Суд по делу солдата-срочника Коржича

Следственный эксперимент по делу Коржича: у статистов спины в побелке

1299
(обновлено 18:52 17.09.2018)
В ходе допроса военнослужащих, которые были статистами во время следственного эксперимента, проведенного в подвале, где нашли в петле Александра Коржича, было обнаружено противоречие с протоколом осмотра тела погибшего солдата.

МИНСК, 17 сен – Sputnik. В понедельник в суд по делу о гибели рядового Александра Коржича вызвали свидетелей – сержанта, который сопровождал Коржича в медпункт, откуда он бесследно пропал на неделю, а также двоих статистов, которые участвовали в следственном эксперименте в подвале медроты, где нашли тело солдата.

Оба подробно описали алгоритм своих действий и сказали, что в принципе самому повеситься в подвале медроты было возможно. Однако мать погибшего солдата обратила внимание на одно противоречие.

Грязная спина

Первым допрашивали сержанта, который сопровождал Коржича из медроты в медпункт 26 сентября. По его словам, он привел Коржича и еще одного рядового к дежурному фельдшеру, оставил их документы и ушел.

"Она (фельдшер – Sputnik) сидела в тот момент, заполняла бумажки. Она сказала: да, хорошо. Кудра и Коржич зашли вместе со мной. Я вышел, а они вроде остались в кабинете", – пояснил сержант и сказал, что больше не видел Коржича, и что происходило с ним дальше, не знает.

После того как Коржича оставили в медпункте для выписки, за ним должны были прийти и забрать в отделение. Но что произошло с ним дальше, где он был и что делал следующую неделю, неизвестно. 3 октября его нашли в петле в подвале медроты.

Суд также допросил Вадима Савко и Виталия Мицкевича – военнослужащих, которые исполняли роль статистов во время следственного эксперимента в подвале медроты.

Оба рассказали, как их отбирали – по весу и росту, как привели в подвал, дали зажигалку и выключили свет. При помощи зажигалки они искали крюк на потолке, затягивали петлю, закрепляли ремень на крюке. Причем, чтобы закинуть ремень на крюк, оба становились на цыпочки.

Затем связывали ноги шнурком, а вот чтобы добраться до петли, упирались спиной в одну стенку, а ногами – в противоположную.

"И так подтягиваешься до потолка", – пояснил Савко.

Таким же способом добирался до петли и Мицкевич. Когда право задать вопрос предоставили Светлане Коржич, она спросила, выпачкался ли статист, когда добирался до петли.

"Да, спина в побелке", – подтвердил сначала один, а потом и второй.

"А здесь написано – на кителе в районе спины загрязнений не было", – дал показания подполковник Артюшкевич.

"Ноги были связаны, и сам он висел чистенький. А вы упирались спиной и ногами? И спина была грязная, так? Так. Вот уже вам противоречие", – заметила Светлана Коржич.

15-я палата

Ранее утром в понедельник суд закончил допрос Антона Вяжевича – одного из сержантов, которые проходят обвиняемыми по делу. Его, а также Евгения Барановского и Егора Скуратовича, обвиняют по ряду статей УК. По мнению следствия, их действия могли стать причиной самоубийства солдата.

Вяжевич, как и Барановский, стоял в охране Коржича, когда тот лежал в медроте. Его дежурство пришлось на 19-20 сентября. Отвечая на вопрос матери Коржича, Вяжевич признался, что не понял, почему Коржича в медроте положили в 15-ю палату. По его словам, в эту палату клали тех, у кого просматривались явные проблемы с психикой.

"Я не знаю, от кого его надо было охранять. И понятия не имею, почему его положили в 15-ю палату, потому что она сама давила и психически, и морально", – сказал Вяжевич, отвечая на вопрос Светланы Коржич, от кого надо было защищать его сына.

По его словам, Коржич в медроте выглядел обычным, спокойным.

