Василий Синькевич в редакции Sputnik

Брат обвиняемого в убийстве: если виновен, пусть отвечает, но докажите это

1834
(обновлено 14:48 24.07.2019)
Алексею Синькевичу грозит пожизненное заключение за убийство бизнесмена из Березино. Его брат Василий заявляет: тот не был белым и пушистым по другому эпизоду, но в истории с Метельским нет убедительных доказательств его вины.

"Если он сделал что-то незаконное, пусть отвечает, но докажите это", – говорит Василий Синькевич, брат Алексея Синькевича, основного обвиняемого по резонансному делу об убийстве бизнесмена из Березино Сергея Метельского.

Метельский был убит в сентябре 2016 года. Когда он находился в автомобиле, ему выстрелили в шею, а затем машину подожгли. Все произошло на трассе на окраине Березино.

Позже стало известно, что в бизнесмена стреляли из обреза, но оружие за все это время так и не нашли. Дело взял под личный контроль президент страны: обращаясь к главе СК Ивану Носкевичу в январе 2017 года, Александр Лукашенко сказал, что найти виновных – дело чести. И потенциальных виновных нашли.

Ими оказались Ростислав Светчиков и Алексей Синькевич, уже осужденные за убийство менеджера Андрея Косяка в ноябре все того же 2016 года. По версии следствия, эти преступления были взаимосвязаны.

26 июля Минский областной суд должен вынести приговор по второму делу – об убийстве бизнесмена Метельского. Сторона обвинения попросила для Светчикова 24 года лишения свободы, для Синькевича – пожизненное заключение.

"Я не обеляю моего брата. Он осужден совместно со Светчиковым по делу Косяка. И там, к сожалению, я не могу сказать, что он белый и пушистый. Я не знаю, кто из них кого убивал: брат утверждает, что он живым Косяка не видел, но, тем не менее труп был спрятан при его содействии. Это действительно так. Тут я его не обеляю… Но я с уверенностью могу сказать, что этого преступления (убийства Метельского – Sputnik) он не совершал", – говорит Василий Синькевич.

Василий Синькевич настаивает, что вся доказательная база строится на подогнанных показаниях свидетелей
© Sputnik / Ирина Букас
Василий Синькевич настаивает, что вся доказательная база строится на "подогнанных" показаниях свидетелей

Официальная версия

По версии следствия, которая легла в основу заключительного обвинения, к Светчикову обратился его менеджер Андрей Косяк, у которого тот работал личным водителем, и попросил найти человека, который помог бы "выбить" из Метельского долг в размере 440 тысяч долларов. За это он пообещал 20 тысяч долларов.

Следует уточнить, что Метельский был директором коммерческой компании, которая поставляла в Россию молочную продукцию. В то время в России состоялся арбитражный суд по поводу долга в размере 440 тысяч долларов – именно такую сумму задолжало предприятие, возглавляемое Метельским.

Этот долг и предстояло получить. Согласно обвинению, Светчиков предложил заняться этим делом своему знакомому Синькевичу. По показаниям Светчикова, Синькевич согласился.

Светчиков рассказал следователям и в суде, что привозил Синькевича к дому Метельского, чтобы показать, где он живет. А еще – что за некоторое время до убийства Синькевич встречался с Метельским и угрожал ему, что если тот не вернет долг, то может попасть в ДТП, а также с его семьей может "случиться все что угодно".

В соответствии с обвинением, Синькевич в день убийства рано утром сел в автомобиль Метельского и начал требовать долг в размере 440 тысяч долларов. Затем, нарушив договоренности с Косяком и Светчиковым, выстрелил Метельскому в шею, от чего тот скончался на месте. Чтобы скрыть преступление, поджег автомобиль

Все это случилось в сентябре 2016 года, в ноябре пропал менеджер Андрей Косяк, который, по версии следствия, заказал Светчикову и Синькевичу "выбивание" долга из Метельского. По подозрению в убийстве менеджера обоих фигурантов задержали той же зимой. В сентябре 2018-го их осудили, признали виновными, назначили внушительные сроки наказания. Той же осенью Синькевич написал явку с повинной, где описал известные ему обстоятельства убийства бизнесмена (Метельского – Sputnik), причем указал те детали, "которые мог знать только убийца", рассказывал в мае 2019 года заместитель начальника ГУБОПиК МВД Владимир Тихиня.

Тихиня тогда уточнил, что "фигурант объяснил это (знание всех деталей – Sputnik) тем, что подробности ему описал Светчиков. Мол, это Светчиков попросил его совершить убийство за определенную сумму

Брата уговорили на недобросовестное сотрудничество и обманули, настаивает Василий Синькевич.

Много нестыковок

"Я однозначно согласен с версией брата: это оговор. Очень много нестыковок. Нам было отказано в ряде ходатайств: например, запросить данные с камер по ходу следования машины, на которой якобы брат со Светчиковым в день убийства ехали в Березино. Что Галь (первый заместитель начальника ГСУ СК РБ – Sputnik), что Тихиня на брифинге говорили, что преступники поехали объездными дорогами, поэтому нигде не попались. Но Светчиков по просьбе адвоката описал маршрут – на этом маршруте восемь камер. Три камеры в сторону Березино и пять камер – в сторону Минска. Ни на одной из камер джип Audi Q7, на котором, по словам Светчикова, они ездили, не был засвечен", – говорит Василий Синькевич.

