Наездник на лошади

Изнанка профессии: дрессировщик лошадей, который в цирке опилок"

475
(обновлено 16:16 14.06.2019)
Будущие звезды цирка могут появиться на свет на конезаводе или даже в колхозе – главное, чтобы их вовремя заметил дрессировщик. Легко ли всегда ходить по кругу циркового манежа, выяснял Sputnik.

О лошадях, своих "детках", дрессировщик Белорусского государственного цирка Руслан Лазаров может говорит часами. Животные, как люди, – у каждого свой характер. Есть в цирке хитрецы, которые стараются "откосить" от работы. А есть трудоголики, вкалывающие за себя и того парня за сухарик.

Когда эти прекрасные животные гарцуют на сцене, все выглядит легко и празднично. Совсем не так – за кулисами. Проект Sputnik "Изнанка профессии" – о той части простой и сложной работы, которую не увидеть обывателю. И пусть профессионалы сами рассказывают о невидимой стороне своей работы, без наших комментариев.

Программа Руслана Лазарова называется Белорусские наездники
Программа Руслана Лазарова называется "Белорусские наездники"

Девочки везде девочки

В цирке работают с жеребцами. В дрессуре они легче, чем девочки. Я вообще за свою практику лишь однажды цирковую кобылу встречал – в одном из европейских цирков. Знаете, девушки они везде девушки. И у лошадей есть свои капризы.

В нашей команде – несколько тракенов (жеребцов тракененской породы – Sputnik), орловских рысаков. Остальные – обычные белорусские упряжные, которых мы заказываем в колхозах и на конезаводах.

С чистопородными проще работать – полукровки бывают непослушными. Хотя такие лошади более выносливые – работяги.

У каждого коня свой характер. Есть у нас парочка, я бы сказал, вредных по натуре. Одного Терек зовут. Характер своеобразный. Упрямый. Может укусить. Хотя дрессировать его было легко – хорошо все схватывал. Что я делаю, если он сопротивляется? Тоже сопротивляться начинаю, а там у кого силенок уже больше хватит.

Почти все лошади приходят в цирк еще жеребятами, вырастают на манеже - они как твоя семья, говорит дрессировщик
© Sputnik Максим Богданович
Почти все лошади приходят в цирк еще жеребятами, вырастают на манеже - они как твоя семья, говорит дрессировщик

Второго коня я до конца еще не раскусил. Одно выступление отрабатывает хорошо, потом два может запороть. То ли он пугается, то ли специально так делает.

Кстати, зовут его Руслан, как и меня. Ну, так получилось. Лошади к нам приходят уже с кличками. Свои имена они знают, понимают, когда именно к ним обращаются. Но с этим конем мы решили привычку поменять – зовем его Ржавый, Рыжий. Вообще он интересный, необычный. Похож на иноходца.

Остаться без сладенького

Травм за время моей работы было много. Про выломанные пальцы я уже молчу. Причиной может быть что угодно. Иногда лошадь не доспала. Поэтому, заходя в денник, коня всегда нужно окликнуть для начала. Бывает, что с перепугу может укусить.

Однажды выполнял трюк: спустился под живот коню, а он внезапно поскользнулся. Откуда вода на манеже взялась, не знаю. Я оказался под ним, и меня разорвало. Конь наступил мне на брюшную полость. Была гематома, делали операцию.

© Sputnik / Макс Богданович
Дрессировка лошадей

В цирке мы стараемся без рукоприкладства обходиться. Многие лошади приходят к нам еще жеребятами. Ты их дрессируешь, приручаешь. Они уже твоя семья – разве тут ударишь? Голосом обычно работаем. Самое худшее для коня – когда его лишают лакомства. После репетиций для лошадей выставляют тазики с сухариками и морковкой. Если этого нет, для них это самое обидное, по-моему.

Малыш на манеже

В нашем цирке лошади трюки не выполняют. Мы используем джигитовку. Главное – чтобы конь ровным галопом шел, не притормаживал. Научить этому – самая сложная часть работы.

Никогда не знаешь, за сколько подготовишь коня. Все по-разному к работе относятся. Кто-то ленится, кто-то, наоборот, за морковку или за сухарик начинает быстрее слушаться и выполнять команды.

Самая большая лошадиная обида - это когда лишают сладкого
© Sputnik Максим Богданович
Самая большая лошадиная обида - это когда лишают сладкого

Последнюю лошадь за месяц выдрессировали. Но она пришла к нам уже "под седлом".

Сейчас появился жеребенок. Ему два года: по лошадиным меркам, вообще малыш. Пока выпускам его на манеж после репетиций и просто гоняем. Как для взрослого, выставляем ему тазик с морковкой. Тоже хитрюга. Первые три раза хорошо отходил, на четвертый вышел и сразу тазик искать стал, ему никакой репетиции уже не надо.

