В замке, где была подписана легендарная Кревская уния, идут реставрационные работы, но аистов они ничуть не смущают - птицы гнездятся здесь каждый год

Приедет ли Нетаньяху в Крево: как на кладбище его предков наводят порядок

1954
Последний еврей умер в Крево более 30 лет назад, все это время старое еврейское кладбище стояло заброшенным и заросшим, но сейчас усилиями фотографа Сергея Гапона и его команды у этого места появился шанс сохраниться, превратившись в мемориальный парк.

Последнего кревского еврея звали Рабинович. Он умер в 1988-м, а Сергей Гапон, который с прошлой осени пытается навести порядок на старом еврейском кладбище, родился в 1989.

"То есть при моей жизни евреев в Крево уже не было, - смеется Сергей.

О том, что когда-то их здесь было немало, напоминало разве что старое кирпичное здание у замка с огромной звездой Давида на фасаде. Сейчас от бывшей синагоги остались только стены.

В минувшем ноябре Гапон собрал команду из местных и минских энтузиастов, чтобы совместными усилиями расчистить кладбище: вырубить кустарники и вывезти мусор. А в августе намерен открыть первый из серии арт-объектов, которые, по его мнению, дадут этому месту шанс сохраниться.

Сергей Гапон случайно заинтересовался историей старого еврейского кладбища в Крево
© Sputnik / Виктор Толочко
Сергей Гапон случайно заинтересовался историей старого еврейского кладбища в Крево

О том, почему он ввязался в эту историю, зачем ему это все нужно, и так ли уж для него важно отыскать здесь могилу предков израильского премьера Нетаньяху, Sputnik и расспросил Сергея Гапона.

Здесь был Нетаньяху?

Нетаньяху в Крево точно не было. Были Милейковские - достаточно большой род, возможно даже не один. Есть версия, что те Милейковские, чей сын потом оказался в Польше, а затем перевез семью в Палестину – их потомок работает премьер-министром Израиля, держали в Крево какой-то мясной бизнес. Нетаньяху - это псевдоним, который появился в этой семье позже.

"Здесь есть смысл искать прапрадедушку и прапрабабушку, их звали Хаим и Песя. Чем они занимались, толком неизвестно. Единственно, что мы знаем точно - дату рождения Хаима - 1820-й год. Ориентировочно в конце ХIХ века он умер. И если предположить, что старые могилы находятся в этой части кладбища, и здесь есть камни с читаемыми текстами, то шанс их найти есть", - говорит Сергей Гапон.

Последний еврей скончался в Крево более 30 лет назад, общины здесь давно нет,  кладбище заброшено
© Sputnik / Виктор Толочко
Последний еврей скончался в Крево более 30 лет назад, общины здесь давно нет, кладбище заброшено

Кстати, израильский премьер пару лет назад, когда был с визитом в Вильнюсе, вспоминал Крево - место, где родился его дедушка Натан, сын Хаима и Песи.

О том, что белорусское Крево в семье израильского премьера знают и помнят, подтвердил уже лично Сергею в этом июне брат Беньямина Нетаньяху - Идо. О кревских евреях и заброшенном кладбище, с которым надо что-то делать, они говорили в эфире израильского телеканала.

"Идо напомнил, что они сионисты - это началось еще с дедушки Натана - а для сиониста, где бы он не родился, в Польше, Беларуси, Штатах, твоя Родина - Израиль. Но, несмотря на это, брат Нетаньяху отметил, что "да, моя Родина - Израиль, но было бы интересно приехать в это место посмотреть, где жил дедушка и другие родственники", о которых он в том эфире впервые от меня услышал", - рассказывает Сергей.

Даже многие жители Крево не подозревали о существовании здесь еврейского кладбища
© Sputnik / Виктор Толочко
Даже многие жители Крево не подозревали о существовании здесь еврейского кладбища

И тут же оговаривается, цели найти могилу предков Нетаньяху у него нет. Главное - все-таки сохранить место и по возможности восстановить истории людей, которые здесь жили.

WC с которого все началось

Эта еврейская история для Гапона началась с туалета. Точнее с его отсутствия. Прошлым летом он решил походить за экскурсиями - послушать, какие, как он говорит, небылицы рассказывают о Крево заезжие экскурсоводы, и обнаружил, что выйдя из автобуса туристы сталкиваются с серьезной бытовой проблемой: в Крево нет общественного туалета. Зато есть замечательные кусты у Юрьевой горы - местной достопримечательности, куда до замка обязательно ведут гостей.