Он также обращает внимание на то, что никто не видел заявленный Audi и у дома Метельского, где, по словам Светчикова, он высадил Синькевича.

"А там прямо напротив места стоянки, где Светчиков ожидал брата, находится остановка общественного транспорта. Время 7 утра, провинциальный город, люди разъезжаются. Все говорят, что это час пик, что там всегда в это время много народу. Никто не видел Audi Q7, на котором приехали Светчиков с моим братом. Есть только слова Светчикова. Больше ничего", – продолжает Василий Синькевич.

Во время судебного процесса Василий Синькевич делает многочисленные пометки
© Sputnik / Ирина Букас
Во время судебного процесса Василий Синькевич делает многочисленные пометки

Алексей Синькевич также излагал следователям свою версию убийства Метельского. Он сформулировал ее осенью 2018 года, во время вынесения приговора по делу Косяка и рассмотрения апелляции на приговор.

Минус восемь лет

"Ему пообещали скостить 8 лет за показания на Светчикова, просили, чтобы он помог его изобличить как убийцу Метельского. Светчиков считался водителем Косяка, а поскольку следствие нашло связи Косяка с Метельским, начали отрабатывать эту версию", – говорит Василий.

В это время, по его словам, брат начал отказываться от общения с адвокатом, у него в камере появился телефон.

"Мобильный телефон у него был практически в свободном доступе. Он звонил своим подругам, звонил в свою семью. У меня есть пока только одна распечатка, племянник обещал дать с других телефонов. Он звонил по несколько раз в день. У него был телефон – извините, у осужденного… Это показывает, какая была лояльность со стороны органов, ему были созданы тепличные условия", – говорит Василий Синькевич.

Со вторым фигурантом по этому делу, полагает брат Алексея Синькевича, также в это время активно работали.

"Адвокат Светчикова на заседании по апелляции (по делу Косяка – Sputnik) 8 января 2019 года заявил, что его подзащитного обвиняют в убийстве Метельского. Он также сказал, что к Светчикову приходил тот же Тихиня и следователи, что на Светчикова оказывается колоссальное давление. Потом адвокат напрямую обратился к Алексею: "Расскажи, что ты наговорил". Алексей: "Вы сами все знаете". Адвокат: "Тебе что-то пообещали?" – "Да, пообещали". – "Что тебе пообещали?"… И тогда прозвучало, что минус 8 лет", – рассказывает Василий Синькевич.

По его словам, этот разговор состоялся в зале суда, но вне судебного заседания.

"Адвокат попросил: "Озвучь эту ситуацию суду", а Алексей сказал: "Я что, дурак? Я с людьми договорился". А когда был озвучен приговор, брат выругался: "Как же так?!" – и тем не менее продолжал сотрудничать. Телефон находился у него в течение января-февраля. Как он сейчас объясняет в суде, ему сказали: не надейся на апелляцию, мы вынесем в отдельный приговор по изменившимся обстоятельствам", – объясняет поведение брата Василий.

Основные доказательства со слов Светчикова

Вся доказательная база этого дела строится на показаниях Светчикова и "подогнанных", настаивает Василий Синькевич, показаниях свидетелей.

"То, что звучало в суде, разнится с тем, что свидетели говорили на первоначальном этапе. И опять же, ни один свидетель не опознал моего брата. Никто в зале суда не сказал, что это он. Они просто описывали человека", – говорит брат основного обвиняемого.

В качестве примера приводит показания самого первого свидетеля, девушки, которая проезжала мимо и видела, как тормозила машина Метельского и как из нее со стороны переднего пассажирского сиденья выходил мужчина.

"От этой девочки на суде очень настойчиво требовали описать преступника. Но она наотрез отказалась достоверно подтверждать. Она сказала: "Я видела того человека только со спины". Тем не менее, прокурором был представлен портрет преступника, нарисованный со слов этой девочки. К слову, в суде она заявила, что не ее рукой написана фраза о том, что достоверность сходства моего брата с образом преступника – 80-85%. Она сказала: "Я этого не писала, это было написано потом". И потом, о каких процентах мы можем говорить, если человек лица не видел?" – задается вопросом Василий Синькевич.

Василий признается, что брата не оправдывает, но считает, что дело необходимо дорасследовать
© Sputnik / Ирина Букас
Василий признается, что брата не оправдывает, но считает, что дело необходимо дорасследовать

По его словам, он законспектировал все доступные показания свидетелей – и ранние, и те, что были собраны в ходе следствия в апреле 2019-го.

"В этих апрельских показаниях все было полностью подогнано под образ Алексея", – резюмирует Василий.

Просим привести пример.

