Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров

Сергей Лавров: возможно, шансы продлить Договор о СНВ пока сохраняются

118
(обновлено 15:23 29.12.2020)
Будет ли РФ "разворачиваться на восток", чего в Москве ждут от нового президента США Джо Байдена и его команды, и можно ли рассчитывать на продление действующего Договора о СНВ и спасение Договора об открытом небе – большое интервью с главой МИД РФ.

Глава МИД России Сергей Лавров рассказал в интервью РИА Новости по итогам уходящего года, что в 2020-м стало для международной политики главным, сделал ли мир какие-то выводы из пандемии коронавируса, удалось ли странам сплотиться перед лицом общей угрозы.

- Сергей Викторович, какими, на ваш взгляд, были главные внешнеполитические события уходящего года: главный прорыв, успех и главная неудача? И сделало ли, по вашему мнению, какие-то выводы мировое сообщество из пандемии коронавируса – стал ли мир разобщеннее или наоборот страны стали более ориентированы на сотрудничество?

- Для международных отношений уходящий год оказался сложным. Подводя его итоги, очень трудно оперировать такими понятиями, как главный успех или главная неудача. При этом очевидно, что пандемия коронавируса негативно повлияла на мировую политику и дипломатию, спровоцировала глубокий кризис в глобальной экономике: теперь ей предстоит длительный и непростой период восстановления. При этом никуда не делись уже существовавшие вызовы и угрозы. Такие, например, как терроризм, наркотрафик, другие виды транснациональной преступности. Продолжали полыхать застарелые кризисы, возникали новые очаги напряженности.

К сожалению, наличие общих проблем, включая непрекращающуюся эпидемию COVID-19, пока не привело к сплочению международного сообщества в целях их эффективного купирования. Основная причина, и мы об этом неоднократно говорили, заключается в неготовности ряда государств исторического Запада во главе с США наладить конструктивное равноправное сотрудничество с остальными международными игроками.

Западные коллеги продолжали активно использовать широкий набор нелегитимных инструментов – от силового давления до информационных войн. Ими были проигнорированы призывы Генерального секретаря ООН и Верховного комиссара ООН по правам человека приостановить – в свете чрезвычайной гуманитарной ситуации в мире – односторонние санкции в части поставок медикаментов, оборудования и продовольствия, необходимых для борьбы с вирусом, и соответствующих финансовых транзакций.

Не была услышана и инициатива президента Владимира Путина о введении в международной торговле "зеленых коридоров", свободных от торговых войн и санкций. Не добавляла оптимизма и линия Вашингтона на дальнейшее обрушение архитектуры глобальной стратегической стабильности и контроля над вооружениями.

В этих условиях мы делали все необходимое для надежной защиты национальных интересов и одновременно продолжали продвигать конструктивную, объединительную международную повестку, работать в пользу обеспечения неделимости безопасности во всех ее измерениях. Напомню, что во многом благодаря личным усилиям Владимира Владимировича Путина удалось остановить боевые действия в Нагорном Карабахе. Активно способствовали политико-дипломатическому урегулированию кризиса в Сирии. Участвовали в международных усилиях по выводу из тупика внутриливийского противостояния.

В целях оздоровления ситуации в мире по максимуму использовали потенциал наших председательств в БРИКС, ШОС, ОДКБ. Содействовали реализации различных интеграционных проектов в ЕАЭС и формированию Большого Евразийского партнерства.

Разумеется, продолжали энергично работать в рамках Всемирной организации – в частности, президентом России была выдвинута инициатива проведения саммита пяти государств-постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Невзирая на эпидемиологические ограничения, продуктивно взаимодействовали с подавляющим большинством зарубежных партнеров в Евразии, Африке, Латинской Америке – как по двусторонней линии, так и на различных многосторонних площадках.

Будучи одним из лидеров в области международного здравоохранения, Россия вносила вклад в общие усилия по борьбе с COVID-19, оказывала существенную помощь пострадавшим государствам.

