Митинг, посвященный 70-летию уничтожения Минского гетто

Белые пятна страшной трагедии: что важно знать об истории Минского гетто

797
(обновлено 16:06 19.10.2018)
К 75-летию со дня уничтожения одного из крупнейших гетто в Европе Sputnik прислушался к голосам жертв и палачей, а также расспросил историка о том, почему современным белорусам нужно знать об этой трагедии.

Когда говорят об истории Минского гетто, воспоминают, что оно было одним из крупнейших в Европе, и называют цифру в 100 тысяч. Столько евреев, принято считать, прошло через Минское гетто за время его существования с июля 1941-го по 21 октября 1943 года. Подавляющее большинство было убито.

21 октября 1943 начался последний погром. В течение трех дней нацисты убили почти всех оставшихся узников. Спаслись единицы.

Красивая круглая цифра и эффектное "одно из крупнейших" не могут в полной мере передать ту трагедию, которая разворачивалась на минских улицах в течение нескольких лет.

Одна могила

У Майи Крапиной в гетто погибли 52 родственника – сестры, братья, бабушки, дедушки, тети, их дети. Сама она уцелела, хотя в голоде, холоде и страхе провела за колючей проволокой Минского гетто около двух лет.

Когда началась война, ей было 6 лет. Она помнит, как пряталась от облав и погромов в так называемых "малинах", специально оборудованных на территории гетто схронах. Помнит, как после убийства гауляйтера Вильгельма Кубэ на Юбилейной площади стояли виселицы, и на одной из них была ее мама.

Майя Крапина провела в Минском гетто около двух лет
© Sputnik / Сергей Пушкин
Майя Крапина провела в Минском гетто около двух лет

Где могила мамы, она не знает. Равно как не знает, где лежит большинство ее родных, погибших в гетто.

"У меня есть только одна могила. Это могила маленькой сестрички, которой было 9 месяцев. Мы прятались в "малине", и, когда фашисты пришли в дом, она заплакала. Кто-то положил ей что-то в рот, мама прижала ее сильно к груди. А когда мы вышли из "малины", сестричка была мертва… И это единственная могила на еврейском кладбище, которая у меня есть. Даже когда снесли кладбище, и этой могилы не стало, я помню это место", - рассказывала бывшая узница Минского гетто в интервью Sputnik.

От последнего октябрьского погрома они убежали. Ее брат, который поддерживал связь с партизанами, вывел сестру и еще несколько десятков детей из гетто, из города. И привел в Поречье, затерявшуюся среди болот деревню в 100 км от Минска.

Белорусские крестьяне разобрали еврейских детей по домам, и до прихода советской армии кормили и, рискуя жизнью, прятали. Со своей Настей, Анастасией Хурс, Крапина потом дружила всю жизнь. И до сих пор очень переживает, что не смогла добиться для Поречья статуса Деревни Праведников.

Душегубки

В то время, когда несколько десятков еврейских детей бежали к Поречью, с территории гетто в душегубках и просто грузовиках вывозили их родных и соседей.

"Мы ходили по гетто, собирали всех подряд евреев – женщин с детьми, стариков, молодых мужчин - и конвоировали их к воротам, и с применением силы грузили их в машины с цельнометаллическим кузовом ", - вспоминал на допросе боец одной из рот 13-го Белорусского полицейского батальона СД Жодейко.

Таблички с именами погребенных в Благовщине
© Sputnik / Виктор Толочко
Таблички с именами погребенных в Благовщине

Машины с цельнометаллическим кузовом – это душегубки. Часть жертв заставляли залазить в них, часть – в обычные грузовики. Из гетто к расстрельному месту "Благовщина" в Тростенце машины обычно уходили парами. Не случайно – нацисты максимально "оптимизировали" процесс уничтожения узников Минского гетто.

"Прибывших с нами на автомашине лиц еврейской национальности мы заставили слезть с машины, а затем разгружать трупы людей из "душегубки", которую мы загрузили в гетто. Трупы сбрасывали прямо в траншею. После того, как "душегубки" были разгружены, находящиеся с нами немцы приказали этим лицам раздеться догола, что они и сделали. Затем приказали построиться в шеренгу лицом к траншее", - вспоминал еще один из участников зачистки гетто в октябре 1943-го.

