Силуэт ребенка, архивное фото

"Яжемать" и шесть ножевых: психолог Зыгмантович о проблемах отцов и детей

146
(обновлено 16:20 11.12.2018)
По словам эксперта, дети требуют понимания, родители – беспрекословного подчинения, и ни одно из этих требований невозможно выполнить в полной мере.

Sputnik обратился к семейному психологу Павлу Зыгмантовичу: обсудили желание родителей делиться личным в Сети, поговорили о том, откуда у термина "яжемать" такой негативный оттенок, а также узнали, как родители используют детей и что мешает взаимопониманию между ними.

"Природа непонимания отцов и детей та же, что у любого другого непонимания: каждый человек находится в плену своего опыта и видит происходящее только собственными глазами. И у родителя, и у ребенка есть персональные интересы и взгляды, порой они не совпадают", – начинает психолог Павел Зыгмантович.

Другая беда, рассказывает он, в том, что люди всегда требуют от других больше, чем те могут дать. "Ребенок требует понимания своих переживаний, родитель – беспрекословного подчинения. Ни одно, ни другое требование невозможно выполнить в полной мере", – поясняет психолог.

Психолог Павел Зыгмантович
© Sputnik / Виктор Толочко
Психолог Павел Зыгмантович

Делиться в Сети историей о шести ножевых от сына – нормально?

О недавнем инциденте с белорусским блогером Дмитрием Тимашковым, получившим шесть ударов ножом в спину от своего 14-летнего сына, Зыгмантович высказывается лаконично: никто не может точно сказать, что именно повлекло такие страшные последствия.

"Вероятно, очень удобно было бы решить, что сын нанес отцу удары, допустим, из ревности к сестре (у дочери Тимашкова ДЦП; отец прикладывает множество усилий, чтобы социализировать девочку, участвует вместе с ней во многих мероприятиях – Sputnik); или что отец каким-то образом искалечил его жизнь. Но невозможно судить, не влезая внутрь и не анализируя отношения между ними на протяжении значительного промежутка времени", – считает он.

Желание делиться страданиями с подписчиками в соцсетях в данном случае может быть просто способом человека справиться с такого масштаба трудностями, предполагает Зыгмантович.

"Та же история, когда родитель хочет делиться в Сети опытом общения с особенным ребенком, которого воспитывает. Безусловно, можно предполагать у него корыстные интересы. Но, исходя из позитивной стороны вопроса, стоит понимать: воспитывать ребенка с инвалидностью или тяжелым неизлечимым заболеванием – чудовищный труд.

Если отец таким образом спасается, если соцсети помогают ему держаться на плаву в психологическом, да и в экономическом смысле, это можно только приветствовать. Он мог отправить такого ребенка в интернат, но держится. Один отец по воскресеньям ходит стрелять по пивным банкам, другой смотрит странные фильмы, третий – делится наболевшим в интернете", – поясняет эксперт.

По мнению психолога Павла Зыгмантовича, при отсутствии какого-либо насилия над ребенком: экономического, психологического или физического – хорош любой из способов такой моральной самоподдержки.

"Нетрудно осуждать таких родителей, делая выводы из-за компьютерного монитора. Может, это их способ справиться, а может, и заработать. В любом случае, как на их месте вели бы себя другие люди – большой вопрос", – резюмирует он.

О тренде "Яжемать": разве это плохо?

"Я не понимаю лютой ненависти, адресованной в сторону "яжематерей". Материнство – это нелегко, и если человек апеллирует к этому, когда просит уступить ему место в общественном транспорте, что в этом страшного?" – задается вопросом Зыгмантович.

Психолог приводит в пример случаи, когда родительницы из упомянутой категории принимают участие в розыгрышах и настаивают на получении призов, аргументируя целесообразность такой поблажки именно материнством.

"Тот факт, что она – мать, никак не влияет на ее воспитанность. Да, она использовала этот аргумент, но значит ли это, что ее стоит определять в какую-то категорию? Женщина может быть отчаявшейся или просто наглой, незачем в этом случае наезжать на саму идею материнства. Почему лютую ненависть не провоцируют заявления типа "я девочка – хочу платье и не хочу ничего решать"?" – рассуждает эксперт.