Лошади очень умные. Просто специально это скрывают иногда.

Сложно ли мне повторять одно и то же каждый день? В этой ситуации говорю, что артисты тоже живые. Конечно, бывают срывы. Но я стараюсь сильно не загоняться по этому поводу. Приезжаю домой, закрываюсь в комнате, включаю танки. А назавтра все по новой.

Дрессировщик должен полностью доверять лошади. Чтобы появилось полное взаимопонимание, нужны годы совместной работы
© Sputnik Максим Богданович
Дрессировщик должен полностью доверять лошади. Чтобы появилось полное взаимопонимание, нужны годы совместной работы

Чем занимается "Гринпис"?

Какой советский цирк без животных. Так испокон веков повелось. Мне до сих пор непонятно, что из себя представляет "Гринпис". Мы когда в Израиле работали, их волонтеры приехали к нам, закрылись в клетках, весь день сидели. Начали статьи писать, что мучают животных. Хотя мы им предлагали: пожалуйста, проходите, смотрите, это же не закрытая территория. А финалом этой истории стало то, что в конце дня им привезли еду из "Макдональдса". Извините, какой вы "Гринпис", если вы едите животных. Как мне кажется, это движение, главная цель которого показать себя.

На мой взгляд, запрещать животных в цирке нельзя. Но контроль за их состоянием ввести нужно, особенно потому как в последнее время появляется много цирков-однодневок.

У нас содержится девять лошадей. Все живут в конюшне при цирке. Заботятся о них служащие. Все они ребята со стажем, у многих свои конюшни. Поэтому за животных я особо не переживаю.

Дрессировщики просят зрителей не делать резких движений во время представления, не светить на арену фонариками и лазерными указками - это может напугать лошадей, от которых в этот момент зависят человеческие жизни
Дрессировщики просят зрителей не делать резких движений во время представления, не светить на арену фонариками и лазерными указками - это может напугать лошадей, от которых в этот момент зависят человеческие жизни

Американцы, которые перекричат стадион

Какой он, идеальный зритель? Это человек, который ведет себя аккуратно – не выбегает на манеж и не подходит к нему близко. И самое главное – не пользуется лазерными указками. Ладно, артисту в глаза это попадет. Конь идет ровно, человек в трюке. Если лошадь головой дернула – все, сбивается темп. Конь может поскользнуться, может споткнуться.

Мы нередко путешествуем. Больше всего меня впечатлила, наверное, Япония. Серьезный прокатчик, хорошие условия и зарплата. И сама страна интересная. Зритель там очень необычный.

В Беларуси очень теплый зритель, признается Русла Лазаров
В Беларуси очень теплый зритель, признается Русла Лазаров

У меня знакомый в Америке работал. Говорит, там если на выступление придет четверть зала, люди все равно переорут любой стадион, потому что они пришли отдыхать. Японцы другие. Если они будет сидеть и хлопать – для них это высший уровень. А если еще автограф подойдут возьмут – ты просто царь и бог. Они неэмоциональные, поэтому так ценна каждая эмоция.

В Беларуси очень теплый зритель, об этом мне не раз говорили коллеги, которые приезжали к нам с гастролями. Зал хорошо раскачивается. Когда выходишь на манеж и тишина – непонятно, для кого работаешь, начинаются мысли всякие: может со мной что-то не так. А здесь зритель сразу открывается.

В цирке "с опилок"

По профессии я артист цирка. Всю жизнь занимаюсь джигитовкой. Всему меня научил отец – заслуженный артист Северной Осетии, артист Белгосцирка Борис Лазаров.

Руслан Лазаров из цирковой династии, в цирке он с раннего детства, с опилок, как здесь принято говорить
© Sputnik Максим Богданович
Руслан Лазаров из цирковой династии, в цирке он с раннего детства, "с опилок", как здесь принято говорить

Династия началась с него. В семь лет он стал заниматься в конном клубе на Северном Кавказе, откуда родом. Его дядей был знаменитый джигит Казбек Нугзаров, который выступал со своей труппой в советском цирке. Он рассмотрел в моем отце талант и забрал к себе. Папа всю жизнь с лошадьми проработал и меня научил.

Моя супруга Валерия тоже дрессировщица. Ее родители также работали в цирке. Я уже себя не представляю в другой профессии. Потому что с малых лет, как говорят у нас, с опилок, в цирке. В семь лет начал работать в джигитовке, в манеж вообще попал года в два.

С другими животными даже и не думал работать. Считаю, что каждый должен заниматься тем, что ему предназначено.

Читайте также:

475
Теги:
тайны профессии, дрессировщик, лошадь, Белорусский государственный цирк (Белгосцирк)
Темы:
Изнанка профессии (12)
Загрузка...


Орбита Sputnik