Мальчик и девочка

Родители смущаются больше: как говорить с детьми о половом воспитании

1853
(обновлено 11:53 11.09.2017)
Если вы слышите от ребенка вопрос "Откуда я взялся?" - значит, он вам доверяет.

Вопросы полового воспитания у современных родителей вызывают куда больше любопытства, чем у самих детей. Если не знаете, как поговорить с ребенком на щепетильную тему, не спешите вести его к психологу, а лучше придите на консультацию сами и подберите слова, которыми сможете поговорить с детьми "по-взрослому".

Корреспондент Sputnik побеседовала с психологом Аленой Корольковой о том, где найти грань между "ему рано" и "мы не рассказали главное".

"С нами не говорили, и мы не будем"

Большинство родителей считают, что раз сами благополучно выросли без разговоров на щепетильные темы, то и детей не нужно обременять неловкими разговорами…

— Хорошо бы, чтобы темой полового воспитания занялись не в школах, а в семьях. Но так как мы росли в стране, где "секса не было", большинству из нас тяжело прорваться через собственный страх, стыд и смущение в этой теме. Редко кому из нас говорили о взрослении и переходном периоде. В лучшем случае давали книгу, из которой можно было почерпнуть нужную информацию.

И раз у нас не было опыта общения с родителями на эту тему, отвечая на детские вопросы, приходится прорваться через стену собственного смущения. Если у ребенка рождается любопытство, это уже хорошо, но на вопросы должны ответить мама или папа, и теми словами, которые ребенок привык слышать в семье. Это куда лучше, чем если это будет взрослая женщина, которая будет оперировать терминами.

Когда клиенты спрашивают, можно ли привести ребенка, чтобы я рассказала ему про половое созревание, я предлагаю прийти на прием самим родителям, чтобы мы вместе смогли подобрать слова, которые будет слышать их ребенок. Если дети имеют возможность задавать такие вопросы, значит, в семье сформировано доверие между родителями и детьми, которое лучше не предавать. Скажите ребенку — мне нужно время подумать, я отвечу на твой вопрос.

При этом важно не отмахнуться, а ответить на вопрос. Во второй раз ребенок, скорее всего, не спросит, решит, что задает неловкие вопросы. При этом ребенок все равно узнает, откуда он взялся — от друзей, из интернета. Задача родителей — создать адекватную базу знаний, на которую сможет опираться ребенок.

— С чего начать? Не подходить ведь к ребенку с вопросами, не хочет ли он поговорить о сексе?

— С юного возраста родитель должен приучать ребенка называть свои интимные части тела правильно. Мы ведь не говорим детям, что вместо ручек и ножек у тебя веточки, но, когда заходит речь об интимных частях тела, вместо пениса и вагины употребляем другие слова. И когда ребенок слышит правильное название половых органов, он переживает удивление, не понимает, почему прежде не слышал таких слов. Сексуальное воспитание начинается с того, чтобы с трех лет, с самого детства называть половые органы правильно.

Любопытство ребенка в этой теме лучше удовлетворять. Но отвечать на вопросы нужно в рамках запроса: если ребенок спрашивает, откуда он взялся, лучше всего ответить — ты родился из моего живота. Если ребенок не задает дальнейших вопросов, не нужно читать ему лекцию о том, как он туда попал. Если же спросил, ответьте: мы с папой полюбили друг друга и из этой любви родился ты. Не задает других вопросов — не продолжайте.

Падаете в обморок — купите книгу

— А если ребенок продолжает задавать вопросы?

— Детского любопытства в этой теме меньше, чем родительского страха. Особенно тревожным родителям я советую купить книгу с хорошими иллюстрациями. Если вы чувствуете сильное смущение, предложите ребенку вместе полистать книгу.

Если нам трудно говорить на интимные темы с ребенком, вряд ли мы сможем говорить и с собственным партнером, так что отвечать на вопросы детей — хорошая мотивация, чтобы начать прорываться через свои страхи.

