(4:20 / 30.59Mb / просмотров видео: 1332)

Доктор Чеснов: не пытайтесь с двух лет воспитать в ребенке гения

1075
(обновлено 13:01 08.09.2018)
Известный минский педиатр, заведующий приемным отделением 3-й детской больницы Минска и ведущий телепрограммы "Детский доктор" Дмитрий Чеснов настоятельно рекомендует родителям не насиловать своих детей-дошкольников ранним развитием.

Всевозможные школы раннего развития, кружки и секции, в которые родители стараются отдать детей как можно раньше, чтобы их чадо, придя в школу, было лучшим среди равных, могут в итоге спровоцировать серьезную психологическую травму, от которой сложно будет избавиться и во взрослом возрасте, считает известный минский педиатр Дмитрий Чеснов.

"В будущем году мой внук пойдет в первый класс, и мы с семьей в прошлом году и в этом тоже попробовали отдать его сразу на несколько развивающих направлений, что он выберет сам. Он первоначально выбрал гимнастику, вокал и английский язык. А на деле оказалось, что ему больше нравится рукоделие и моделирование. Он ушел с вокала, хотя это тоже позволило ему приобрести определенную уверенность. А сейчас определил для себя, что вместо гимнастики ему больше нравится мяч гонять", — делится личным опытом Чеснов.

Авторитетный педиатр так и советует другим родителям — дать своему ребенку выбор, он сам остановится на том, что ему нужно.

"Если ребенку не нравится это раннее развитие — по буквам, например, если он не хочет, не заставляйте. Он потянется потом в школе за детьми, он все равно научится и читать, и писать, и разговаривать.

Опасения многих родителей о том, что их ребенок, придя в школу, окажется не самым умным и отстанет от сверстников, известный педиатр считает абсолютно необоснованными. Если ребенок здоров и ничем не отличается от окружающих, он с ними в ногу и пойдет, убежден собеседник Sputnik.

"Уже с ранних лет брать ребенка и воспитывать гения я бы не стал. Я как педиатр категорически против, когда мне говорят, что в 10 лет он логарифмы как орешки щелкает, меня это настораживает, потому что мы тем самым лишаем ребенка нормального здорового детства, и идет какое-то однобокое воспитание. А мы хотим всесторонне развитую личность, поэтому пускай он читает, пишет, бегает, прыгает, но самое главное, чтобы он от этого всего получал удовольствие", — говорит Чеснов.

В этом и состоит основная задача родителей и близких — проявить интерес у ребенка к буквам, цифрам и прочим развивающим занятиям, что лучше всего сделать через игру, советует педиатр.

"Нельзя посадить ребенка и сказать: "От сих до сих сегодня твоя норма, пока не напишешь мне эти каракули, не выйдешь из-за стола".  Не надо этого делать — не получилось сегодня, потренируетесь завтра. Неприемлемо насилие и давление на этот молодой организм. Он же может замкнуться. У всех получается, а у меня не получается — это эмоциональная внутренняя травма", — предупреждает Чеснов.

Фрагмент беседы с известным минским педиатром Дмитрием Чесновым в студии радио Sputnik Беларусь смотрите на видео.

1075
Теги:
раннее развитие, кружки, спортивные секции, дошкольное воспитание, родители и дети, педиатрия, 3-я городская детская клиническая больница, Дмитрий Чеснов, Беларусь
По теме
Доктор Чеснов: как обиды, стресс и боль утраты влияют на здоровье ребенка
Чеснов о причинах и особенностях "трудного" поведения подростков

Бразильская фавела взяла пандемию в свои руки

443
(обновлено 08:42 07.07.2020)
Местные жители решили: раз государство не справляется с защитой своих граждан, люди сами позаботятся друг о друге. Смотрите на видео Sputnik впечатляющий пример самоорганизации жителей Сан-Паулу.

Жители бразильских трущоб взяли эпидемиологическую ситуацию в свои руки.