"Вот смотрите, первые показания свидетеля – сотрудника МЧС. В апреле 2019 года он говорил: "Возраст определил по спецподготовке, видел много фильмов". Это его заявление в суде. А на предварительном следствии он сказал: "Человек был в маске, я не могу определить его возраст". То же сказала и его жена. При этом оба утверждают, что видели человека в движении буквально два-три шага. Они, по сути, были вторыми свидетелями. Или вот еще: они детально описывают преступника, вплоть до того, что палец был на спусковом крючке. Но при этом они не смогли описать, был он в перчатках или нет. А вот палец на спусковом крючке был. Это они говорили уже в 2019 году", – рассказывает Василий Синькевич.

На вопрос, какие отношения у брата были с Метельским, Василий уверенно отвечает: "Ни-ка-ких".

"О том, что они ругались, известно только со слов Светчикова. Все обвинение строится только на словах Светчикова. Проверяли по билингу – нет ни одного факта, подтверждающего, что они общались. Опять же, по показаниям Светчикова, брат лично встречался с Косяком. Но когда расследовалось убийство Косяка, пытались найти связь между моим братом и Косяком. Было проверено все. Но ни одного факта их знакомства нет. Все идет только со слов Светчикова", – настаивает Василий.

Оружие на даче

Оружия, которым был убит Метельский, не нашли. Известно, что это был охотничий обрез. Одним из косвенных аргументов в пользу возможной виновности Алексея Синькевича было его прошлое в спецназе. Кроме того, следствию стало известно, что он незаконно хранил оружие.

На суде Синькевич рассказал, что в 2014 году у него сгорел пейнтбольный клуб, во время пожара "погибло" и все имевшееся там оружие. Чтобы возродить клуб, он начал скупать оружие и его фрагменты, которые можно использовать в клубе. Все это Синькевич хранил на съемной квартире в районе улицы Ландера.

Еще одно охотничье ружье уничтожал, когда Алексея уже задержали, брат Василий. Оно хранилось на даче и было в разобранном состоянии. Уничтожить оружие попросили бывшая жена и племянник.

Обвиняемый в убийстве бизнесмена Метельского Алексей Синькевич
© Photo : БелаПАН / Сергей Сацюк
Обвиняемый в убийстве бизнесмена Метельского Алексей Синькевич

"По убийству Косяка оперативники чуть ли не в первый день сказали, что он был убит то ли молотком, то ли каким-то тупым предметом. Ни о каком огнестреле речи не шло. Но, сами понимаете, когда человек подозревается в совершении убийства, здесь любое обстоятельство будет считаться отягчающим. Поэтому, если бы рано или поздно вдруг выплыло это охотничье оружие, незаконно приобретенное, без документов, это была бы еще одна статья. И поэтому я принял решение его уничтожить, что я сделал в первых числах марта 2017 года. Оно было разобрано, его работоспособность я не проверял. Поехал на дачу, сжег то, что можно было сжечь, что нельзя – изувечил и выкинул в кучу металлолома", – рассказал Василий.

Его потом тоже вызывали на допросы, он сначала отмалчивался, потом все рассказал следователям, но в обвинительном заключении, по его словам, говорится, что оружие он уничтожил по просьбе Алексея, а не родственников, и в апреле, а не в марте.

Он намерен подать ходатайство, чтобы его показания в отношении эпизода с оружием были использованы корректно.

Собственное расследование

"Я не пытаюсь отмазать брата по Косяку. Но считаю, что вот это наказание, которое ему планируют назначить, должен понести тот человек, который это сделал", – говорит Василий.

У Василия Синькевича есть настрой провести собственное – в рамках закона – расследование
© Sputnik / Ирина Букас
У Василия Синькевича есть настрой провести собственное – в рамках закона – расследование

По его мнению, решающим в судьбе его брата и Светчикова, который тоже, по мнению Василия Синькевича, не причастен к убийству Метельского, стало то, что расследованием дела об убийстве бизнесмена из Березино заинтересовался президент.

"Я более чем уверен в своем брате, что его там не было. Брат признал, что он оговаривал Светчикова, он признал это, объяснил, из-за чего. Мне родители Светчикова сказали такую фразу: "Твой брат сам виноват, он первый начал". Они не пойдут назад, это их право", – говорит Василий Синькевич.

Сам же он готов бороться за брата. Понимает, что у него нет особого ресурса, но есть настрой провести собственное – в рамках закона – расследование.

"Я приложу все усилия. Брат сказал в последнем слове: "Прошу вас дорасследовать это дело честно, и если вы докажете мою вину, расстреляйте меня, просто расстреляйте". Я рассчитываю на то, что люди, которые могут что-то знать, пойдут мне навстречу и поговорят. Мое мнение таково: если он что-то сделал, пусть отвечает, но докажите это", – говорит Василий Синькевич.

Приговор по делу об убийстве бизнесмена Метельского будет оглашен 26 июля в 11:30.

1834
Теги:
судебный процесс, следствие, Березино, убийство, Минск, Беларусь
Темы:
Убийство бизнесмена в Березино (33)
Загрузка...


Общество

Орбита Sputnik