Если дети не начали задавать родителям вопросы о половой жизни, то и подростки не начнут. Если же хотите поговорить с подростком, то лучшее место — это поездка в машине, у вас будет возможность быть услышанным. Начните так: тебе пятнадцать лет, и я переживаю, знаешь ли ты, как защитить себя. Он закатит глаза и скажет, что знает, и тогда скажите, что верите ему, но хотите, чтобы ребенок знал — если что-то случится, он может с вами поговорить.

— Как понять, ребенок знает слишком мало для своего возраста или, напротив, слишком много?

— Дети-дошкольники от трех до шести лет должны называть половые органы правильно и понимать, где они находятся. Это нужно хотя бы для того, чтобы ребенок в случае возникновения дискомфортных ощущений смог дать знать, где болит. Хорошо бы, чтобы он знал, что ребенок растет в матке и рождается через влагалище.

Младшие школьники должны знать о физиологических изменениях, которые будут проходить у них в теле в подростковом возрасте. У нас есть впечатление, что о менструации только ленивый не знает. Но учтите, что если раньше половое созревание наступало примерно в 12 лет, то сейчас порой — и в 9 лет. И дети, которые не знают о грядущих изменениях, могут пугаться — что же такое страшное со мной происходит? Нужно спокойно объяснить, что такое поллюция у мальчиков и менструация у девочек, как это происходит и почему. Объяснить мальчикам, что это не стыдно, что это физиология, предупредить девочек о возможных болевых ощущениях. В этом возрасте нужно рассказать о разнице между выделительной и репродуктивной функцией организма.

В подростковом возрасте важно, чтобы дети понимали, что такое сексуальная ориентация. Хорошо бы дать информацию о венерических заболеваниях. Еще одна важная тема — преувеличенная сексуальность, которую транслирует индустрия моды. Нужно объяснить ребенку, что картинками людей с идеальной внешностью попросту привлекают внимание аудитории, а не демонстрируют идеального человека.

В старшем подростковом возрасте — 15-18 лет — ребенок должен знать, что такое противозачаточные средства, понимать, что они не обеспечивают стопроцентную защиту. Они должны знать, что секс — это доверие и значимость в жизни друг друга, а не только физиология, что это умение находиться рядом с любимым человеком и приятный бонус, для получения которого нужно сперва выстроить отношения.

Еще одна важная тема — дети должны понимать, что с ними будет происходить на осмотре у гинеколога и уролога, потому что я нередко сталкиваюсь с рассказами уже взрослых женщин, которые долгие годы помнят пугающие манипуляции в кресле врача.

Скажите кодовое слово

— То есть, если ребенок ни о чем не спрашивает, то и говорить с ним не стоит?

— Одна из важнейших тем — сексуальный абьюз, и разговор об этом должен инициироваться родителями. Оптимальный возраст для таких бесед — 8-12 лет. Родителям нужно объяснить ребенку, что интимные части скрываются нижним бельем не только из-за вопросов гигиены, но и потому, что никто кроме него самого, родителей и медперсонала — и только с разрешения родителей — не должен их видеть.

Недопустимо, если к ребенку подходит взрослый и просит разрешения его сфотографировать. Клиентка рассказывала мне об истории, когда незнакомый мужчина попросил измерить обхват талии ее дочери, потому что якобы набирал группу моделей. Также недопустимо, если взрослый человек на улице просит ребенка о помощи: нужно объяснить, что взрослый обратится за помощью к взрослому.

Когда мой ребенок был маленьким, мы применяли прием секретного слова. У нас было кодовое слово "Майнкрафт", название его любимой игры. Я объяснила сыну — если к тебе подходит взрослый и говорит, что мама просила забрать из школы, потому что сама не успевает приехать, нужно потребовать назвать секретное слово. Нет секретного слова — никуда не идем.