"О кладбище экскурсоводы не рассказывали. Даже многие у нас в Крево, когда я развел эту активность, среагировали "О, у нас есть еврейское кладбище?!". В туристических путеводителях о нем не найдешь. Но я, например, не хотел бы, чтобы на мою могилу приходили и поливали ее. И тут очень важный момент: для меня не имеет значения еврейское кладбище, татарское, католическое, православное или еще какое-то. Для меня возмутительна сама ситуация: это место памяти... Мы осенью отсюда вывезли гору бытовых отходов, бутылки, пакеты. Плюс этот туалет. Так не должно быть", - говорит Сергей.

Уже в ноябре он пригласил минских знакомых и кревских соседей. Собралось человек 40.

Сергей задался целью восстановить истории людей, которые здесь жили, если повезет, то и предков нынешнего премьер-министра Израиля
© Sputnik / Виктор Толочко
Сергей задался целью восстановить истории людей, которые здесь жили, если повезет, то и предков нынешнего премьер-министра Израиля

"Когда мы пришли сюда в ноябре, здесь везде были кусты, лес. Все было заросшее. Просматривались могил десять, больше ничего не было видно. Мне после той "талаки" писали две семьи - они здесь были в разное время, независимо друг от друга - спрашивали: "ой, Сергей, может быть нашли могилу нашей прабабушки, потому что мы приезжали, и ничего не нашли", и присылали мне фотографии с тем же видом: 10 могил, и лес. Сейчас мы можем хотя бы подойти к камням и работать с текстами, чистить мох. До этого такой возможности не было", - говорит Сергей.

"Президентский" край

"Не исключено, что мы найдем предков еще кого-нибудь интересного, у нас же президентский край", смеется Гапон, кивая в направлении Вишнево - местечка, где родился 9-й президент Израиля Шимон Перес.

Сергей Гапон даже записался на онлайн-курс по еврейской некрополистике
© Sputnik / Виктор Толочко
Сергей Гапон даже записался на онлайн-курс по еврейской некрополистике

Пока нашли могилу мельника, где в качестве надмогильного камня - жернов. После осенней "талаки", он настолько втянулся в еврейскую тему, что даже записался на онлайн-курс по еврейской некрополистике.

Здесь, по всей видимости, похоронен мельник, памятником которому и стал каменный мельничный жернов
© Sputnik / Виктор Толочко
Здесь, по всей видимости, похоронен мельник, памятником которому и стал каменный мельничный жернов

"А там как раз рассказывали: встречается такая история с жерновами. Я еще подумал, "классно, у кого-то такое есть (там показывали фотографии украинских кладбищ, с нашего Полесья), а в Крево нету". А на прошлой неделе - хожу, и о-па, и у нас есть. У нас же как раз возле Юровой горы - каменная постройка заброшенная - это мельница, которой владел еврей. Возможно, он здесь и похоронен. Причем это, похоже, земля подняла. Раньше его не было - сколько здесь ходил, его здесь не видел", - рассказывает Гапон.

В Крево явно лежит представитель коэнов - сословия, которое вело свою генеалогию от Авраама и имело высокий социальный статус. На это указывает изображение двух кистей рук на надмогильном камне.

На этом камне изображены руки - признак того, что покойный принадлежал к сословию коэнов, которое вело свою генеалогию от Авраама
© Sputnik / Виктор Толочко
На этом камне изображены руки - признак того, что покойный принадлежал к сословию коэнов, которое вело свою генеалогию от Авраама

"У них очень богатый графический ряд. Помимо рук, можно встретить изображения птиц, деревьев, зайцев, бегущих по кругу. И все это имеет очень глубокую символику. Зайцев я пока не нашел. Но, знаю, что этот знак символизирует богобоязненного человека. А то, что они бегут по кругу, показывает быстротечность времени. А вот тут, смотрите, дерево с дубовыми листьями с одной стороны и совершенно иными листьями с другой - с этим я пока тоже не разобрался", - рассказывает Сергей.

На этом дереве с одной стороны дубовые листья, с другой - иные, что это означает - еще предстоит разобраться
© Sputnik / Виктор Толочко
На этом дереве с одной стороны дубовые листья, с другой - иные, что это означает - еще предстоит разобраться

Зато уже разобрался с другим деревом - сломанном, которое можно рассмотреть на надмогильном камне рядом.

"Тут история такая: сломанное дерево - это символ, который говорит, что здесь лежит человек, на котором закончился род. У него не осталось детей. Он последний в семье", - рассказывает Сергей.

