Николай Чергинец

Чергинец об Олимпиаде-80: хотели вместе с Медведем "украсть" факел

375
(обновлено 15:13 16.06.2020)
Николай Чергинец в 1980-м году работал заместителем начальника городского управления внутренних дел и отвечал за безопасность проведения и отвечал за безопасность проведения олимпийских футбольных матчей в Минске.

Николай Чергинец рассказывает об Олимпиаде-80 в Минске фантастические вещи. Это сейчас он больше известен как председатель Союза писателей Беларуси и автор около полусотни художественных книг, написанных, к слову, в большинстве своем в жанре милицейского детектива. А в 1980-м был замначальника управления внутренних дел и отвечал за безопасность проведения Олимпиады. За активное участие в подготовке и проведении Игр даже был награжден орденом Красной звезды.

"Для меня эта Олимпиада была знаменательна попыткой украсть факел", – ошарашивает корреспондентов Sputnik Николай Иванович. И добавляет: "украсть хотели мы с Медведем".

О том, зачем два уважаемых человека хотели "украсть" факел, а также о том, как Минск готовился к Играм и принимал олимпийские футбольные матчи (отборочные и четвертьфинальные матчи проходили в Киеве, Ленинграде и Минске), Sputnik и расспросил Николая Чергинца.

Языки и психподготовка

Милицейский состав к Олимпиаде начали готовить месяцев за 10, говорит Николай Иванович. Как только стало известно, что в Минске будут проходить отборочные групповые игры, был составлен план подготовки.

Чергинец с руководителями Минска, Минской области и КГБ, архивное фото
© Photo : предоставлено Союзом писателей Беларуси
Подготовку милицейского состава к Олимпиаде начали заранее – месяцев за десять

Отобрали наиболее физически крепких, подтянутых – "с пузом не брали", говорит Чергинец. Пришла новая форма и новенькие импортные гражданские костюмы, вплоть до рубашек и носков, вспоминает Николай Иванович. Часть сотрудников же предстояло переодеть, как обслуживающий персонал.

Для личного состава организовали языковые курсы.

"Должны были говорить по-французски, по-немецки, по-английски и, по-моему, по-испански. Шла подготовка наших работников по части психологии: забудь о дубинке, забудь о том, что можешь толкнуть грубо человека, даже если он тебя толкает. Только вежливое отношение к людям, особенно к иностранцам. Прорабатывались варианты, как себя вести, если вдруг попал пьяный иностранец или вдруг поскандалил иностранец. Никаких вытрезвителей", – рассказывает Николай Иванович.

Подробно разбирались и учились, как реагировать на возможные провокации, к примеру, как себя вести, если вдруг кто-нибудь пытается подраться с милиционером:

"Даже такие варианты, что подбежал к тебе и упал, мол, меня ударил – как реагировать?! Все это проигрывалось с помощью психологов. Ни кричать, ни в коем случае оружие не обнажать".

Большую подготовительную работу провели с работниками домоуправлений.

"Для чего это было надо? Во-первых, можно было ожидать, что прибудут люди с плохими намерениями и остановятся где-то на квартире, в каком-то районе. Даже дворников инструктировали: будьте внимательными, увидели постороннего человека, который вызывает подозрение, сообщите – проверят. Если человек нормальный – ничего не будет", – вспоминает Николай Иванович.

С асоциальными элементами тоже поработали заранее. Никого, утверждает собеседник Sputnik, за 101-й километр не вывозили, ограничились беседами.

"Ни одного мы не вывозили. Единственно, поработали с медициной, чтобы не выпускали из психбольниц, контролировали ЛТП, чтобы оттуда не выпускали в эти дни. Девочек тоже не хватали и не вывозили. У нас достаточно хорошо отслеживались места жительства. Если они где-то там пытались засветиться, их очень быстро вычисляли. Были группы в гражданской одежде: подошли, пару слов сказали, она уже идет за ними, понимая, что ей никуда не деться. Репрессивных мер не было против них. Просто удаляли, и все", –рассказывает бывший замначальника Минского ГУВД.