Если над ребенком совершили насилие, ему часто говорят — не говори маме, это наша тайна. И тут важно донести, что тайна и секрет — это то, что доставляет удовольствие обоим и никогда не держится на страхе. И главное, нужно сказать ребенку, что бы ни случилось, я точно буду с тобой и буду тебе помогать.

— Многие родители беспокоятся, что дети знают не слишком мало, а напротив — слишком много…

— Важен не объем знаний, важно, что если ребенок строит свою базу только на основе разговоров со сверстниками и знаний из интернета, представление будет извращено. У ребенка может возникнуть ложное представление о собственной сексуальности, ведь в сети тиражируются мифы, которые поддерживают и взрослые — например, что половой акт должен длиться как марафон. Задача родителей не дать полное представление о половой жизни — это он доберет — а создать адекватную базу.

Если у ребенка нет возможности удовлетворять свое любопытство на тему полового созревания в семье, у него сформируется представление об этой теме как о стыдной и неприличной, о которой воспитанные люди не говорят. Это выливается обычно в неспособность слушать себя и свои желания, говорить с партнером.

Американские коллеги выделили четыре типа семей. Первый — репрессивный: в таких семьях тема секса табуирована, любые вопросы о том, откуда я взялся, или демонстрация частей тела строго пресекается. В итоге у ребенка формируется страх, ему кажется, что все телесное — это постыдное и страшное. Другой тип семей — избегающий, в этом случае родители любой вопрос обращают в лекцию с терминами. А ребенок, поняв, что это скучно, свое любопытство решит удовлетворять со сверстниками. Навязчивый тип семей предполагает, что родители демонстрируют свою сексуальность и даже позволяют себе ходить обнаженными в присутствии детей. В таком случае любопытство ребенка может трансформироваться в избегание телесного. И четвертый тип семей — экспрессивный, в таких семьях удовлетворяют любопытство ребенка, но самостоятельно не инициируют разговор, и это самый удачный вариант.

1853
Теги:
половое воспитание, психосоматика, психология подростка, психология, Алена Королькова, Минск, Беларусь
Темы:
Взрослым о детях (39)
По теме
Психолог об опасных селфи: внимание сверстников не заменит родителей
Психолог: наши страхи полезны, они могут стать спасением
Психолог о жестоких тренингах и униженных слушателях
Шприц и ампула на фоне логотипа Спутник V

Теперь и Гонконг: власти автономии признали российскую вакцину "Спутник V"

8
Для резидентов города, которые прошли полную вакцинацию российским препаратом, обязательный карантин по прибытии не отменят, но сократят – с 21 до 14 дней.

МИНСК, 17 июня – Sputnik. Правительство Гонконга включило российскую вакцину "Спутник V" в список вакцин от коронавируса, которые признаются на территории этого автономного района.

"Правительство Гонконга включило "Спутник V" в список вакцин от COVID-19, признаваемых в Гонконге", – говорится в заявлении генконсульства РФ.

Это означает, что для резидентов города, которые прошли полную вакцинацию данным препаратом, обязательный карантин по прибытии в Гонконг хоть и не отменят, но сократят – с 21 до 14 дней и 7 дней самонаблюдения.

Важно, что такая норма будет действовать только в том случае, если после полной вакцинации "Спутником V" прошло 14 дней.

"При посадке на самолет при себе необходимо иметь сертификат вакцинации, отрицательный результат теста на COVID-19 и бронь одной из "карантинных" гостиниц сроком на две недели", – добавили в российском генконсульстве.

Напомним, с 14 июня массовую вакцинацию препаратом "Спутник V" начали в Индии. Эта страна по показателям смертности и заболеваемости находится в тройке мировых лидеров. Весной текущего года число новых заболевших ежедневно превышало 300 тысяч в сутки – это больше, чем в любой другой стране мира.

Российские вакцины от коронавируса

Первая в мире вакцина от коронавируса была зарегистрирована в России в августе 2020 года. Препарат "Спутник V" разработали в НИЦЭМ имени Гамалеи. Эффективность вакцины, согласно данным международного журнала Lancet, составляет более 91%. Это один из самых высоких показателей на сегодняшний день. 

