По делу о гибели солдата-срочника Александра Коржича проходят трое обвиняемых сержантов

Выгнать КамАЗ: в суде начался допрос третьего обвиняемого по делу Коржича

717
(обновлено 16:34 15.09.2018)
Обвиняемый не считает, что его "меры воздействия" на солдат могли привести к гибели Коржича.

МИНСК, 13 сен – Sputnik. Военнослужащий Антон Вяжевич не согласился с обвинением в получении взяток от рядовых за право сходить в магазин – настаивает, что ни от кого ничего не требовал, а те вафли, кофе и сигареты, которые покупались, он в большинстве случаев передавал командиру роты.

В четверг 13 сентября в выездном заседании Минского областного суда, на котором рассматривается уголовное дело о гибели солдата Александра Коржича, начался допрос третьего обвиняемого – сержанта Вяжевича. Его обвиняют в получении взяток и превышении служебных полномочий. Речь идет в том числе о том, что курсанты покупали сержантам продукты за право сходить в магазин.

На вопрос государственного обвинителя Юрия Шерснева о должностных обязанностях Вяжевич рассказал, что он отвечал за воспитание и обучение. Но при этом сержант признался: ему не было известно, что как должностное лицо он не имел права получать подарки.

В обвинительном заключении фигурирует множество эпизодов, в которых потерпевшие бойцы свидетельствовали, что покупали Вяжевичу продукты за право сходить в магазин.

"Я от рядовых ничего не требовал. Они покупали сами. И до 70% шло командиру роты", – сказал Вяжевич.

Он подчеркнул, что продуктовые поборы в пользу комроты существовали, когда он только поступил на службу. По словам сержанта, продуктами можно было откупиться за найденный мобильный телефон и получить небольшое послабление по службе.

Взятки за телефоны

Вяжевич не признал факт получения взяток продуктами за походы солдат в магазин и деньгами – за незаконное освобождение от работ или физподготовки. В частности, в одном из эпизодов речь идет о том, что сержант получил пять рублей от одного из курсантов за освобождение от физзанятий.

"Я не мог их отпустить. Во-первых, они забиты в распорядке дня, а во-вторых, их проводит командир взвода", – объяснил он.

При этом Вяжевич согласился, что брал деньги у двух солдат за право постоянно пользоваться телефонами. Согласно правилам телефоны находились у офицеров и выдавались только в свободное время – в воскресенье.

Один из солдат передал Вяжевичу 20 рублей, второй – 15. Обвиняемый пояснил, что ему были нужны деньги, чтобы купить берцы.

"Прапорщик Вирбал выдал форму, а берцы – нет. Я сказал Чиркову, он отмахнулся, пошли к командиру роты Суковенко. Вирбал обиделся, что мы пошли к командиру, и сказал, что не даст", – рассказал в суде Вяжевич.

Берцы, по его словам, стоили 50 рублей, а у него было только 15, недостающую сумму он взял у солдат – за право беспрепятственно и постоянно пользоваться мобильниками. При этом Вяжевич согласился, что это можно трактовать как взятку.

Отжимания после отбоя

Как в случае с Барановским и Скуратовичем, Вяжевича также обвиняют в незаконном принуждении к отжиманиям, в том числе после отбоя.

"Это была воспитательная мера для поддержания дисциплины. После отбоя они шумят, бегают", – объяснил Вяжевич практику ночных отжиманий.

Государственный обвинитель перечислил эпизоды всех незаконных физнагрузок. С частью Вяжевич согласился, подчеркивая, что беспричинных упражнений не было.

"Просто так никого не заставляли отжиматься", – подчеркнул он.

Подводя итог по массиву этих эпизодов, Вяжевич признал, что его действия были незаконны, но еще раз отметил – "это было за упущение по службе".

Выгнать КамАЗ

Часть эпизодов в обвинительном заключении Вяжевича касаются принуждения рядовых к труду. В одном случае он заставил убирать туалет после отбоя одного из солдат. "Не туалет, а комнату для умывания", – поправил Вяжевич.

Он пояснил, что таким образом наказал рядового за то, что его поймал с неуставным мобильным телефоном высокопоставленный офицер. "Мне тогда досталось по шее", – пояснил свои действия обвиняемый.

Эпизод с рядовым, который расстилал постель Вяжевичу, обвиняемый прокомментировал следующим образом: это была шутка.

"Когда я шел чистить зубы, видел, что он расстилает кровать, я попросил "выгнать и мой КамАЗ" (расстелить кровать – Sputnik). Это было сказано в шутку, но он воспринял всерьез", – пояснил сержант.

Обвиняемый признал факт, что однажды выдавил на руки солдата обувной крем и заставил чистить руками берцы. На вопрос, зачем он это сделал, пояснил, что в тот день в столовой была проверка, и всех предупреждали, что надо быть в опрятном виде.

Гособвинитель поинтересовался: идея с берцами пришла самому Вяжевичу или кто-то подсказал. После этого обвиняемый признался, что "сам такое не делал, но был свидетелем".

Продукты для комроты

Вяжевич в ходе допроса рассказал, что не требовал от солдат отдавать продукты, которые им привозили из дома. "Они предлагали делиться", – отметил он.

Сержант сообщил, что в роте существовал следующий порядок: после воскресенья, когда солдаты получали передачи из дома, собирались продукты для командира роты Суковенко.

"Суковенко доводил: в роту продукты не приносим, но с нас требовал, чтобы мы собирали продукты и в понедельник оставляли для него в канцелярии", – сказал Вяжевич.

Сержанту в вину также вменяют, что он применял насилие к солдатам – бил ладонью по шее, наносил так называемый "кантос". Но он не согласился, что это было насилие, заявив: наносил удары ладонью, потому что рядовые не реагировали на его замечания о внешнем виде. "Я не имел права бить, но другого варианта не было", – сказал Вяжевич.

Военнослужащий также сказал, что не согласен с выводами следствия, что действия его и двух других обвиняемых могли повлечь трагические последствия – смерть рядового Коржича.

717
Теги:
Минский облисполком, Александр Коржич, Минск
Загрузка...