Безопасность стадиона

Вокруг минского стадиона "Динамо", где проходили футбольные матчи, было создано несколько барьеров защиты.

Стадион «Динамо»
© Sputnik / Евгений Коктыш
Вокруг минского стадиона "Динамо", где проходили футбольные матчи, было создано несколько барьеров защиты

"Первый – это транспорт. Там же могли быть давки, поэтому увеличили количество транспорта. Дальше отслеживали, кто вышел из транспорта, не несет ли что-то подозрительное, нету ли пьяных. Второй рубеж – контроль на входе и тщательная проверка: куда идешь, покажи билет. Третий – уже внутри: идешь ли ты на свой сектор или в другое место, распределяли потоки по секторам, чтобы меньше было толчеи. На стадионе "Динамо" тогда поставили металлоискатели, и ручные мы тогда впервые получили. До этого не было", – вспоминает собеседник.

Глобальных ЧП за эти 10 дней Игр не было, но пару опасных элементов на входе, по словам Николая Ивановича, удалось задержать. Один шел с ножом, второй – с пистолетом. С еще одним вышла комичная ситуация: думали – террорист, а оказалась – выпивоха.

"Задержали одного с непонятной жидкостью. Сразу думали, что зажигательная. Оказалось – самогон. Мужик нес в бутылке на стадион самогон, а мы ему испортили малину. Но вообще скажу, эта Олимпиада вызвала огромный прилив энергии и гордости людей и милиции, все, кто был задействован, понимали: это наш город, у нас порядок, столько гостей приехало, и любые общения разрешались", – говорит Николай Иванович.

Сын Николая Чергинца Игорь на олимпийских матчах в Минске подавал мячи
© Sputnik / Виктор Толочко
Сын Николая Чергинца Игорь на олимпийских матчах в Минске подавал мячи

Не помнит он и глобальных проблем с фарцовщиками. Помнит только, как мальчишки клянчили автографы у иностранцев, а те вместе с подписью дарили 5-долларовые банкноты. Детей не одергивали, но с родителями тогда беседу пришлось провести.

"Еще был один случай, когда два еврея – муж и жена – хотели вручить петицию протеста, что им не дают право выезда. Он тогда работал на секретном производстве и не имел права, тогда еще не прошел срок, который позволял, чтобы он выезжал. Но они хотели таким образом заявить протест – ну испортить праздник. Не получилось. Здесь мы сработали и перехватили", – вспоминает Николай Иванович.

Факел

Громким ЧП могла бы стать пропажа олимпийского факела. Чергинец утверждает, что они с многократным олимпийским чемпионом борцом Александром Медведем, который завершал эстафету в Минске и зажигал огонь на "Динамо", хотели этот факел "украсть".

Николай Чергинец дружил с Александром Медведем. Говорит, вместе даже факел Олимпиады хотели украсть
© Sputnik / Виктор Толочко
Николай Чергинец дружил с Александром Медведем. Говорит, вместе даже факел Олимпиады хотели "украсть"

"Мы с Медведем дружили. Сидели – он приехал ко мне – обсуждали, и пришли к идее, что надо стырить факел в музей Минска. Договорились, что Саша вбегает в чашу, бежит по дорожке, мимо всех трибун, поднимается по лестнице, зажигает факел, возвращается – и назад. Он должен был отдать факел представителям МОК, но по пути он должен был пробежать под трибуной, где было помещение, в котором находились две запасные группы милиции – на всякий случай. Так вот мы договорились, что Саша подбегает к этому месту, там его встретит человек, скажет: "Я от Чергинца", он отдаст факел и побежит дальше. Саша сработал на пятерку", – вспоминает Чергинец.

Подвели милиционеры, говорит их тогдашний командир. Он предупредил подчиненного, что нужно перехватить Медведя, сказать пароль "я от Чергинца" и взять факел. Эту часть задания подчиненные выполнили.

