Ребенок из семьи, которая находится в СОП

Инспектор ИДН: все чаще работаем с "хорошими" детьми и по делам о наркотиках

2417
(обновлено 10:14 28.08.2018)
С чем и кем приходится работать инспекторам по делам несовершеннолетних, как изменились дети и правонарушения, которые они совершают, и что делать родителям, чтобы избежать знакомства с участковым инспектором, Sputnik обсудил с начальником ИДН Минского РУВД.

Если 20 лет назад в отчетах инспекции по делам несовершеннолетних вообще не было графы "наркотики", то только в этом году ИДН Минского РУВД уже отправила в суд шесть уголовных дел. За эти годы существенно изменились и структура правонарушений, и мир, в котором живут дети, говорит начальник Инспекции по делам несовершеннолетних Минского РУВД Ольга Чемоданова.

"Когда я пришла служить в 99-м году, характер преступлений и правонарушений был абсолютно иной. Всегда было очевидно: если совершена серия краж, и там был почерк ребенка, это зачастую был ребенок из неблагополучной семьи. И найти его было проще. Преступлений, связанных с наркотиками, среди детей вообще не было — у нас даже такой графы в отчетах не существовало. Самым распространенным видом нарушений закона — 80% — всегда были кражи. Еще было хулиганство и угоны автомобилей. И на этом перечень видов преступлений был исчерпан", — рассказывает начальник ИДН.

Когда в 2006 году Ольга Чемоданова пришла работать начальником ИДН Минского РУВД, количество подростковых преступлений по итогам года было 189, а в прошлом – всего 34, во многом это связывают с Декретом №18
© Sputnik / Виктор Толочко
Когда в 2006 году Ольга Чемоданова пришла работать начальником ИДН Минского РУВД, количество подростковых преступлений по итогам года было 189, а в прошлом – всего 34, во многом это связывают с Декретом №18

Иногда еще детей ловили на том, что они вдыхали пары клея. Но был отлаженный механизм — административная ответственность для недорабатывающих в воспитании родителей, и проблема худо-бедно решалась.

С появлением интернета и массовым притуплением "чувства стыда" приходится искать новые методы работы с подростками и родителями. О том, с кем, чем и как приходится работать инспекторам, Sputnik побеседловал с Ольгой Чемодановой и посмотрел, как это происходит, во время одного из рейдов по району.

"Хорошие" дети

Еще одно из новшеств последнего десятилетия, рассказывает Ольга Николаевна, появление среди подопечных ИДН детей из условно благополучных семей.

"Фактически каждую неделю во время рейдов мы выявляем подростка, который, может, из внешне благополучной семьи, но распивает алкогольные напитки, пиво, может хулиганить, может с кем-то подраться. Теперь это стало системой. Буквально последний рейд в прошлые выходные: подъехали к кафе, а там на скамейке группа подростков — девочки и мальчики, 16-17 лет — пьют пиво и отдыхают. И это дети из абсолютно полных и благополучных семей", — рассказывает начальник ИДН.

Участковый инспектор Антон Заяц шутит, что за годы работы стал ходячим алкотестером - с ходу определяет, кто выпил пиво и сколько часов назад
© Sputnik / Виктор Толочко
Участковый инспектор Антон Заяц шутит, что за годы работы стал ходячим алкотестером - с ходу определяет, кто выпил пиво и сколько часов назад

Причем выявляют достаточно часто минских подростков, учитывая близость столицы. Местные уже знают о том, что инспекторы едва ли не каждый вечер объезжают злачные места в поисках малолетних, отдыхающих "по-взрослому". Причем речь не только о кафе и барах, но и о "популярных" скамейках.

"В Городище летом много за распитием выявляем. У них там есть плетеная беседка в лесу, заброшенные лагеря. Вот мы все эти лагеря пешочком и обходим. Они уже психуют, говорят: "От вас уже и в лесу негде деться!" — рассказывает участковый инспектор Антон Заяц, который взял корреспондентов Sputnik на дежурство.

Антон смеется, что стал уже ходячим алкотестором. На расстоянии может определить, кто выпил пиво и сколько часов назад, а кто баловался слабоалкогольным напитком. На его самом проблемном в районе участке у него 36 подопечных, в том числе трое судимых — двое за кражи. Один — к слову, из внешне благополучной семьи — за грубое хулиганство.

"Поразбивал окна, двери в доме в поселке Сухорукие, а потом еще и камеру видеонаблюдения. Не за раз — он раз пять туда ходил. Причем его предупреждали, что на него вышли. И он — не знаю, чем думал — пришел и целенаправленно разбил молотком видеокамеру, а там рядом еще одна висела. В итоге получил судимость. При том, что он из адекватной семьи, в гимназии учится… Чего ему не хватало?.." — задается риторическим вопросом инспектор.