Также в России созданы и другие вакцины от COVID – "ЭпиВакКорона" (центра "Вектор"), препарат "КовиВак" (Центра имени Чумакова РАН).

А в ближайшее время для профилактики COVID-19 в медучреждения РФ поступит однокомпонентная вакцина "Спутник Лайт". По данным Российского фонда прямых инвестиций, эффективность "Спутник Лайт" составляет почти 80% – это выше, чем у многих вакцин, требующих двух уколов.

Помимо этого, разработчики центра Гамалеи завершают разработку детской вакцины от коронавируса. Препарат будет разрешено использовать в возрасте 15-17 лет. Детскую прививку обещают изготовить к середине сентября.

Читайте также:

8
Теги:
Россия, Гонконг, вакцина
Темы:
Российские вакцины от коронавируса
Олег Руммо

От пересадки в коридоре до супертехнологий: Руммо о новом центре

130
(обновлено 17:45 16.06.2021)
Завершается без преувеличения грандиозная стройка: серьезная даже по европейским меркам клиника МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии должна была открыться в декабре этого года, но примет первых пациентов уже через несколько недель.

Большой путь для центра, где в 2008 году была выполнена первая пересадка печени (фактически в коридоре!), а теперь делают все известные миру операции.

Подробности о новом центре, где будут выполняться самые высокотехнологичные операции в стране, Sputnik узнал у директора МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии Олега Руммо.

МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии
© Sputnik / Виктор Толочко
МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии

Точка отсчета

9-й больницы официально нет уже как три года. Осталась лишь вывеска – как напоминание о первом и единственном месте работы Олега Руммо. Сам он честно признается, что это до сих пор вызывает у него двойственные чувства: больница давно выросла из "девятки" до совершенно иного уровня, и уже далеко не та, какой была в начале профессионального пути молодого хирурга.

Теперь все корпуса объединены в один Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии. И это еще не предел: центр разрастается, впереди – ввод в эксплуатацию еще двух суперсовременных корпусов, оснащенных по самому последнему слову техники. Один из них, где вскоре будут проводиться трансплантации и не только, должен открыться в ближайшие несколько недель.

Здание бывшей девятки, сегодня - Минский научно-практический центр хирургии
© Sputnik / Виктор Толочко
Здание бывшей "девятки", сегодня - Минский научно-практический центр хирургии

Главный корпус бывшей 9-й больницы был построен в 1976 году. Большая для столицы клиника на 1200-1300 мест, современная для того времени, но совершенно другая теперь. И ничего бы этого не было, если бы в этих стенах не была проведена первая в стране трансплантация печени, давшая, без преувеличения, мощный стимул для развития всей медицины в целом.

"Всегда для развития такого направления должны быть мощные триггеры. Для Беларуси таковым стала трансплантация печени. И дело было не в том, что это была достаточно сложная операция, а в том, как на нее ответило общество: к врачам было приковано всеобщее внимание", - рассуждает Олег Руммо.

Первая пересадка печени - в коридоре

Уже нет и той импровизированной операционной, где Олег Руммо в 2008 году выполнил свою первую пересадку печени. К слову, в приспособленном помещении, едва ли ни в коридоре: напоминает о тех временах только памятная вывеска. Здесь сейчас - конференц-зал.

На месте, где была выполнена первая в Беларуси операция по пересадке печени, сейчас находится конференц-зал
© Sputnik / Виктор Толочко
На месте, где была выполнена первая в Беларуси операция по пересадке печени, сейчас находится конференц-зал

А получилось так, что за пару лет до этого перевернувшего медицину события 9-ю больницу начали потихоньку модернизировать. К тому моменту, когда пришли к трансплантации, в главных операционных велся серьезный ремонт для будущих высокотехнологичных операций.