Николай Чергинец в своем рабочем кабинете в Доме литератора
© Sputnik / Виктор Толочко
Даже спустя 40 лет Николай Чергинец может нарисовать схему, что и где располагалось на стадионе "Динамо" в год Олимпиады

"Саша бежит – тот: " Я от Чергинца" – он ему отдает факел. Сам продолжает бежать, подбегает к представителям олимпийского комитета, они ждут: "Где факел?!" Он: "Так я ж уже отдал". То есть он все сделал, как надо. Единственно мои негодяи: собралась орава, стоят и рассматривают этот факел", – смеется Николай Иванович.

Факел вернули представителям МОК, а Александру Медведю подарили копию. Так утверждает Николай Чергинец. По его словам, предположительно, эта копия сейчас и хранится в музее НОК.

"Где моя колбаса?"

Еще один забавный эпизод, который запомнился Чергинцу с той Олимпиады, был связан с немецким репортером, который усомнился в способностях милицейской овчарки. Перед каждым матчем милиционеры проверяли стадион с собаками.

"Немец говорит: "Что это за проверка? Я спрячу, и ничего она не найдет". Мы дали ему гильзу от патрона, говорим: "Иди прячь", но был уговор: если найдет, он отдает пять килограммов колбасы для собаки. А если мы проигрываем, то обещали ему, не помню, чуть ли не ящик водки. Он спрятал. Пустили овчарку, она тут же нашла этот патрон. А дальше – хохма, он не отдает колбасу. Тогда что мы сделали: написали на немецком языке табличку "Отдай мою колбасу". А а перед трибуной было стекло: вдруг за стеклом с той стороны появляется пес с этой табличкой на шее. Все репортеры хохотали..." – делится забавным эпизодом Николай Чергинец.

Но вообще Олимпиада-80 с точки зрения отработки вопросов безопасности дала белорусской милиции огромный опыт, признается Николай Иванович. По его словам, они были готовы ко всему – вплоть до массовых протестов, хотя, говорит, и намека на них не было. Но все это предусматривалось и прорабатывалось.

"Это тоже предусматривали, исходя из того, что где-то могут подыграть провокаторы. Если выстрел вдруг где-то раздался, кто должен реагировать –не все же бросались. Были определенные люди, определенные группы: одни ехали, окружали местность, вторые заезжали, разбирались кто и что, а третьи караулили. Если надо, их подключали на поиск на ближайших улицах", – рассказывает Чергинец.

Были просчитаны все маршруты и время, за которое милиция должна прибыть на вызов. Но, повторимся, никаких глобальных происшествий в те дни в Минске не было.

Николай Чергинец
© Sputnik / Виктор Толочко
Все гордились, что у нас проходит Олимпиада, вспоминает Николай Чергинец

"В те дни, когда проводилась Олимпиада, не было почти никаких происшествий уличного характера, каких-то громких грабежей, разбоев. Кражи были – это как раз обычное дело, но хорошо срабатывала и милиция. Все были настроены до предела. Все гордились. Интересная деталь: и население, и милиция – все гордились, что у нас проходит Олимпиада", – заключает Николай Чергинец.

375
Теги:
воспоминания, Николай Чергинец, Олимпиада-1980
Темы:
Олимпиада — 80 (65)

Сколько денег получали советские олимпийцы и на что тратили гонорары?

653
(обновлено 02:23 01.08.2020)
Для начала 1980-х спортсмены в СССР за выдающиеся результаты на московской Олимпиаде получали приличные деньги даже после различных выплат. Атлеты покупали машины, делали ремонт, а кто-то отдавал гонорар родителям.

Как государство поощряло советских спортсменов, завоевавших медали на московской Олимпиаде? Корреспонденты Sputnik Максим Огненный, Лев Рыжков, Алексей Стефанов свели "баланс" олимпийских гонораров.