Сломанное дерево на памятнике - символ того, то здесь лежит последний представитель оборвавшегося рода
© Sputnik / Виктор Толочко
Сломанное дерево на памятнике - символ того, то здесь лежит последний представитель оборвавшегося рода

Расшифровка надписей и символов - это следующий этап, в котором он очень рассчитывает на помощь израильского посольства. Контакт и предварительная договоренность, говорит, уже есть.

Бизнес или арт-проект

Идея Гапона - преобразовать это место в мемориальный парк с оформленными дорожками и скульптурными композициями, которые дублировали бы говорящие символы с надмогильных камней. Будет Левиафан, те самые "руки" коэна.

Первую из шести композицию - у входа на кладбище, где сохранились каменные колонны, рассчитывают открыть уже в августе.

"Когда мы в конце прошлого года задумывали эту историю, еще не было никакого вируса. Предполагалось, что в проекте будут участвовать и литовские, и французские художники, но из-из коронавируса они не смогли приехать. В итоге мы собрали классную белорусскую команду, и они подготовили 6 концептов-проектов скульптур. Одна из них - ключевая и самая дорогая из них - лестница в небо. Это будет семь ступеней из полированной стали с небольшим подъемом вверх - к кладбищу. Поверхность будет зеркальной, так, чтобы в ней отражались облака. В итоге человек, который будет идти по этой лестнице, будет как будто идти по небу", - рассказывает Сергей.

На этом месте будет лестница в небо - семь ступеней из полированной стали, в которых отражаются облака
© Sputnik / Виктор Толочко
На этом месте будет лестница в небо - семь ступеней из полированной стали, в которых отражаются облака

Он хочет, чтобы каждая скульптура, срисованная со старых могил, заставляла гостей среагировать - например, оставить камень в "руках" коэна. Это еврейская традиция - нести на кладбище не цветы, а камни.

"По замыслу художников, "Руки" - это будет такой металлический каркас под два метра, заполненный камнями. И, предполагается, что все, кто приходит на кладбище с экскурсией, сможет взять камушек и положить в скульптуру. Во-первых, ты поучаствовал в создании инсталляции, и одновременно стал участником традиции", - рассказывает Сергей.

В парке еще должны появиться дорожки, а вот ровнять и упорядочивать могилы Сергей считает не нужным.

"Камни останутся плюс-минус в таком же положении, как есть. Мох очистим. Но упорядочение - нет. Это пространство, которое сложилось исторически. Тут уже мой личный фильтр - я не могу позволить себе наводить здесь какие-то порядки", - говорит он.

От синагоги в Крево остались лишь стены с едва различимой звездой Давида
© Sputnik / Виктор Толочко
От синагоги в Крево остались лишь стены с едва различимой звездой Давида

На вопрос, как относятся к его активности и идеям родные людей, которые похоронены на кладбище, Сергей говорит, что протестов не было. Наоборот, потомки кревских евреев из Израиля включились в процесс и всячески помогают. Пока информационно - телемост с участием брата Нетаньяху, во многом случился благодаря их участию. Он не лукавит - говорит, что знает о том, как можно монетизировать работу на еврейских кладбищах. Но пока, настаивает, это не его история.

"Я не исключаю, что когда-нибудь к этому приду, но пока для меня это что-то далекое и непонятное. Мне сейчас кладбище интересно исключительно с художественной точки зрения. Я вижу здесь произведения искусства, ландшафтный памятник. И люди, которые здесь лежат, конечно, тоже важны. Потому что, если рассматривать кладбище как музыку, то люди здесь важные ноты", - говорит Гапон.

Старое еврейское кладбище может стать ландшафтным памятником и еще одной достопримечательностью Крево
© Sputnik / Виктор Толочко
Старое еврейское кладбище может стать ландшафтным памятником и еще одной достопримечательностью Крево

Если кладбище со временем и начнет приносить деньги, говорит Сергей, они здесь же и останутся - пойдут на поддержание этого места в ухоженном состоянии.

Фестиваль

Когда после школы Сергей уезжал покорять столицы, был уверен - не вернется. А когда преуспел и осмотрелся, понял, что хочет делать что-то еще, но не хочет тратить силы на чужой большой город. А дома - замок и целые пласты истории под ногами.

Одной еврейской темой он ограничиваться не намерен. Здесь, как раз, можно было начинать действовать практически сразу - сельсовет поддержал, родственники одобрили, а других согласований и не требовалось.

