Костяк библиотеки составляют те ребята, которые приходят сюда годами

Вам это читать рано: библиотекари и писатели о возрастной маркировке

216
(обновлено 23:22 17.09.2018)
Есть ли у библиотекарей список запрещенной литературы для школьников и могут ли пятикласснику выдать книгу с возрастной маркировкой "12+", выяснил Sputnik.

Два года назад в Центральную детскую библиотеку пришла четвероклассница, которая попросила выдать ей "Человека-амфибию". Библиотекари предположили, что фантастический роман четверокласснице может показаться непростым, но книгу с разрешения мамы школьницы выдали. Девочке роман понравился, хоть был, на первый взгляд, не по возрасту.

Президент Александр Лукашенко в 2017 году подписал закон, который вводил дополнительные меры по защите детей от информации, которая может нанести ущерб их здоровью и развитию. Среди прочего изменения затронули издательскую деятельность – издательства обязали ввести возрастную маркировку для книг.

Как закон повлиял на работу библиотек и какую книгу теперь белорусский подросток не может получить на руки, выяснил Sputnik.

Папа запрещал читать фэнтези

В столичной детской библиотеке №8 детям в книгах не отказывают. Разве что могут отговорить ребенка брать роман с полки для взрослых, которая предназначена для родителей, чтобы те не скучали в ожидании ребенка и смогли подобрать книгу для себя.

"Начинаешь объяснять ребенку – там взрослые фразы, взрослые темы, тебе будет неинтересно. И, как правило, ребята соглашаются", — рассказала заведующая библиотекой.

Костяк библиотеки составляют те ребята, которые приходят сюда годами, растут на глазах библиотекарей, и те хорошо знают и их самих, и родителей. Заведующая признается: если ребенок в четвертом классе заинтересовался книгой для семиклассников, библиотекарь может позвонить родителям и уточнить у них, стоит ли выдать книгу.

Но не все родители либеральны. В библиотеке вспоминают историю мальчика, которому отец позволял читать только классическую литературу. Десятиклассник приходил в библиотеку, чтобы тайком почитать фэнтези. Когда отец узнал об этом, он запретил ходить и в библиотеку.

"Закон дурацкий и плохо прописан"

А вот писательница Евгения Пастернак относится к либеральным родителям. Списка запрещенных книг для своих детей не составляла и уверена, что если тема ребенка не беспокоит, он не заинтересуется и книгой, в которой она поднята. В конце концов, мало ли книг, которые мы перечитали во взрослом возрасте и восприняли не так, как в школе.

А вот если ребенок плачет, прочтя книгу о ночных кошмарах, или взволнован после любовной истории, потому что и сам мучается кошмарами или недавно влюбился, то нужно не изымать книгу, а поговорить с ребенком.

Евгения Пастернак и Андрей  Жвалевский
© Photo : аккаунт Евгении Пастернак в Facebook
Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский

"Все люди разные, и кому-то ту или иную книгу читать рано и в шестнадцать, а кому-то и в восемь в самый раз. Книгу нужно маркировать "18+", если в ней есть ненормативная лексика или эротика. С другой стороны, произведения искусства маркировке не подлежат, но если вы почитаете тех же Толстого или Достоевского, то увидите там и эротику, и даже намек на гомосексуальные отношения", — рассказала Пастернак.

Саму необходимость маркировать книги в соответствии с возрастными ограничениями она считает растратой ресурса.

"У нас еще и закон дурацкий, он плохо прописан в сравнении даже с российским законом, который там уже отменили. У россиян были хотя бы прописаны четкие критерии. К закону есть огромное количество поправок, и многие исполнители их не знают и перестраховываются, начинают маркировать Достоевского, хотя черным по белому написано, что не подлежат маркировке издания, имеющие историческую, художественную или другую ценность для общества", — напомнила Пастернак.

Из рассказов школьных учителей Евгения знает, что и на ее собственные книги порой обрушивается критика – мол, детям такое читать рано. Причем роман "Типа смотри короче" не устроил не родителей даже, а старшего брата восьмиклассницы. В книге подростки-семиклассники пробуют курить. И брат девочки, вспоминает Евгения, использовал столько нецензурной брани, чтобы объяснить, что такой сюжет недопустим, что это на его выступление, а не на роман, следовало ставить маркировку "18+".

"Люди путают эту маркировку с рекомендуемым возрастом. Это разные вещи. Книга может поднимать взрослые проблемы и быть написанной в жанре психологической драмы, героям – тридцать лет, но матом там не ругаются, сексом не занимаются. По закону на нее следует ставить маркировку "0+", но ее не воспримут как книгу для детей", — заметила писательница еще одну недоработку законодательства.

Случается, что необходимо объяснить ребенку, что приглянувшаяся ему книга поднимает вовсе не те темы, которых он ждет
© Sputnik / Елена Васильева
Случается, что необходимо объяснить ребенку, что приглянувшаяся ему книга поднимает вовсе не те темы, которых он ждет

Сама Пастернак своим детям читать не запрещала. Она уверена, что если ребенку дать прочесть "Камасутру", ему, вероятно, станет скучно. Те проблемы, которые детей не касаются, их и не заинтересуют. А если у ребенка уже есть проблема, книга может попасть в больную точку, но в таком случае не с книгой нужно бороться, а с проблемой.