По его мнению, уставшие от хлопот родители (впрочем, как и все живые люди) могут попросту сорваться. Начав защищаться, любой станет апеллировать к самому очевидному статусу, в данном случае – родительству, которое всегда под рукой.

Как родители используют своих детей

"Родители нередко используют детей в корыстных целях: к примеру, снимают и выкладывают видеоролики с ними; год назад YouТube прижал таких, а теперь все вернулось на свои места", – поясняет психолог.

Девочка-подросток
Чем старше ребенок, тем сложнее найти взаимопонимание с родителями

Нередкая проблема – когда родитель, хоть и из благих намерений, за счет ребенка старается реализовать то, чего не сумел самостоятельно.

"Некоторые дети вынуждены делать то, чего от них требуют родители, и тем самым удовлетворять их амбиции. К примеру, "мой сын пойдет в спорт и завоюет золотую медаль, которую я хотел", или "наша дочь точно будет работать врачом, потому что все в нашей семье – медики".

Конечно, родители делают это из добрых побуждений – хорошая ведь мечта, правильная. В любом случае, до добра такие подталкивания не доводят, потому что мечты, в отличие от цвета глаз и формы носа, не передаются генетически", – рассказывает Павел Зыгмантович.

К слову, и дети используют родителей, уверен психолог: как минимум, в финансовом плане – их кормят и одевают, решают их проблемы, помогают связями. В некоторых случаях этот процесс затягивается, надолго сохраняясь и после совершеннолетия.

"Отношения отцов и детей отличает то, что их нельзя прервать. "Я отказываюсь от тебя" и "Вон из моего дома" – не более чем фразы, которые сути не меняют: есть родитель и ребенок, и неважно, какие между ними отношения. Осознание этого "навсегда" очень важно в процессе выстраивания взаимоотношений", – уверен Зыгмантович.

По словам психолога, мнение родителей влияет на любого человека куда значительнее, чем прочие. "Даже если отец ушел из семьи, сын, не общаясь с ним с самого детства, будет оценивать его образ и думать "я буду как папа" или "я не буду как папа". В обоих случаях это сильно скорректирует его личность", – считает он.

К идеальным отношениям: что нельзя и нужно

"Я видел интервью Юлии Высоцкой, которая, представляя своего сына, сказала: "Это Петя, мы с ним познакомились десять лет назад". Отличный подход: не "я родила тебя и все о тебе знаю", а мы познакомились и теперь должны узнавать друг друга", – говорит психолог.

Закрытие 73-го Венецианского международного кинофестиваля
© Sputnik / Геннадий Авраменко
По мнению психолога, актриса Юлия Высоцкая очень грамотно строит отношения с сыном, осознавая его с рождения как самостоятельную личность

Нежелание договариваться тоже мешает родителям прийти к взаимопониманию с детьми, убежден Зыгмантович.

"Очевидно, что всегда существует иерархия, и у родителя власти больше. Но договариваться нужно уметь даже с маленькими детьми. Отстаивать свою позицию – это нормально, но в конечном счете необходим консенсус (не путать с компромиссом). Нелегко найти решение, которым все будут довольны, но именно к нему нужно стремиться", – считает он.

Идеальный расклад такой, делится Зыгмантович: между родителем и ребенком всегда есть любовь, но родитель постепенно дает ребенку все больше свободы, а ребенок родителю – уважения.

"Пятилетка не понимает, что надо уважать маму или папу, поскольку просто не в силах оценить их вклад. Родители чувствуют себя нужными, пока дети малы, а спустя пару десятков лет им тяжело без этого ощущения", – поясняет он.

Родитель же, в свою очередь, должен понемногу "избавляться" от чада.

"Коннотация у этого слова, может, и отрицательная, но фактически картина именно такая: важно сделать ребенка самостоятельным и как можно быстрее отпустить его в свободное плавание. Современные дети все менее самостоятельны, и лишняя родительская забота вряд ли полезна для их дальнейшей жизни", – делится Павел Зыгмантович.

Читайте также:

146
Теги:
родители и дети, подросток, психология, Беларусь
Загрузка...


Орбита Sputnik