С выплатой подоходного налога

Знаменитый конник, заслуженный мастер спорта СССР, обладатель двух олимпийских медалей Виктор Угрюмов помнит расценки.

"Гонорар за первое место на Олимпийских играх 1980 года был 4 тысячи рублей, за второе – 2 тысячи, за третье – 1,5 тысячи, и так до шестого, за которое давали одну тысячу, – вспоминает Виктор Угрюмов. – С учетом того, что в командном зачете я взял золото, а в индивидуальном первенстве – бронзу, то получил 5,5 тысячи рублей".

Премии за медали выдавали не "чистыми" деньгами, а с вычетом налога и других выплат, например, за бездетность.

"За золото заплатили по 4 тысячи рублей минус подоходный налог, на руки выходило 3600 или 3700 рублей – уже не помню, – вспоминает легендарный гимнаст Александр Дитятин, которому Олимпиада в Москве принесла семь медалей. – У меня было три золота и четыре серебра".

Точную сумму, полученную за семь олимпийских медалей после уплаты налога, он не помнит, говорит, что это было около 20 тысяч рублей. Но, тем не менее, ожидал он большего.

Александр Дитятин, абсолютный чемпион Олимпиады-80, абсолютный чемпион мира и Европы 1979 года
© Sputnik / Савельев
За олимпийские победы Александр Дитятин получил около 20 тысяч рублей

"За золотую медаль нам обещали по 10 тысяч, так что сами видите, какая разница получилась между ожидаемым и действительностью", – добавляет спортсмен.

Чем дальше от Москвы жил спортсмен, тем больше был вычет. За переводы взимались значительные суммы. И с этой точки зрения спортсменам из республик бывшего СССР не повезло.

"На тот момент за золотую медаль я получила три тысячи с лишним рублей, – вспоминает Лариса Савкина, обладательница золотой медали Олимпиады-80. – А у меня еще от того, что она переводилась из Москвы в Азербайджан, где я тогда жила, высчитали значительный процент. То есть на тот момент было не мало, но и не так много, как получают современные олимпийцы".

Примерно одну пятую гонорара стоила пересылка призовых денег в Узбекистан.

"Призовые деньги мы тоже получили – по 1,5 тысячи рублей, – вспоминает Валентина Заздравных, обладательница бронзовой медали Олимпиады-80 по женскому хоккею на траве. – С учетом всех вычетов осталось 1200 рублей".

Автомобили, мебель и линолеум

На что же тратили олимпийцы свои наградные деньги? В основном, конечно же, совершали дорогостоящие приобретения.

"В Москве я получил две золотые медали, – вспоминает саблист Виктор Кровопусков. – Премию за них я потратил, в основном, на мебель. Как раз перед Олимпиадой я получил в столице квартиру. Она была совершенно пустая, и я смог приобрести обстановку. И осталось добавить к накоплениям на машину. "Волга" тогда, по-моему, стоила 4,5 тысячи рублей ("Волга" в зависимости от модели стоила от 10 до 15 тысяч рублей – ред). Это сейчас медалистам чуть не на Красную площадь автомобили пригоняют. Прямо с ключами. А тогда за право купить машину надо было еще и биться. Столько народу, столько желающих было!"

© Sputnik / Юрий Сомов
Виктор Кровопусков на олимпийскую премию меблировал новую квартиру

Сходным образом потратил свои призовые деньги и обладатель семи олимпийских медалей Александр Дитятин.

"Я сразу же купил новую машину, продав старую, и полностью обставил новую четырехкомнатную квартиру в центре Ленинграда", – вспоминает легендарный гимнаст.

Другой спортсмен – пловец Владимир Сальников, завоевавший на Олимпиаде-80 три золотые медали, сумел уложиться, что называется, тютелька в тютельку.

"За три золотые медали мне удалось купить автомобиль ВАЗ, – вспоминает Владимир Сальников. – Модель была "шестерка", 2106. Но в экспортном варианте. Вот все и уложилось".