За последние годы существенно изменились и структура правонарушений, и мир, в котором живут дети
© Sputnik / Виктор Толочко
За последние годы существенно изменились и структура правонарушений, и мир, в котором живут дети

Теперь он периодически посещает гимназиста-хулигана, как и несколько десятков других ребят, с которыми проводит индивидуально-профилактическую работу. По мере возможности контролирует их интересы и жизнь. Вот Василия, к примеру, не хотят брать в 10-й класс Колодищанской школы — у Василия судимость за кражу и низкие баллы в аттестате. Пристроить с такими отметками в колледж его не получилось.

"Завтра же он понесет документы, и они возьмут. Как это так, судимого — и не взять?!" — возмущается Антон.

На замечание Sputnik, что школу можно понять и что у нас обязательны только 9 классов, Антон возражает: "Нам обязательно, чтобы они не попали к какую-нибудь очередную "историю". А лучше контроля, чем в школе, не будет нигде".

СОПовские

Трудных подростков из проблемных семей стало в разы меньше, признается Ольга Чемоданова. Все благодаря президентскому декрету "О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях" — тому самому, который определил порядок отобрания детей у нерадивых родителей и помещение на государственное обеспечение.

СОПовские семьи, которые потенциально могут вырастить очередных трудных подростков, по-прежнему под контролем
© Sputnik / Виктор Толочко
СОПовские семьи, которые потенциально могут вырастить очередных трудных подростков, по-прежнему под контролем

"Мы же благодаря Декрету №18 пошли "лечить" семьи с одной только целью — чтобы дети вернулись в здоровую семью. И, даже если родителей в итоге лишали родительских прав, ребенок получал статус сироты, он мог поступать, обучаться и дальше был устроен. В начале реализации Декрета №18 многие жаловались на мою настойчивость — в первые годы Действия декрета мы ежегодно помещали в приют около 100 детей. По сути, целый интернат. Но благодаря той работе сегодня количественный показатель подростковой преступности у нас стабильно падает", — объясняет начальник ИДН.

В 2006 году, когда она пришла работать начальником ИДН Минского РУВД, количество подростковых преступлений по итогам года было 189. И в 2007, когда был принят Декрет, — 189. А в прошлом — всего 34. "Чувствуете разницу?" — спрашивает начальник ИДН.

СОПовские семьи, которые потенциально могут вырастить очередных трудных подростков, по-прежнему под контролем. По дороге Антон заезжает как раз в одну из таких семей. Мать двоих мальчишек, трех и семи лет, провела несколько месяцев в колонии за экономическое преступление, а после выхода начала пить. Дома ее опять не оказалось.

"До судимости не пила явно, а сейчас стала злоупотреблять. Может быть, на фоне этих событий. И семья, соответственно, не была в СОП. Будем лишать родительских прав, однозначно", — говорит Антон.

Разговор с соседями - важный момент в работе участкового
© Sputnik / Виктор Толочко
Разговор с соседями - важный момент в работе участкового

Мальчишек, возможно, оставят отцу. Он, несмотря на инвалидность, пока жены не было, с хозяйством справлялся. Едем дальше.

Наркотики

По пути разговариваем о преступлениях, связанных с наркотиками. Их однозначно стало больше, говорит Антон.

"Те, кто распространяют, стараются больше вовлечь несовершеннолетних при помощи тех же соцсетей. Берут тех, кто помладше, потому что с них ответственности никакой. Один раз предложат за хорошие деньги забрать закладку и перенести в другое место, а подросток думает: "У меня же никнейм во "Вконтакте" другой, меня никто не вычислит". Они же переписываются в интернете и думают, что об этом никто не знает. А потом ему уже начинают угрожать: "Если ты не заберешь очередную закладку, мы все расскажем". И все, получается тупиковая ситуация. И он заложник", — объясняет инспектор.

То, что преступлений, связанных с наркотическими веществами, стало больше, подтверждает и начальник ИДН Минского РУВД.

"Как раньше я считала "хулиганства" или "угон транспортного средства", так теперь я считаю "хранение", "потребление" наркотиков среди молодежи. Я не говорю, что это дети моего района, чаще дети из Минска. Но это не важно, это дети нашей страны в первую очередь", — говорит Ольга Чемоданова.

Подростков из внешне благополучных семей, которые распивают алкогольные напитки, выявляют практически каждую неделю
© Sputnik / Виктор Толочко
Подростков из внешне благополучных семей, которые распивают алкогольные напитки, выявляют практически каждую неделю

В прошлом году преступлений, совершенных несовершеннолетними по ст. 328 УК РБ, на территории района не было. А в этом году их уже порядка 6 — это те, которые ушли в суд, рассказывает начальник ИДН.