Позже, отвечая на вопросы судьи, Вяжевич подробно рассказал, что он делал, пока охранял Коржича. Когда пришел, спросил: "Как себя чувствуешь?", тот ответил: "Нормально". Потом Коржич лежал, а из его охранников один "сидел" в телефоне, лазил в соцсетях, второй читал книгу и щелкал семечки.

После ужина Вяжевич с Коржичем вышли на прогулку. Дошли до магазина, Коржич предложил кофе, Вяжевич согласился. Кроме того, по словам обвиняемого, помог пронести в медроту вафли и напиток. Мол, Коржич под халатом не мог спрятать покупки. Там же, у магазина, пока курили, по словам Вяжевича, говорили о планах на будущее.

"Был разговор с ним возле торговой точки. Когда мы стояли курили, он у меня поинтересовался, что я буду делать, когда на дембель пойду. Я ему сказал, что хочу остаться на контракте. Поинтересовался, какие у него планы. Он сказал, что побыстрей бы уехать в другую часть. Рассказал за свою гражданскую жизнь, что машину хочет то ли приобрести, то ли отремонтировать. И все, больше ни о чем с ним не разговаривали", – пояснил обвиняемый.

Ничего удивительного в желании Коржича скорее ухать из учебки Вяжевич не увидел. Все рядовые, пояснил он суду, хотели скорее уехать в воинскую часть, где легче порядки. Разговор с Коржичем о будущем состоялся 19 сентября, а 3 октября его тело нашли в петле.

Хотел бы ударить лопатой – ударил бы

Вяжевичу вменяют эпизод угрозы насилием Коржичу. По показаниям свидетелей и признанию самого обвиняемого, однажды он бросил лопату в яму, в которой стоял Коржич. При этом, убеждает теперь суд обвиняемый, цели напугать рядового у него не было. Но и ответить на вопрос, почему он это сделал, он не может.

Говорит, что раскаивается, и снова подчеркивает, что "конкретно в Коржича лопатой не бросал, бросил перед ним".

Ранее, отвечая на вопрос своего адвоката, Вяжевич сказал, что если бы у него была цель ударить рядового, он мог бы до него дотянуться.

"Когда он спрыгнул в яму, я мог его ударить лопатой. Цели попасть не было. Я просто бросил лопату", – заявил Вяжевич.

По его словам, после этого эпизода поведение Коржича не изменилось.

"Он продолжал ходить веселым. Грусти и депрессии не было", – сказал обвиняемый.

При этом он подтвердил по просьбе своего адвоката, что также подвергался насилию со стороны старших по должности и звания – неоднократно со стороны командира роты и пару раз со стороны старшины роты.

Заседание пройдет в частично закрытом режиме

Закрыть судебное заседание попросил обвиняемый Антон Вяжевич, который опасается преследования со стороны КГБ.

Суд по делу о гибели рядового Александра Коржича решил перевести заседание в частично закрытый режим. Ходатайство сделать заседание закрытым подал обвиняемый Антон Вяжевич перед началом оглашения протоколов его предварительных допросов. 

"Чтобы мои объяснения не попали в СМИ и не были неточно изложены. И я опасаюсь каких-либо негативных последствий со стороны госкомитета в мой адрес и в адрес моих близких", – пояснил Вяжевич.

Ранее другие обвиняемые по делу о гибели Коржича Евгений Барановский и Егор Скуратович говорили о том, что во время допросов в КГБ на них оказывалось давление. В частности, Барановский говорил, что к нему применяли физическую силу и он до сих пор "ходит в туалет кровью".

Егор Скуратович объяснял расхождения в показаниях на этапе предварительного следствия и в суде тем, что в КГБ на него оказывали моральное давление. В частности не давали есть и подсказывали нужные формулировки, которые заносились в окончательные протоколы.

Суд после совещания удовлетворил ходатайство и на время оглашения протоколов предварительных допросов Вяжевича сделал судебное заседание закрытым.

1299
Теги:
гибель солдата-срочника, судебное заседание, Минск, Беларусь
Темы:
Гибель солдата-срочника в Печах (105)
Загрузка...