А вот золотой медалистке Ларисе Савкиной призовых денег на машину не хватило.

"На эти деньги мы с мужем, дополнительно заняв, смогли купить "Жигули" последней модели, - вспоминает чемпионка Олимпиады-80. – Притом, удивительно, но мы о призовых не думали. Я даже и не знала, что там будет какая-то – на тот момент бешеная – премия. Сейчас я тоже радуюсь за олимпийцев. Если у государства есть возможность дарить машины, почему нет? Спортсмены заслужили. Но сейчас люди стали другими. Сейчас человеку надо дать стимул, и лишь тогда он будет стремиться к высоким результатам".

Воспользовалась возможностью купить машину и бронзовый призер Олимпиады-80 Валентина Заздравных.

"В Андижане (Узбекистан – Sputnik) нам всем разрешили купить вне очереди машины, – вспоминает спортсменка. – Это же был дефицит! Для того, чтобы купить автомобиль, надо было вставать в очередь и несколько лет ждать. А нас, девочек из сборной по хоккею на траве, пропустили вне очереди. Всем, кто захотел взять. Машина была обычная, "Жигули". Но взяли не все. Некоторым и машина оказалась не нужна".

Автомобиль был по карману не всем. Так что заблуждением было бы думать, что все медалисты пересели на авто.

"Мне выделили призовые две тысячи рублей за олимпийскую медаль, – вспоминает серебряный медалист Олимпиады-80, стрелок Руслан Ямбулатов из Узбекистана. – Я потратил их на ремонт квартиры. А точнее, купил три рулона югославского линолеума, он тогда был в дефиците. Застелил им трехкомнатную квартиру. Один рулон стоил свыше 500 рублей".

Некоторые олимпийцы вообще не тратили свои призовые деньги.

Заслуженный мастер спорта по выездке лошадей, олимпийский чемпион 1980 года Виктор Угрюмов
© Sputnik / Александр Лыскин
Виктор Угрюмов олимпийскую премию раздал в долг родителям учеников

"У меня к деньгам отношение всегда было ровное – покупал только необходимое, не шиковал, а тут родители моих учеников попросили в долг, – вспоминает дважды медалист московской Олимпиады Виктор Угрюмов. – Так я все и раздал. Ни о каких процентах речи не шло. А потом случилась перестройка, все стало обесцениваться, долги еще не вернули, но мне повезло – люди порядочными оказались. Сели с ними, посчитали, что они купили за полученные от меня деньги тогда, и сколько стоят эти вещи в момент возврата, и по курсу вернули уже в долларах. У меня первая внучка как раз родилась – я все дочке и отдал".

А право получить автомобиль вне очереди олимпиец уступил знакомому из Ташкента.

Пловец Александр Сидоренко также не стал тратиться на себя. По словам атлета, его отец давно мечтал о машине, в итоге олимпийский гонорар медалист отдал ему.

Борьба за жилплощадь

Была у спортсменов еще одна льгота, не входившая в призовые деньги. Им могли дать квартиры. Жилплощадь в Советском Союзе также распределялась между очередниками. Ждать квартиры приходилось по десять и больше лет, но жилье давали бесплатно. И олимпийским чемпионам – гордости страны – разрешали получить квартиры без очереди.

"Нам с мужем после Олимпиады дали квартиру в Баку, – вспоминает золотая медалистка Лариса Савкина. – Я "унаследовала" жилье после Гарика Каспарова, которому, как кандидату в чемпионы мира по шахматам, дали от Спорткомитета квартиру побольше и получше".

Семикратный медалист Александр Дитятин получил за свои заслуги четырехкомнатную квартиру в центре Ленинграда. Но за жилищное счастье пришлось еще и побороться.