В 2021 году продолжим проводить прагматичную и ответственную внешнюю политику, способствовать формированию более справедливого и демократичного многополярного мироустройства. Будем, как и прежде, открыты к взаимовыгодному взаимодействию – в той мере, в какой к этому готовы наши партнеры и, разумеется, при безусловном уважении российских национальных интересов.

- Вы говорили, что России пора перестать оглядываться на Запад. Значит ли это, что все-таки будет давно обсуждаемый разворот на Восток?

- Прежде всего, хотел бы подчеркнуть: мы ни на кого не оглядываемся. Хотя бóльшая часть населения страны живет в ее европейской части, Россия – крупнейшая евразийская и евро-тихоокеанская держава, один из ключевых гарантов сформированного по итогам Второй мировой войны моноцетричного миропорядка.

Наша внешняя политика носит многовекторный, независимый характер. Заинтересованы в поддержании добрых отношений с зарубежными партнерами на всех без исключения географических направлениях – на основе принципов международного права, равноправия, взаимного уважения и учета интересов.

При этом мы, разумеется, принимаем в расчет происходящие в глобальном геополитическом ландшафте тектонические сдвиги. Фокус мировой политики и экономики смещается из Евро-Атлантики в Евразию, где динамично развиваются восходящие мировые центры. Опираясь на собственные многовековые традиции, они обрели и укрепляют экономический и технологический суверенитет. Проводят самостоятельный внешнеполитический курс. И на этой основе добиваются впечатляющих успехов в различных областях. В этом контексте представляется закономерным, что наша линия на наращивание взаимообогащающего сотрудничества с государствами Востока, включая страны Азиатско-Тихоокеанского региона, имеет долгосрочный стратегический характер и не зависит от колебаний международной конъюнктуры.

Евразия сегодня – это не просто географическое пространство с колоссальным ресурсным потенциалом, который можно и нужно использовать на благо проживающих там народов. Это еще и наиболее динамично развивающийся регион в плане создания новых транспортно-логистических коридоров, совершенствования инфраструктурной связанности и других видов многостороннего сотрудничества. Россия выступает за гармонизацию набирающих здесь обороты интеграционных процессов.

На решение этой задачи нацелена инициатива президента Путина по формированию Большого Евразийского партнерства. Работа на этом направлении ведется весьма энергично, в том числе через сопряжение планов развития Евразийского экономического союза и китайской инициативы "Один пояс, один путь".

- Какими вы видите перспективы отношений России и США при Байдене? Изменится ли что-то? К лучшему или к худшему?

- К сожалению, рассчитывать на скорое выправление или даже стабилизацию деградирующих отношений с США не приходится. Захлестнувшая Америку антироссийская истерия не оставляет особых шансов на то, что мы скоро увидим возвращение к нормальности. Наш диалог оказался заложником у внутриамериканских политических распрей, что, конечно, не способствует выстраиванию конструктивного сотрудничества.

Тем не менее убеждены, что у российско-американских связей имеется нереализованный потенциал. Разобрать образовавшиеся за последние годы не по нашей вине завалы будет непросто, но стремиться к этому нужно. Однако для этого необходима политическая воля с американской стороны.

В двусторонней повестке накопилась целая серия вопросов, некоторые неотложного характера, которыми предстоит заниматься новой администрации в Вашингтоне. Начиная с задачи нормализации функционирования загранучреждений, решения гуманитарных случаев, заканчивая вопросами международной безопасности и стратегической стабильности.

Не обязательно пытаться решить все проблемы одним махом, можно взаимодействовать, исходя из логики "малых шагов". Мы к такой работе готовы. Но при том понимании, что она будет выстраиваться на принципах честности и взаимного учета интересов, а не на основе насаждаемого Вашингтоном американоцентричного миропорядка в русле поговорки "кто сильнее, тот и прав". Рассчитываем, что новая команда в Белом доме сделает выбор, отвечающий интересам американского народа, и продемонстрирует встречное стремление налаживать диалог с Москвой.

Только в этом случае российско-американские связи удастся со временем вернуть на устойчивый путь развития. Конечно, это позитивно сказалось бы и на общем климате в международных делах, учитывая особую ответственность России и США как двух крупнейших ядерных держав и постоянных членов СБ ООН за поддержание глобальной стабильности и безопасности, особенно в нынешнее непростое время.