"Другие времена были, другие условия. Практически на коридоре, хотя действительно на коридоре делал ту пересадку. Раньше с 1976 года там выполнялись нейрохирургические операции, со временем необходимость в этой операционной отпала, сделали там первую в стране палату пробуждения", - вспоминает Олег Руммо.

В такой палате, не занимая операционную, но и не переводясь в обычное отделение, пациент приходит в себя после наркоза. Под присмотром и контролем врача – мало ли что. И вот на базе этого приспособленного помещения провели первую трансплантацию печени.

"Это было хорошее время, мы были молоды, мы считали, что можем горы свернуть. И я бы многое отдал, чтобы это вернуть. Я очень счастлив, что это было. Я помню, как это было, когда собирались люди, которые ни о чем другом не думали, кроме как об этом общем деле. Каждый был готов жертвовать всем ради того, чтобы это дело обязательно состоялось. Было здорово тогда", - улыбается Олег Олегович.

Глядя на молодых и дерзких хирургах, решивших пересадить печень, крутили у виска и говорили, что это невозможно, но тем не менее не могли лишать их такой возможности. Тем более, что денег больших не просили, многое было, а чего не хватало – добывали смекалкой.

Олег Руммо вспоминает о тех днях с улыбкой
© Sputnik / Виктор Толочко
Олег Руммо вспоминает о тех днях с улыбкой

"Оборудование и было, и не было. Когда мы учились в Германии, с помощью наших немецких коллег раздобыли много чего из расходного материала. Специальных инструментов тоже не надо. Два зажима? Привез их в кармане из Германии. Консервирующий раствор? Позвонили в Москву, хлопцы сэкономили, с поездом передали. В ответ передали благодарность, так сказать, литр на литр. Такая жизнь была", - улыбается Олег Руммо.

А оборудования особенного не требовалось: операционный стол, наркозный аппарат, свет – все было. Что-то из расходников, что уже было зарегистрировано в стране, докупили, препараты были (тогда уже и почки пересаживали, была и онкогематология, в которой использовались те же препараты, и люди, которые имели опыт их назначения). Серьезных вложений не требовалось.

Это и стало тем мощным стартом для развития не только новой отрасли, но и всей белорусской медицины.

Новый импульс

В 2010 году 9-я больница получила новый суперсовременный операционный блок, реанимацию. Построено было немного, но так вышло, что это маленькое отделение в составе большой старой больницы стало давать большие результаты: спасение жизней, внедрение научных достижений в практику и как следствие – экспорт медицинских услуг.

"Нам становилась тесно в этих стенах. Мы видели, что это старая больница, что здесь "народная медицина", и это все абсолютно не дружит с теми высокими технологиями, которые мы в эту медицину привнесли", - говорит Олег Руммо.

В 2017 году Александр Лукашенко посетил центр, посмотрел те корпуса, которые открывал 7 лет назад, и увидел все, что было сделано в этой больнице за такой короткий срок. Решено: надо строить новый корпус. Начали в том же году.

"Мы вышли с предложением, что 9-ю больницу преобразуем в научно-медицинский центр, где будем развивать не только трансплантологию, но и всю большую хирургию, гематологию, неврологию и многое другое. У нас есть база, есть люди", - рассказывает директор центра.

Новый корпус большой, 27 тысяч квадратных метров – по сути, отдельная больница. Поскольку во всем мире сейчас не строят отделений с большим количеством коек, стараясь минимизировать время пребывания в больнице, по этому пути пошли и в МПНЦ. Будет всего 170 коек, только одно- и двухместные. И если уж строить, то по последнему слову оснащенности: обычная палата экстренно может превращаться в реанимационную, есть возможность подключения к ИВЛ.

Будущий оперблок
© Sputnik / Виктор Толочко
Будущий оперблок

Новый корпус на месте руин

Раньше на этом месте, где сейчас вырос новый современный центр, стоял кинотеатр, а еще своя мощная грязеводолечебница. Заместитель директора центра по хозяйственно работе Анатолий Тарасенко вспоминает, что люди приезжали сюда как в санаторий. Потом все ужалось, остался пищеблок – центр использовал его под склады.

