Дмитрий Марченко выступает в Пинском районе, 1983 год

Дмитрий Марченко: комсомольский билет из 45-го храню до сих пор

133
(обновлено 11:49 26.10.2018)
Дмитрий Марченко вступил в комсомол в 1945 году и в свои 92 помнит многие подробности комсомольской юности, которая открыла для простого парня из деревни весь мир.

В истории Белтелерадиокомпании Дмитрий Николаевич Марченко – знаковая фигура. Ветеран Великой Отечественной войны, активный участник партизанского движения на Витебщине, после войны закончил факультет журналистики БГУ. В свои 92 года он помнит многое, что довелось увидеть и пережить в жизни. О своей комсомольской юности он вспоминает с особым трепетом и неподдельной искренностью. Корреспондент Sputnik Игорь Козлов записал эти воспоминания.

Два вступления

Я до сих пор храню свой комсомольский билет за номером 24288403. Мне выдало его бюро ВЛКСМ 25 стрелкового полка внутренних войск НКВД 7 декабря 1945 года.

Дмитрий Марченко в мемориальном комплексе Дальва, 2011 год
© Photo : из архива Д. Марченко
Дмитрий Марченко в мемориальном комплексе Дальва, 2011 год

Это была моя вторая попытка вступления в комсомол. В первый раз меня приняли в комсомол в школе в 1941 году и отправили документы в район. На 27 июня 1941 года было назначено бюро райкома комсомола, и я должен был ехать в Сенно получать комсомольский билет. Не случилось…

Отца "спас" немецкий плен Первой мировой

Я родился в деревне Заполье Сенненского района Витебской области в 1926 году в семье простых крестьян.

Что запомнилось больше всего? Голод 1933 года, когда мы по весне на полях искали остатки невыкопанной перемерзшей картошки и бураков и все это ели.

Мать умерла в 1935 году, оставив отцу, который работал в колхозе, шестерых детей. Отец, Николай Дмитриевич, воевал во время Русско-японской войны и в Первую мировую. С Первой мировой вернулся в 1921 году, проведя в немецком плену пять лет. Этот факт спас ему жизнь во время Великой Отечественной войны. В 1943 году три его сына – я и два моих брата - воевали в партизанских отрядах.

У памятника погибшим воинам и партизанам в Сенно, 1984 год. Дмитрий Марченко с бойцами отряда имени Суворова Сенненской партизанской бригады
© Photo : из архива Д. Марченко
У памятника погибшим воинам и партизанам в Сенно, 1984 год. Дмитрий Марченко с бойцами отряда имени Суворова Сенненской партизанской бригады

К отцу пришли полицаи, они знали, что трое его сыновей ушли в партизаны. Отца решили расстрелять.

Его поставили к стене сарая, но в это время мимо дома шел немецкий офицер. Он обратил внимание на шум во дворе. Подозвал отца и спросил, в чем дело. Отец ответил по-немецки. На вопрос к отцу, откуда он знает немецкий язык, отец ответил, что пять лет был в немецком плену и работал у немецкого помещика. Назвал место и фамилию этого помещика. Офицер спросил, знает ли отец, кто был соседом этого помещика. Отец назвал фамилию соседа. Оказалось, немецкий офицер был сыном того самого соседа, о котором он спрашивал.

Что это? Случай или судьба? Мне трудно ответить на этот вопрос, но так было.

Партизанские будни

Первый день войны я помню, как сейчас. Мы с другом закончили семь классов, обсуждали, куда будем поступать учиться. Один из жителей нашей деревни вернулся из райцентра, где в 12 часов дня услышал речь Молотова о начале войны. От него мы и узнали об этом.

С начала 1942 года к нам в деревню стали часто приходить партизаны. Сначала в партизанский отряд имени Суворова ушел мой брат. Затем средний брат ушел воевать в Смоленский партизанский полк, который в начале 1943 перебазировался на территорию Витебской области. В 1943 году ушел в партизаны и я.

Дмитрий Марченко в колхозе Рассвет, 1958 год
© Photo : из архива Д. Марченко
Дмитрий Марченко в колхозе "Рассвет", 1958 год

Что было самым большим испытанием, когда я был в партизанском отряде? Блокада партизанской зоны немцами в конце весны 1944 года по линии Лепель - Орша. Немцы, преследуя нас, сжигали дотла все деревни на своем пути. Во время блокады мы передвигались с места на место в Лепельских и Чашничских лесах, прятались от немцев в болотах. Продуктов практически не было, мы съели все, включая лошадей. В отряде были татары, которые умели готовить конину. Немцы постоянно следили за нами, любой дым, не говоря уже об огне, засекался сразу, и начинался мощный артобстрел или бомбардировка авиации. А когда ничего не осталось, мы питались заячьей капустой.

После того, как мы прорвались из окружения, было принято решение выбираться к своим небольшими группами. Я остался вдвоем со своим напарником. Это был человек в годах, ему было за пятьдесят.

Чтобы спастись от преследования, а передвигались мы только с наступлением темноты, он предложил днем забираться на ели и сидеть на ветках. Однажды немцы подошли к месту, где мы находились. Под елкой, на которую я взобрался, некоторое время сидела немецкая овчарка.

Странная штука, человеческая память: тот момент я помню до мельчайших подробностей, а вот как звали напарника – забыл.

Война для меня закончилась в 1950-м

После освобождения я служил во внутренних войсках, мы занимались ликвидацией бандформирований на территории Беларуси, Прибалтики и совсем немного на Украине. Война для меня закончилась в начале 1950 года.