- Есть ли надежда, что при новой администрации США Москва и Вашингтон успеют продлить договор о СНВ? Готова ли российская сторона на какие-то дальнейшие уступки, например, на приостановку разработки перспективных вооружений? И почему для России неприемлемо предложение США о режиме верификации? Разве взаимные проверки договоренностей – это плохо?

- Хотелось бы рассчитывать, что новая администрация США будет так же, как и мы, исходить из очевидности того факта, что продление Договора о СНВ без каких-либо дополнительных условий и, желательно, на максимально предусмотренный в нем пятилетний срок отвечало бы интересам безопасности обеих наших стран и всего международного сообщества.

Судя по заявлениям для СМИ, команда избранного президента Байдена, в отличие от наших нынешних партнеров по диалогу, не заинтересована в том, чтобы превращать ДСНВ в заложника своих амбиций и пытаться "продавливать" заведомо нереалистичные запросные позиции. Если это действительно так, в чем еще предстоит убедиться, то шансы на достижение договоренности о продлении Договора до истечения срока его действия в феврале 2021 года по-прежнему сохраняются.

Что касается возможного дальнейшего взаимодействия с США в сфере контроля над вооружениями, к чему мы, собственно, их и призываем, то любые переговоры, если и когда они начнутся, приведут к осязаемым результатам только в случае готовности американской стороны реально учитывать российские интересы и озабоченности. Это должно быть то, что наши американские коллеги образно называют "улицей с двусторонним движением". Россия, разумеется, открыта к тому, чтобы пройти свою часть пути для выхода на взаимоприемлемые договоренности, выработанные на строго равноправной основе. При этом говорить об их конкретных параметрах было бы пока преждевременно. На данном этапе важно, что свое видение рамок потенциальных соглашений, предполагающее выработку нового "уравнения безопасности" и включающее в качестве переменных все значимые факторы стратегической стабильности, мы американцам передали. Это видение сохраняет свою актуальность.

Хотел бы также подчеркнуть, что в российской позиции ничто не подразумевает отказа от контроля за соблюдением будущих возможных договоренностей. Ровно наоборот: мы выступали и продолжаем выступать за обязательное наличие контрольного компонента в любых соглашениях по контролю над вооружениями.

Другое дело, что верификационный режим должен полностью соответствовать их предмету и охвату. Именно об этом нам так и не удалось договориться с уходящей администрацией США. Ее требования по верификации выходили далеко за рамки того, что предполагал характер возможной политической договоренности, которую американская сторона продвигала в увязке с краткосрочным продлением ДСНВ. Идеи США предусматривали неприемлемые для нас контрольные процедуры в отношении крайне чувствительных технологических аспектов работы ядерного оружейного комплекса. Расчет был, в том числе, и на "просвечивание" нашего потенциала нестратегического ядерного оружия без продвижения в урегулировании российских озабоченностей в данной и смежных областях.

Надеемся, что новая администрация США будет выступать с более рациональных и реалистичных позиций.

- Получила ли Россия подтверждение от оставшихся участников Договора об открытом небе, что они обязуются не передавать данные США и предоставлять всю свою территорию для инспекций? Каких юридических подтверждений ждет Россия? Разве сам договор не является таким подтверждением? Или по факту речь идет о его переподписании?

- В Договоре об открытом небе (ДОН) нет прямых ссылок на закрытый характер информации, получаемой аппаратурой наблюдения в ходе полетов, а также на ограничения доступа к такой информации.

Около 20 лет назад государства-участники ДОН в связи с ростом террористической угрозы обратили внимание на этот пробел и в 2002 году приняли соответствующее решение Консультативной комиссии по открытому небу. Но и оно сформулировано в заобщенном виде.

Сегодня, в связи с выходом США из ДОН этого, очевидно, уже недостаточно. Тем более с учетом того, что нам стало известно о требованиях США к своим союзникам передавать американской стороне результаты наблюдательных полетов над Россией.