В середине августа в стенах замка Сергей планирует провести фестиваль
© Sputnik / Виктор Толочко
В середине августа в стенах замка Сергей планирует провести фестиваль

Но в Крево есть же еще легендарный замок и история Первой мировой - фронт здесь стоял три года. Он уже встречался с министром культуры Юрием Бондарем, рассказывал свои идеи по поводу замка.

В августе собирает в Крево фестиваль, посвященный юбилею Кревской унии.

Новые проекты должны вдохнуть жизнь в  местечко и подарить надежду, что Крево будет жить
© Sputnik / Виктор Толочко
Новые проекты должны вдохнуть жизнь в местечко и подарить надежду, что Крево будет жить

"Пока мы с властями обсуждаем вопрос, чтобы сделать это внутри замка - во дворе. Как раз на новую стену повесить большой экран, и сделать презентацию комикса, который мы выпустили к юбилею. Безопасно - с обложением социальной дистанции - мы там можем человек 200 разместить. Там 1200 квадратов: если вычесть воронки от снарядов - тех с Первой мировой - то человек 200 спокойно поместятся", - рассуждает Сергей.

Гостей на фестиваль ждут 14-15 августа. Помимо официальной части в замке, запланированы несколько образовательных лекций и работы на кладбище. Он, похоже, не делит историю своего местечка на проекты - делает, что может. Чтобы в Крево туристам было и интересно, и комфортно, чтобы здесь, наконец, появился нормальный туалет, кафе, инфраструктура, а значит, в перспективе - хоть какие-то деньги и надежда, что Крево будет жить.

© Sputnik / Виктор Толочко
Богатая история Крево понемногу возвращается в культурную среду

"По цифрам сельсовета в 2018 году здесь были зарегистрированы 1800 человек. За год родились 8, умерли 60 человек, еще 20-30 уехали. С такой динамикой через 20 лет вообще никого не останется. С этим же надо что-то делать", - объясняет свои мотивы Сергей.

Читайте также:

1954
Теги:
Сморгонский район (Гродненская область), кладбище, Беларусь
Белорусский детский хоспис

"Хоспис - не про смерть": как тяжелобольным детям дают надежду на жизнь

975
(обновлено 17:57 14.06.2021)
За более чем четвертьвековую историю в этом медико-социальном учреждении оказали паллиативную помощь тысячам тяжело больных детей, а в обществе еще мало кто понимает, в чем смысл паллиативной, то есть поддерживающей, медицины.

Здесь нет такого понятия: откладывать дела на потом. Потому что потом может уже и не быть. В Белорусском детском хосписе стремятся делать все здесь и сейчас, по возможности.

И почему-то принято считать, что в хосписе умирают. Но это не совсем так. Да, сюда попадают люди с тяжелыми и, увы, неизлечимыми заболеваниями. Но все же хоспис – это место, где человеку помогают жить с диагнозом.

Вообще, Белорусский детский хоспис – это первая в своем роде общественная организация на просторах бывшего СССР. Она была создана в 1994 году. И вот уже 26 лет подряд здесь оказывают помощь сотням детей с неизлечимыми заболеваниями.

А идея создать детский хоспис принадлежит одному человеку – Анне Горчаковой. С момента открытия этого учреждения и по сей день – она и руководитель, и в буквальном смысле душа сотрудников и подопечных хосписа.

Корреспондент Sputnik Денис Кошелев пообщался с директором Белорусского детского хосписа и узнал, как много семей в стране нуждается в паллиативной поддержке, почему помощь нужна не только тяжелобольным детям, но и их родителям. А еще спросили – почему врачи зачастую циничны, легко ли заниматься паллиативом в белорусской системе здравоохранения, и есть ли по версии врачей жизнь после смерти.

Как создавали Белорусский детский хоспис

Анна Горчакова признается: никогда не хотела работать в медицине. Наоборот, было четкое убеждение – работать где угодно, но только не в системе здравоохранения.

"Я мечтала работать в сфере защиты животных, потом попала в школу, затем – в науку (биохимию). Но жизнь занесла в 1983 году в детский онкоцентр, где я стала работать воспитателем. Именно там и поняла: мне это так нравится! И дальше пошла учиться на клинического психолога", - рассказывает Анна Георгиевна.

С ее слов, тогда было непростое, но очень развивающееся время в онкологии. Если поначалу выживаемость была 10%, а врачи ходили, опустив голову от безысходности, то потом наука двинулась вперед. Стала расти выживаемость: 67% и выше.