"Здание было старое. Я на этот объект попал еще 30 лет назад, когда строили здесь центр трансплантации костного мозга. Это было ноу-хау для того времени. На базе одного этажа мы построили такой центр, который успешно спасает жизни по сей день", - вспоминает Анатолий Тарасенко.

Снесли эти старые здания, чтобы построить новый современный корпус. Под землей между основным корпусом центра и новым остался подземный переход. Его сейчас тоже отремонтировали и будут использовать как хозяйственный – транспортировка белья, питания. Осталась еще маленькая пристройка под склады и все.

На месте, где сейчас находится новый центр, была мощная грязеводолечебница, куда люди приезжали как в санаторий, вспоминает заместитель директора центра по хозяйственно работе Анатолий Тарасенко
© Sputnik / Виктор Толочко
На месте, где сейчас находится новый центр, была мощная грязеводолечебница, куда люди приезжали как в санаторий, вспоминает Тарасенко

Философия нового центра

Новый корпус будет функционировать как больница "замкнутого" цикла: каждый пациент, приходя сюда, может в одном месте получить все необходимое – от незначительной диагностики и анализов, до высокотехнологичных хирургических вмешательств.

На первом этаже - маленькое отделение краткосрочного пребывания, всего на 7-10 мест. Там планируется, не загружая 170 основных "умных" коек, проводить первичное обследование поступивших пациентов. Чтобы люди не сидели в очередях и не уставали на коридорах, а в промежутках между обследованиями могли расположиться в палате, выпить чашечку кофе и отдохнуть.

Кроме того, такие палаты будут предоставляться и родственникам приехавших на лечение иностранцев: удобней спуститься в номер, отдохнуть, перевести дух и снова идти к своему близкому, не тратя время на дорогу между гостиницей и больницей.

В новом корпусе можно будет получить как незначительную диагностику, так и обратиться за высокотехнологичными хирургическими вмешательствами
© Sputnik / Виктор Толочко
В новом корпусе можно будет получить как незначительную диагностику, так и обратиться за высокотехнологичными хирургическими вмешательствами

"Три современные операционные. Они не какие-то там суперэксклюзивные, они просто очень хорошие. Огромные, по 80 квадратов, современное оборудование. Там будет стоять новый ангиограф, совмещенный с компьюетрным томографом. Будет симуляционный центр с современными оборудованием, где будет проходить обучение специалистов – ведь приезжают не только со всей Беларуси, но и из других стран мира", - показывает новые помещения Олег Руммо.

Еще один корпус -  через 2 года

На строительство нового центра из республиканского бюджета выделено около 65 млн долларов. По планам, должны были сдать в конце этого года, но работы почти завершились, так что, скорее всего, в июле новая больница откроет двери для первых пациентов. Строители уже сдали больше половины этажей, закуплено все оборудование, осталось его смонтировать, собирается мебель.

Сейчас уже вовсю идет другая стройка - современного корпуса гематологии, трансплантации костного мозга и стволовых клеток.

"В 1993 году было создано отделение трансплантации костного мозга. Это большой прорыв: только распался Советский союз, денег не было вообще! Эти деньги в стране нашли, потому что был всплеск онкогематологических заболеваний после Чернобыля. Средств было мало, но 7-коечное отделение открыли – суперсовременное на тот момент. Считайте, прошло 30 лет, все это не соответствует уже запросам и потребностям. Там есть мощная научная составляющая, туда приезжают лечиться из Украины, России, стран Средней Азии, но нет современных условий", - говорит директор центра.

По планам, новый корпус должны ввести в строй в 2023 году. В основном здесь будут заниматься наукой, будет отделение реанимации и пересадки, а основные койки останутся в старом корпусе – все отремонтируют и осовременят.

