рассказывала, что покупателей почти не осталось. Сотрудники поликлиники еще заходят, а посетители пробегают мимо.

Выручка у буфета падает. Кулинарию, которую заказывают на день, не раскупают… Грустная, в общем, история. Встал вопрос, чем платить за аренду.

Продавец мне говорит: "Пойдем сегодня к главврачу разговаривать". Видимо, договориться не удалось. Буфет закрылся.

Три человека в зале

Честно говоря, не хочется заражаться паникой. Именно заражаться – она опаснее, чем само заболевание. Стараешься замечать хорошее вокруг. Но, увы, иногда на глаза попадаются грустные примеры.

В общественных местах сейчас питаются только очень смелые люди
© Sputnik Юлия Балакирева
В общественных местах сейчас питаются только очень смелые люди

Возле работы есть гостиница, а там – столовая. В середине марта заметила, что людей в ней стало меньше. Если раньше к кассе выстраивалась очередь, то теперь подходи спокойно, выбирай любой понравившийся столик.

Пару дней назад, когда я была там, вместе со мной пообедать пришли три человека.

Лимонный пирог

Есть в Минске кафешка, куда я люблю наведываться после работы. Ничего особенного. Заказать можно кофе и что-нибудь к нему. Полноценные блюда там не готовят.

Но, как ни странно, зал всегда битком. Для меня прелесть этого кафе заключается в виде, который открывается из окна. Сидишь себе, пьешь кофе и смотришь на оживленную Немигу.

На днях решила совершить приятный ритуал после работы. Очень захотелось лимонного пирога. Но его не оказалось. Как и посетителей. На меня уставился один мужчина.

Кондитерские витрины становятся все более диетическими - спрос все меньше
© Sputnik Юлия Балакирева
Кондитерские витрины становятся все более "диетическими" - спрос все меньше

Продавец оживилась, а когда я представилась журналистом, честно призналась: работы стало меньше. Посетителей уменьшилось вдвое. Причем случилось это внезапно. Еще неделю назад кафе жило обычной жизнью.

Выручка упала в два раза. Что будет дальше, в кафе не знают.

Пока же кризис "сожрал" витрину. Раньше полки ломились от тортов. А сейчас кафе превратилось в рай для худеющих. Свежую выпечку потихоньку начали вытеснять конфеты, которые портятся не так быстро.

Ждем зарплату за январь

Владельцы ресторанов, конечно, несут убытки. Но если говорить об официантах – чаще всего речь идет о средствах к существованию.

В еще одном кафе на Немиге сложно было дождаться свободного столика. А сейчас здесь тихо и пусто.

Официант признался, что я первый посетитель за день. На часах был полдень.

"Если открываемся в 12:00, то первый стол приходит в 18:00. Шесть часов сидим и не знаем, что делать. Я уже умираю от количества кофе, которое выпиваю за это время", – пожаловался молодой человек.

Он рассказывал, что за день заказывают только 2-3 столика. И так уже месяц. Выручка у кафе минимальная. Людям нечем платить зарплату.

"Официантам еще не выплатили зарплату за январь. У нас принято ее задерживать. Но никогда такого не было, чтобы настолько. Никто не знает, что будет дальше… У нас сеть ресторанов. Все закрылись, кроме нашего. Уволить нас не могут, потому что нужно выплатить деньги", – продолжал парень.

Теперь рестораны предлагают есть их блюда, но не выходя из дома
© Sputnik Алеся Зеленко
Теперь рестораны предлагают есть их блюда, но не выходя из дома

Да и сами доходы сильно упали. Если раньше официант отрабатывал по 5-6 смен в неделю, то теперь только две. Людей отправляют отсиживаться домой.

Один час работы в кафе оценивается в один рубль. За смену получается шесть рублей. А за неделю – 12.

"Я не вижу смысла в такой работе вообще. Но уйти не могу – в других кафе ситуация не лучше. Сидим и чего-то ждем", – добавил официант.

Честно скажу: очень хотелось написать хоть что-то позитивное. Я искала такие примеры, но не нашла. Ушла в подавленном состоянии.

С семьей решили: сходить в ресторан на выходных, что ли?

Или все-таки не стоит рисковать?..

Читайте также:

2900
Теги:
общепит, рестораны, коронавирус COVID-19, Беларусь
Темы:
Коронавирус COVID-19 в Беларуси
Иностранные граждане не могут въезжать в Россию через границу Беларусь

Белорусы могут вернуться из России на поезде и личном авто

8
(обновлено 17:03 04.04.2020)
Белорусам, планирующим вернуться домой на поезде, в посольстве посоветовали уточнять расписание движения на сайтах БЖД или РЖД.

МИНСК, 4 апр – Sputnik. Граждане Беларуси могут вернуться из России на родину на поезде или личном автомобиле, сообщили в посольстве Беларуси в Москве.

Российские власти закрыли полностью государственную границу с 30 марта. Ограничение введено на неопределенный срок в связи с пандемией коронавируса COVID-19.

"По состоянию на 4 апреля для белорусских граждан, направляющихся из России в Беларусь, сохраняется возможность выехать из России железнодорожным транспортом или на личном автомобиле", - сообщили в посольстве.

Правда, актуальную информацию о движении пассажирских поездов в дипмиссии советовали узнавать на сайте БЖД или по телефону +375 222 39 25 47, а также на сайте РЖД.

"На данный момент сохраняется регулярное курсирование 2 поездов в российско-белорусском сообщении: № 2/1 Минск — Москва и № 52/51 Брест, Минск — Санкт-Петербург", - уточнили в посольстве.

Собеседники агентства обратили внимание, что из Беларуси в Россию могут выехать только граждане РФ или граждане с видом на жительство.

8
Теги:
туризм, Россия, Беларусь