В кабинете судмедэксперта череп - это не муляж

Изнанка профессии: судмедэксперт - о смерти во всех деталях

1076
(обновлено 14:47 26.04.2019)
Судебный медик рассказал, отчего умирают белорусы и можно ли узнать причину смерти покойного, если от него остался один скелет.

Чтобы стать судебным медицинским экспертом, нужно не только окончить медвуз, но и пройти целую череду собеседований. Доказать, что ты не падаешь в обморок при виде тела и его внутренностей, пройти огромную кучу тестов.

Проект Sputnik "Изнанка профессии" - о той стороне простой и сложной работы, которую не увидеть обывателю. К сожалению или к счастью. И пусть профессионалы сами рассказывают об изнанке своей работы. Как говорится, без комментариев.

Есть ли у судебных медиков профзаболевания и снится ли им работа, рассказал Алексей Сорокин, начальник Главного управления судебно-медицинских экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз.

Первый труп и переполненный морг

Я пришел в судебно-медицинскую экспертизу в 24 года. К тому моменту уже прекрасно представлял, в чем заключается моя работа.

Первое тело увидел еще на первом курсе мединститута, на кафедре нормальной анатомии. Необычные, конечно, ощущения. После обработки тела лежат в формалине, цвет кожи у них корично-черный. Тем не менее это необходимое условие: в таком состоянии они не разлагаются. Можно изучать сосуды, внутренние органы, кости, связки и т.д. Как такого отторжения у меня не было.

Начальник Главного управления судебно-медицинских экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз Алексей Сорокин
© Sputnik Максим Богданович
Начальник Главного управления судебно-медицинских экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз Алексей Сорокин

Потом мы изучали судебную медицину. Это было крайне интересно узнать, отчего человек умер, проведя вскрытие. Особенно если были сложные интересные случаи, например, при ДТП. Разложить механизм: человек стоял или лежал во время наезда автомобиля или где он сидел в автомобиле – на месте водителя, заднего правого пассажира или вообще калачиком спал на заднем диване.

Страшно работать не было. Были трудности другого характера. Тогда в городе работал единственный морг на Кижеватова, 58. Он рассчитан примерно на 350-400 вскрытий в год. В то время как в те года там проходило до пяти тысяч трупов в год.

Соответственно были тела и гнилые, и какие угодно. Выходя на остановку на Кижеватова, подходя к самой больнице скорой помощи, ты уже понимал, что находишься в радиусе морга. Но этот пунктик уходил на задний план - интерес перебивал все. В настоящее время условия работы в морге, конечно, изменились.

На территории больницы, архивное фото
© Sputnik / Валерий Мельников
На территории больницы, архивное фото

От чего умирают люди

Первый труп, который вскрывал, конечно, помню. Банальнейший случай. Мужчина лет 50 утонул в каком-то водоеме.

Есть такое суждение, что покойный "разбухает" именно в воде, но это не так. Тело "разбухает" в силу развития гнилостных процессов. В результате внутри у трупа образуется большое количество гнилостных газов, поэтому раздувается живот, шея, лицо. Так называемый трупный гигантизм. Естественно, когда тело раздувается, оно всплывает на поверхность. В таких случаях его и обнаруживают рыбаки.

Что касается общей картины смертности, то статистика из года в год одна и та же. В 70-80% случаях все, что проходит через судебно-медицинскую экспертизу, - это ненасильственная смерть. Обычно в следствии заболевания, болезненных состояний. Возраст покойных, с которыми мы работаем, - от 0 лет и до преклонного возраста.

Остальное - насильственная смерть. Например, отравление алкоголем тоже относится к насильственной смерти, как, впрочем, и все отравления. Автотравма, утопление, падение с высоты - тоже насильственная смерть. Иными словами, если смерть наступает не в силу естественных причин, ее следует рассматривать как насильственную.

В лаборатории судмедэкспертизы
© Sputnik Максим Богданович
В лаборатории судмедэкспертизы

Мать и ребенок в ванной

Убийство часто просто с точки зрения диагностики. Есть колото-резанное ранение - идешь, вскрываешь, находишь повреждение легкого или сердца, наличие крови в плевральных полостях. Сложность определить ширину, длину раневого канала, установить индивидуальные особенности травмирующего предмета – собственно говоря на этом все.

Была у меня однажды ситуация. Выезжал на место происшествия. В ванной обнаружены тела матери и ребенка. Вода отсутствует, но одежда влажная. При визуальном осмотре я не обнаружил никаких признаков внешнего воздействия. Квартира была изнутри заперта. Чего они там оказались, непонятно.

Стоят следователи, стоят милиционеры: "Скажи нам хоть что-нибудь". Как говорится, чувствуешь, что здесь что-то не то. Но сказать, что здесь смерть явно насильственная, нельзя. Плюс глаза были у трупов очень кровью наполненные. В общем направили их в морг.

На следующее утро эксперт четко увидел странгуляционные борозды у одного и у другого трупа. Задушили их. Подсох кожный покров, а место, где было давление, всегда проявляется бороздой, которая более темная по отношению к остальной коже (цвет такой бордовый, коричневый) и более плотная.