Романы о любви для пятиклассников

В Центральной библиотеке им. Островского в Минске книги самой Пастернак, написанные в соавторстве с Андреем Жвалевским, пользуются популярностью. Чаще всего маркировка на них – "12+".

"Писатели очень компетентны и внимательно вычитали закон. Они заинтересованы в том, чтобы дети того возраста, для которого они пишут, смогли прочесть эти книги. Эта литература находится на старшем абонементе. В книгах поднимаются серьезные темы, их читают не только дети, но и родители. Мы и сами читаем", — признают библиотекари.

Заместитель директора централизованной системы детских библиотек Елена Чернявская уверена, что взглянуть на проблемы ребенка через литературу бывает полезно.

В библиотеке №8 детям в книгах не отказывают
© Sputnik / Елена Васильева
В библиотеке №8 детям в книгах не отказывают

Книга для старшего школьного возраста с маркировкой "16+" не сможет попасть на абонемент для младшего возраста, а значит, и в поле зрения ребенка. Причем не важно, Федор Достоевский это или Стефани Майер. Но и здесь все не так просто.

"Есть промежуточный возраст – 10-11 лет, когда уже хотят читать подростковую литературу. Тогда мы можем предложить им литературу, которая маркируется "12+". Но это делается с разрешения родителей, которые часто просят: дайте что-нибудь серьезное, а не "Винни Пуха". Есть и родители, которые просят выдавать детям только классику, а от современной литературы отказываются", — рассказала Чернявская.

Заведующая библиотекой Регина Богомолова

Когда был всплеск популярности книги "50 оттенков серого", дети спрашивали, есть ли книга в библиотеке. Но это была, скорее, проверка библиотека, а не читательский интерес, считают здесь. Книги не было, и читатель выбирал что-то другое. На популярных "Сумерках" возрастного ограничения не стояло, так как книга вышла до 2017 года, когда решено было маркировать книги.

Иногда библиотекарь объясняет ребенку, что приглянувшаяся ему книга поднимает вовсе не те темы, которых он от нее ждет. Так было с книгой братьев Стругацких "Сталкер".

Ольга Микулич отмечает, что, если младший школьник берет детектив или любовный роман, у библиотекарей возникает ряд вопросов
© Sputnik / Елена Васильева
Ольга Микулич отмечает, что, если младший школьник берет детектив или любовный роман, у библиотекарей возникает ряд вопросов

"О, я же в такое играю!" – думает ребенок. Библиотекарь объясняет, что это не игра. Дети открывают книгу, видят сплошной текст и понимают, что от игры в книге ничего нет. Если ребенок хочет книгу, которая не подходит ему по возрасту, мы можем связаться с родителями и уточнить, нужно ли ее выдавать. Может, они будут вместе ее читать", — рассказали в библиотеке.

Сотрудники пояснили, что и классическая литература может быть непростой для восприятия. Но если родители согласны, отговаривать ребенка не будут.

А порой "взрослую" книгу дети берут не для себя, а для родителей – последним неохота выбираться в библиотеку, и они просят ребенка прихватить литературу и для себя. Если младший школьник берет детектив или любовный роман, у библиотекарей возникает ряд вопросов, и тогда тоже связываются с родителями, пояснила заведующая отделом обслуживания Центральной детской библиотеки Ольга Микулич.

Книга с маркировкой 16+ не сможет попасть на абонемент для младшего возраста
© Sputnik / Елена Васильева
Книга с маркировкой "16+" не сможет попасть на абонемент для младшего возраста

"Меняется репертуар – теперь роман про любовь может быть не только книгой для взрослых, такая тема поднимается и в книгах для девочек четвертого класса. Если девочки хотят прочитать книги про любовь, не нужно брать романы для взрослых. И дети хотят читать про любовь, и они читают. Лет пятнадцать назад, когда не было такого разнообразия, могли бы возникать проблемы, каждая книжка про любовь была дефицитом, но сейчас таких проблем нет", — рассказала заведующая отделом комплектования и обработки Ольга Шаблинская.

И дети хотят читать про любовь, и они читают, считает Ольга Шаблинская
© Sputnik / Елена Васильева
И дети хотят читать про любовь, и они читают, считает Ольга Шаблинская

"У нас богатые фонды, можно предложить литературу на любой вкус, от переизданной в красивом формате классики до современных белорусских и российских авторов. И тот, кто один раз приходит в детскую библиотеку, просто так от нас не уходит", — уверена она.

Здесь считают, что если старшеклассник еще сможет заменить для себя книгу планшетом или электронной книгой, то младшие школьники останутся верным клиентами библиотеки. Цифры на стороне библиотекарей — в день в одну только Центральную библиотеку Минска приходит около полутысячи читателей.

216
Теги:
библиотека, Беларусь
Загрузка...