Мальчик и девочка

Родители смущаются больше: как говорить с детьми о половом воспитании

1136
(обновлено 11:53 11.09.2017)
Если вы слышите от ребенка вопрос "Откуда я взялся?" - значит, он вам доверяет.

Вопросы полового воспитания у современных родителей вызывают куда больше любопытства, чем у самих детей. Если не знаете, как поговорить с ребенком на щепетильную тему, не спешите вести его к психологу, а лучше придите на консультацию сами и подберите слова, которыми сможете поговорить с детьми "по-взрослому".

Корреспондент Sputnik побеседовала с психологом Аленой Корольковой о том, где найти грань между "ему рано" и "мы не рассказали главное".

"С нами не говорили, и мы не будем"

Большинство родителей считают, что раз сами благополучно выросли без разговоров на щепетильные темы, то и детей не нужно обременять неловкими разговорами…

— Хорошо бы, чтобы темой полового воспитания занялись не в школах, а в семьях. Но так как мы росли в стране, где "секса не было", большинству из нас тяжело прорваться через собственный страх, стыд и смущение в этой теме. Редко кому из нас говорили о взрослении и переходном периоде. В лучшем случае давали книгу, из которой можно было почерпнуть нужную информацию.

И раз у нас не было опыта общения с родителями на эту тему, отвечая на детские вопросы, приходится прорваться через стену собственного смущения. Если у ребенка рождается любопытство, это уже хорошо, но на вопросы должны ответить мама или папа, и теми словами, которые ребенок привык слышать в семье. Это куда лучше, чем если это будет взрослая женщина, которая будет оперировать терминами.

Когда клиенты спрашивают, можно ли привести ребенка, чтобы я рассказала ему про половое созревание, я предлагаю прийти на прием самим родителям, чтобы мы вместе смогли подобрать слова, которые будет слышать их ребенок. Если дети имеют возможность задавать такие вопросы, значит, в семье сформировано доверие между родителями и детьми, которое лучше не предавать. Скажите ребенку — мне нужно время подумать, я отвечу на твой вопрос.

При этом важно не отмахнуться, а ответить на вопрос. Во второй раз ребенок, скорее всего, не спросит, решит, что задает неловкие вопросы. При этом ребенок все равно узнает, откуда он взялся — от друзей, из интернета. Задача родителей — создать адекватную базу знаний, на которую сможет опираться ребенок.

— С чего начать? Не подходить ведь к ребенку с вопросами, не хочет ли он поговорить о сексе?

— С юного возраста родитель должен приучать ребенка называть свои интимные части тела правильно. Мы ведь не говорим детям, что вместо ручек и ножек у тебя веточки, но, когда заходит речь об интимных частях тела, вместо пениса и вагины употребляем другие слова. И когда ребенок слышит правильное название половых органов, он переживает удивление, не понимает, почему прежде не слышал таких слов. Сексуальное воспитание начинается с того, чтобы с трех лет, с самого детства называть половые органы правильно.

Любопытство ребенка в этой теме лучше удовлетворять. Но отвечать на вопросы нужно в рамках запроса: если ребенок спрашивает, откуда он взялся, лучше всего ответить — ты родился из моего живота. Если ребенок не задает дальнейших вопросов, не нужно читать ему лекцию о том, как он туда попал. Если же спросил, ответьте: мы с папой полюбили друг друга и из этой любви родился ты. Не задает других вопросов — не продолжайте.

Падаете в обморок — купите книгу

— А если ребенок продолжает задавать вопросы?

— Детского любопытства в этой теме меньше, чем родительского страха. Особенно тревожным родителям я советую купить книгу с хорошими иллюстрациями. Если вы чувствуете сильное смущение, предложите ребенку вместе полистать книгу.

Если нам трудно говорить на интимные темы с ребенком, вряд ли мы сможем говорить и с собственным партнером, так что отвечать на вопросы детей — хорошая мотивация, чтобы начать прорываться через свои страхи.

Если дети не начали задавать родителям вопросы о половой жизни, то и подростки не начнут. Если же хотите поговорить с подростком, то лучшее место — это поездка в машине, у вас будет возможность быть услышанным. Начните так: тебе пятнадцать лет, и я переживаю, знаешь ли ты, как защитить себя. Он закатит глаза и скажет, что знает, и тогда скажите, что верите ему, но хотите, чтобы ребенок знал — если что-то случится, он может с вами поговорить.

— Как понять, ребенок знает слишком мало для своего возраста или, напротив, слишком много?

— Дети-дошкольники от трех до шести лет должны называть половые органы правильно и понимать, где они находятся. Это нужно хотя бы для того, чтобы ребенок в случае возникновения дискомфортных ощущений смог дать знать, где болит. Хорошо бы, чтобы он знал, что ребенок растет в матке и рождается через влагалище.