Причину смерти по скелетированным останкам выяснить очень сложно
© Sputnik Максим Богданович
Причину смерти по скелетированным останкам выяснить очень сложно

Обойдемся без кошмаров

Я бы не сказал, что работа как-то влияла на мою жизнь. Никогда мне не снились умершие. Я не отказывал себе, допустим, в завтраке перед тем, как поехать на место происшествия. Не было и желания мыть руки каждые пять минут. Ко всему привыкаешь, в том числе и к тому, чтобы не считать свою работу какой-то особенной.

Родные к моей работе всегда относили спокойно, и я не жалею о своем выборе совершенно. Считаю, что у хирурга куда более тяжелый труд, чем у судебного медика. С трупом кровотечения не случится, смерть клиническая не наступит, спасать его не надо.

Профзаболеваний у судмедэкспертов нет. Были случаи, когда у сотрудников находили туберкулез, но не было доказано, что подхватили они его на работе.

С точностью до…

Время наступления смерти мы определяем по трупным явлениям. Например, по степени выраженности трупных пятен, по тому, как они изменяют свою первоначальную окраску при надавливании на них и времени восстановления этой окраски.

Приведу пример. Допустим, у покойного на спине есть трупное пятно, оно синего цвета. Мы надавливаем на него – оно побледнело. Засекаем время - через 1,5-2 минуты восстановилось. Значит примерно часов 5-6 прошло с момента наступления смерти.

Реагенты в лаборатории судмедэкспертизы
© Sputnik Мксим Богданович
Реагенты в лаборатории судмедэкспертизы

Также определяем температуру покойного. После смерти человек остывает примерно на один градус в час при нормальных условиях. Если мы измерили и оказалось 30 градусов, то можно говорить о том, что смерть наступила примерно 5-7 часов назад.

В конечном итоге температура тела оказывается ниже температуры окружающего воздуха. Кожа ведь влажная, влага с ее поверхности испаряется, вот она и остывает на 1-2 градуса больше воздуха.

Выбирать нам не приходится – работает с теми телами, которые к нам направляют. В том числе и скелетированными, например. Не стоит думать, что по ним ничего не определишь: пол возраст, рост, основные заболевания, которыми страдал при жизни. Ну и, конечно, нас спрашивают, можно ли установить причину смерти. Увы, в таких случаях это возможно далеко не всегда.  

Иногда для раскрытия преступления достаточно только хорошей работы судмедэксперта
© Sputnik Максим Богданович
Иногда для раскрытия преступления достаточно только хорошей работы судмедэксперьа

Письма от несогласных

Не ошибается тот, кто не работает. Если бы я сказал, что в нашей практике нет ошибок, я был бы необъективен. Где есть человек, там есть человеческий фактор.

Но работа судебного медика регламентирована рядом нормативно-правовых актов. Каждое действие имеет свой алгоритм. Плюс существует четкая многоступенчатая система контроля за работой медэкспертов.

Проводить судебную медицинскую экспертизу в Беларуси может только наш комитет. Частной практики нет. Конечно, нам поступают обращения от несогласных родственников и прочих людей. Обычно просят назначить дополнительную, повторную экспертизы. Заявителям разъясняется, что право назначения экспертиз обладают органы уголовного преследования, а не эксперты.

Путь для самых смелых

Для того, чтобы работать судебным медиком нужно закончить медицинский вуз. На пятом курсе студент, который заинтересовался этой профессией, обычно обозначает себя, и мы берем его на карандаш. Но просто так "я студент, хочу стать судэкспертом" не получится.

Сначала нужно пройти собеседование с руководством. Затем психологическое тестирование на предмет, во-первых, интеллекта, возможности ориентироваться в сложной обстановке и работы с объектами биологического характера. Не каждый, видя кровь, вскрытый труп и внутренние органы человека, сможет с этим работать.

После этого студент проходит медосмотр. И последний этап - спецпроверка, которую проводит наше управление собственной безопасности на предмет того, нет ли у человека проблем с законом.

Автомобиль скорой помощи
© Sputnik / Наталья Селиверстова
В 70-80% случаев все, что проходит через судебно-медицинскую экспертизу, - это ненасильственная смерть

Если студент все проходит и его распределяют, а обычно мы подаем заявки в вуз, он приходит к нам и становится слушателем Института переподготовки и повышения квалификации кадров Государственного комитета судебных экспертиз.

Тут в течение 1,5 лет ему читают не только судебную медицину, но и основы права, уголовно-процессуальное право, гражданско-процессуальное право. На места происшествия ездят, в суды и морги ходят. Лекции у нас читают кандидаты и доктора медицинских наук. У студентов бесконечные промежуточные тесты, то есть прийти и бездельничать не получится.

И только те, кто дошел до конца, сдает государственный экзамен и после этого им присваивается право самостоятельного проведения экспертиз.

Я не могу сказать, что все, кто к нам приходят, остаются. Некоторые разочаровываются в профессии. Но таких единицы. И в принципе это правильно: лучше он разочаруется в начале и уйдет, чем 10 лет промучается.

Безусловно, сколько работаешь, столько учишься. И сам делаешь экспертизу с 20-летним стажем, но где-то книжку почитать надо, в интернет зайти. Принцип такой: чем больше работаешь, тем больше сомневаешься в своих знаниях.

1076
Теги:
тайны профессии, профессии, Государственный комитет судебных экспертиз Беларуси, Беларусь
Загрузка...


Орбита Sputnik