Принимая во внимание эту новую ситуацию, мы и потребовали от государств-участников Договора четких юридических гарантий добросовестного выполнения их обязательств.

Разумеется, речь не идет о каком-то "переподписании" ДОН. Вполне достаточно уточнить юридически обязывающее решение 2002 года. Мы соответствующее предложение внесли и ждем от партнеров ответа.

Честно говоря, первая реакция была невразумительной – страны Запада вроде бы и не возражали в принципе против тезиса, что информация, о которой я говорил, не должна попадать в "чужие руки". Но при этом прятались за юридической казуистикой и пытались убедить нас в том, что имеющихся положений вполне достаточно.

Столь же невнятным был и ответ на второе наше требование гарантировать возможность выполнения наблюдательных полетов над всей территорией государств-участников, включая размещенные на ней объекты стран, участницами ДОН не являющихся. А у нас есть данные о том, что США очень этого не хотели бы и добиваются от своих союзников, чтобы они нам препятствовали.

Поэтому мы предупредили партнеров по ДОН, что полутона здесь неприемлемы. Если оставшиеся государства-участники пойдут "на поводу" у США, то наши жесткие ответные меры не заставят себя долго ждать. Мы готовы к продолжению сотрудничества в рамках ДОН лишь при том понимании, что в самое ближайшее время все остающиеся в Договоре государства дадут нам прямые и твердые юридические гарантии своей готовности соблюдать его требования.

Пока мы таких гарантий не получили, так что дальнейшая судьба ДОН под большим вопросом.

- В этом году истекло действие оружейного эмбарго СБ ООН в отношении Ирана. Прорабатывают ли Москва и Тегеран конкретные планы наращивания военно-технического сотрудничества? Идет ли речь о возможной покупке Ираном самолетов "Су-30" или танков "Т-90"? И не может ли это привести к ухудшению отношений России с какими-то странами, например, с Израилем или с США?

- В настоящее время никаких ограничений по линии СБ ООН на военно-техническое сотрудничество с Ираном нет. Наши государства имеют полное право взаимодействовать на этом направлении. Политика России в области ВТС полностью отвечает нормам международного права и осуществляется в полном соответствии с российским экспортно-контрольным законодательством, которое является одним из наиболее строгих в мире.

Повторюсь: при ведении военно-технического сотрудничества с Исламской Республикой Иран, безусловно, имеющей право на обеспечение собственной обороноспособности, Россия строго придерживается своих международных обязательств и руководствуется приоритетом поддержания стабильности и безопасности в регионе.

118
Теги:
США, Россия, МИД РФ, Сергей Лавров
Темы:
Итоги года – 2020 (42)

#СВОИХНЕБРОСАЕМ: кто защищает задержанных в Латвии журналистов

84
Латвия неустанно ведет войну с журналистами, которые сотрудничают с российскими изданиями. Смотрите на видео, кто вступился за журналистов, в отношении которых заведены уголовные дела.

Власти Латвии вводят в Уголовный закон новые статьи и заводят дела на авторов, которые работают с российскими новостными агентствами. Счета этих журналистов заблокированы, из страны их при этом не пускают.

Официально в отношении авторов было возбуждено семь уголовных дел. Но на самом деле под преследованием находятся все те, кто за последние годы хотя бы один раз публиковался на сайтах Sputnik или Baltnews.

Давление в отношении журналистов оказывается не только в странах Балтии, но и во всем мире. Для поддержки "неугодных" властям создан проект #своихнебросаем.

Как смотрят на ситуацию те немногие авторы, которые, несмотря на запугивания со стороны властей балтийских и других стран, не боятся говорить то, о чем другие молчат? Смотрите подробности в эксклюзивном репортаже из Риги.

Читайте также:

84
Теги:
Латвия
Темы:
Давление на авторов Sputnik и Baltnews
доцент департамента Прикладная политология Финансового Университета при правительстве РФ Евгения Войко

"Разные сигналы поступают": политолог о разладе в ЕС из-за вакцины "Спутник V"

93
(обновлено 18:06 09.04.2021)
Как история с возможными закупками российской вакцины "Спутник V" разделила евробюрократов, и какое решение в итоге примут страны Европы, рассуждает доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Евгения Войко.