>> Детский хоспис: жизнь пациентов без боли – видео

"Меня отправили на стажировку в 1994 году в Америку. По возвращении спросили, что можно сделать в Беларуси для паллиативной помощи. Я сказала, что в нашей стране можно организовать домашний детский хоспис. Почему домашний? Потому что построить и содержать здание в то время было чем-то невозможным", - вспоминает директор детского хосписа.

Зарегистрировали устав. Собрали команду. Сперва арендовали помещение. Со временем за счет меценатов был приобретен трехэтажный дом в поселке Боровляны. А потом и вообще построили новое здание.  

"Мы были первыми на просторах бывшего СССР. Более того, на просторах Восточной Европы такого не было, не считая острова Великобритания. Мы были первыми вместе с поляками", - говорит Анна Георгиевна.

Хоспис – место, где умирают?

Деревянная беседка, цветы у входа, позади здания небольшой сад. На первом этаже в доме — уютный холл. Гостевая комната и много-много игрушек. Стол, кресла и диваны. На третьем этаже маленькая часовня. Обычно в голливудских фильмах такими изображают дома для пожилых людей.

Так сложилось ментально, что для большинства людей хоспис – это жуткое место, где заканчивается жизнь человека. Анна Горчакова говорит, что это в корне не так.

"Это ментальность наша, и она меняется очень медленно. Я прочитала, что где-то на 2% в 100 лет. И то, что заложено предками, не так просто изменить в голове. Но такое впечатление объяснимо: раньше хосписы были при больницах. И там действительно умирали люди. Сейчас хоспис – это отдельное учреждение, где больше жизни, нежели смерти. Но только если мы говорим о детских учреждениях. Если о взрослых, то это, увы, пока больше про смерть", - делится мнением собеседница.

Директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова
© Sputnik Дмитрий Марков
Директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова

Причем паллиатив – это не только дети, у которых последние стадии рака. Хоспис помогает пациентам с тяжелыми формами ДЦП, с метаболическими заболеваниями, с генетическими заболеваниями и др. Более того, последнее время мы берем под опеку онкобольных во время тяжелого лечения, чтобы помочь им выйти в ремиссию. Вся помощь оказывается на дому, где ребенку комфортно. В нашем здании – студия абилитации "ПроАктивность", кабинеты психологов, уютные комнаты для временного пребывания.

"Мы оказываем помощь порядка 500 семьям со всей страны, в хосписе работает 33 сотрудника на полную ставку и 22 – по договору подряда. Персонал выезжает во все точки республики. Обучает родителей, как ухаживать за больным ребенком, есть социальные работники, сиделка. Особенность паллиатива – это индивидуальный подход к каждому. К примеру, ребенку нужна ванна, и мы под ребенка покупаем ванну. Нужен кислородный аппарат – значит покупаем его", - говорит руководитель БДХ.

Про отношения с родителями

Когда у семейной пары ребенок, который тяжело и неизлечимо болеет, помощь хосписа нужна всем. Сотрудники медико-социального учреждения стремятся работать так, чтобы поддерживать всех членов семьи. Отношения родителей и сотрудников хосписа не всегда складываются легко.

"Но мы всегда стремимся найти компромисс и всегда его находим. Помощь оказывается индивидуально. Если ребенок маленький, то ему оказывается медико-социальная помощь, а родственникам – психологическая и духовная. Есть еще одна особенность – сиблинги – братья и сестры больного ребенка. Не так просто жить в семье, где у тебя есть больной брат или сестра, а ты на втором плане. И у нас есть программа, когда мы помогаем "сиблингам" адаптироваться к такому укладу жизни", - добавила Анна Горчакова.

При этом отмечает, что важно не приучать семьи к тому, что хоспис будет делать все в плане паллиатива и ухода за ребенком.

"Мы всего лишь помогаем, облегчаем симптомы. Но мы не можем, к сожалению, их полностью убрать. Поэтому берем семью под опеку на время в тяжелый период, а затем снимаем с опеки. Но при ухудшении состояния можем взять обратно", - говорит директор БДХ.

По словам Анны Горчаковой, лучше всего паллиативной помощью охвачен Минск. С регионами есть трудности. С ее слов, даже если ребенка на некоторое время доставят в хоспис – после его все равно нужно возвращать домой, порой это глухие деревни.