"Называлось это улучшением жилищных условий, поскольку до этого у меня была квартира меньшей площади, – вспоминает чемпион. – Мы с женой, маленьким Алешей и родителями до Олимпиады-80 жили в трехкомнатной квартире. Но переселиться удалось не сразу. Председатель Ленинградского горисполкома подписал мне документ на получение четырехкомнатной квартиры в центре, но оказалось, что этого мало, мне долго не могли подобрать ничего подходящего".

В итоге спортсмену пришлось брать инициативу в свои руки. Товарищи подсказали спортсмену, что квартиру можно подыскать и самому, и объяснили, как это сделать.

"С готовым вариантом я пришел туда, где квартиры распределяют – сказал, что нашел, попросил дать мне ордер, - вспоминает Александр Дитятин. – Конечно, были там чиновники, которые не очень хотел это делать – да кто, мол, я такой, почему мне должны? Но все закончилось благополучно, и мне выделили эту квартиру, улучшили мои условия".

Спустя много лет, когда старший сын уже вырос, а с женой Александр Дитятин развелся, "спортивное жилье" в центре Санкт-Петербурга было разменяно на три квартиры.

Читайте также:

653
Теги:
Олимпиада-1980, Москва
Темы:
Олимпиада — 80 (65)

Сколько денег СССР потратил на Олимпиаду-80 рассказывает Пучков

574
(обновлено 15:22 02.08.2020)
Писатель и блогер Дмитрий Пучков, а также спортивный комментатор Дмитрий Губерниев выясняют, что дороже - построить стадионы или дороги с гостиницами? Но главное - где на все это найти деньги?

В этом выпуске к юбилею Олимпиады-80 расскажем, как СССР искал средства на Игры, чтобы выйти из ситуации победителем даже на фоне бойкота. Как на обычных лотерейных билетах собрали почти миллиард советских рублей, кто и за сколько купил права на телетрансляцию соревнований и оправдались ли страхи Брежнева?

Писатель и блогер Дмитрий Пучков, а также спортивный комментатор Дмитрий Губерниев включили калькулятор и посчитали, сколько денег потратили на Олимпиады в Москве, Афинах, Лос-Анджелесе, Токио и Сочи.

Кто из стран ушел в минус, а кто вышел в плюс - смотрите в третьей серии спецпроекта Sputnik "Москва-80: Ретро-tube".

Смотрите также:

574
Теги:
Олимпиада-1980, СССР, Россия
Темы:
Олимпиада — 80 (65)
Лесной пожар во Франции

Лесные пожары во Франции: эвакуировано почти 3 тысячи человек

0
Огонь охватил большую территорию на юге страны – в ближайших районах находятся жилые дома и туристические лагеря.

МИНСК, 5 авг – Sputnik. Примерно 2,7 тысячи человек эвакуировали юго-востоке Франции из-за начавшегося накануне пожара.

Огонь возник вечером во вторник возле города Мартиг, расположенного в департаменте Буш-дю-Рон на берегу Средиземного моря. Причиной стала жара, засуха и сильный ветер, что привело к быстрому распространению огня.

Спасательные службы были вынуждены провести срочную эвакуацию. Часть людей из находящихся в районе ЧП кемпингов были отрезаны стеной пламени от доступа к автомобильным дорогам – их пришлось вывозить по морю. Для этого были привлечены корабли ВМС и частных транспортных компаний.

К утру среды огонь подошел вплотную к городу, несколько домов сгорело. Более тысячи гектаров леса оказались уничтожены. На борьбу с огнем направлено 1,8 тысяч пожарных, 14 из них получили травмы или отравления угарным газом. Задействованы в тушении также несколько спецсамолетов.

Продвижение пламени удалось сдержать, однако несколько активных очагов еще осталось. Ситуацию усложняют порывы ветра.

Напомним, что с конца июля на юге и в центральной Франции установилась аномально жаркая погода. В ряде департаментов температура доходит до 40 градусов по Цельсию, объявлен режим повышенной пожарной опасности.

Читайте также:

0
Теги:
лесной пожар, Франция