Антиправительственный митинг в центре Кишиневе DA

Молдавский парадокс: конфликт лучшего с хорошим

132
Выступления в Кишиневе не носят отчетливо политизированного характера, считает эксперт и называет иллюзорными проамериканские настроения общества.

Кто стоит за волнениями в Молдавии? Какой политической силе они выгодны? И что ждет страну в их результате? Sputnik Молдова попросил известного российского политолога Сергея Маркедонова прокомментировать ситуацию в Кишиневе.

- Есть ли в сегодняшних кишиневских событиях что-то общее с киевским Майданом? Или же есть какая-то своя специфика?

— У нас сейчас стало немного модно рассматривать любую внутриполитическую динамику через "киевские очки". Каждая ситуация всегда уникальна. У каждой страны — свой набор проблем.

В случае с Молдовой мы видим очень любопытный момент — то, что выступления не носят отчетливо политизированного характера. Не видно попыток каких-то партий и движений возглавить этот процесс и его приватизировать. Мы видим, что люди, которые вышли на улицы, несут проевропейские лозунги. Это не те, кто находятся в оппозиции нынешней власти. Это люди, которые, в общем-то, разделяют базовые стремления власти.

И получается, в общем-то, парадокс. Получается конфликт лучшего с хорошим. И где логика?

Логику я усматриваю весьма понятную и простую. Действительно, у людей в Молдове существуют определенные иллюзии, определенные мечты о том, что европеизация решит проблемы страны. Мы не говорим сейчас о том — плохо ли это или хорошо. Мы фиксируем сейчас, что такие настроения есть. Есть еврооптимизм. И вот это, прошу прощения за тавтологию, оптимизма не вызывает.

Понятное дело, что оппозиция не может возглавить протест, который идет в европейскую сторону. А действующие люди, которые себя олицетворяют с европейской интеграцией, в общем, вызывают определенное раздражение, недовольство простых людей. Простые люди считают, что власти не реализуют их чаяния, цели и задачи.

Поэтому проблема здесь, как мне кажется, в выдвижении каких-то новых лиц. Появятся ли такие новые лица или не появятся? Кто будут эти новые лица? Или власть сумеет выпустить пар? Кто-то может уйти в отставку, кого-то принесут в жертву. То есть, ситуация такова, что еще существуют какие-то пространства для маневра. Но для того, чтобы этот маневр осуществить — времени не так много.

- Есть ли вероятность того, что конфликт в Приднестровье из замороженного состояния перейдет в горячую стадию?

— Я не думаю, что события в Кишиневе могут привести в такое состояние конфликт. Сейчас происходит его переформатирование. До кризиса Украина была одной из стран-гарантов мирного процесса. А теперь Украина рассматривает Приднестровье как угрозу своей безопасности, как российский клин, направленный на Одессу.

Кишиневские события как раз в какой-то степени, наоборот, отвлекают от приднестровского конфликта. Тем более, многие люди в Кишиневе уже смирились с тем, что Приднестровье — это не то, что так быстро можно вернуть. Некоторые считают, что не нужно биться за него. Особенно если говорить о какой-то части румынофильской интеллигенции. Они считают, что лучше стремиться в Европу, чем пытаться удерживать пророссийское Приднестровье.

Поэтому угрозы каких-то горячих трансформаций сейчас идут не с молдавского, а с украинского направления. Но опять же я не считаю, что это — ситуация абсолютно линейно выстроенная, и что поезд придет только строго в этом направлении. Возможны варианты.

- Не усматриваете ли вы за нынешними событиями "руку Америки" или каких-то других внешних игроков?

— Нынешнее молдавское правительство я бы не сказал, что является проамериканским. Однако оно считает США лучшей опцией для своей страны. В обществе есть эти настроения. Я лично их считаю иллюзорными.

Это иллюзия, что присоединение к ЕС и расширение контактов с Западом решит все проблемы Молдовы. Но эти настроения существуют, и надо с ними как-то работать. Менять их, показывать их несостоятельность, критиковать.

 В этой связи мне не очень понятна позиция оппозиции. Потому что есть ощущение, что то ли они паузу взяли, то ли размышляют над этой ситуацией. Нет попытки представить свою повестку дня. Я ее, по крайне мере, не очень четко вижу.

- Что может сделать Россия для нейтрализации этого конфликта?

— Боюсь, что для внутреннего конфликта вряд ли она напрямую может что-то сделать. То, что Россия может и должна делать — это качественное урегулирование. Продолжение урегулирования приднестровского конфликта, объяснение, что роль России здесь позитивна. Плюс взаимодействие с тем спектром сил, который заинтересован работать с Россией не только на центральном, но и на региональном уровне.

132
Теги:
Европа, Молдавия, Весь мир, Кишинев
Загрузка...


Мнение

Орбита Sputnik