"Ни один участковый врач не может оказать полноценную паллиативную помощь тяжело больному ребенку. Потому что у такого врача много работы, ему элементарно не хватает времени и знаний. Потому мы запустили проект, когда в регионах у нас работают уже подготовленные специалисты. Но все равно их не хватает.  Проблема в том, что не хватает и общественных организаций, которые бы занимались паллиативом. А еще катастрофическая нехватка специалистов. Паллиатив – ведь это про каждый день", - отметила Анна Георгиевна.

Про отношения хосписа с государством

Анна Горчакова отмечает, что работать общественной организации с государством в медицине непросто. А сейчас стало еще сложнее. Начались проблемы с оформлением работников. Оказалось, теперь сотрудникам учреждения не включают годы работы в хосписе в профессиональный стаж.

"Мы хотели, чтобы у наших сотрудников сохранялся профессиональный стаж. Пришел человек – 25 лет ему всего. Он работает, а через 5 лет захотел уйти в госсужбу. И что это не засчитывается? Как так? Причем узнали мы об этом постфактум. А кричим везде, что медицине нужны молодые кадры. А как их привлечь? Когда стаж профессиональный не идет – получается, что годы впустую", - отмечает она.

Анна Горчакова убеждена: общественные организации крайне необходимы для развития паллиативной помощи. Потому что паллиатив – это гибкость, индивидуальный подход, а не только протокол лечения.

"Хоспис – это качество жизни пациента. И ни одна госорганизация не может обеспечить на продолжительный период качество жизни тяжелобольного человека. Поскольку они работают по протоколам и потому не могут быть гибкими, а общественные организации работают более индивидуально. Поэтому нужно уметь делегировать некоторые полномочия, и работать не вместо, а вместе на правах полноценных партнеров", - убеждена директор детского хосписа.

По ее словам, донести эту позицию до госорганов не просто, потому что это требует принятия решения, а в системе кто-либо всегда боится принимать важное решение. Потому что это рискованно и ответственно.

"Когда мы видим, что ребенку остается жить буквально пару дней, а ему в медучреждении предлагают сделать компьютерную томографию. А зачем? Посмотреть, как опухоль растет? У него паллиатив. Это ничего не меняет. Он умирает. Его нужно обезболить и обеспечить ему право спокойно уйти.

И еще одна вещь – государство не всегда умеет считать деньги. Когда мы построили новое здание хосписа, которое после передали на баланс государства как центр паллиативной помощи, то стоимость здания в конце строительства и его начале была одинаковой, потому что мы четко просчитали каждую позицию, ведь деньги доставались с большим трудом и это учило нас считать. Слали деньги рабочие, пенсионеры, заключенный даже отправлял средства. Деньги не упали с неба, потому все считали до копейки", - поделилась мнением она.

Корреспондент Sputnik Денис Кошелев пообщался с директором Белорусского детского хосписа
© Sputnik Дмитрий Марков
С оказанием паллиативной помощи регионами есть трудности, констатирует Анна Горчакова

Анна Георгиевна убеждена: государство дает стабильность. Но стране не хватает партнерства. Когда бизнес и государство не вместо, а вместе в сотрудничестве.

Почему многие медработники уходят из хосписа

Далеко не каждый может работать в таком медико-социальном учреждении. Как считает Анна Горчакова, здесь важен не только набор профессиональных качеств, нужен особый склад характера.

"Бывает, профессионал, а эмпатии нет.  Или наоборот, когда много эмпатии, а профессионализма нет. Кроме того, эмпатия - это одно, жалость - другое. Когда эмпатия в медицинской профессии меняется на жалость – все, можно уходить. В основе должно лежать уважение к человеку, а не жалость", - убеждена Анна Горчакова.

По ее мнению, чтобы в такой непростой специализации понять, твое это или нет, нужно около года.

"В принципе, большинство, медсестер работает восемь-десять лет. Есть сотрудники, которые работают по 25 лет – это три человека. Причем, одна пришла из родителей, то есть когда-то была мамой нашего подопечного. Современная молодежь другая - они часто не могут найти себя. Поработают полгода и не знают, что дальше делать", - говорит она.

Эвтаназия – возможность спокойно уйти или убийство?

Слово "эвтаназия" происходит от греческого еu — "хорошо" и thanatos — "смерть". В наши дни определение "эвтаназия" описывают в юридическом словаре как " удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни".

То есть уходу из жизни человека должны предшествовать тяжелейшие страдания от неизлечимого заболевания. Собственно, главная задача доктора – прекратить страдания пациента. И в такой ситуации смерть – единственная возможность прекратить мучения. Значит, для пациента – это благо?