Бразилия занимает второе место после США по числу заразившихся COVID-19. Но президент Жаир Болсонару выступал против карантина и критиковал ограничения, которые вводили губернаторы. За время пандемии он сменил трех министров здравоохранения. "Неугодные" министры требовали организовать массовое тестирование на COVID-19 и помочь больницам. Сам же президент говорил о новом типе коронавируса как о лишь легкой форме гриппа и критиковал губернаторов, которые на местах принимали меры для борьбы с пандемией.

Впрочем, этими мерами тоже не все были довольны – проходили и протесты с требованием открыть магазины и дать людям работать, ведь от этого тоже зависит их жизнь.

Общее число заболевших в стране уже превысило 1,5 миллиона человек. Умерли больше 64 тысяч тех, у кого был диагностирован COVID-19. В фавелах, где порой нет закрытой канализации, а в доме живет по 10-15 человек, формируется благоприятная среда для распространения коронавируса, пишет BBC.

Люди взяли свои жизни и жизни соседей в свои руки. Неравнодушные развернули по всей Бразилии 12 проектов по борьбе с инфекцией.

Так, в одной из крупнейших фавел Сан-Паулу создали инициативную группу и самостоятельно борются с пандемией. Жители фавелы сами готовят еду, собирают продуктовые корзины, шьют защитные маски для нуждающихся.

"В течение уже 108 дней мы готовим продуктовые корзины для нуждающихся семей", – рассказала шеф-повар Джулиана Да Коста.

Люди самостоятельно наняли машины скорой помощи на случай чрезвычайной ситуации. Волонтеры следят за ситуацией в вверенных им домах. На одного волонтера – примерно 50 домов. К таким людям обращаются уважительно – президент. Семь медиков теперь ежедневно посещают фавелу в Сан-Паулу.

Кроме того, местных жителей обучают действиям, которые должны помочь снизить уровень смертности.

"Никакой помощи от правительства. Государственная политика находится далеко отсюда, поэтому нам пришлось создавать свою", – говорит лидер коммуны Гилсон Родригес.

Помогали в борьбе с вирусом и селебрити. В мае в стране отменили футбольный чемпионат, и для бразильцев это стало настоящим разочарованием. Но один из футболистов вместо зрелищ дал людям хлеба. Форвард Габриэл Жезус оплатил три тонны еды для бедняков. А нападающий сборной Бразилии Неймар пожертвовал на борьбу с вирусом 880 тысяч евро.

Бразилия доказывает, что люди умеют помогать друг другу, даже если для этого нет указания “сверху”. Смотрите на видео впечатляющую историю самоорганизации и взаимопомощи.

443
Теги:
коронавирус COVID-19, Бразилия
Темы:
Коронавирус COVID-19

Взлет и посадка на грунт: как тренируется экипаж "тяжеловеса" Ил-76 - видео

539
(обновлено 19:34 06.07.2020)
Пилоты транспортных самолетов должны уметь посадить свои "птички" не только на ровную бетонку, но и совершить посадку в более сложных условиях. Как это происходит – смотрите на видео.

Тренировка взлета с грунта и посадки на него происходила в Тверской области – там пилоты военно-транспортной авиации отрабатывали навыки на самолетах Ил-76МД, сообщило Минобороны России.

"При заходе на посадку экипажи самостоятельно определяли высоту выравнивания самолета перед касанием грунтовой полосы, визуально выбирали точку касания, учитывая вес самолета", - рассказали в военном ведомстве.

Плотность грунтовки сильно отличается от аэродромного покрытия из бетона, поэтому такая посадка считается элементом высшего пилотажа, причем одним из самых опасных.

В ролике, опубликованном военным ведомством, показано, как самолет взлетает, а также и процесс посадки на грунт.