Младшие школьники должны знать о физиологических изменениях, которые будут проходить у них в теле в подростковом возрасте. У нас есть впечатление, что о менструации только ленивый не знает. Но учтите, что если раньше половое созревание наступало примерно в 12 лет, то сейчас порой — и в 9 лет. И дети, которые не знают о грядущих изменениях, могут пугаться — что же такое страшное со мной происходит? Нужно спокойно объяснить, что такое поллюция у мальчиков и менструация у девочек, как это происходит и почему. Объяснить мальчикам, что это не стыдно, что это физиология, предупредить девочек о возможных болевых ощущениях. В этом возрасте нужно рассказать о разнице между выделительной и репродуктивной функцией организма.

В подростковом возрасте важно, чтобы дети понимали, что такое сексуальная ориентация. Хорошо бы дать информацию о венерических заболеваниях. Еще одна важная тема — преувеличенная сексуальность, которую транслирует индустрия моды. Нужно объяснить ребенку, что картинками людей с идеальной внешностью попросту привлекают внимание аудитории, а не демонстрируют идеального человека.

В старшем подростковом возрасте — 15-18 лет — ребенок должен знать, что такое противозачаточные средства, понимать, что они не обеспечивают стопроцентную защиту. Они должны знать, что секс — это доверие и значимость в жизни друг друга, а не только физиология, что это умение находиться рядом с любимым человеком и приятный бонус, для получения которого нужно сперва выстроить отношения.

Еще одна важная тема — дети должны понимать, что с ними будет происходить на осмотре у гинеколога и уролога, потому что я нередко сталкиваюсь с рассказами уже взрослых женщин, которые долгие годы помнят пугающие манипуляции в кресле врача.

Скажите кодовое слово

— То есть, если ребенок ни о чем не спрашивает, то и говорить с ним не стоит?

— Одна из важнейших тем — сексуальный абьюз, и разговор об этом должен инициироваться родителями. Оптимальный возраст для таких бесед — 8-12 лет. Родителям нужно объяснить ребенку, что интимные части скрываются нижним бельем не только из-за вопросов гигиены, но и потому, что никто кроме него самого, родителей и медперсонала — и только с разрешения родителей — не должен их видеть.

Недопустимо, если к ребенку подходит взрослый и просит разрешения его сфотографировать. Клиентка рассказывала мне об истории, когда незнакомый мужчина попросил измерить обхват талии ее дочери, потому что якобы набирал группу моделей. Также недопустимо, если взрослый человек на улице просит ребенка о помощи: нужно объяснить, что взрослый обратится за помощью к взрослому.

Когда мой ребенок был маленьким, мы применяли прием секретного слова. У нас было кодовое слово "Майнкрафт", название его любимой игры. Я объяснила сыну — если к тебе подходит взрослый и говорит, что мама просила забрать из школы, потому что сама не успевает приехать, нужно потребовать назвать секретное слово. Нет секретного слова — никуда не идем.

Если над ребенком совершили насилие, ему часто говорят — не говори маме, это наша тайна. И тут важно донести, что тайна и секрет — это то, что доставляет удовольствие обоим и никогда не держится на страхе. И главное, нужно сказать ребенку, что бы ни случилось, я точно буду с тобой и буду тебе помогать.

— Многие родители беспокоятся, что дети знают не слишком мало, а напротив — слишком много…

— Важен не объем знаний, важно, что если ребенок строит свою базу только на основе разговоров со сверстниками и знаний из интернета, представление будет извращено. У ребенка может возникнуть ложное представление о собственной сексуальности, ведь в сети тиражируются мифы, которые поддерживают и взрослые — например, что половой акт должен длиться как марафон. Задача родителей не дать полное представление о половой жизни — это он доберет — а создать адекватную базу.

Если у ребенка нет возможности удовлетворять свое любопытство на тему полового созревания в семье, у него сформируется представление об этой теме как о стыдной и неприличной, о которой воспитанные люди не говорят. Это выливается обычно в неспособность слушать себя и свои желания, говорить с партнером.

Американские коллеги выделили четыре типа семей. Первый — репрессивный: в таких семьях тема секса табуирована, любые вопросы о том, откуда я взялся, или демонстрация частей тела строго пресекается. В итоге у ребенка формируется страх, ему кажется, что все телесное — это постыдное и страшное. Другой тип семей — избегающий, в этом случае родители любой вопрос обращают в лекцию с терминами. А ребенок, поняв, что это скучно, свое любопытство решит удовлетворять со сверстниками. Навязчивый тип семей предполагает, что родители демонстрируют свою сексуальность и даже позволяют себе ходить обнаженными в присутствии детей. В таком случае любопытство ребенка может трансформироваться в избегание телесного. И четвертый тип семей — экспрессивный, в таких семьях удовлетворяют любопытство ребенка, но самостоятельно не инициируют разговор, и это самый удачный вариант.

1136
Теги:
половое воспитание, психосоматика, психология подростка, психология, Алена Королькова, Минск, Беларусь
Темы:
Взрослым о детях (39)
По теме
Психолог об опасных селфи: внимание сверстников не заменит родителей
Психолог: наши страхи полезны, они могут стать спасением
Психолог о жестоких тренингах и униженных слушателях
Загрузка...


Общество

Орбита Sputnik