"К взрослой эвтаназии я отношусь хорошо. Это одно из важнейших прав. Но к детской эвтаназии отношусь плохо – потому что это не право выбора ребенка, а право выбора родителей. То есть ребенок не просит", - рассказывает Анна Георгиевна.

В ее практике был случай, в начале 90-х годов, когда парня после лечения в Голландии вывели в ремиссию, отправили домой со словами, что это максимум на год.

"И врачи ему дали три таблеточки, сказали, что когда он будет умирать, то может принять эти таблетки для быстрой смерти. И он до последнего сжимал в ладошке эти таблетки. А умирал очень тяжело. Он открывал эту ладошку, посмотрит, улыбнется и закроет.  И так умер. Держа в руках таблетки. Но важно другое, что у него был выбор. И у него было право на эвтаназию, которым он решил не пользоваться. Но страшнее, когда этого права нет", - считает она. 

Придет ли Беларусь к эвтаназии?

По словам директора БДХ, Беларусь нескоро придет к вопросу об эвтаназии. И дело здесь не в государстве, а в обществе.

"Это очень сложная правовая акция, не потому что у нас плохо с законами. Представьте, эвтаназия у нас есть. Человек хочет ею воспользоваться. И вот запустился сложный процесс. Выдают по итогу заключение – пациенту эвтаназия разрешена. И тут его дальние родственники или друзья начинают возмущаться, писать письма, выступать в прессе, что, мол, как так – лишают жизни нашего родственника. И в системе обязательно кто-то и струсит. Скажут, а давайте вас все-таки полечим. У нас люди до сих пор не воспринимают смерть как естественное. Жизнь принимают, а смерть нет".

Почему многие врачи циники

Многие явно сталкивались с хладнокровием врачей. О смерти близких говорят спокойно, о тяжелых недугах – прямо в лоб, не церемонясь. И как правило, это обижает людей. Мол, как же так? А где сострадание и гуманность? Ведь задача медработника – исцелять, помогать. Анна Горчакова уверена, что многие врачи циничны по одной простой причине.

"Это защита. Включается блок. Потому что врачи не получают психологической разгрузки, у них нет групп психологической поддержки. Но не это главное. Главное то, что они загружены не только своими обязанностями, но и массой других. Их не учат в университетах, как работать с разными типами пациентов, как самому защищаться, что говорить и что не говорить в той или иной ситуации".

Анна привела в пример методы работы врачей в клиниках Швейцарии. Отмечает, что там тоже нет психологов у врачей. Но там иной формат работы медработника и пациента.

"Там четкие должностные инструкции. Их не должно быть больше 10. И за каждую врач отвечает головой. А вот за 11 он отвечать не обязан. И если его вызывает главный врач и говорит – иди сделай то и то для общего дела, то сотрудник клиники запросто откажет, это не входит в его обязанности. У нас это, к сожалению, не так. Врачи выгорают морально", - убеждена Анна Георгиевна.

Есть ли жизнь после смерти

Принято считать, что люди из сферы науки и медицины не верят в потустороннюю жизнь. Но на самом деле, есть целый раздел в науке, который изучает физические изменения в теле человека, происходящие перед смертью и после неё. И многие ученые верят – новая жизнь после смерти есть.

"Вообще я считаю, что каждый уходит туда, куда он хочет. Как говорится, во что верите – так и случится. Я преподаю небольшой курс танатологии, даю модель смерти. В моей модели – человек попадает во временную капсулу, потом переходит в пространство, когда он видит своих родственников, потом, когда молекулярная масса раскручивается, он уходит в коридор Моуди и дальше случается новая жизнь", - рассказывает директор хосписа.

Но, по ее словам, главное - жизнь заканчивается, когда нету памяти.

"То есть мы умираем тогда, когда наша молекулярная масса переносится в другое пространство и родится кто-то другой. Но меня уже это не волнует. То есть все, что я успеваю сделать, нужно успеть сделать в этой жизни. Вот такая вот теория", - подытоживает Анна Горчакова.

Читайте также:

975
Теги:
Белорусский детский хоспис

Лучшим косцом стала женщина как в Липнишках праздник сенокоса отметили

1121
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
  • Липнишковские сенокосы
"Каса любіць брусок і сала кусок", - гласит белорусская народная пословица. Соблюдая традиции предков, в Ивьевском районе провели конкурс "Липнишковские сенокосы".

Сначала косцы продемонстрировали, как украсили свои косы куклами-оберегами. "Покосницу" с древних времен делали в июне из самых разных материалов и брали с собой на сенокос. Ее садили у стога, чтобы она оберегала косцов от порезов и приносила удачу.