Читайте также:

539
Теги:
Ил-76, Министерство обороны РФ, Россия
Ветряная мельница в Германии, архивное фото

В мировой энергетике наступает время хаоса

0
Начавшаяся трансформация мировой энергетики сопровождается острой "межвидовой" и "внутривидовой" борьбой: новые источники энергии конкурируют со старыми, считает колумнист Sputnik Александр Собко.

В свою очередь, производители объявленных "уходящими" (пусть и не сразу, но в перспективе нескольких десятилетий) нефти и газа также активно конкурируют между собой, опасаясь, что через двадцать-тридцать лет их продукция окажется не нужна в таких объемах и останется частично нереализованной. Это особенно хорошо видно в секторе СПГ, когда лишь острый кризис отложил новую волну проектов. И тем не менее компании планируют вернуться к строительству новых заводов даже в условиях возможных рисков перепроизводства.

Как понять, кто же будет успешней в этой конкуренции? В нулевом приближении сначала опустим нерыночные меры поддержки для низкоуглеродных источников энергии. Тогда можно считать, что выиграет тот, кто предложит минимальную цену за свой товар. Минимальная цена же, в свою очередь, определяется себестоимостью. Казалось бы, все просто. На деле же в таких капиталоемких областях, как энергетика, и особенно возобновляемая энергетика, себестоимость добычи/производства энергоносителей или непосредственно электроэнергии кардинально зависит от стоимости инвестированных денег, как уже на простых примерах обсуждалось нами ранее.

Свежий пример: вышла работа, посвященная анализу экономики ветрогенерации в Испании, было обработано большое число проектов. Авторы продемонстрировали и влияние стоимости денег: себестоимость мегаватт-часа вырабатываемой электроэнергии изменялась без малого в три раза, в диапазоне от 46 до 127 долларов, при изменении стоимости финансирования от нуля ("бесплатные деньги" с точки зрения выплаты процентов по кредиту или дохода на вложенный капитал) до 15 процентов. Разброс впечатляет.

Но какой же оказывается стоимость инвестированного капитала в реальности? Понятно, что, во-первых, она зависит от стоимости кредита. И снижение ключевых ставок вплоть до отрицательных по всему миру, что мы наблюдаем сейчас, в той или иной степени будет транслироваться и в ставки по кредитам. Все это оказывает поддержку проектам возобновляемой энергетики как одним из наиболее капиталоемких в энергетике.

Но это только половина истории. Инвестированный капитал состоит из суммы собственных и заемных средств. При этом доходность на собственные средства должна быть выше, чем на кредитные (больше риски для собственных средств, так как кредит возвращается в первую очередь). Отсюда появляется еще одна корреляция: чем больше доля заемных средств, тем дешевле (расчетная) себестоимость добычи энергоносителя или производства электроэнергии.

В той же работе по ветроэнергетике приводится пример уже не для модельного расчета, а при анализе реальных проектов: при доле заемных средств в 85 процентов себестоимость получается в районе 40-60 евро (за мегаватт-час) и, напротив, приближается к 160 евро в случае, если доля займов всего десять-пятнадцать процентов.

Возникает вопрос: а почему тогда все компании не работают только на заемные средства? Действительно, тенденция такая есть. Если раньше разработка больших нефтегазовых месторождений финансировалась преимущественно из собственных средств компаний, то для новых проектов возобновляемой энергетики характерна большая доля заемного финансирования.

Для классических нефтегазовых проектов также наблюдается рост доли заемных средств вплоть до 70 процентов, иногда меньше. Но почему бы не финансировать полностью за счет кредита, раз это дешевле и выгоднее?

Причины понятны: риски. В случае неудачи участие собственного капитала позволяет во многих случаях по крайней мере расплатиться с кредиторами. С другой стороны, и кредиторы готовы выдавать займы, если вложены и собственные средства компании, этот проект реализующей.