Последние штрихи

Пока же все силы брошены на финальные работы и монтаж оборудования в почти готовом корпусе. На первом этаже – центральный ресепшн, кабинеты врачей. Второй – оперблоки, где сейчас монтируется оборудование. Третий этаж - реанимационные палаты. С 4-го по 7-й этажи – палаты, одно- и двухместные. Восьмой этаж отведен под профессорский состав, частично – под симуляционный центр.

"По строительно-монтажным работам корпус готов на 90-95%. Самое главное сейчас – монтаж тяжелого медицинского оборудования и пусконаладочные работы. Ну и конечно, инженерная готовность – важная и большая система", - проводит экскурсию Анатолий Тарасенко.

Эти невидимые глазу работы – важная часть любого учреждения здравоохранения. Стерильный воздух над операционным столом, системы очистки воздуха в реанимациях и палатах, холодильные машины, подвод кислорода и прочие инженерно-технические вещи сейчас монтируются полным ходом. Специальные помещения для таких сложнейших систем занимают в общей сложности едва ли не весь этаж.

"Уровень совершенно другой, даже по сравнению с нашим хорошо оснащенным центром. У хирургов более комфортные условия работы: все автоматизировано, не надо думать о том, чтобы что-то подвинуть, включить. Эти мелочи тоже очень много значат в работе", - объясняет Тарасенко.

При строительстве Олег Руммо и его коллеги, которые объездили ведущие клиники почти во всем мире, учли весь опыт и воплотили его в своем центре.

Что будет в новом центре?

Все виды трансплантации, кроме пересадок сердца (такие операции – в РНПЦ "Кардиология") делают в центре у Олега Руммо. Это служба переедет в новый корпус. Откроется центр микрососудистой и реконструктивной медицины. Если будет потребность в имплантации конечностей, трансплантации матки, кишечника, лица – это тоже будут делать врачи центра. Олег Руммо всегда подчеркивает: нет такой операции, которую не могут делать в его центре.

Будущие операционные
© Sputnik / Виктор Толочко
Будущие операционные

Будет два кардиохирургических отделения, которые смогут обеспечивать Минск этой помощью. В новый центр переедет практически вся хирургия. Но у Олега Руммо есть еще планы на создание полноценного сосудистого центра.

"Это большая проблема. Россия по этому пути уже идет, многие страны тоже. Это та категория пациентов, у которых возник инсульт, многие потом остаются инвалидами. Это люди трудоспособного возраста. И своевременно вылечив их и проведя операции, мы вернем их к нормальной жизни. Для этого тоже надо создавать систему. Четыре больших неврологических отделения, которые у нас работают, надо объединить с ангиографией, с хирургией, нейрохирургией и вовлечь в это дело скорую помощь", - делится планами директор центра.

В стране уже было сделано подобное по лечению инфаркта, по острому коронарному синдрому – система была создана. Теперь такую же планируют создать и для пациентов, перенесших инсульт. Разместятся на старых площадях, где сейчас находится хирургия и трансплантация.

В центре будет одна большая - на все корпуса - лаборатория. Появится МРТ, которого не было, - он будет работать на всю больницу. Один ангиограф, который уже был в центре, будет работать, что называется, на рутину. А в новом центре – суперсовременный аппарат на всю больницу.

Олег Руммо честно признает, что никогда не предполагал и не думал, что ему доведется стать первопроходцем в новой для страны сфере, фактически создать всю систему трансплантационной службы, дав мощный толчок для развития всей медицины.

"Для меня всегда было важно быть хорошим хирургом. Но так сложилось и так уж выпало мне (я не могу сказать, что я в большом восторге, мне комфортно в операционной, я там балдею, я там как рыба в воде), что я стал руководителем. В этом плане я отрываю от науки, от пациентов, от операционной, но я думаю, что не зря это делаю", - считает Олег Олегович.

Читайте также:

130
Теги:
Олег Руммо