Но самое главное для участников конкурса – показать свои умения на лугу. Необходимо будет скосить траву на площади около одной сотки. Оценивали не только скорость работы, но и ее качество, высоту покоса.

Третий этап соревнований под названием "Обед на траве" - самый приятный. Сало, колбаса, окорок, драники и блины, огурцы с медом - выбрать победителя было не просто.

Ко всеобщему удивлению, по результатам конкурса максимальное количество баллов набрала жительница Липнишек Анна Силюк. А председатель Ивьевского райисполкома Игорь Генец победил в номинации "Знак качества".

Также на Sputnik:

1121
  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    На празднике "Липнишковские сенокосы" в Ивьевском районе определили лучшего косца региона.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Сначала косцы продемонстрировали, как украсили свои косы к празднику. Это был первый этап конкурса.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Куклу-оберег "Покосницу" с древних времен делали в июне из самых разных материалов и брали с собой на сенокос. Ее садили у стога, чтобы она оберегала косцов от порезов и приносила удачу.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Традиции кукол-оберегов в Липнишках сохраняют в кружке "Беларуская лялька" Марии Пякши.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Испокон веков первый сенокос для белорусов был праздничным событием, его ждали с нетерпением.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    В соревновании приняли участие 12 косцов.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    На лугу их встречали с музыкой.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Организаторы отмечают, что принять участие в нем может любой желающий.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Косцы разбирают свой инструмент и готовятся к соревнованию. Оценят не только скорость работы, но и ее качество, высоту покоса.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Самое главное – показать свои умения на лугу. Каждому из участников необходимо было скосить траву на площади около одной сотки.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Касі, каса, пакуль раса", - так назвали этап конкурса на прокосе.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Болельщики поддерживают своих участников.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Третий этап соревнований под названием "Обед на траве" - самый приятный.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Каса любіць брусок і сала кусок", - гласит белорусская народная пословица.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Участники с удовольствием угощали белорусскими блюдами и закусками.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Сало, колбаса, окорок, драники и блины - выбрать победителя было не просто.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Свежий огурец с медом - любимое летнее угощение белорусов.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    По результатам конкурса максимальное количество баллов набрала жительница Липнишек Анна Силюк.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    А председатель Ивьевского райисполкома Игорь Генец победил в номинации "Знак качества".

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik / Виктор Толочко Альфред Микус

    "Обед на траве" завершал соревнования.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    Вечером гостей пригласили на общий хоровод.

  • Липнишковские сенокосы
    © Sputnik Альфред Микус

    "Липнишковские сенокосы" возрождают традиции предков.

Теги:
соревнования по сенокошению, Ивьевский район (Гродненская область), белорусская кухня, традиции и обряды
Флаг ЕС у здания представительства Европейского Союза в Москве

Жизнь под санкциями: что будет с белорусской экономикой?

0
(обновлено 18:05 16.06.2021)
В пятницу, 18 июня, в мультимедийном пресс-центре Sputnik Беларусь состоится круглый стол на тему: "Новые санкции против Беларуси: прогнозируемые потери и пути выхода из экономического кризиса".

По мнению экспертов, Беларусь испытывает самое мощное внешнеполитическое давление в истории.  На этом фоне идет планомерное воздействие с целью ослабления и даже разрушения национальной экономики. 3 июня Соединенные Штаты возобновили санкции в отношении 9 предприятий белорусского нефтехимического комплекса. 16 июня ЕС согласовал уже 4 по счету пакет санкций в отношении Беларуси.

Выдержит ли удар национальная экономика? Как выйти из кризиса и не допустить обнищания населения?

Эти и другие вопросы обсудят эксперты в мультимедийном пресс-центре Sputnik Беларусь.

Участники круглого стола:

  • доктор экономических наук, заведующий кафедрой экономической теории Академии управления при Президенте Республики Беларусь Ирина НОВИКОВА;
  • депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, председатель Постоянной комиссии по международным отношениям Андрей САВИНЫХ;
  • эксперт Белорусского института стратегических исследований Алексей АВДОНИН;
  • латвийский политик и общественный деятель Руслан ПАНКРАТОВ.

Отправьте заявку на p.tukhto@sputniknews.com для подписки на e-mail рассылку анонсов мультимедийного пресс-центра Sputnik Беларусь.

0
Теги:
Беларусь, санкции ЕС и США в отношении Беларуси