И здесь становится понятно, почему у проектов ВИЭ может быть высокая доля заемных средств и небольшие кредитные ставки. Их риски рассматриваются как минимальные. Во-первых, по крайней мере, так было еще недавно, электроэнергия выкупается по фиксированным тарифам. Во-вторых, так как в перспективе на десятилетия у них, как считается, нет рисков падения спроса в контексте декарбонизации энергетики. Не обязательно события будут развиваться именно так (например, цены на электроэнергию упадут, а гарантированный выкуп встречается все реже), но именно такая логика используется при принятии решений.

Все то же самое относится к нефтегазу, только со знаком минус на фоне опасения энергоперехода и декарбонизации. В связи с вышесказанным компании готовы принимать инвестрешения только при высокой ожидаемой доходности новых нефтегазовых проектов. Это и отражает известные регуляторные риски, и позволяет хотя бы выйти в ноль, если цены окажутся ниже ожидаемых (ведь доходность зависит и от будущей цены, предсказать которую сложно). В результате необходимая для принятия инвестрешения норма доходности для новой морской нефтяной добычи уже превышает 20 процентов, для СПГ — свыше десяти процентов. Для сравнения: для "ветра" и "солнца" — уже менее пяти процентов. А чем больше норма доходности, тем больше и себестоимость при прочих равных условиях.

К чему приводят подобные обстоятельства? В недавнем лояльном к новой энергетике исследовании Carbonomics инвестбанка Goldman Sachs среди прочих делаются следующие выводы.

Во-первых, ожидается резкое смещение инвестиций нефтегазовых ТНК в сферу новой энергетики. Мы уже обсуждали, что, несмотря на многочисленные заявления о приверженности зеленой энергетике и готовности к энергопереходу, по факту нефтегазовые компании тратят всего около трех процентов от своих капвложений на ВИЭ. Но уже в ближайшие годы, в 2020-2021 годах, если верить оценкам Goldman Sachs, эта доля резко возрастет до десяти-пятнадцати процентов.

Во-вторых и в-главных. На фоне указанных обстоятельств прогноз предполагает, что в 2020-е годы мы еще увидим на рынке дефицит нефти и СПГ. Казалось бы, парадокс? Но нужно помнить, что период дефицита (и, соответственно, высоких цен) может и не продлиться двадцать лет, а возврат инвестиций в крупные проекты занимает именно такое время.

Со своей стороны отметим, что сильный дефицит в области СПГ остается под вопросом (слишком много желающих поучаствовать: это и Катар со сверхдешевым газом, и США, где по-прежнему могут приниматься не до конца рыночные решения). А вот в области нефти дефицит на фоне текущих низких цен и недоинвестирования вполне реален.

Американские ТНК, ExxonMobil и Chevron решили схитрить и заменить часть своей традиционной добычи по всему миру на сланцевую добычу. Здесь короткий инвестцикл, проще реагировать на возможное падение спроса в будущем. Но при нынешних ценах и это решение выглядит не лучшим образом.

Подытожим. Простых ответов — какой энергоноситель дешевле — нет. Все зависит от необходимой доходности вложений, а она может меняться от проекта к проекту даже в рамках одного вида энергоносителя. И в разы отличаться при сравнении нефтегаза и новой энергетики. В самом упрощенном варианте это противопоставление, когда новый проект ВИЭ может получить дешевый кредит, в то время как новый угольный проект его не сможет получить ни под какие проценты — некоторые банки уже отказываются финансировать уголь. В свою очередь, доходность в любом случае зависит от будущих цен, которые являются только прогнозом. В результате себестоимость оказывается вещью в себе.

Если вдруг у читателя сложилось впечатление, что обсуждаемые выше обстоятельства слабо продвинули его в прогнозах будущего мировой энергетики, так и должно быть. Масса неопределенностей, с которыми сталкивается сейчас энергетический сектор, — это новая норма. А отчасти парадоксальные выводы из описанных финансовых аспектов лишь подчеркивают эту неопределенность.

0
Теги:
газ, нефть, энергетика