"Разные сигналы поступают": политолог о разладе в ЕС из-за вакцины "Спутник V"
Несогласованная политика европейских стран в отношении российской вакцины "Спутник V" говорит о внутренних проблемах в самом Евросоюзе, которые обострились в период пандемии, отметила политолог на радио Sputnik. 

"Это рассогласованность двух уровней ― уровня наднационального (так называемой евробюрократии) и уровня национального. И это проявлялось и ранее, в том числе в отношениях с Россией, когда европейские институты выступали против каких-то контактов, а политические элиты отдельных стран выходили на контакт. То же самое мы сейчас видим и в отношении вакцины. Мы видим, что наднациональные европейские структуры по-прежнему тянут время и по-прежнему не дали какого-то ответа, они находятся в стадии утверждения, в то время, как элиты уже торопят ― пора решать, вопрос насущный", ― рассуждает Войко.

Когда Европа одобрит "Спутник V"?

Ситуация с одобрением российской вакцины в ЕС отражает тот уровень развития отношений, который на самом деле существует между европейскими странами внутри союза, только проблема согласования на двух уровнях ― наднациональном и национальном ― сейчас проявляется еще больше, констатирует эксперт.

"Если говорить о каких-то прогнозах, будет или не будет признана вакцина, разные сигналы поступают о том, что Европейское агентство лекарственных средств приближается к тому, чтобы зарегистрировать "Спутник V", что это может быть летом. Но уже сейчас мы видим, что ведущие страны ЕС, прежде всего, Германия, выступают за то, что вакцину закупать и в случае определенных лоббистских усилий на наднациональном уровне это решение может быть принято", ― говорит Войко.

Напомним, российская вакцина "Спутник V" с марта проходит процедуру постепенной экспертизы в европейском регуляторе EMA и может быть одобрен, по разным данным, в мае ― июне.  На сегодняшний день российскую вакцину "Спутник V" одобрили почти 60 странах с общим населением более 1,5 миллиарда человек. Экспертами подтверждена эффективность вакцины на уровне 91,6%.

Читайте также:

93
Теги:
Евгения Войко, Россия, Спутник V (вакцина), вакцина, Евросоюз
Темы:
Российские вакцины от коронавируса
Королева Великобритании Елизавета II и британский принц Филипп, герцог Эдинбургский во время музыкального представления в Abbey Gardens, Бери-Сент-Эдмундс

Пока смерть не разлучит: стало известно последнее желание принца Филиппа

0
Предчувствуя свой уход, 99-летний герцог Эдинбургский вызвал своего первенца - принца Чарльза и обратился к нему с очень личной просьбой.

Покойный муж британской королевы принц Филипп как будто предчувствовал свою смерть: на смертном одре он озвучил последнее желание сыну Чарльзу.

Несколько месяцев принц Филипп пытался бороться за свою жизнь. Герцог переболел COVID-19, а после перенес сложную операцию на сердце, проведя в госпитале месяц. В это время его навестил сын Чарльз, который вышел из больницы со слезами на глазах. 9 апреля мужа Ее Величества не стало, а в Британии был объявлен национальный траур.

Теперь же стали известны подробности встречи отца и сына: во время откровенной беседы принц Филипп озвучил свое последнее желание принцу Чарльзу.

По словам приближенных источников, герцог попросил наследника заботиться о любви всей своей жизни - Елизавете II, когда его уже не будет рядом. Таким образом, он напомнил сыну, что в скором времени ему придется взять ответственность за всю семью.

Как сообщило издание The Sun, муж королевы мечтал уйти из жизни дома, в кругу родных. Так и случилось: герцог тихо скончался в своей спальне, а жена до последнего была с ним, вспоминая историю их бесконечной любви.

Читайте также:

0
Теги:
Чарльз, принц Уэльский, Принц Филипп, герцог Эдинбургский
Темы:
Королевские новости