Когда демобилизовался, заехал погостить к своему старшему брату, который работал начальником железнодорожной станции Засарай в Литве – на границе с Браславским районом и остался там работать секретарем волостного комитета комсомола (это территория меньше района).

Дмитрий Марченко возле редакции Победа, Зарасай Литовской ССР, 1951 год
© Photo : из архива Д. Марченко
Дмитрий Марченко возле редакции "Победа", Зарасай Литовской ССР, 1951 год

Работа пошла, практически каждый день я объезжал на велосипеде все местные хутора, численность комсомольской организации росла. Через полгода меня наградили Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ и перевели работать в аппарат райкома комсомола. А через полгода 1 января 1951 года я стал заместителем редактора районной газеты "Победа" в Литве.

В газете я проработал два с половиной года. За это время экстерном сдал все экзамены за три класса, а последний 11 класс я учился в школе, после окончания которой отправил документы в БГУ для поступления на факультет журналистики. Это было в 1953 году. Через пять лет учебы в университете в 1958 году меня распределили в Госкомитет по телевидению и радиовещанию БССР, где я проработал около сорока лет. Прошел все должности вплоть до генерального директора программ – члена коллегии Гостелерадио БССР. В 1975 году мне было присвоено звание заслуженного работника культуры БССР.

Заседание бюро райкома комсомола в г. Зарасай, 1950 год
© Photo : из архива Д. Марченко
Заседание бюро райкома комсомола в г. Зарасай, 1950 год

Четыре города за пять лет

Я побывал во всех районах Беларуси, вел передачи со всех Всесоюзных ударных комсомольских строек Беларуси.

Чтобы представить масштаб происходящего в то время, я всегда задаю своим собеседникам один простой вопрос: "Вы можете себе представить, чтобы за пять с небольшим лет были отстроены не просто предприятия, а четыре новых города в Беларуси?" Это Новополоцк, Солигорск, Светлогорск, Новолукомль.

Сегодня модернизация заводов или пуск какого-нибудь нового цеха с восторгом освещаются в прессе. А в то время на самом деле поистине грандиозные события воспринимались как норма жизни.

Дмитрий Марченко с Юрием Никулиным в Минске, в 1966-м
© Photo : из архива Д. Марченко
Дмитрий Марченко с Юрием Никулиным в Минске, в 1966-м

Что больше всего запомнилось из того времени? Первая соль, добытая на шахте под Старобином (Солигорска тогда еще не было). Это было в конце апреля 1960 года. В командировку моментально собрались 20 журналистов из Москвы, Минска и местной прессы. Мы приехали, сидим и ждем известий с шахты. Прибежало два шахтера, и у каждого в руках по куску соли.

Начальник строительства из 20 журналистов отобрал троих, которые должны были спуститься в шахту. Это был собкор газеты "Правда" Иван Новиков – легендарное имя в белорусской журналистике, он сделал для реабилитации Минского подполья то же самое, что Сергей Смирнов для защитников Брестской крепости, Валентина Пономарева и меня.

На бадье, подвешенной на цепи, нас опустили в шахту на глубину 413 метров. Темень, отовсюду льется вода, но все же возбужденные голоса шахтеров я записал. Репортаж из шахты пошел в эфир 30 апреля 1960 года, а на первомайской демонстрации 1 мая шахтеры на тележке катили перед собой добытый кусок сальвинита.

Дмитрий Марченко и Игорь Лученок в Друскининкае, 1985 год
© Photo : из архива Д. Марченко
Дмитрий Марченко и Игорь Лученок в Друскининкае, 1985 год

Соловьи и грохот новой стройки

Помню, как началось строительство "Нафтана" в Новополоцке. Это было летом. Не спалось, я на рассвете записал тишину и соловьиные трели. А с самого раннего утра все закрутилось, завертелось и загромыхало. Все это пошло в эфир.

Перед закладкой Лукомльской ГРЭС я записывал интервью с жителями деревень, которые должны были быть затоплены озером.

Дмитрий Марченко на встрече с ветеранами, 2017 год
© Photo : из архива Д. Марченко
Дмитрий Марченко на встрече с ветеранами, 2017 год

Но самым мощным событием, оставшимся в памяти с того времени, было освещение строительства мемориального комплекса в Хатыни. В то время первым секретарем ЦК КПБ был Петр Миронович Машеров, а секретарем ЦК КПБ по идеологии Станислав Антонович Пилотович. Было принято решение о возведении памятника жертвам войны и создана рабочая группа. Ей было поручено найти место зверств оккупантов, но чтобы это было недалеко от Минска и вдоль шоссейной трассы. Была предложена Хатынь.

На съезде журналистов БССР во Дворце профсоюзов. С Анатолием Стуком Дмитрий Марченко был в одной партизанской бригаде
© Photo : из архива Д. Марченко
На съезде журналистов БССР во Дворце профсоюзов. С Анатолием Стуком Дмитрий Марченко был в одной партизанской бригаде

Многие сегодня не помнят, что первоначально памятник, прототипом которого стал Каминский, который на руках нес сына в общую могилу, был повернут спиной к центральному входу. Затем было принято решение его развернуть – это усиливало мощь трагедии, которая произошла там в 1943 году. Для меня это было очень личным событием. Я родился и воевал в тех местах, где были десятки Хатыней.

У меня счастливая судьба, в которой комсомол, наверное, сыграл решающую роль. Он стал для меня открытием мира. Я всегда помню об этом и с благодарностью и грустью вспоминаю свою комсомольскую молодость.

133
Теги:
ВЛКСМ, комсомол
Темы:
100 лет ВЛКСМ (15)
Комментарии
Загрузка...