История Минского гетто тесно связана с историей лагеря смерти Тростенец. Сюда убивать массово везли евреев из Западной Европы. Но до того, как была обустроена инфраструктура лагеря и налажен процесс массовых убийств, евреев из Западной Европы селили в Минском гетто.

Примерно в таких машинах-душегубках вывозили в Тростенец узников Минского гетто
© Public Domain.
Примерно в таких машинах-душегубках вывозили в Тростенец узников Минского гетто

Внушительная часть жертв Тростенца – это обитатели Минского гетто, местные и депортированные евреи.

И если о западных евреях достаточно много известно - сколько их было, имена, то о местных – практически ничего.

Белые пятна

Мы очень мало знаем имен тех, кто был в Минском гетто, говорит референт Исторической мастерской имени Леонида Левина Александр Долговский.

Есть круглая цифра, и нет точных данных. Нет имен и информации о конкретных судьбах и семьях.

"Не сохранился архив СД. Нацисты хотели скрыть следы преступления. В итоге мы должны смотреть в семьях, где у кого исчезли люди. Есть списки жителей довоенного Минска с еврейскими фамилиями. И на их основе с какой-то долей вероятности можно что-то реконструировать, но это лишь небольшие кусочки мозаики", - объясняет Долговский.

Историк, референт Исторической мастерской им. Л. Левина  Александр Долговский
© Sputnik / Виктор Толочко
Историк, референт Исторической мастерской им. Л. Левина Александр Долговский

В Исторической мастерской пока смогли восстановить свыше 100 биографических портретов минских евреев. Из десятков тысяч. Восстанавливать судьбы и возвращать имена – это, по мнению Долговского, сейчас одна из главных задач для историков.

Причем это важно не только для тех, кто погиб, – чтобы о них помнили, но и для тех, кто живет, растет и учиться, убежден историк. Что значит круглая цифра, пусть и большая, для современного школьника. И что может значить история трагедии точно такого же мальчишки из 40-х прошлого века, голодного, холодного, которого везут в неизвестность…

"Мы не можем объяснить современной молодежи на цифрах так, чтобы их это тронуло. Это можно сделать через личные истории – через историю какой-нибудь семьи, которую убили по расовым признакам, или судьбу студента, который был в Красной Армии и просто умер в лагере", - говорит Долговский.

Он настаивает, что история Минского гетто должна быть более обстоятельно представлена в школьных программах. В конце концов, здесь гибли сограждане и соседи. Знание об этой трагедии могло бы основательно дополнить драматическую историю Беларуси в войну.

Фото таблички у входа в лагерь Малый Тростенец
© Sputnik / Павел Вур
Фото таблички у входа в лагерь Малый Тростенец

"Если обозначить пики убийств в Беларуси, то 41-й год – это абсолютное большинство убитых военнопленных от холода и голода в лагерях, 42-й – это пик убийства евреев (и минских, и белорусских). Везде уничтожаются еврейские общины. Кроме того, нацисты привозят к нам западных евреев на уничтожение. И мы также можем о них помнить. И 43-й год – это пик сожженных деревень, когда белорусы преследовались, уничтожались в рамках карательных операций. Скажите, о ком  мы должны лучше помнить? Мы должны обо всех  помнить, потому что они все части большой ужасной трагедии", - настаивает историк.

Знание об этой трагедии важно - понимание того ужаса, который пережили (или не смогли пережить) обычные люди в войну, может дать современному школьнику прививку от насилия, укрепить его иммунную систему, полагает историк.

В графике Меера Аксельрода простые и страшные моменты немецкой оккупации
© Sputnik / Вера Дашкевич
В графике Меера Аксельрода простые и страшные моменты немецкой оккупации

Память

По случаю трагической годовщины уничтожения Минского гетто на Яме в понедельник пройдет траурный митинг. Вечером в филармонии состоится вечер памяти жертв Холокоста.

Сразу несколько музеев готовят тематические выставки. В частности, в историческом музее откроется выставка "По ту сторону жизни: немецкая оккупация в графике Меера Аксельрода". Его работы знаменитых серий "Немецкая оккупация" и "Гетто" никогда ранее не экспонировались в Минске.

Читайте также:

797
Теги:
память, Вторая мировая война (1939-1945), гетто, Минск
Комментарии
Загрузка...