"Кражи" перестали быть самым частым подростковым преступлением. Теперь дети стали чаще хулиганить.

"Если, например, брать статистику семи месяцев этого года, доминируют хулиганства, а краж наименьшее количество. Вы представляете, хулиганств стало больше, чем краж! Чаще всего они связаны с посягательством на имущество граждан. Но вот последний случай: подростки, учащиеся гимназии, из абсолютно благополучных семей, хорошие ученики с прекрасными характеристиками приехали ночью — Ночью! — и повредили несколько машин, стоящих вдоль дороги. Гвоздями, баллончиками. Скажите: зачем?" — не перестает удивляться Ольга Чемоданова.

Чего им не хватает

Им прежде всего не хватает родительского участия и навыков безопасного присутствия в соцсетях, полагает начальник ИДН Минского района.

Она убеждена: дети сами по себе не изменились. Изменился мир, в котором они растут. Им по-прежнему нужны внимание и авторитеты, на которые можно было бы равняться.

"Я их отчасти понимаю. Вот смотрите, мы на днях устраивали для своих подростков чемпионат по мини-футболу. Собрали команды из трудных подростков из Заславля, Ждановичей, Боровлян, Сенницы. Приготовили медальки. Но, слушайте, если они будут соревноваться друг с другом, это будет неинтересно. Вася с Петей друг с другом и во дворе могут побегать. В общем, договорились с ФК "Ислочь", дети о них знают. В итоге получился настоящий чемпионат: даже те, кто не играл, пришли поболеть. Участковые включились, переоделись в спортивные костюмы, "рулили" там, давали советы: "Ты сейчас силы не трать…" То есть понимаете, чего не хватает? Детям нужны герои — те, кто поведет за собой, чьим примером можно гордиться. И вот такое чувство, что этого не стало", — говорит Ольга Николаевна.

Участковому Антону Зайцу приходится немало разговаривать с подростками
© Sputnik / Виктор Толочко
Участковому Антону Зайцу приходится немало разговаривать с подростками

Школа по мере сил пытается адаптировать детей к новому миру, но все равно, убеждена опытный инспектор, основная ответственность лежит на родителях. Чтобы обезопасить ребенка от попадания в плохую историю, нужно, по ее мнению, следовать трем простым правилам.

Первое — не лениться и не бояться разговаривать с детьми.

"Родители часто боятся. Некоторые не разговаривают, потому что считают, что в этом нет необходимости. Некоторые — потому что не знают, о чем разговаривать и стоит ли ребенку рассказывать, что наркотики — это плохо. Думают, что, "может быть, он к этому не готов, и вообще лучше ему об этом не рассказывать, пусть он об этом не знает". Но на самом деле я скажу так: никогда не надо бояться разговаривать со своими детьми. И если та или иная тема важна для вас, и ребенок поддержит разговор, значит, об этом надо говорить", — убеждена начальник ИДН Минского РУВД.

Второе — учить ребенка основам безопасности.

В кабинете начальника ИДН Минского РУВД немало наград и грамот
© Sputnik / Виктор Толочко
В кабинете начальника ИДН Минского РУВД немало наград и грамот

"Я 20 лет живу в негативе — вижу, как умирают дети. Я понимаю, что не я в этом виновата и не школьный учитель. А родитель. Двухлетка упал в незакрытый канализационный люк, или другой ребенок погиб на ж/д путях, когда бабушка вела его в неположенном месте… Сегодня родители потеряли чувство ответственности за безопасность детей. Каждый думает, что именно с его ребенком ничего не случится, рассчитывает, что в школе объяснят, расскажут, доведут, а почему сам родитель в этом не участвует? А еще и дает повод, когда сам нарушает те же правила дорожного движения. Оставляя одного дома, отправляя на улицу, на встречу с друзьями, родители должны говорить с ребенком, напоминать ему о том, что есть стандартные правила поведения, которые нужно соблюдать в обществе", — полагает Ольга Чемоданова.

И, наконец, интернет. Понятно, многие родители — не самые продвинутые пользователи. Но ради безопасности детей, полагает опытный инспектор, родителям надо выстраивать систему контроля детской активности в сети.

"Контроль в соцсетях должен быть. Ведь суициды детей — тоже проблема. И зачастую они связаны с интернет-ресурсами. И дети, которые подвержены суициду, как раз не из неблагополучных семей, где все плохо", — поясняет свою позицию Ольга Чемоданова.

Еще бы родители не подвели…

2417
Теги:
инспектор по делам несовершеннолетних, социально опасное положение, подростки, преступления, РУВД Минского района, Минский район
По теме
"Диагноз" СОП: помощь семье или наказание за неблагополучие?
Комментарии
Загрузка...